Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)


За всех ли можно молиться?

На вопросы читателей отвечает иеромонах Серафим (Калугин), г. Астрахань.

На вопросы читателей отвечает иеромонах Серафим (Калугин), г. Астрахань.

Много раз читала о том, что некоторые люди — молитвенники, подвижники — берут на себя и замаливают грехи других людей. Как это происходит, и могут ли брать на себя грехи ближних люди, не отличающиеся особыми духовными дарованиями? Знаю, что нужно молиться за живых и усопших, но некоторые старцы предупреждали своих духовных чад: «А ты молись не за всех». Наверное, когда молишься за других, а особенно за людей, живущих явно греховной жизнью или умерших во грехе, без покаяния, какую-то часть их грехов тоже принимаешь на себя? Всем ли это по силам? И как правильно понимать слова Святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова: «Если кто видит брата своего согрешающего грехом не к смерти, то пусть молится. Есть грех к смерти: не о том говорю, чтобы он молился» (1 Ин.,5, 16).
Елена, Башкирия.


Молитва, по учению святых отцов, не знает предела, поэтому нам, не сделавшим даже первого шага в этом подвиге и не познавшим этого блаженного состояния, трудно говорить о нем на одном языке, ибо каждый будет исходить прежде всего из своего опыта. Однако, все же попытаемся наметить некоторые контуры ответа на этот сложный вопрос.
Великие молитвенники, древние и современные, говорят, что наше призвание — молиться за весь мир, как Христос учил молиться своих апостолов: «да будет воля Твоя как на небе, так и на земле».
«Молитва, по качеству своему, есть общение (со-бытие) и единение человека и Бога. По действию же она есть стояние мира… мост чрез искушения… пресечение браней, дело Ангелов, пища безплотных, будущее радование, конца и предела не имеющее делание, источник добродетелей… проявление мер… Для истинно молящегося молитва есть истязалище, судилище и престол Господень, прежде престола будущего» (преподобный Иоанн Лествичник). И даже он, преподобный Иоанн Лествичник, нашедший такие слова для описания молитвы, указывал, что может говорить не о всякой молитве, но лишь о той, которую постиг на своем опыте, вопрошающим же о более высоких состояниях советовал обращаться к отцам, достигшим совершенства.
Молясь о своих ближних, мы не можем буквально говорить о том, что берем на себя их грехи, мы лишь своим молитвенным участием разделяем с ними, помогаем понести болезни, которые следуют за совершением всякого греховного поступка (Не случайно одной из основных черт учения о спасении Восточной Церкви является осознание греха не как преступления, но как болезни). Понятно, что, исходя из нашего собственного состояния, степени нашего духовного преуспеяния мы можем «молиться не о всех», как советуют духоносные отцы своим чадам.
Преподобный Серафим Саровский выразил эту же мысль в словах, известных сейчас практически всякому Православному Христианину: «стяжи мир душевный, и тысячи спасутся вокруг тебя». Другими словами, помочь ближним мы можем лишь настолько, насколько мы уже помогли себе.
Слова Иоанна Богослова о согрешающих к смерти следует понимать так, что не всякая молитва угодна Богу, но существует предел нашему молитвенному дерзновению. Великий русский богослов XIX века Святитель Филарет, Митрополит Московский так толкует эти слова в одном из своих слов о поминовении усопших: «…Надлежит ожидать, что Писание не только удовлетворительно наставит нас о чем молиться, но и предохранит запрещениями, чтобы нам не молиться о том, о чем молитва была бы не угодна Богу. Или, спросят, — не тщетна ли молитва за умерших во грехе? Ответствую: тщетна — за умерших во грехе смертном, смертью духовною, и в сем состоянии постигнутых смертью телесною, — за тех, которые внутренно отпали от духовного тела Церкви Христовой и от жизни по вере, своим неверием, нераскаянностью, решительным и конечным противлением благодати Божией».
Итак, Апостол утверждает, что если наши прошения соответствуют воле Божией, то они будут исполнены. Если мы нелицемерно любим брата своего и будем молиться о нем, то Господь дарует ему Жизнь вечную. Если же брат не обнаруживает никакого обращения, не приносит раскаяния, то молитва наша не будет услышана, так как не угодна Богу.

Серафим (Калугин)
г. Астрахань.
03.06.2005
Дата: 3 июня 2005
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru