Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Встречи в Дивеево

Дивеевские встречи! — каждая из них как золотое зернышко, из которого могут прорасти дивные спелые колосья…


Дивеевские встречи! — каждая из них как золотое зернышко, из которого могут прорасти дивные спелые колосья. Если примешь его в душу и возрастишь…

Послушник Вячеслав встретился мне у восточных ворот Дивеевской обители — там, где начинается и завершается святая Канавка Царицы Небесной. Он стоял с ящиком для пожертвований — в Дивеево много таких посланцев восстанавливающихся и строящихся храмов и монастырей из разных уголков России — и не только. Этот смиренный бородач привлек внимание надписью на ящике: "Скит Серафима и Феогноста". В обители Преподобного Серафима Саровского — сбор пожертвований на скит во имя другого Серафима… И я спросила: а что это за скит, и чья память запечатлена в его названии.
— Серафимо-Феогностовский скит находится в Аксайском ущелье около Алма-Аты, в Казахстане, — рассказал послушник Вячеслав. — В начале XX века там подвизались пятеро монахов. Они служили в Верном — так тогда называлась Алма-Ата — по разным приходам, в архиерейском доме, а в горах построили себе пять келий и в них уединялись для молитвы. Их кельи, как положено, были поставлены на расстоянии броска камня — по склону горы. После революции, когда начались гонения, где-то начиная с 1918 года, они стали больше времени проводить в горах. Вначале скит располагался на высокогорье Медео. Когда верующих начали притеснять, монахи решили приискать более укромное место. Пошли вчетвером — два будущих мученика, иеромонах Серафим и странник Виктор, и с ними две монахини. Ночью они в Аксайском ущелье увидели на вершине горы свет. Видели это сияние только двое будущих мучеников. Днем они поднялись, осмотрели место — и ощутили великую благодать. Три ночи подряд они видели небесный свет над местом, где и основали скит… Сам Господь указал место, где им надлежало потрудиться — и принять мученические венцы.
В 1921 году они спустились в город, служили на празднике в честь Великомученика Пантелеимона. И вечером того же дня, 9 августа по новому стилю, трое из них вернулись в свои кельи. В скиту их было пятеро: иеромонахи Серафим, Феогност, Пахомий, Анатолий и монах Ираклий. Когда они поднимались, их заметили красноармейцы, стоявшие у подножья горы. Вечером 10 августа монахи увидели, что к ним поднимаются трое красноармейцев. Были они какие-то странные, молчаливые, все время озирались по сторонам, словно замыслили что-то недоброе. Монахи напоили их чаем, приютили на ночь. После трапезы иеромонах Серафим пришел к отцу Феогносту и сказал о тяжелом впечатлении, которое произвели на него незваные гости. Феогност посоветовал: "Ты смотри, Серафим, чего лишнего не сболтни!.."
Помолившись, монахи улеглись спать. А утром, уже рассвело — прозвучал первый выстрел. Смертельно раненый иеромонах Серафим успел крикнуть: "Анатолий, беги!" Келья отца Анатолия была ближайшей к нему. Отец Анатолий по склону горы побежал вверх и скрылся в горах. А Феогност как лежал — так, видно, Господь и благословил ему принять мученическую смерть. Убийцы обыскали кельи, но не нашли в них ничего ценного и ушли вниз.
Через три дня пришли монахини из Верного и похоронили убиенных. Тех красноармейцев стали искать по городу — и нашли. Но власти сказали: "Они же убили монахов, а мы сами монахов убиваем!" Так и отпустили их. Но потом эти бандиты в форме убили еще кого-то, и в конце концов их расстреляли.
Монах Ираклий впоследствии ушел на Иссык-Куль, за два перевала, там он и умер своей смертью уже в конце тридцатых годов. А монах Анатолий уехал на Кавказ и там впоследствии тоже принял мученическую кончину. Странника Виктора уже другие большевики сбросили с самолета под Джезказганом.
В начале 90-х годов по благословению правившего тогда Архиепископа Алма-Атинского и Семипалатинского Алексия начали восстанавливать это святое место. Вначале организовали небольшую общинку из нескольких человек, потом построили большой храм. И сейчас там уже основан скит, в котором подвизается человек пятнадцать-двадцать. Иеромонах Серафим, иеродиакон Мартирий, монахи и послушники — и я в том числе. Свои огороды там у нас. Как преподобномученики садили там картошку, морковь на хребте горы, так и мы. Вообще там осадки обильные. В горах лето несколько прохладное, но жаркое солнце прогревает почву, поэтому корнеплоды хорошо вызревают. Так Божией милостью там можно спасаться. Место святое, туда паломничал и Митрополит Николай Алма-Атинский и Казахстанский, он отошел ко Господу в 1955 году, а в 2001 году он прославлен в лике святых. Бывал в нашем скиту Митрополит Иосиф (Чернов) — он пока не причислен к лику святых, но весьма почитаем Православными в Казахстане. И многие священники приходили и молились здесь.
Местное население довольно дружелюбно, власти относятся благосклонно. Скит находится на территории национального парка, указом президента нам выделена эта земля. Вообще в Алма-Ате много славянского населения. Строятся храмы. В 1995 году Святейшим Патриархом Алексием II освящен большой храм Рождества Христова, и кроме этого там есть еще чудный храм Святителя Николая. Три батюшки, которые в нем служили, причислены к лику святых. Кафедральный собор Вознесенский — это вообще чудо света! Построен целиком из тянь-шаньской ели, высота 37 метров.
…На правое плечо к послушнику Вячеславу села бабочка-махаон с роскошными крыльями. Посидела немножко, поклонилась — и словно растворилась в воздухе. Больше я не видела бабочек среди суетной шумящей толпы…

