Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Палата № 666. Документ нашего времени

Прочел текст и глубоко задумался...

http://echo.msk.ru/blog/statia_iz_regiona/1505910-echo/

Прочел этот текст и глубоко задумался.

Что-то похожее уже где-то было. Но где?

И услужливая память отнесла меня в пору моей церковной юности, когда в середине 1990-х я по благословению в ту пору Епископа (а ныне Митрополита) Самарского и Сызранского Сергия получил доступ к архивам Управления ФСБ по Самарской области. Сейчас эти документы уже закрыты (доступ только родственникам разрешен). А тогда — свобода!

И я ей воспользовался, написал книгу «Новые мученики и исповедники Самарского края». Вот на нее ссылка: http://xn--80aaaabhgr4cps3ajao.xn--p1ai/-book

Есть на сайте почти вся.

Когда наша вера проходит через игольные уши судебных слушаний, возникает устойчивое ощущение, что мир надежно сошел с ума. И слушания проходят где-то рядом с палатой не то № 6, не то уже все 666.

Никто не хотел худого: ни судья, ни прокурор, ни даже, наверное, адвокат кощунствовавшего режиссера. Кстати, этого режиссера зовут Тимофей Кулябин — какой-то странный намек-насмешка на Кулибина. Один изобретал паровые двигатели, другой — кощунства все новые и новые. Оба — изобретатели того, чего до них не было. Но с разным знаком.

Священник хотел, чтобы образ Христа не попирался.

Судья — чтобы не нарушались законы РФ, но при этом чтобы и не были задеты интересы других — внецерковных слоев общества: художников, режиссеров, атеистов, полубесов и просто бесов.

Адвокат хотел, чтобы не преследовали свободу творчества, не загоняли «творческую мысль» в рамки всевозможных догм и мнений.

А получился театр отнюдь не оперы и балета — театр абсурда какой-то.

Вспомнилась чья-то безумная поэтическая строчка:

В театре абсурда сегодня антракт...

Только жена подсыпает яд

в предназначенный мне шоколад...

Напомню, речь идет о спектакле Новосибирского театры оперы и балета, об опере Вагнера «Тангейзер». Но поводом для «режиссерских находок», для немыслимых кощунств могло стать любое другое произведение. Ведь сама по себе опера «Тангейзер» ни к Христу, ни к вере Православной никакого отношения не имеет и повода для кощунства не дает. Речь идет об интерпретациях... А они могут быть любыми. По режиссерскому замыслу действие перенесено в современную Россию, там немцы какой-то фильм снимают, и один из героев — Христос...

Протоиерей Борис Пивоваров вел себя достойно. Насколько вообще можно вести себя достойно, вынужденно отвечая на дикие, расхристанные вопросы облеченных в мантии судейские и не облеченных в них, но получивших право вопрошать людей...

Стасюлис: Скажите, имеются ли внешние сходства актера, играющего образ Иисуса Христа, и почитаемого в православии и всеми христианами мира Иисуса Христа?

Протоиерей Борис Пивоваров: Имеются. Он полноват, правда. Но это не вина его, такой нашли голос, а так — полноват. Но здесь играет, все-таки, и то, как его нарядили: у него и хитон, и всё... Поэтому нет, это не ассоциация, что это какой-то странствующий проповедник. Это совершенно однозначно образ Христа.

Стасюлис: Прошу еще раз уточнить, какие черты сходства имелись у актера, как они проявлялись во внешности?

Протоиерей Борис Пивоваров: Парик, волосы, хитон.

Стасюлис: Что такое хитон?

Протоиерей Борис Пивоваров: Хитон — это верхняя одежда по-церковному, и вот он перепоясан так, весь его облик говорит, что это не Будда — это образ Христа.

Стасюлис: То есть грим напоминал?

Протоиерей Борис Пивоваров: Всё, и грим в том числе. Единственно, как я говорил, он был полноват. В традиционных изображениях Христос был как аскет. А здесь фигура полноватая, и человек возрастом больше, чем Христос, но мы знаем, что есть такие оперы, где актриса может исполнять роль молодой героини, хотя ей уже 50-60 лет, но это голос определяет.

***

Стасюлис: Скажите, на этом постере что изображено, какой изображен художественный метод? для чего это сделано?

Пивоваров: Там используется метод наложения сакрального на неприличное, если не сказать на порнографическое. И вот этот метод наложения сакрального, священного на неприличное - это как раз то, что больше всего может встряхнуть человека. Это понятно, это сознательный прием, но это как раз и является нарушением духовно-нравственных законов общества, которое еще отличает белое от черного?

Ну, и так далее.

А далее — про «Венерин грот», нимфочек, про степень их раздетости на сцене («что есть топлес?»), странные действия на сцене с крестом и многое другое. Особенно впечатлил возглас судьи: «В постановлении о возбуждении дела об административном правонарушении крест не фигурирует».

В общем, жуть, из которой немолодой священник вышел все-таки достойно. Читая стенограмму его свидетельства о Христе в стенах российского суда, как-то невольно закрадывается мысль, что времена не так уж сильно изменились.

Когда-то раньше уже вопрошали батюшек примерно на эти же темы. О мощах, молитвах, о «контрреволюционных» крестных ходах и многом таком прочем. Под своим, разумеется, углом зрения. Только не в суде чаще всего это было, а на допросе у следователя. Там все решали. Архивы ФСБ хранят много интересного в этом отношении. Смотрите мою книгу.

Сейчас вроде бы все другое. И церковная сторона является пострадавшей. Ищет правды в суде. Обвиняются-то как раз другие. Но когда вот так «треплют» всуе святое Христово Имя — кощунства только множатся. И враги получают нужный им результат. Об этом сам протоиерей Борис Пивоваров в стенограмме точно заметил:

Прот. Борис Пивоваров:...Скандальность здесь имела большое значение. Здесь видите, как: когда начинаешь опровергать скандал или ложь, то невольно помогаешь ее тиражировать. Эта хитрость использована.

Сейчас в Новосибирске происходит в своем роде уникальная попытка цивилизованными методами воздействовать на происходящее. У мусульман, как стало широко известно, есть в арсенале совсем иные методы воздействия на кощунников. Об этом сейчас не будем... А здесь о своем негодовании по отношению к кощунству на сцене заявил в правоохранительные органы сам Митрополит Новосибирский Тихон. Случай едва ли не исключительный! Из этого заключаю, что степень кощунственной выходки режиссера там перешла все мыслимые и даже немыслимые границы, ибо толерантность к выходкам светских дикарей у наших церковных иерархов все же заметно выше, чем у обычных церковных прихожан, среди которых немало так называемых «радикалов» (а по сути всего лишь тех, кто серьезно относится к своей вере и не хочет, чтобы его веру хулили).

Обошлось без экстремистских действий. Никто спектакль не срывал, Дмитрия Энтео из Москвы не приглашал (у него есть опыт срыва таких постановок). Казачество не задействовали. Все в рамках закона. И вот — результат. Батюшка пожилой, заслуженный, уважаемый в городе, имеющий высшее богословское образование, малость кряхтя от неуместности обсуждаемого, терпеливо объясняет, что Христа оскорблять никому не позволено.

С точки зрения светского законодательства многие вещи, для нас очевидные, обретают иной угол зрения. И надо еще суметь заставить закон под нашим углом зрения взглянуть на происходящее. Отсюда возникает ощущение абсурда.

Стасюлис (вздохнув): Скажите, образ Иисуса Христа в этой постановке использовался на фоне... Какой создавался режиссером-постановщиком фон действия актеру, изображающему Иисуса Христа? Что на заднем плане было?

Прот. Борис Пивоваров: Первые 45 минут примерно, все это было на фоне нимф. Нимфы раздетые, актрисы, изображающие нифм, недвусмысленные движения и позы этого [актера], который изображал Христа. Первые 45 минут — это то, что во всех стриптиз-клубах показывают.

Стасюлис: Вопросов нет.

Действительно, какие уж тут вопросы.

Просто мы живем в атеистическом обществе. Атеизм въелся в нас гораздо глубже, чем мы полагали. Он въелся во все поры организма. Вошел составной частью в повседневную жизнь людей. И вытравляется из нее весьма неохотно.

— А докажи, что это был Христос!?

— А у тебя есть документ, что ты верующий...

Да и государство, считая себя светским, по умолчанию, по инерции мыслит о себе как о государстве атеистическом. Не на уровне деклараций, а на уровне традиций, что ли, привычек, на уровне стереотипов советских десятилетий. И потому верующим надо доказывать очевидное, а не наоборот. Тогда как неверующие при этом имеют право на хихиканье. Их-то позиция априори признана «вменяемой» (хотя атеистические крайности, как с Пусси Райт, тоже не приветствуются, конечно же).

Ну и еще одно. Все чаще Церковь оказывается под обстрелом так называемого «актуального искусства». Как бесноватые ко кресту, то и дело наши культяпкины от искусства возвращаются именно сюда. Их и тянет, и отталкивает одновременно. Корчит, но не оставляет в покое святость. Ненавидят — и тянутся к сакральному, которого для них как бы не существует. Именно пресловутая свобода творчества стала тем тараном, с помощью которого хотят «на сакральное наложить порнографическое», как это случилось в разбираемом случае. Почему это так?

Да потому, что искусство так называемое современное давно обрело хозяина: князя мира сего, который гораздо щедрее подкармливает мастеров культуры, чем Минкульт какой-нибудь. А если потребуется, то и в суд пришлет опытных адвокатов. Почему светское искусство почти целиком перешло в сферу инфернального, я не знаю. Тому были какие-то свои причины, должно быть.
Но всем нам предстоит борьба за положительное искусство, за искусство, свободное от ада. Сейчас эта борьба идет в Новосибирском суде. Хотя и церковные власти справедливо призывают к тому, чтобы примирение сторон наступило раньше вынесенных судебных вердиктов.

Посмотрим. А пока же, под многозначительные улыбочки смехачей маститый протоиерей на вопрос, правда ли, что образ Иисуса Христа принадлежит только Христианству, Церкви, заявляет в обомлевший от собственной наглости зал:

Прот. Борис Пивоваров: Нет, он принадлежит всем людям, называющимся христианами, независимо от конфессии, это и католики, и лютеране, и православные — те, кто считают и верят, что Иисус Христос есть Истинный Бог.

Прозвучало! Все-таки прозвучало главное.

После этого суд многозначительно удалился на совещание.

P.S. Сейчас только слушал по все тому же «Эху Москвы» дикое интервью с Невзоровым (Господи, останови этого безумца для его же блага!), в котором он кощунствует с антихристовой лютостью. Он вдруг вытащил из своей крапленой колоды двадцативековой ))) давности бредовое обвинения христианам в... каннибализме за каждой Литургией! Требовал суда над теми, кто издает «Жизнь во Христе» св. Иоанна Кронштадтского — за то, что эта книга якобы оскорбляет человеческий разум, и многое, очень уж многое другое. И все это по поводу слушания в суде этого дела по опере «Тангейзер». Скандал, как и должно быть в пост, набирает обороты. У нас Один защитник, но такой, Который поругаем не бывает. 

419
Добавьте в соц. сети:
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru