Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Святыни

Свет Христов

…воссиял священнику Вятской епархии Архимандриту Серафиму на Святой Земле.


Совершить паломничество на Святую Землю желает, наверное, каждый Православный. Образы евангельских событий влекут идти вслед за Христом. Именно поэтому показ слайдов из Палестины привлек внимание тысяч курян, которые в течение нескольких вечеров приходили в Курскую Православную гимназию, чтобы увидеть фотографии великих ближневосточных святынь. Слайд-фильм о Святой Земле привез в Курск накануне Великого поста священник Вятской епархии Архимандрит Серафим (Левитских). Отец Серафим много раз бывал в Израиле, не одну дорогу в Палестине исходил с фотоаппаратом пешком, бывало — босиком. И в России он ходит теми же узкими тропами, которые одни лишь ведут человека в Иерусалим Небесный. Он ездит по российским городам со своей фотоповестью о Палестине.

— Задолго до своей первой поездки на Святую Землю, которая состоялась в середине 1990-х годов, я просил у Господа, чтобы сердце мое было открыто, чтобы не был я как турист в Палестине, чтобы сердце приняло Его благодать, — рассказывал мне отец Серафим. — Я боялся в той ближневосточной предвоенной суете увидеть святыни мира глазами, но не почувствовать их своим сердцем, которое очень сильно тогда болело. Когда я летел на Святую Землю, было предчувствие, что там со мной что-то произойдет. В самолете, следовавшем из Москвы в Тель-Авив, я читал акафист Божией Матери, и у меня из глаз потекли слезы, я приближался к Святой Земле… Микроавтобус вез нашу маленькую группу из 13 человек к Иерусалиму, к храму Воскресения Христова, состояние было трепетное, я, грешный, молился и благодарил Бога за то, что Он сподобил меня этой радости. Когда приблизились к Храму, на площади перед ним я упал на колени и разрыдался. Через несколько минут, уже в Храме, на полу перед Камнем Помазания, на который положили мертвое тело Спасителя после Его распятия на кресте и помазали миром, я опять рыдал, я благодарил Господа и просил, чтобы Он, если хочет, исцелил мое больное сердце. И тут я вдруг почувствовал сильнейшее благоухание на весь храм. Подняв голову, я посмотрел на камень и увидел, что он весь залит миром. Люди стали дотрагиваться до камня руками, я подошел, намочил в мире руку, так как не было никакой посуды, и через рубашку приложил руку к сердцу. Меня обожгло теплом, стало очень легко. Все начали собирать это миро, кто в носовые платочки, а я скуфейку всю им пропитал… Потом подошли ко Гробу Господню и там на коленях молились. Неземное благоухание миро по-прежнему наполняло храм. Случившееся чудо потрясло мою душу, это самое трепетное из моих воспоминаний о Святой Земле. Господь дал мне то, о чем я просил Его.

Показ слайдов сопровождался рассказом отца Серафима об увиденном и пережитом, хотя о сокровенном он говорил по-монашески сдержанно. Несколько раз священник пел стихиры и тропари, и в зале воцарялась полная благоговейная тишина. Вифлеем, Иордан, Галилейское море… Как будто прикосновение к чуду.
— В иудейской пустыне, рядом с городом Иерихон находится гора Искушений, или, как она иначе называется, Сорокадневная гора, на которой постился Спаситель мира, прообразуя Великий пост, — продолжил отец Серафим. — На вершине горы, куда поднялся Спаситель на сороковой день поста и где искушал Его сатана, еще в VII веке началось строительство Православного монастыря, но так и не возобновилось до сих пор. Значит, Богу это было неугодно. На этой горе очень острые мелкие камни, я снял обувь и поднялся на вершину. Было и радостно, и скорбно. Скорбно больше, место пустынное. На горе Искушений есть храм, при нем живут игумен Георгий, грек, монахиня Иоанна, приехавшая жить в Израиль из России, и молодой послушник Алексий. Втроем спасаются. Мы вместе с ними помолились, а после приблизились к Святому камню, на котором Господь отдыхал, постясь в этой пустыне. От камня исходило сильное благоухание, и он весь оказался чудесно покрыт густым миром, блестел на солнце. Мы опустились перед камнем на колени, и от него никак нам не хотелось уходить, а только молиться… Потом я много раз бывал в Палестине один. Я ходил по Иудейской пустыне с утра до вечера, снимал своей любительской фотокамерой. Молился, чтобы никто не встретился на моем пути, потому что молодые арабы, например, могут напасть на одинокого путника, тем более иностранца.
Однажды я прошагал весь день, жара стояла невыносимая, деться от нее было некуда: ни тени, ни воды нигде. Сердце мое еле билось, голова раскалывалась на части, кровь стучала в виски. Силы уже покидали меня, я почувствовал, что могу сейчас умереть. Лег на землю и стал молиться: "Господи, если Тебе угодно, пусть я умру сейчас здесь, на Святой Земле, но если хочешь, сохрани меня, чтобы я вернулся в свой монастырь". Прошло не более нескольких минут, вдруг на мое лицо упали холодные крупные капли, и солнце затянулось облаками, пошел дождь. Я пролежал минут 20 под этим дождиком, почувствовал себя лучше, встал и сумел дойти до автобусной остановки. Когда приехал к своим, рассказал, что со мной приключилось, а одна матушка и говорит: "О, теперь все понятно, а мы-то думали, в чем дело: не бывало такого в Израиле, чтобы в это время шел дождь…" Так Господь спас меня по Своей великой милости.
На Святой Земле происходят великие чудеса. Матушки Горненского русского монастыря, что на окраине Иерусалима, рассказывали мне о случаях чудесных исцелений от смертельных болезней, от рака, этой проказы наших дней. А главное, что каждый, кто приезжает на Святую Землю с верой, с плачем, получает исцеление своей души.

Слушая рассказ отца Серафима, я подумал, как близок Господь всем нелицемерно призывающим Его.
— А на Святой Земле особенно, — как бы угадал ход моих мыслей Архимандрит Серафим. — Я бывал во многих святых местах, 26 лет прожил в Почаеве, жил в Троице-Сергиевой Лавре, в Покровском Киевском женском монастыре, но меня всегда, после того, как я впервые там побывал, тянуло именно в Израиль. Мне очень захотелось, чтобы все насельницы Владимирской Божией Матери монастыря в Вятской епархии, который я духовно окормляю, непременно побывали бы на Святой Земле. По-человечески это казалось нереально, доллары — где их брать? К тому же я понял, что ничего не смогу рассказать, ничего не смогу передать словами, только фотографии могут что-либо передать…
С этими слайдами я обратился сначала к моим матушкам, они тоже плакали, увидев эту благодать на фотоснимках, я попросил их вместе помолиться, чтобы всем нам Бог дал увидеть Святую Землю, я верил, что это будет. Матушки мои послушные, долго они молились… И вот однажды я приехал в Москву по делам, зашел в дом своих знакомых, рассказал им и о том потрясении, которое я пережил на Святой Земле, и о том, как хорошо было бы нам побывать всем монастырем в Палестине. Кто-то из гостей, кажется, московский журналист, посоветовал мне обратиться с письмом на имя генерального директора авиакомпании "Трансаэро" (сейчас его сменил другой человек), я так и сделал. Генеральный директор сразу ответил: хорошо, нет проблем, мы оплатим ваш перелет туда и обратно. И по Промыслу Божию совершилось по-человечески невозможное: 18 билетов в оба конца достались нам совершенно безплатно. Еще одно чудо. И оно повторилось дважды!
Вера у Православных на Святой земле сильная, у них много терпения. Но сказывается влияние духа времени. К сожалению, многие святые места находятся в запустении, их просто некому становится сохранять. Конечно, я старался этого не замечать, но трудно не заметить раскованных англоязычных туристов, не стесняющихся заходить в храмы в фуражках, курить в притворе Храма Воскресения Христова, бросать дымящиеся окурки и жвачку… Туристов очень много, и справляться с их потоком греческим монахам тяжело, в основном такие у них посетители. Мне было больно это видеть.

…Архимандрит Серафим возил в Святую Землю детей-сирот, группу подростков 14-15 лет. Я поинтересовался, как оказались эти ребята паломниками у Гроба Господня.
— В селе Пиксур Кировской области, где находится наш монастырь, раньше был детский приют, — ответил отец Серафим. — Десять мальчиков-сирот продолжали жить при монастыре в течение шести лет. А когда подросли, потянуло их в мир, тяжело мне было это пережить, я полюбил их. И я решил, пусть и они побывают в Святой Земле, вместе с моими матушками. Вы видели их фотографии, когда они прикоснулись к святыням. Такие серьезные, сосредоточенные одухотворенные лица у этих парней! И слезы у них на глазах, они сердцами приняли благодать Господню. Один из них потом остался у нас послушником в монастыре и сейчас нам помогает, ему 22 года. Другого, его зовут Роман, определили в Приозерское подворье Валаамского монастыря, ему вообще не к кому было возвращаться в мир. А остальных пришлось устраивать в миру, через знакомых, кого куда. Пишут письма. Я ими доволен. Когда мы оказались вместе с ними в Палестине, все были потрясены: группа детей приехала из России впервые, нас всюду встречали очень тепло, ребят угощали, дарили подарки, особенно тронуты были матушки в Горненском монастыре. Парней благословил палестинский старец Архимандрит Серафим из скита на окраине Вифлеема, на Поле Пастушков, это скит греческого монастыря преподобного Саввы Освященного. Старец Серафим много лет прожил на Афоне, а сейчас он — духовник всех греческих монахов на Святой Земле.
Отец Серафим, быть может, потому еще так полюбил сирот, что он сам рос в детдоме. Его мать лишили родительских прав за ее религиозные убеждения: она была Православной, духовной дочерью старца Кукши Одесского и хотела воспитывать своего сына в любви к Богу и ближнему в Православной Церкви. "Самое гуманное" государство не могло терпеть такого вызова атеистической морали и на много лет насильно разлучило мать и сына на вполне "законных" основаниях: женщина «не по-советски» воспитывала ребенка…
— Я был верующий с детства, все об этом знали, был разгар гонений на Православных, — вспоминал Архимандрит Серафим. — Я чуть не каждый день был в слезах, часто в крови, надо мной издевались, били, срывали нательный крест, учителя это все поощряли. "Поп, монах…" — кричали мне в лицо пионеры и комсомольцы. В 10-11 лет я уже начинал бояться людей. Мама приезжала, поддерживала, привозила просфорки, святую воду, плакала вместе со мной. Я просил маму: "Забери меня отсюда". Она не могла. Я убегал сам. Меня возвращала милиция. И вот мы с мамой чудом уехали к старцу-схимнику отцу Амфилохию (Головатюк, в мантии — Иосиф), в деревню Иловицу, под Почаев, на Украину. Подошли к его домику, немало народа окружало дом старца, человек двадцать. Мы робко стали у порога, не знали, как войти, и просто ждали, что будет дальше. Через несколько минут Батюшка вышел в радостном духе, руки поднял, назвал меня по имени, хоть раньше мы никогда не виделись и ни я, ни мать не знали его: о, Сергий приехал, заходи! Из того, что он говорил тогда, я запомнил лишь самое главное. Он сказал: "Ну, что ж ты плачешь, что тебя бьют, надо радоваться, значит, так бесы тебя ненавидят. Они сами говорят, за что: поп и монах". Так он мне предсказал, что я стану священником и монахом. Потом я еще несколько раз приезжал к старцу Амфилохию помолиться, повидаться с ним. Всех верующих он встречал тепло, а лукавых обличал, видел насквозь каждого человека. Местные власти тогда пытались как-то его запугать, устрашить, он же совершенно их не боялся. До конца дней он жил в этой деревне, и его отравила одна из келейниц, подосланная властями. Старец о ее намерениях знал, но решил терпеть и принять смерть как волю Божию. Келейница несколько раз подкладывала яд в пищу и питие старцу, но яд совершенно не действовал, потому что отец Амфилохий с верой перекрещивал зелье, и оно утрачивало свою смертельную силу. Но, видно, время пришло. Он в очередной раз выпил отравленный компот и обратился к этой келейнице: "Ты хотела моей смерти и вот дождалась, но я мучеником умираю". Эти слова многие слышали. Он скончался, когда мне было 19 лет. Прошло лет десять, и на могилке старца эта женщина кричала, рыдала, валялась в грязи, каялась. А до того ходила черная лицом, согнувшаяся, так ее скрутило за этот грех.
Старец вычитывал бесноватых, очень многих людей исцелил. Дьявол ему этого не простил, конечно. Помню, приехала к старцу женщина с дочерью 12-14 лет, глухонемой. Во время молебна, который совершал отец Амфилохий, глухонемая девочка вдруг закричала: "Пресвятая Богородица, спаси нас!.." Сейчас святые мощи старца Амфилохия покоятся в храме Почаевской Лавры, там, где почивают мощи преподобного Иова. Современный угодник Божий канонизирован Украинской Православной Церковью Московского Патриархата в этом году.

А родился я там, где сейчас живу, в Кировской области, так уж Бог дал: где родился, там и пригодился. Еще в детстве Господь положил мне на сердце стремление непременно побывать на Святой Земле, и с годами это стремление только усилилось. Я попал в число "неугодных" в Почаеве: дескать, антисоветчик, фанатик, проповеди мои им не нравились, я молодой был, старался ревностно, открыто проповедовать, многие вещи говорил, о которых тогда говорить боялись. Ну и пришлось скитаться, искать себе "пятый угол" в России. На Украине я не хотел оставаться, чувствовал: надо в Россию ехать. Из многих мест меня выгоняли, поехал к отцу Николаю Гурьянову, он мне сказал: возвращайся в Вятку, Матерь Божия тебя устроит. И я поехал туда. Так же и духовник мой в Почаевской Лавре говорил мне, что куда я ни приеду, в любой епархии надо просить глухое село. И вот в Вятке Владыка мне предложил два села на выбор. Поехал посмотреть. В одном селе храм в хорошем состоянии, но местность не понравилась мне: ни леса, ни пруда… А в другом наоборот: храм Владимирской иконы Богородицы полуразрушенный, а природа просто прекрасная. Сердце обрадовалось, и я сделал выбор. С Божией помощью храм подняли, отремонтировали. Я художник по образованию, иконописец, все эти годы, 15 лет, ремонтировал церковь, писал иконы. Стали ко мне духовные чада приезжать. Владыка приехал, увидел, что нас уж немало собралось и благословил открыть монастырь.
…Возвращаясь к разговору о Святой Земле, я задал своему собеседнику "вечный вопрос" об эсхатологических перспективах, которые в Палестине, быть может, виднее, яснее, чем на Руси.
— Я совсем недавно впервые побывал в подмосковном Новом Иерусалиме, — неожиданно повернул разговор отец Серафим. — И понял, что в Иерусалиме Новом, устроенном молитвами и трудами Святейшего Патриарха Никона, безусловно есть что-то от Святой Земли, хотя внешне они совсем не похожи друг на друга, разве только огромными размерами храмов в честь Христова Воскресения и в Палестине, и в Подмосковье. Особенно на Новоиерусалимской Голгофе я почувствовал благодать ее первообраза. И там, где Кувуклия — тоже. Молитва Патриарха Никона была услышана, это ясно теперь. Найдет ли это свое эсхатологическое завершение в русской истории? Ведь замысел Патриарха остался незавершенным. Я отвечу словами Святых Отцов: без покаяния продолжение истории человечества невозможно, и если покаяния не будет, конец света близок. Когда я впервые приехал на Святую землю, в Израиль, одна ветвь Мамврийского дуба была еще живая. Но она усохла. Недавно все обрадовались: нашли маленький зеленый отросточек на этом древнем дереве, с усыханием которого святые отцы связывают скорое наступление конца света. Но вот мне пришло письмо из Горненского монастыря. Монахини пишут, что усох и этот отросточек, и Мамврийский дуб совершенно сухой. Три года назад высох святой источник, образовавшийся еще в евангельские времена на берегу Галилейского озера, на месте явления Воскресшего Спасителя Марии Магдалине. Многие получали в этом источнике исцеление до самых последних дней, но теперь там нет ни капли воды. Господь показывает нам, что время этого мира подходит к концу.

Много еще рассказал о Святой Земле Архимандрит Серафим. О том, как вдыхал благоухание райских деревьев, растущих на всей земле только там, в Палестине, и о благорастворении воздухов на земле Спасителя. О том, как в Иерусалиме его, шедшего по улице в рясе, заплевали юные израильские националисты. О трещине на Гробе Господнем, уводящей в ад: если приложить к ней ухо, становятся слышны вечные стоны и вопли грешников, от которых неверующие туристы нередко сходили с ума и потому в 50-е годы ХХ века трещину эту замуровали.
Но невозможно, наверное, грешному человеку вместить все то, что Господь открывает нам о Святой Земле.

На фото: Архимандрит Серафим помазует святым елеем от Гроба Господня жителей г. Курска; Старец Амфилохий в 2003 году прославлен в лике святых Украинской Православной Церковью (Московского Патриархата); Икона Святителя Николая — написана Архимандритом Серафимом.

Фото Дмитрия Фомичева

16.05.2003
Дата: 16 мая 2003
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru