Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Малая церковь

Молитва врача

Врач-гинеколог Ольга Евгеньевна Гланц рассказала случаей из своей практики…


Женщина решилась на аборт на Светлой седмице. Уговорили свекровь и родная сестра. Сама Наталья долго не хотела убивать своих детей, но родственники настояли и все устроили. Ночью в тонком сне ей явилась Матерь Божия в красных одеждах. Она привела еще не ставшей убийцей матери двойняшек в белых платьицах. Богородица заплакала о них кровавыми слезами. Утром Наталья рассказала этот сон соседкам по палате. И — отправилась на аборт. Робкие вразумления не возымели действия, хотя двойняшки развивались «без патологий». Их участь никого уже не волновала…

Потом, после аборта, отходя от наркоза, в полубреду Наталья несколько раз громко простонала: «Господи, поми-и-луй!» В больничной палате при этом всем стало не по себе, несмотря на пасхальное теплое солнце в окне… Об этом случае рассказала мне моя жена, ожидавшая ребенка и лежавшая в одной палате с той молодой женщиной. А я вспомнил о нем тогда, когда познакомился с Православным участковым врачом-гинекологом женской консультации № 7 г. Курска Ольгой Евгеньевной Гланц.
— В нашей консультации мы стремимся предотвратить аборты, — рассказала
Ольга Евгеньевна. — Раньше почти каждая женщина могла прервать беременность по «социальным показаниям» на поздних сроках, когда ребеночек уже шевелится. Достаточно было просто предъявить врачам справку о невысокой зарплате или о плохих жилищно-бытовых условиях, и женщина была вправе требовать сделать ей аборт. Сейчас положение несколько изменилось. Приказом Минздрава № 405 от 11 августа 2003 г. список условий, являющихся основанием для прерывания беременности по социальным показаниям, значительно сокращен. (Однако, на мой взгляд, даже беременность, наступившая в результате изнасилования женщины, не должна быть причиной для аборта — Е.М.).
Врач-гинеколог Ольга Евгеньевна Гланц рассказала мне об одном из многих счастливых случаев из своей практики.
Этим летом молодая беременная женщина Елена, 1982 года рождения, пришла к ней на прием с просьбой прервать беременность «по социальным показаниям». Одета была очень прилично, красиво, на руках врач заметила золотые украшения, золотое кольцо с надписью «Спаси и сохрани».
— Вы верите в Бога? — Ольга Евгеньевна задала пациентке прямой вопрос, но та промолчала.
— Потом мне все же удалось поговорить с ней с глазу на глаз, — вспоминает
Ольга Гланц. — Жила она, как оказалось, в нормальных условиях и, в общем, жила неплохо. Когда я стала ее отговаривать от аборта, внезапно в кабинете появилась ее мама, которая стала себя вести очень агрессивно. Мама крикнула: «Вы здесь все ненормальные! Я знала нормальных врачей…»
«Пусть мы, по-вашему, ненормальные, — согласилась я, — но мы не убийцы!»
Было очень скверно на душе, и я стала молиться. Такое бывает (Ольга Евгеньевна широко перекрестилась). Я просто молилась, как могла, за эту совсем еще юную женщину, на которую оказывала пагубное влияние ее родная мать. Я не поверила своим глазам, когда через день она пришла и встала на учет, этот перелом в ее душе произошел 10 июля, когда она была беременна уже около 20 недель. Мы сделали ей УЗИ, она была в шоке от того, что она увидела живого ребенка, и — оттого, что она сама хотела убить своего ребенка! «А когда же он будет шевелиться, а каким он родится?» — спрашивала она с большим эмоциональным волнением. Потом я увидела, как она причащалась на праздник Батюшки Серафима Саровского…
Я узнала и то, что вместе со своим парнем они приняли решение повенчаться. Еще не рожденный ребенок спас их любовь: ведь если бы случилось непоправимое, они бы, скорее всего, расстались. Невинно пролитая кровь, убийство разлучило бы их навсегда. Сейчас у Лены все хорошо, ее беременность протекает нормально, мы вместе с нею молимся, и я могу сказать, что это наша, вместе выпрошенная, беременность.
— И часто Вам приходится молиться за пациенток? — спросил я.
— Есть те, за кого я молюсь каждый день по благословению своего духовника.
Я снова вспомнил запавший в душу рассказ жены и живо представил себе душераздирающий вопль несчастной детоубийцы в светлый пасхальный день: «Господи, поми-и-луй!». Рядом с ней не нашлось Православного врача, просто Православного человека, который не только словами (как часто безсильны бывают слова!), но и живой душой, теплом молитвы к Богу остановил бы страшное влечение к небытию, к убийству, к смерти. Впрочем, ведь явилась же той женщине Сама Пречистая в слезах о ней, о ее детях. Не вразумилась. Убийство, наверное, тоже влечет к себе, как всякая страсть.
— Бывают тяжелые неудачи, — сожалеет Ольга Гланц.
— Чаще, чем победы?..
— Пятьдесят на пятьдесят. Я считаю, что каждая неудача — это моя причастность к детоубийству. Не смогла, значит, повлиять, убедить, помочь, отвратить от аборта. Я каюсь в этом на исповеди, это моя боль, которая долго не проходит.
Но я вновь расспрашивал доктора о том, как счастливо Господь через нее избавляет от смерти еще не рожденных детей.
— Валерия, около 20 лет, пришла на аборт. Опять же, мама вмешалась: рано
рожать тебе, дочь, выучись сначала, получи диплом, устройся в жизни. Ну какую только чушь не говорят! Простите за откровенность, но когда я вижу на приеме молодую женщину с мамой, меня пробирает дрожь. Конечно, я не права, но это уже возникает непроизвольно… Маме противостоял молодой человек Валерии, отец еще не родившегося ребенка, который искренне хотел, чтобы она родила ребенка. С этим парнем, с его подругой я разговаривала и при встречах, и по телефону часами. Это было мучительно. Она несколько раз приходила на аборт, в последний момент спохватывалась и убегала уже из операционной одной из городских клиник. Слава Богу, в конце концов Валерия встала на учет и родила мальчика. С Божией помощью удается кое-что сделать.
— За Валерию тоже молились?
— Молилась. Господь ее уберег от смертного греха.
Ольга Евгеньевна Гланц не одинока в своих усилиях спасти жизни не увидевших еще свет младенцев. Ее позицию разделяют и главный врач этой женской консультации, и ее коллеги.
…В коридоре консультации, на стене я увидел «кричащий» плакат: окровавленное, будто бы недоваренное в кипятке, тельце убитого абортом, поджавшего мертвые ножки мальчика. Чьим братом, мужем и отцом мог бы быть этот ребенок? Об этом могла бы знать та, которая никогда не услышит от него святое слово — «мама».

Евгений Муравлев, г. Курск
19.09.2003
Дата: 19 сентября 2003
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru