Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Жених и невеста

Неожиданно нашелся считавшийся утерянным замечательный художественный фильм по рассказу самарского писателя Евгения Лазарева.

На прошлой неделе умер писатель Лазарев. Он давно не слишком уж хотел жить, как я слышал. Просто ждал смерти, как ждут получки — в срок. Он родился через год после моего отца, в «расстрельном» 1938-м. Они дружили.

В молодости они совершили переход по северным нашим землям — на лыжах. По тайге. Их было четверо — молодых, крепких, творческих. В этом походе было что-то хэмингуэевское. Только вместо львов и Сахары были тайга и снег. Доказывали себе и, может быть, Богу — что они молодые, сильные, что впереди еще у них «Праздник, который всегда с тобой».

Первым из них умер мой папа, три года назад. Теперь вот Евгений Васильевич Лазарев. Остался покамест на этой земле свидетель и участник их бравого похода — художник-карикатурист Юрий Воскобойников, и — не знаю уж, остался или нет — Виктор Туманов. Писатель, когда-то работавший на куйбышевской кинохронике (его друзья в том походе выбрали главным и звали почтительно Командор). Они шли по Коми. Тайга казалась им безконечной. У них было ружье. Тогда они поняли, что, оказывается, спуск с горы — труднее и опаснее, чем подъем на нее (давайте и мы усвоим эту духовную истину).

Однажды они набрели на заваленный снегом домик-засыпуху. В единственном оконце мерцал слабый, пугливый свет. Как наперегонки, кинулись путники на тот огонек. Там, как в сказке, сидели за столом старик со старухой. Словно сидели они вот так вот почитай триста лет. 

Старик важно пил водку граненым стаканом и при этом осанисто приговаривал:

— Баба — не человек! Души нет…

Он даже не удивился гостям. Словно бы так и надо, что в его забытую Богом избушку ввалились четверо заснеженных писателей. А та самая баба («не человек») хлопотала по хозяйству, подносила закуску, обхаживала хозяина — всё как положено. Пока Лазарев вступил с ними в прения («а как насчет ночлега?»), мой папа без лишних слов устремился к печке. Просто брякнулся на русскую печь, да и всё. Так вот насчет ночлега.

Старик со старухой их накормили и напоили и спать уложили. Всё как в сказке. А утром путники ушли по накатанной ими же вчерашней лыжне обратно в тайгу.

Их поход почему-то закончился в городе Чердыни, уже в Пермской области — они прошлись по тылам всего русского нашего Севера!


Ночевали там они в здании почему-то городского военкомата — туда их пустили на ночлег. Папе запомнилась ажурная металлическая решетка в тамошних окнах. Уж не знаю, почему запомнилась. В этой ажурности трогательно улыбнулось ему русское захолустье.

«Богатыри — не вы!..» — это я уже о себе и своем поколении. Разве бы я осилил такой поход?

Так, старик со старухой. Печка.

Как от печки, от них и станцуем в этом сюжете длиною в чью-то жизнь.

Лазарев был самым известным куйбышевским писателем. И даже лет тридцать (всю самую активную часть жизни своей!) возглавлял куйбышевскую-самарскую писательскую организацию. Выбил он у властей и обустроил тот изящный писательский особняк на Самарской улице, которым могла бы по праву хвалиться даже писательская организация постоличнее и покрупнее. Там, в этом особняке, он благополучно и важно старел.

И при этом ничего не писал. Совсем! Кроме, конечно, отчетов и каких-нибудь докладов «к дате». И все знали при этом, что Лазарев — самый большой наш талант. Его даже цитировали. Мой папа любил повторять, как афоризм, его слова: «Я люблю поэта Некрасова — и не люблю тех, кто поэта Некрасова не любит». Мог наизусть декламировать «Мастера и Маргариту» (пристрастие к этой печально известной книге — примета того времени). Многое он мог, но ничего уже не хотел. Замолчал с молодости: его сборник рассказов «Липа вековая» (славу ему принесший российскую), вышел еще в 1971 году. В этом сборнике была небольшая не то повесть, не то рассказ «Жених и невеста». Многие считали ее началом большого писательского пути. А оказалось — это его лебединая песня. Больше ничего он толкового так и не написал.

Сюжет немудреный. Те самые старик со старухой доживают свой век. И вдруг для оформления каких-то там документов потребовалась справка об их браке. А справки-то и нет. То ли венчались только, то ли вообще всю жизнь прожили без бумажек. Детей нарожали, жили душа в душу… И вот в сельсовете потребовали для документов оформить их отношения. И едут в ЗАГС престарелые жених и невеста… Простой сюжет. Таких жизнь подбрасывает — десятками. Но не все их видят. А за сюжетом этим простая такая, неброская, русская, без пафоса и без надрыва — ЛЮБОВЬ.

Рассказ этот заметили. Переиздавали несколько раз. А в том же 1971 году на Рижской киностудии режиссер Гарник Аразян снял прекрасный, светлый короткометражный фильм (где задействованы замечательные мхатовские артисты Грибов и Зуева) с названием «Поженились старик со старухой».

Этот фильм тоже имел успех.

Потом и о нем надежно забыли.

Почему Лазарев не стал подниматься дальше на гребне успеха? Почему замолчал? Это тайна его души. И мне там делать нечего. Но, думаю, замолчал, потому что понял экклезиастово: «Суета сует — все равно суета». Говорят в основном те, кто этого еще не понял. Молчат — подлинные мудрецы. Раз не было в его душе Божественного глагола, пророческого, жгучего слова — то и зачем говорить? Это как массовка актерская, когда им надо создать шум на сцене, твердят на разные лады одну и ту же фразу: «Что говорить, коли нечего говорить…» Так вот и он. Не хотел переливать из пустого в порожнее. А «Ивана Денисовича» и «Прощание с Матерой» написали те, кто не мог молчать.

Он — мог.

Но вот проскакали годы. Потом десятилетия строевым маршем прошагали. И наконец, устав от жизненных трудов, отошел ко Господу писатель Лазарев. Его отпевал другой наш известный писатель — протоиерей Николай Агафонов. Кому и проводить своего собрата в последний путь, как не священнику-писателю?!

«Со святыми упокой…» — и все дела. Я лишь пару раз помянул его как «новопреставленного» на молитве. И как-то уж очень быстро всё забылось.

Лазарева похоронили в самарском райцентре с дивным названием Кошки. Там его родина. Там ему в общий для всех срок и встречать Христа…

Но вот сегодня самарский писатель Владимир Плотников мне по интернету скинул такой вот текст:

«Найден считавшийся утраченным фильм «Поженились старик со старухой» по рассказу Евгения Лазарева (1938 -2015). В ролях великие артисты Алексей Грибов, Анастасия Зуева, Виктор Сергачев! Наслаждайтесь классикой отечественного кино по классике русской — самарской литературы!

Приятного просмотра, друзья!»

У меня на это субботнее утро было множество планов. Но я все забросил, просто нажал на кнопку и стал смотреть. И не пожалел ни на минуту, что так вышло. Вернее, пожалел лишь о том, что фильм оказался и правда коротким. Я бы и еще посмотрел. Это настоящее, русское, большое кино. Снято с чувством.

Да ведь и написано с любовью.

Есть такое негласное правило, скорее народная традиция, считать: если во сне был образ креста, значит, сон тот что-то такое значит, что он — от Бога. Потому что любые образы могут искажать злобные бесы, но боятся и ненавидят Крест — оружие нашего спасения (и стало быть, их погубления). С образом креста они не могут свободно манипулировать даже в такой, можно сказать, виртуальной сфере, как сны. Так ли это, не так, не знаю. Но крест всегда означает присутствие Божие. А что такое кинематограф? Не моя мысль, а — правильная: это сны человечества о самом себе. Рукотворные, да, но "коллективное безсознательное" все равно отражают. И вот мне было важно увидеть в ленте этой некий "знак качества" — Свыше. И увидел! Да причем ярко так, нарочито. Сначала крест входит в эту киноленту робко так, прикровенно — в виде сразу нескольких (как на кладбище!) крестообразных столбов линии электропередачи. Но этого мало. Жду дальше. И — крупным планом — Георгиевский Крест! Орден главного героя — еще в Первую мировую им полученный. Далее этот крест сопровождает главного героя всю киноленту. С крестом на груди он и заключает брак со своей возлюбленной. Есть, к сожалению, в картине и Ленин — как же без его портрета в сельсовете? Но именно крест становится едва ли не главным связующим образом этой ленты. А был ведь тогда 1971-й год! Как сумел режиссер притупить бдительность цензоров? Наверное, в Риге было с этим попроще, но главное не это. По благодати такое произошло. Христианская получилась картина. Потому что глубокое русское слово, оно всегда о Христе.

Эх, Евгений Васильевич, Евгений Васильевич, — а может, вы все-таки зря так мало для нас написали?..

Но все это я к тому, что слово посеянное — всё равно взойдет. Если это живое и настоящее русское слово. Вот и Лазарев написал одну только стоящую вещь, а у любящего нас Господа и она не пропала. Сняли фильм с замечательными артистами. Сняли его в теперь уже чужой для нас Риге. Снял армянин, но как по-русски просто и даже скуповато на внешние эффекты это сделал!

И лента, столько лет считавшаяся утраченной, вдруг почему-то нашлась. Словно всплыла со дна реки времени. Евгений Васильевич в своих Кошках в мать-сыра-земле теперь лежит, а я сегодня едва не пустил слезу над кинолентой по его рассказу. Бог ищет, как бы нас спасти, оправдать, — и использует для этого любую возможность. Доброе дело, слово, какой-то даже просто жест любви…

Кто не молился как следует о упокоении раба Божия Евгения, тоже, как и я, нажмите поскорее на эту кнопку. Посмотрите фильм. Ему там зачтутся ваши светлые, чистые слезы. Это будет, наверное, как молитва о нем. А может быть, после этого фильма и захотите помянуть в молитве новопреставленного Евгения Лазарева. 

Приятного просмотра, дорогие мои!..

Ссылка:

https://www.youtube.com/watch?v=HHUFaXt2qMg

На снимках: Словно кадр из фильма "Земля Санникова". Впереди — Евгений Жоголев, далее — Евгений Лазарев и Юрий Воскобойников в снегах Коми АССР, 1971 год; книга Евгения Лазарева, в которой впервые был опубликован его ставший широко известным рассказ «Жених и невеста».

462
Добавьте в соц. сети:
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru