Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

Родная незнакомка

Простые истории.


Самое жестокое обращение с женщиной я видела в одном городском роддоме. Я рожала платно, и меня доктор, который был мужчина, гладил по руке, говорил ласково, даже шутил — одним словом, подбадривал и успокаивал, как мог.
Что же творилось за ширмой, где рожала безплатно и, судя по сельскому говорку, женщина из района, без слез слышать было невозможно. На нее кричали, даже матом, два женских голоса. На просьбу сделать обезболивающий укол ей ответили: ничего страшного, и так родишь. Бедняга, наверное, чтобы пробить медперсонал на милосердие, стала рассказывать, что полгода назад потеряла пятилетнего сына, он угодил в аварию — упал с мотоцикла. Весь разбился и покалечился. Больниц рядом с селом не было, поэтому решено было срочно перевезти его к врачам, быстрее всего можно добраться вертолетом — знакомые помогли, и вскоре прибыл вертолет. Мальчонку бережно поместили в салон, и уже в сердце забилась надежда о спасении, лететь-то всего до районной больницы десять минут, но не успели… Сын умер у нее на руках. Потом похороны… — и это все на третьем месяце беременности.
Я мало молилась за других людей, да и за себя-то не сильная молитвенница. Мне надо было слушать, что советовал мой добрый доктор: правильно дышать, тужиться, рожать, но сердце мое рыдало от жалости к этой милой сельчанке. «Господи, помоги ей, даже если она некрещеная, прости и помоги, милосердия Твоего ради! Господи, пусть быстрее родит и муки ее быстрей закончатся!» Я еще как-то просила и молила, меня саму уже клали на специальное кресло для родов, доктор похлопывал по руке и говорил: «Молодец, молодец, еще немного поднатужимся, и все будет хорошо». Он так и сказал — поднатужимся, во множественном числе, будто собирался проделать это вместе со мной.
А из-за перегородки доносилось: «Легла! Что встала, овца! Легла быстро…»
«Господи, пусть родит, пусть я еще помучаюсь, но она пусть родит быстрее, прошу, помоги ей…»
Еще какая-то толкотня медперсонала вокруг меня, что-то спрашивают, согласна ли я на такой-то укол, если вдруг сейчас плод не так быстро будет выходить, как по их медицинским инструкциям должно быть. Я уже понимала все в каком-то зыбком тумане и неистово молила помощи несчастной роженице в соседней комнате.
И вдруг детский крик, такой требовательный и сильный. «У вас девочка», — сказал мне доктор. Дочку положили мне на грудь, я рукой провела по ней — какая маленькая. Плакала от счастья, но сердце мое было там за ширмой, никогда мне так ничего не хотелось, как сейчас, чтобы наконец-то родила эта незнакомая, но теперь вдруг почти родная мне женщина.
И, слава Богу, там раздался детский плач, и я услышала, как медсестра сказала, что родилась девочка.
Потом я одна лежала в платной, со всеми удобствами, палате, а этой женщине не нашлось даже уголка в безплатной, и она лежала в коридоре прямо с малышом. Была она крупной и, наверно, поэтому на обедах всегда просила добавки, но кухарка не давала, объясняя, что другим не хватит. Мне приносили еду из дома, я не была голодна, поэтому решила отдавать свою порцию ей, но не смогла. Подошла, хотела уже сказать, но не смогла. Хотела подойти к главврачу и купить ей место в платной палате, чтобы она не мучилась в коридоре, но не подошла и ничего не сделала. Что мне помешало? Ложная стыдливость, когда боишься своей же нежности и любви к людям, когда не хочешь показывать свою душу, думая, что там потопчутся и уйдут. Знаете, чтобы оправдать не сделанные нами добрые дела, хитрый наш ум найдет много отговорок, а нежное сердце будет молчать и страдать, как Ангел, который отходит от человека при его мерзких делах, закрывает лицо руками и горько плачет, жалея и любя нас.
Зачем я вспомнила эту историю — может, чтобы другие не повторяли моих ошибок и делали добрые дела всегда, когда есть такая возможность. А возможность эта есть, поверьте, у каждого — остальное лишь отговорки.

Нерушимая стена

Ох уж эти соседи в общем коридоре — часто неприятные граждане попадаются. Не везет, одним словом, моей семье на них: то стаи наркоманов, которые в дверь шприцы втыкают, а ее ручку кровью вымазывают, то пьяницы, которые лезут драться и путают свой туалет с общим коридором.
Ночью сын стал задыхаться от ларингитных приступов, вызвали «скорую помощь». Здесь звонок в дверь, и свет резко тухнет в квартире. Муж, полагая, что долгожданная «скорая» приехала, зажег спички, осветил глубь коридора мерцающим огнем и открыл дверь. Тут же он отлетел от сильного удара, в полной темноте его стали бить. Я выбежала на шум и ужаснулась увиденному… Наконец-то включили свет, драка прекратилась, а нападавшие сказали мужу: «Прости, брат, обознались, мы к твоему соседу — он долг не отдает». Во врачебной помощи теперь нуждался не только сын, но и муж.
Когда мы стали искать квартиру попросторнее, то уже не столько на ее габариты внимание обращали, сколько на внешний вид соседей засматривались. И у хозяев расспрашивали о них больше, чем о самом жилище. Где-то за полгода поисков мы нашли неплохую квартиру, да еще с интеллигентными соседями.
Но вскоре глава этого семейства напугал нас своей агрессивной назойливостью. Он в любое время суток мог прийти за какой-нибудь хозяйственной мелочью. Забирая нашу соль, или градусник, или телефонный справочник, он попутно делал нам замечания, что неправильно у нас стены евровагонкой обиты, не так двери повешены, не так розетки сделаны. Он уходил, и от его слов в доме становилось неуютно.
Потом мы стали замечать, что этот сосед стоит и подслушивает под нашей дверью. Или выходит как раз в тот момент, когда выходим мы, и обрушивает свою ругань на детей, мол, шумят больно.
Затем он стал выкручивать лампочку из общего коридора, ставить пакеты с мусором нам под дверь, даже зачем-то украл футбольный мяч сына. И к нему, бедняге, приставал больше всего. Один раз не дал ему уехать в лифте. Засунул руку между дверьми и сказал: «Щенок, ты должен быть со мной вежливым».
Поговорить и поставить этого соседа на место? Но он только этого и ждал, чтобы начать большую ругачку, и мы ему такой возможности не давали, терпели и молчали.
Но когда он избил свою родственницу прямо у нас под дверью, то все мое семейство приуныло. На тропу войны выходить не хотелось…
В конце марта мне рассказали, что в храм Царственных Мучеников у нас в Самаре привезли из Свято-Сергиевского храма поселка Сергиевска чудотворную икону Божией Матери «Скоропослушница», и посоветовали сходить туда и помолиться.
Я пришла как раз к началу чтения акафиста, хотела купить иконочку Божией Матери «Скоропослушницы», но в церковной лавке передо мной забрали последнюю икону.
— Не горюй, купи любую другую икону Богородицы и приложи ее к чудотворной. Возьми икону Божией Матери «Нерушимая Стена», — сказала мне бабушка, продающая церковную утварь.
Я так и сделала, затем подошла прикладывать свою иконку к чудотворной «Скоропослушнице». В этот момент я повернула ее ликом к Святыне, к себе обратной стороной, на которой оказалась молитва. Я стала читать и чуть не ахнула — слова такой молитвы мне сейчас были ой как нужны:
«И Ты, Владычице, не напрасно именуемая Нерушимой Стеной, будь для всех враждующих против меня и замышляющих пакостная творити мне воистину некоей преградой и нерушимой стеной, ограждающей меня от всякого зла и тяжких обстояний».
Я держала в руке маленькую иконочку Богородицы, а казалось, что приобрела настоящую огромную броню для всего своего семейства.
Когда дома мы заботливо водрузили ее над входной дверью, то Богородица голубым светом Своего сияния обласкала наше жилище. На иконе Она стоит во весь рост, как будто в проеме окна, за которым простерлось нежно-синее небо, и по нему Матерь Божия Своими стопочками подошла к нам, грешным, подняла руки ладошками вперед, будто желая остановить непрошеных гостей, а с ними не пустить раздор и злобу в дом.
Вскоре куда-то пропал наш назойливый сосед. Сын в лифте услышал разговор двух всезнающих бабулек, из которого он точно не понял, то ли соседа из дома жена выгнала, то ли он сам ушел. Мы без опаски стали заходить в квартиру.
Одна моя подруга, узнав всю эту историю, стала меня винить в том, что я разбила семью и выгнала из дома человека. Видит Бог, я этого не хотела, я просто жаждала жить в мире. Страшно подумать, что действительно большая опасность нависала над нашей семьей, а предупредить ее можно было, только подальше убрав неблагонадежного соседа.
Как жаль, что не ведала я о существовании иконы Божией Матери «Нерушимая Стена» раньше, жаль, что не знала такую молитву, может, и стая наркоманов заблудилась бы где-то вдали от моего дома. А пьяницы вдруг бы проснулись от своих запоев и по молитвам Богородицы стали бы милыми и добрыми соседями, которые не лезут в драку, а участливо спрашивают: «В чем помочь тебе, сестра?»

Ольга Круглова
02.11.2007
754
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru