Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

«Стараюсь не впадать в отчаяние…»

Письмо нашей читательницы.


Письмо нашей читательницы.

Из школы сын вернулся позже обычного: «Привет, мам, я тебе принес водички святой и вот газету почитать…» Так попала в мои руки ваша газета, Пасхальный номер «Благовеста». Я читала на одном дыхании: каждая строка написана от души, людские судьбы стоят перед глазами. В наше время такая искренность — большая редкость. Решила и я о себе написать.
…Студенческие годы веселые, мы шумной компанией провожаем в армию троих друзей. Среди них был Алексей, мускулистый здоровяк, рубаха парень, добрый и веселый, с обаятельной улыбкой и синими, как море, глазами, верный друг, всегда готовый прийти на помощь. Мы торжественно обещаем писать друг другу все два года. Но первое и последнее письмо от него пришло только через три месяца. Болью отозвались в сердце строки: «Меня отправляют в «горячую точку». Но я к вам обязательно вернусь!» Прошло полтора года, ни писем, ни звонков. Мы с подругами очень переживали, думали — с ним что-то случилось...
И вот однажды теплым весенним днем я шла по улице и вдруг почувствовала на себе пристальный взгляд. Эти васильковые глаза не узнать было невозможно... «Алеша, живой, невредимый, как ты?! Когда вернулся, почему не заходишь? Пойдем со мной, все будут рады!» Мы с Алексеем пошли ко мне, у нас дома были гости. За столом все улыбались, кроме него. Он сидел угрюмый и отрешенный, почти не притронулся к еде, только пил, много и молча, за тех, кто не вернулся. Гости разошлись, мы остались вдвоем.
— Ну расскажи, как ты, где устроился? А то давай к нам в институт, мы поможем, — пыталась я разговорить его.
— Нет, не место мне на гражданке, я должен вернуться туда, настоящая жизнь на войне, да и не нужна мне жизнь эта, гроша ломаного она не стоит… — страшные слова как тяжелые камни падали с его губ.
Сердце мое обмерло, стала уговаривать: подумай, а мать, а братишка, как же они без тебя? И так захотелось помочь ему, отогреть, растопить лед в его душе. Подружки отговаривали: «Ну зачем тебе это, посмотри, сколько вокруг нормальных парней, одумайся!» А я старалась, молила Бога об Алешеньке и заботилась о нем как о младенце. Долгими ночами сидела у его постели и держала за руку — только так он мог хоть ненадолго уснуть, просыпался с криком, искал свой автомат, звал друзей — и вновь проваливался в небытие. Потом вместе преодолевали его тягу к спиртному. И вроде бы дело пошло на лад. Алешенька мой начал спать по ночам, бросил пить, устроился на работу, поступил учиться в институт, сделал мне предложение… Поженились, обвенчались. На улицах люди часто оборачивались и смотрели на нас: мы были красивой парой, и глаза наши светились счастьем.
Но недолгим было мое бабье счастье. Я была на восьмом месяце беременности, когда пришло письмо… Женщина писала ему, что ждет и любит, что со мной, нелюбимой женой, он счастлив не будет… Он, конечно, говорил мне, что это какая-то ошибка и что никогда не бросит меня и сына. И я поверила. Родился малыш, часто болел, первое время муж помогал и заботился о нас, но очень быстро это ему наскучило. Плач ребенка раздражал его, а когда мы попадали с сыном в больницу, дома он устраивал веселые гулянки. Начались упреки в мой адрес, вечеринки стали постоянным образом его жизни: дружки, женщины — как в ужасном сне… А потом и кулаки в ход пошли. Денег почти не было, я подрабатывала на дому, чтобы купить ребенку детское питание. Терпела, молилась слезно: все-таки Алексей отец ребенку, не хотелось с ним разводиться. Так продолжалось долгих семь лет, пока Алексей не ушел из дома совсем. Объявился через два месяца, забрал вещи, на ребенка даже не взглянул. Вот так мы и остались вдвоем с сыном сиротами при живом муже и отце.
С тех пор прошло два года. Сын никогда не вспоминает о нем. Да и что вспоминать, он отца практически не видел, за гулянками у Алексея не было времени на сына. Вот только когда вижу, как смотрит он на счастливые лица пацанов, с отцами играющих во дворе в футбол или идущих вместе на рыбалку, душа разрывается. Он молчит, прячет от меня свое детское горе — он мужчина, он за главного в семье. А ведь я слышу, как он шепчет в церкви перед иконой: «Боже, пошли нам папу…» И газету неспроста принес, надеется. Тяжело ему, детство рано закончилось. И чем помочь, не знаю. Редко вспоминаю о прошлом: слишком больно было… Стараюсь не впадать в отчаяние, больше времени уделять ребенку, верить в доброту и любовь Божию. Будет и на нашей улице праздник! Но порой так хочется и тепла семейного, и плеча надежного, а главное, чтобы у сына папа появился — ему это так нужно!!!
Дорогие братья и сестры, если вам не трудно, помолитесь о нас! А если кто прошел через такое, или захочет помочь советом, или сам нуждается в моральной поддержке — мой телефон 8-927-20-73-222. Мы будем рады подружиться с добрыми людьми.

Наталия
г. Самара
28.05.2010
852
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru