Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Начало поста. Державинские иконы

...А вот и главная святыня — Державинский Кровоточивый образ Спасителя. Образ этот уже полностью залеплен кровью. Она там в несколько слоев, густыми бурыми бороздами. Когда все начиналось, одна густая струя крови стекала со лба по всей иконе. И, кажется, было кровоточение еще из десницы. А теперь... Лика не видно вовсе, только кровь.


Сегодня первый день Великого поста.

Наконец-то закончилась эта масленичная свистопляска!

Если все другие посты начинаются просто, спокойно — этот нет. Этот наползает почти целый месяц. Подкрадывается. И потому наконец облегчение. Началось!

Сразу поехал с домашними в Кирилло-Мефодиевский собор, туда за два дня до этого привезли из Минска Державинские иконы.

Хорошо начать пост с такого вот сильного (сильнее уж куда!) впечатления.

Приехали, по дороге заметив, что наступила весна.

Народа немного.

Встроился в небольшую очередь, и вот я уже у образов!

Мироточащая икона Николая Угодника. Миро то ли застывшее, то ли совсем свежее. Непонятно. Но ясно, что икона как живая. Реагирует на мир. Потом другие иконы — уже кровавые. Икона Царя Мученика Николая, тоже с пятнами крови. На иконе непривычная надпись, оставляющая вопросы: «Царь искупитель». Наверное, это не совсем точно. Но кровь-то, кровь — она прямо на лике Царском. Темно-бурые капли. Их не спутаешь ни с чем — кровь.

А вот и главная святыня — Державинский Кровоточивый образ Спасителя. Образ этот уже полностью залеплен кровью. Она там в несколько слоев, густыми бурыми бороздами. Когда все начиналось, одна густая струя крови стекала со лба по всей иконе. И, кажется, было кровоточение еще из десницы. А теперь... Лика не видно вовсе, только кровь.

Понятно одно — не случайно это «кровавое благословение» Самаре на дни поста.

Почти десять лет я не видел этого великого образа!

А раньше я и носил его (с вокзала к нам в редакцию), и прикладывался, и запах свежей крови, белковый запах, характерный — обонял.

Думал, больше не встретимся.

И вот свиделись вновь.

Чудо Державинское продолжается.

И что-то оно означает.

Если кого-то и Державинское чудо не изумит, того уже ничто не пробудит от духовной спячки, должно быть.

Потом еще небольшая икона Божией Матери «Взыскание погибших», тоже кровоточивая. Она останется навсегда в Самаре, на вечное хранение передана в Кирилло-Мефодиевский собор.

Какая-то шальная мысль: залепленная кровью икона Христа напомнила мне — образ Спасителя в ленте Мела Гибсона «Страсти Христовы». Я не сравниваю, но все же.

Что-то Гибсон все-таки угадал правильно.

Страшное чудо! Страстное... Кровавое... Все Бог делает для нашего спасения. Хотите чуда — вот оно вам, чтобы было легче представить бывшее. Сопереживать.

Помню, лет пятнадцать назад в Кинель-Черкассах разговаривал с тамошним священником Александром Телегиным (он скончался полтора года назад). У них там в храме икона Божией Матери закровоточила. И он эту кровь истекающую видел.

Говорит мне:

— Я много лет стою у престола. Я верю, что была Голгофская жертва. Я молюсь Христу... И насколько же далекой оказывается моя вера пред вот этой реальностью чуда. Реальностью вот этой вот крови... Течет кровь по иконе — и хочется... «не поверить глазам».

Да, не поверить глазам — проще, чем принять эту кровавую реальность нашей веры. Но нужно все-таки именно принять!

Конец там был печальный. Икону какие-то умельцы «залакировали» (в прямом смысле слова), то есть умертвили, и чудо кровоточения прекратилось. Эта икона осталась в храме, залакированная, кажется, «Неопалимая Купина». Но больше не кровоточит. Людям стали не нужны чудеса. Я тогда еще написал печальную статью «Лакированное чудо».

Но чудо Державинского Спасителя продолжается!

И еще много, много людей вглядятся в истекающий кровью Лик!

+++

По дороге в храм в машине включил радио. Сказали, что злополучный фильм «Левиафан» так и не получил «Оскара». Тридцать сребренников «наш» Звягинцев от ихнего кинодриона так и не получил. Зря, выходит, старался. Кстати, про сребреники. Там главного героя как раз играет актер Серебряков. Только что в голову пришло, звякнуло, как серебряная монетка. А вчера, пригубив шампанского (перед постом-то не грех), с наслаждением просматривал советских времен фильм «Москва слезам не верит» по какому-то кабельному каналу. Простенько, но как-то мило. И не устарело почти, как не устаревают добрые сказки (злые сказки устаревают быстрее). Этот фильм много-много лет назад получил в Америке «Оскара»! Получил!

Потому что все мы люди, все — человеки. И любим добрые, а не злые сказки.

А «Левиафан» — нет. Не получил. Потому что мертвая лента. А мертвечины у них и своей полно.

Хорошо пост начался.

Посмотрим, что дальше.

434
Добавьте в соц. сети:
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru