Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

«Боюсь, что не выберусь сама…»

Письмо в редакцию.


Здравствуйте!
Меня зовут Людмила, мне семнадцать лет. Я бы очень хотела попросить у вас совета, так как сейчас мне очень тяжело и я не знаю, что мне делать. Не поверите, но уже в таком возрасте я считаю, что у меня окаменели сердце и душа. Когда все радуются или следует порадоваться за кого-то — мне не радостно; когда следует кого-то пожалеть, посочувствовать, да даже о своем нынешнем состоянии подумать — ни слез, ни сожаления в душе нет, только пустота, и живу, как говорится, без стыда и совести. Казалось бы, должна быть хотя бы любовь к родным, — но я, разобравшись, поняла, что даже свою маму не так люблю. Единственное, что чувствую по отношению к близким, — это боязнь их потерять.
Самое главное — то, что я сама виновата в этом состоянии, и хотела бы вам рассказать, как довела себя до такого.
Когда мне было примерно одиннадцать лет, наша семья (я, мама и бабушка) стала ходить в церковь. Но тогда я просто «приходила» — приносила свое тело и садилась на скамеечках для бабушек сзади, теребила себя за одежду и нервно думала: «Когда ж это все закончится? Надоело…» Очень часто активно сопротивлялась, особенно когда собирались идти на длинные службы или соборование.
С тринадцати лет наступил период, когда я начала впадать во все тяжкие: начала гулять, веселиться, пить (благо до серьезных грехов, по молитвам мамы и бабушки, не дошло). Увещевания родителей ни к чему не приводили — мне тогда казалось, что «отсталые предки» просто не понимают молодежь.
В пятнадцать лет произошел перелом: весной я, как обычно, вернулась с гулянки — мама очень была грустна, стала меня отчитывать, я начала скандалить, нагрубила и ей, и бабушке, заперлась в комнате и, глотая слезы жалости к себе, пинала подушки, кидала вещи. Выбившись из сил, упала на диван и, продолжая рыдать, взглянула на восток… Иконы стояли в углу, огонек лампады тихо горел перед ними… Почаевская икона Божией Матери — грустный взгляд смотрит куда-то вдаль. Этот взгляд пробудил во мне что-то, что заставило оглянуться назад в прошлое и понять, что же я творила и к чему шла…
После выпускного в девятом классе я зашла в храм по-новому — не было раздражения, и новое чувство покоя и умиротворения наполняло меня.
Осенью того же года я впервые исповедалась полностью. До этого говорила два слова, и батюшка из любви допускал к Причастию. Наверное, эта благодать, хоть и частичная, потом и привела в церковь. Начала увлекаться религиозными вещами: покупала множество книг, икон; выбросила всю косметику, журналы; перебрала гардероб; начала осуждать богохульные журналы, программы… Вроде все, как мне тогда казалось, сделала, но… Только теперь поняла свою ошибку — не изменилась внутренне и ждала чудес, как в детской сказке. Весь покой и умиротворение и все дальнейшее, теперь я поняла, были прелестью. Полгода показной набожности и… втихаря начала все делать, как прежде. Двуличие вошло в обыденное мое поведение. Дома и в церкви — одна, в школе — другая. К тому же в голове сидела подсознательная мысль, что я верующая, все делаю правильно, уже спаслась (!) и чуть ли не одной ногой в раю…
Падала все ниже и ниже, не замечая своего лицемерия. Легкость и парение первой исповеди прошли, а последующие не давали никакого облегчения. Церковь перестала казаться гаванью для души…
В этом году я поступила в университет безплатно — все молились за меня. Когда же я поступила, то, грешная, перестала ходить в церковь. Двуличие прошло, и всем открылась моя истинная сущность. Вновь потекла мирская жизнь, вновь расстраиваю родителей, а душа уже как камень. Никакие увещевания не помогают. Я бы даже в газету не написала, если бы не цепь произошедших недавно событий.
Вокруг стали все умирать. Конечно же, не так буквально, но за две недели умерли: наша соседка; близкая знакомая моей бабушки; дедушка лучшей подруги и еще несколько человек — кто-то от старости, кто-то от болезни, кто-то очень рано покинул мир. Казалось бы, люди умирали всегда, но… Все так сложилось вокруг меня, что мне стало страшно. Страшно, что и меня в чем застанут, в том и осудят. Страшно, что потеряю близких мне людей, — но, наверное, все же недостаточно, чтобы мне сильно измениться. Пеняю все на мир с его прелестями и искушениями и вновь падаю. Все же теперь в моей душе кроме пустоты и лицемерия живет страх смерти. Он-то меня и держит, чтобы еще больше не окунуться в грех.
Подскажите, что же делать дальше? Боюсь, что не выберусь сама. Сейчас только страх смерти удерживает от еще большего падения, и кажется, если перевесит чаша весов в сторону мира — я умру…

Людмила,
г. Волгоград


Мир Вам, дорогая Людмила! Спаси Вас Господи за такое искреннее письмо!
Вы просите совета — но это так непросто, ведь каждый из нас может давать какие-либо советы только исходя из личного опыта. И я могу сказать Вам только то, что сказала бы своей дочери или сыну.
Вам страшно от того, что в сердце Вашем нет должной любви, что все более обнажается лицемерие и фальшь в отношениях с самыми близкими и дорогими Вам людьми… Но если бы я сказала, что в моей жизни такого не было, очень погрешила бы! И наверное, многие в своей жизни прошли через подобные переживания.
В детстве мы чаще всего доверчиво открыты миру, мы тянемся к людям, и хотим любить, и прикипаем сердцем к кому-то, и ждем ответного доброго чувства… Но слишком часто наши ожидания искренней и преданной дружбы обманываются и лучшая подруга с легкостью раскрывает всем наши детские секреты, а вроде бы верный друг в трудную минуту малодушно отворачивается, не спешит на помощь. И даже авторитет родителей исподволь рушится — ведь и взрослые не всегда бывают безупречны…
Все это мало-помалу накапливается в сердце, словно малые песчинки налипают на влажную поверхность — и чем дальше, тем их больше, тем плотнее слипаются они в тяжелый и твердый ком. Сквозь него все труднее пробиться искреннему чистому чувству. Но выглядеть плохо в глазах других не хочется, и мы все чаще ловим себя на неискренности, которая очень скоро может стать привычной маской. Ведь так легче: надел маску доброжелательной, послушной девочки или скромного мальчика — и все довольны.
Все — кроме тебя самой.
Потому что Христианке-душе так неуютно и больно от самой маленькой лжи!
Мне тоже было страшно, когда в один прекрасный день вдруг увидела себя другими глазами, без привычного самооправдания. И тоже металась и мучилась обнаженная душа, не зная, что же теперь делать: то ли всем и каждому «резать правду», не глядя на последствия, то ли — окончательно замкнуться в своей скорлупе. Ни то, ни другое не помогло…
Беда моя, как и многих людей моего поколения, в том, что у нас очень долго не было возможности прийти в церковь и там в искреннем покаянии выплакать свою боль. И от этого твердело сердце, и недостаток человеколюбия маскировался человекоугодием.
Самое действенное лекарство от одолевающих грехов — Исповедь! Не перечисление грехов, а переживание своей греховности, осознание того, что сама я, как бы ни старалась, своими силами от грехов не избавлюсь. Разве что по греховной слепоте перестану замечать их и впаду в еще большую гордыню от мнимой праведности.
И слава Богу, что Вы, Людмила, честны с собой, что видите свои грехи и не ищете им оправдания. А это уже — шаг к Покаянию. К осознанию своей немощи и сокрушенной мольбе: «Господи, помоги! Дай силы справиться с грехом!» И Господь обязательно придет на помощь!
Ведь подлинное покаяние в том и состоит, чтобы не только оплакать свои грехи, а еще и изо всех сил стараться освободиться от их власти — конечно же, с Божией помощью.
И то, что именно сейчас Вы вдруг заметили, как много людей умирает (а ведь смерть всегда рядом), — милость Божия!
В далеком XVIII веке молодой и блестящий офицер Иван Ушаков жил в водовороте страстей — как вдруг в разгаре веселой пирушки его друг упал замертво. И юноша отрезвел, и ужаснулся — и бежал из полка, стал монахом. Теперь мы молимся этому русскому святому, преподобному Феодору Санаксарскому…
Напоминание о смерти, которая у всех нас не за горами, а за плечами, само по себе достаточно серьезный аргумент для исправления жизни. Не случайно и в Библии написано: «Во всех делах твоих помни о конце твоем, и вовек не согрешишь» (Сир. 7, 39).
Вам нужно полюбить кого-то так сильно, как только может любить человек! Свою маму, а придет час — и мужа, и детей… И в этой любви и заботе о них уже не останется места для себя единственной; и эта любовь одухотворит Вашу молитву к Господу — за самых близких и дорогих сердцу людей.
Уже сейчас Вы боитесь потерять своих близких — и это переживание спасительно для Вашей души. Молитесь о них со всей искренностью и горячей любовью — и эта молитва будет горячей и нелицемерной!
Поверьте, иногда со стороны виднее. И я вижу по Вашему письму, что у Вас живая душа и отзывчивое сердце. Вы на пути к Богу, Вы ошибаетесь, но переживаете из-за своих ошибок. А работать над собой все мы должны, до самого последнего своего дня.
Те раздвоенность и двоедушие, которые Вы сейчас переживаете, в Вашем состоянии вполне естественны. Новый человек в Вас такой еще маленький, только-только народившийся на свет, а прежний, ветхий, все еще силен и крепко стоит на ногах, опираясь на старые греховные привычки. Но поверьте, пройдет время, и после каждой исповеди, после каждого Причастия, каждой от сердца произнесенной молитвы Вы будете чувствовать, как все станет меняться. И ветхий человек станет умаляться, а новый — расти и укрепляться.
Только не сходите с того пути, по которому уже повел Вас Своей любящей и крепкой рукой Господь.

Ольга Ларькина
15.12.2006
810
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
5
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru