Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Пасхальные письма

Письмо Первое. Светлый Понедельник.


Письмо Первое. Светлый Понедельник.

Вот и встретили мы долгожданную Пасху! Пост был такой тяжелый и длинный, что нет ни слов, ни желания о нем вспоминать. Это был пост предсказанный. Одной старице в Москве, схимонахине Есфири (+1971 г.) было открыто (и мы об этом еще пятнадцать лет назад писали): «Наступит Великий пост, будет март-чернец, придет китаец». Только думали-то тогда не про коронавирус вовсе, а про столкновение с нашим могучим восточным соседом. Но в том пророчестве было и нечто странное, неожиданное, ведь схимница добавляла к сказанному еще и это: «Россия очистится бедой. Там, где живут Православные, на каждой двери с внешней стороны Ангелы будут ставить крест, и по этим крестам людей будут оставлять в живых» (см. книгу: Игумения Мария. Составитель Л. Белкина, г. Самара 2005 г., стр. 38-39). Становится до прозрачности ясно, что речь как раз об эпидемии, пришедшей из Китая. И вон оно как все получилось. А когда стало известно всем предложение афонских монахов ставить на дверных косяках в своих домах кресты освященным елеем, как тут не вспомнить о пророчестве схимницы Есфири?!

Закончился март-чернец. Апрель и Пасха теперь снимут с нас черный этот плат… Может быть, с постом окончится и епитимия (слово епитимия несколько похоже на слово эпидемия).

…Прирост заболеваемости коронавирусом по состоянию на утро Светлого Пасхального понедельника замедлился в России в сравнении с показателями на утро Пасхи Христовой. Если 18 апреля, в Великую Субботу, было зарегистрировано рекордное число - 6060 новых пациентов (цифра-то какая нехорошая – сплошные «шестерки» пресловутые!), то за сутки Пасхального Воскресенья, 19 апреля, выявлены 4 268 новых случаев заболевания коронавирусом. Разница составила 1792 человека. Оптимистичное начало! Это первый случай за все последние коронавирусные дни и недели даже, когда кривая заболеваемости пошла довольно резко вниз, а не устремляется вверх.

Пасху встречать решил я в Борисоглебском храме. В родную Петропавловку ехать все-таки не с руки, сейчас ведь вся жизнь вращается в шаговой доступности. Так и с храмом. И со всем вообще.

По телевизору посмотрел схождение Благодатного огня в Иерусалиме. Впечатление, что и говорить, сложное. Вместо ожидаемой радости – чувство тревоги. Какую епитимию наложил на всех нас Господь! Пустой Храм Воскресения Христова. Люди в масках. Какая-то симпатичная молоденькая журналисточка на безлюдной площади, слабо понимающая, где вообще оказалась, щебечет о том, что Огонь не обжигает. Но вместо того, чтобы показать нам это воочию, на всякий случай отодвигает свою щечку от Огня подальше… Ладно, я там не был и не мне судить. Получать с неба Огонь для вымершей прихрамовой площади, наверное, непросто было Иерусалимскому Патриарху Феофилу. Епитимия, что тут скажешь. Прогневали Бога уже всерьез.

Мы как-то очень уж легко и почти незаметно перепрыгнули через страшную пропасть раскола. Когда в эту бездну сверзились звезды первой величины – Церковь Константинопольская, называющая себя Вселенской, Элладская Церковь, Александрийский Патриархат, в котором предстоятелем не больше и не меньше как Судия Вселенной (это официальный титул Патриарха Александрийского). Нет их с нами теперь, и нет. Без них вполне обходимся. Русскую Церковь это ничуть не поколебало. Митрополит Иларион, возглавляющий внешние церковные связи, сказал, что на Богослужебную жизнь в России это разделение не повлияло никак. Ну да, на Афон больше не поедем, в Грецию - выборочно… А так живем себе, как жили прежде. Но теперь-то мы еще долго вообще никуда не поедем, а будем ходить в свой приходской храм в шаговой доступности. И то если и его из-за карантина не закроют. Почему? Ведь не мы же виноваты в расколе? Не мы! Наше Священноначалие сделало все возможное, чтобы не допустить трагедии. Но не все зависит от нас. Злая воля к разделению возобладала в Стамбуле. И от этого благодать умалилась в мире. Третью часть звезд (см. Апокалипсис) сверг с неба, стащил со своих орбит злой дракон. И в возникшую трещину эту ворвался к нам дракон-коронавирус. Что этот вирус давно уже гуляет по миру, не сомневаюсь. Есть даже и свидетельства на этот счет. Но Бог держал дракона-вирус все же на привязи и не давал ему широко и вольготно расползтись. А вот что теперь ситуация приняла такие всепланетарные масштабы, это уже следствие отпадения в раскол. Духовное равновесие нарушилось. А когда умаляется благодать, появляются новые вирусы и оживают хорошо забытые старые беды.

Все последние дни многие Православные и в нашей редакции, и вокруг жили одной тревогой: сможем ли мы прийти на Пасху в храмы, чтобы восславить Воскресшего Господа? Главный санитарный врач Самарской области еще перед Вербным воскресением рекомендовала из-за угрозы эпидемии все храмы закрыть, пасхальные службы с участием народа не проводить. Было нам от чего встревожиться. Но за три дня до Пасхи всех нас успокоило и несказанно обрадовало Обращение Митрополита Самарского и Новокуйбышевского Сергия в связи с угрозой распространения коронавирусной инфекции. Это Архипастырское слово для Православных самарцев прозвучало подобно колокольному звону! «В эти непростые дни я призываю вас не поддаваться панике, сохранять спокойствие и твёрдое упование на Господа. Мы должны не унывать и молиться о том, чтобы достойно пройти ниспосланное испытание. В конечном итоге всё происходящее – проверка нашей верности и доверия Богу. Нам необходимо сплотиться, поддерживать друг друга и возрастать в любви вопреки всему. В грядущие светлые Пасхальные дни храмы в Самаре и Самарской области будут открыты, и священство будет неотступно совершать своё служение. В то же самое время, мы призываем быть особенно бдительными тех, кто составляет группу риска. Тем, кто болен, чувствует недомогание и имеет определенные симптомы, тем, кто контактировал с носителями коронавируса необходимо остаться дома. Это будет проявлением христианской любви к нашим ближним, которых мы рискуем заразить».

Храмы будут открыты! Вот уж воистину Самара – Богоспасаемый град…

…В Страстную Пятницу пошел на похороны Господа Иисуса Христа. Да, да, именно так. И как же мало было в храме народа! Сколь много желающих побыть рядом с Господом, когда Он Воскреснет в силе, и как мало тех, кто с Ним готов разделить скорбь и печаль похорон. Сколько нас было в церкви всего? Восемь, десять человек? Не считал. Но зато в маске не было ни одного. А мужчин – включая меня – всего трое. Мне дали нести крест. Двум другим – по иконе. Пошел следом за фонарем. А сзади – с плащаницей - священники Артемий Игнатьев и Иоанн Кабанов, за ними народ (те самые восемь-десять прихожан). Скорбным, скорбным было наше шествие вкруг храма под негромкое пение «Святый Боже…». Да и сам я не раз уже нес на праздничных Крестных ходах хоругвь. А вот крест в таком скорбном шествии нести еще не доводилось. Слава Богу за всё. Креста ведь еще удостоиться надо…

Куличи освятили на редкость быстро и благодатно. Принесли, а в храме (не на улице) протоиерей Иоанн Безукладников начинал молитву на освящение, как раз мы успели. Потом он сказал слово о том, что в храм ночью он никого не вправе звать, ведь могут быть и больные, но если кому так подсказывает совесть, кто чувствует себя здоровым, то конечно же приходите. То есть и позвал, и не позвал одновременно. Но скорее все же позвал.

Надежда, прихожанка со стажем, нам заметила: я тут освящения два часа ждала, а вы только пришли - и сразу «нате вам». Но сказала без раздражения, а удивилась только. Другая прихожанка со стажем подарила нам с дочерью две красные пасхальные большие свечи.

Слава Богу за все. Пасха уже скоро.

…Но весь день раздражался и злился. Великий пост-чернец продолжал наносить свои последние удары. Раздражало буквально все. Добрался и до брата в Твери. Позвонил - и чуть было не поругались. Маму огорчил. Хорошо, что перед Пасхой еще будет исповедь. Не встречать же такому вот мне Праздников Праздник и Торжество из Торжеств.

И вот подошло время идти в храм.

Идем с мамой в церковь, жена и дочь подойдут чуть позднее, к Крестному ходу. Народа много, но не так, чтобы стоять ноздря в ноздрю. Как раз столько, чтобы и не пусто, и не густо было. Есть люди в масках. В храме это выглядит как-то неестественно, но я далек от мысли этих людей осуждать. Главное, пришли. Не побоялись.

Встречать Пасху в маленьком храме есть своя особая радость и благодать. Всё тут к тебе как-то ближе. Поразили лица священников. Преображенные Пасхальной радостью, до чего же красивыми были сейчас наши пасхальные батюшки! Вот бы им весь год так же вот светить своими ликами прихожанам!

О Причащении в Пасху писать не дерзну. Тут надо иметь перо если уж не Достоевского, то по крайней мере как у Крупина. Скажу одно: после этого оказываешься как бы уже не снаружи, а внутри Праздника. Он ликует в тебе. Каждая клеточка твоего тела, каждый нерв твоего создания понимает: вот Он, Воскресший Христос! Уже не прячется от тебя, наоборот, показует.

Когда служба закончилась, пошел по притихшей улочке к дому. Уже у самого дома застиг меня ПАСХАЛЬНЫЙ ЗВОН. Долго слушал этот словно бы с неба льющийся звон, вбирал в себя радость. Молился под этот звон о самом сокровенном. Пусть рядом – бачки с мусором и разбросанные мешки с запрелыми еще осенними листьями. Пусть всюду вокруг уснувшие до утра машины. Мне-то что? Этот звук льется с самого неба. А благодать она ведь такая: ничем не брезгует и ничего не боится…

Утром уже, после разговления, увидел странный сон, который истолковал самым лестным для себя образом. Как если бы это Сам Бог вдруг выразил на Пасху Свое ко мне доброе отношение. Снилось, будто встречаюсь со случайным прохожим - неказистым мужичонкой потертым, который сует мне чуть не из-под полы какую-то книгу и просит, жалобно просит ее купить. Что за книга? А это Демокрит, греческий философ, самый первый атеист на свете. Смеющийся философ, как его называли современники. Книгу эту только что вот издали.

- Зачем вы язычников-атеистов издаете? - спрашиваю я. – Нет, не стану покупать. Демокрит не верил в Единого Бога!..

Тот смущен, зовет еще кого-то поглавнее, издателя. С ним и начинаем спор о том, что надо и чего не надо издавать. Слово за слово, и я дарю ему свою книгу Капелек Вечности, вторую, «В тихом дворе» - как мой образец того, что издавать следует. Он берет, с интересом открывает и из книги высыпаются какие-то снимки. Что это? Фотографии моего диплома и с награждения меня как лучшего издателя на Православном фестивале «Вера и слово» (чего на самом деле никогда не было и вряд ли будет). Смотрю на снимки, дивлюсь им и… постепенно просыпаюсь.

Проснулся, а вокруг Пасха. Словно уже в раю.

43
Добавьте в соц. сети:
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru


Warning: fopen(/home/b/blagovesrf/public_html/cache/desktop/reporter_page_40609): failed to open stream: No such file or directory in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1260

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1261

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1262