Рано утром 2 августа у Казанского источника было непривычно пусто, одиночные паломники заходили в купальню, омывались благодатной святой водой, набирали с собой водицы из обоих источников — рядом с Казанским есть еще источник Целителя Пантелеимона. Женщина не то из Чувашии, не то из другой поволжской республики, уговаривала взрослого сына войти в источник Пантелеимона. Он разулся и пошел по ручью, вытекающему из колодца, а мать молилась вслух: "Господи, исцели болящего Александра!"
Они ушли, а к ручью подошла другая паломница. С наслаждением ступила в холодную воду, прошла вдоль ручья. И не удержалась, чтобы не поделиться радостью:
— Слава Богу, прошли ноги! После крестных ходов были такие опухшие, мозоли полопались, а водичка помогла!
— Так вы в Дивеево с крестным ходом пришли?
— Да, из Сочи…
— Из Сочи? Даль такая! Когда же вы вышли?
— 17 мая. Успели, пришли вовремя. И здесь смогли пройти в крестном ходе от Цыгановки.
— А много вас было в вашем крестном ходе — сочинском?
— Сначала — сорок, а пришли — сто.
Она торопливо уходит прочь, я же только и успеваю спросить:
— А зовут-то вас как?
— Ксения, — отвечает уже от дороги.
Ксения — значит странница…

Инокине Валентине при мне рассказала ее московская знакомая:
— Знаешь, одна женщина все думала: молюсь своему Ангелу-Хранителю, а какой он? Хоть бы увидеть его…
Ночью ей приснилось, что она идет по улице — и замечает, что за ней увязался какой-то парень. Очень красивый, но она так и взъерошилась: что ему от меня нужно?! Куда ни пойдет — везде и он, как приклеенный. Вбежала в трамвай — и он следом! Тогда она на остановке выскочила и бегом — в подъезд какого-то дома, в лифт, нажимает верхнюю кнопку, про себя радуется: кажется, оторвалась от преследователя. Лифт остановился, она вбегает в первую попавшуюся дверь — и оказывается в темной комнате. А там огромный страшный человек вскидывает автомат — и стреляет в нее. И в этот миг ее закрывает своим телом тот самый юноша, от которого она так старательно убегала… Ангел-Хранитель…

…Удивляюсь спокойствию, с которым юная дивеевская послушница говорит о смерти. Хотя — ей, наверное, проще: ведь у нас, мирян, семьи, дети — вот и безпокоимся, как-то они останутся без нас. Анастасия сказала на это:
— В Дивеевской обители живет одна старенькая монахиня — вот она рассказывала, что когда они еще были маленькими, к ним однажды пришли люди "в штатском" — и сурово спросили ее маму, почему она не участвовала в выборах. А мать ответила:
— Я свой выбор давно сделала — я голосую за Иисуса Христа!
Ее арестовали. Мать простилась с детьми, благословила их, поручив Божией Матери — и ушла. Больше они ее не видели. Но — все выросли, слава Богу, хорошими людьми. Одна вот и монашество приняла.
О чем нам печалиться, если Матерь Божия всех нас усыновила!..

На снимках: послушник Вячеслав у Дивеевской Святой канавки (фото автора); дивеевская послушница Анастасия в Сарове, у памятника Преподобному Серафиму Саровскому.

Ольга Ларькина
29.08.2003
1095
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
12
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru