Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Золотая кисть

В доме иконописца протоиерея Михаила Осипенко мироточат иконы…

…В битве под Сталинградом молодой лейтенант-минометчик Михаил Осипенко дал Богу обет: "Если останусь жив, безплатно отреставрирую церковь!" Перед войной он закончил Днепропетровское художественное училище, прямо со студенческой скамьи прошел ускоренные офицерские курсы — и на фронт… Господь помиловал: за всю войну он не получил ни одного ранения, да и сам никого не убил. Хотя лиха хлебнул сполна. Летом 1942 года попал в плен. Германия, соляные рудники… После войны был отправлен на жительство в Красноуфимск, где годом позже женился на Злате Яхлаковой, дочери убиенного священника. Венчались в церкви во имя Святителя Иннокентия Иркутского, у алтаря которой был похоронен ее настоятель, протоиерей Сергий Яхлаков.

Вот и вспомнился Михаилу фронтовой обет. Отреставрировал все фрески и иконостас кладбищенского храма, а потом и сам стал писать иконы. Казанская икона Божией Матери в церкви Святителя Иннокентия почитается особо и считается чудотворной.
В тот летний день 1961 года Михаил Самуилович с отреставрированной иконой Георгия Победоносца шел в Свято-Иннокентиевскую церковь. Нес, водрузив "яко древо на рамена", по той самой улице, где 28 сентября 1942 года был убит отец Златы Сергеевны. Дом, где произошла трагедия, стоял заколоченный и нежилой. Совершивших убийство женщин (по всей вероятности, сотрудниц НКВД) Господь покарал. Та, что под видом больной пригласила священника, действительно так заболела, что от пролежней завелись черви. Другая, ударившая протоиерея Сергия утюгом в то время как он исповедовал "больную", в 1945 году потеряла мужа-полковника. Поезд, на котором возвращались в Россию воины-победители, потерпел крушение…
Был жаркий, солнечный августовский день. Соленый пот заливал глаза. Вместе с Михаилом Самуиловичем шел и его сын Миша. Впереди, за железной дорогой, показалось городское кладбище и в глубине его — церковь. Узкий дощатый тротуар шел вниз, к железнодорожному полотну. Приободренные близостью конца пути, отец и сын ускорили шаг. Вдруг их обоих обдало как бы порывом ветра: мимо стремительно прошла высокая Женщина в необычном наряде. Шла Она быстро, но в то же время спокойно и величаво, словно не касаясь земли. От Нее исходила волна благодатной прохлады. Женщина быстро прошла к храму и исчезла из вида. Самое странное, что никто из находившихся у кладбищенских ворот Ее не видел…
Вскоре после этого случая последовал вызов в ответственные инстанции с предложением покинуть Красноуфимск. Формальным поводом был запрет на индивидуальную трудовую деятельность — чтобы обезпечить свою многодетную семью, Михаил Самуилович изготавливал на продажу "кошечек" и других "зверюшек"; расписывал по трафарету старые одеяла и делал из них ковры.
Лишь позднее пришло понимание истинных причин гонений — когда соединились все факты гонений прежних.
Род Яхлаковых до революции был весьма известен в Москве. В него входили потомственные почетные граждане, священнослужители, врачи. Один из Яхлаковых, статский советник, занимал должность столоначальника Главного Штаба. Другой — надворный советник, московский обер-полицмейстер.
Генеалогическая линия Серафимы Васильевны, мамы Златы Сергеевны, исходила от предков Архиепископа Феодосия Черниговского, князей Углицких. Отец ее, протоиерей Василий Углицкий, мученически погибший в 1918 году от рук большевиков, был потомственным священником. В сентябре 1896 года десятилетняя Серафима вместе с родителями присутствовала на торжественном открытии мощей Святителя Феодосия Черниговского. Это было как в сказке, как во сне: десятки, если не сотни тысяч людей, Митрополиты, Архиепископы, множество священников, именитые гости, члены Императорской Фамилии. И вместе с пасхальной радостью навсегда впитала она слова отца: "Запомни, дочь, это твой святой предок!"
Много позднее дочь Серафимы Васильевны Злата обрела безценный подарок — часть ризы Архиепископа Феодосия Черниговского.
В 1970 году семья Осипенко обосновалась неподалеку от Троице-Сергиевой Лавры, в г. Струнино Владимирской области. Незадолго до этого Михаил Самуилович был рукоположен в сан священника Архиепископом Свердловским Климентом. Казалось, жизнь налаживалась. С помощью лаврских старцев купили дом. Каждое воскресенье ездили на Богослужение в Загорск. Но Сама Матерь Божия явилась во сне Злате Сергеевне и повелела ехать в Уланов Винницкой области, чтобы спасти храм, построенный по благословению Святителя Феодосия Черниговского.
В Уланове, едва вселившись в крытую соломой мазанку, сразу принялись за реставрацию готовящейся к уничтожению церкви. Городские власти поначалу не успели даже понять, что произошло. А потом разразилась буря: как посмели, кто позволил?! Грозили даже взорвать храм вместе с практически жившей в нем семьей священника-иконописца. Злата Сергеевна спокойно и с достоинством объясняла, что доколе храм в запустении, они из Уланова уехать не могут. Глава семьи с сыновьями неутомимо реставрировали превратившийся в осажденную крепость храм. Сами ставили леса (у центрального купола — 30-метровой высоты!), заделывали оставшиеся с войны пробоины, штукатурили стены. И, главное, заново расписывали фрески. Ранее храм был в руках униатов, оттого некоторые росписи были в латинском духе. Например, мученик Иоанн Воин был изображен в виде польского шдяхтича.
Именно тогда, предопределяя жизненные пути Своих уже притерпевшихся к лишениям чад, Господь даровал всем детям отца Михаила талант писать иконы. Злата Сергеевна однажды увидела во сне, как Царица Небесная дарит золотую кисть ее старшему сыну Сергею. В Уланове Сергей написал первую икону. Отец Михаил, посмотрев на образ Преподобного Серафима Саровского, улыбнулся и не без удовольствия сказал: "Классик!.."
И обретенные в алтаре часть ризы Святителя Феодосия и Козельщанский образ Божией Матери были как знак небес и как великая духовная поддержка.

Признание

Когда семья иконописцев по благословению старцев Лавры и с их помощью — пастырской, молитвенной, да и материальной — прибыла в г. Покров, их дом превратился в иконописную мастерскую. Близилось время Олимпиады-80, и правительство заблаговременно готовилось к наплыву иностранных гостей. В список памятников старины, подлежащих реставрации, вошел и Успенский собор, построенный во Владимире святым князем Андреем Боголюбским. Крышки усыпальниц святых благоверных князей Александра Невского и Георгия Владимирского золотили здесь, в доме на улице Советской. Отец Михаил передал сыновьям секрет золочения. Отреставрированные ими купола Успенского собора и поныне не потускнели, в солнечную погоду их сияние видно далеко за городом, на возвышенностях муромской дороги.
А в декабре 1992 года в "зеленой гостиной" ассоциации "мир и согласие" открылась выставка икон, о которой Митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим сказал: "Совсем недавно смотрел ценности России, выставленные в Цюрихе и Риме, — но это великолепное прошлое. Думали, что создание чего-то подобного в наши времена уже невозможно. И вот оно перед нами. Оно есть. Оно будет…" Несколько позднее выставка "Злата" (так единодушно она названа семьей иконописца) переехала в фойе Белого дома в Москве, где и находилась до печально известных событий октября 1993 г. Незадолго до танковой атаки выставку эвакуировали, часть икон пропала. Говорили, что их видели за рубежом, на престижных аукционах…
И все же признание было слишком большим, чтобы его могли затмить политические события. Две иконы, написанные Сергеем Михайловичем Осипенко, — Преподобных Сергия Радонежского и Серафима Саровского — находятся в нижнем Преображенском храме Христа Спасителя. Много других икон разошлись в репродукциях по всей стране.
В июле 1993 г. в Колонном Зале Дома союзов — бывшем Дворянском собрании — Великая Княгиня Мария Владимировна получила в дар от руководства страны образ Спаса Нерукотворного, написанный в творческой мастерской "Злата". Принимая икону из рук дочери отца Михаила Варвары, Великая Княгиня произнесла: "Эта икона всегда будет встречать меня в России".

Сейчас почти никто не помнит, когда было дано обещание легализовать казачество. Президент Б.Н. Ельцин объявил о своем решении издать этот указ на казачьем съезде 11 июня 1994 г. Во время встречи Президента в фойе ему был подарен образ Великомученика Пантелеимона. Всем сыновьям священника-иконописца было присвоено звание полковника казачьих войск.
Постепенно забылись триумфы и вернисажи. Мирно легли в семейный архив газетные публикации, грамоты от Президента. Но из череды повседневности неожиданно выделилась история Державного образа Божией Матери.
Чтобы поддержать дух российского воинства, лето 1997 года в Моздок была привезена эта икона, подаренная Сергеем Осипенко Фонду славянской культуры и письменности. Как только сошли с трапа самолета, икона начала мироточить. А во время службы в Успенском храме в центре Моздока икона буквально покрылась миром: капли выделялись более чем из двадцати мест. Чудо сие засвидетельствовано настоятелем церкви, отцом Иоанном. Но образ мироточил и раньше. Впервые он замироточил во время крестного хода 15 марта 1997 года, в день явления Державной иконы Божией Матери.
Прошло два года. И во время безпримерного крестного облета границ России на борту самолета среди других икон находился и этот образ. Когда пролетали Чечню, икона стала обильно источать миро, как бы одождяя сверху раздираемую враждой землю.

"Не скорбите обо мне…"

Пришло время, и семья разделилась. Родители, двое младших сыновей Александр и Николай, дочь Наталия переехали на Кубань. Произошло это по настоянию Златы Сергеевны.
Матушка Татиана, старшая дочь, говорила: "Мама была душой нашей семьи. На ней все держалось. Никто от нее не слышал никогда ни ропотных слов, ни осуждения, ни сетований на жизнь. От нее буквально лучилось непоколебимое спокойствие и безраздельное доверие Богу". Сыновья Михаил и Сергей вспоминали: на маме была какая-то особенная отмеченность. И преподобный Кукша Одесский выделял ее из среды своих духовных чад.
Дочери Златы Сергеевны по приезде к старцу получали от него лишь благословение да краткое поучение. С мамой он подолгу беседовал наедине. О чем — осталось тайной. Тайны креста, тайны безропотного служения Богу — как объяснить их неготовому сердцу?
Злата Сергеевна часто собирала детей, чтобы рассказать об истории своего рода, открыть им что-то важное. Но дети стремились к играм — часто они с любовью извинялись: "Мама, прости, потом…" — и убегали на улицу. "Потом" так и не наступало. Ни в чем не укоряя детей, она брала Священное Писание, зачитанное до ломкости страниц, и встав перед иконами, молилась Господу.
Лишь после смерти Златы Сергеевны у детей явилось понимание: будучи горячо любимой, мама оставалась очень одинокой. Она познала и эту высшую тайну: безраздельно любить и всецело понимать может только Бог.
Возможно, только она одна понимала — их скитания и хождения по мукам не есть следствие особого отношения к ним властей; истинная причина гораздо глубже. И уже когда жизнь в г. Покрове вполне наладилась, Злата Сергеевна все чаще стала повторять: надо ехать в Крымск, на Кубань. Круг должен замкнуться…
Какой круг — и что должно было замкнуться? Если проследить по карте странствия гонимой семьи, то движение ее по России действительно было круговым. Движение просолонь, против часовой стрелки: движение всех крестных ходов.
Круг был завершен вблизи тех пределов, где некогда подвизался преподобный Феодосий Кавказский — святой, особо почитаемый в этой семье. Спустя три года, 27 июня 1984 года, Злата Сергеевна отошла ко Господу.
В последний день земной жизни Злата Сергеевна читала Евангелие. Преподобный Кукша благословил ее на ежедневное чтение Священного Писания, с тех пор это стало ее любимым занятием. Но тогда произошло чудо: от чела Златы Сергеевны изошел луч света и пал на стоящий перед ней Максимовский образ Божией Матери. Сын Александр успел сделать несколько снимков. Сделанные во время похорон снимки засвидетельствовали вновь: от головной части могилы исходил световой луч.
— Смерти нет, не скорбите обо мне, — говорила близким при жизни Злата Сергеевна. — Смерти нет!..

Крест протоиерея Сергия

Во гроб Златы Сергеевны был положен резной кипарисовый крест, семейная реликвия. Его удалось сохранить, несмотря на все внезапные обыски и реквизиции.
Еще до революции Сергей Зосимович Яхлаков, тогда студент медицинского факультета Санкт-Петербургской академии, получил его в подарок от одного соловецкого старца. По преданию, крест был сделан учениками Зосимы и Савватия Соловецких. Старец сам вышел к паломникам-студентам, но благословил крестом лишь одного из них — и предсказал ему священническое поприще. Сергею Зосимовичу было это странно, он готовил себя к иному.
По окончании академии он вскоре стал известен как талантливый хирург. Здесь видятся некие параллели с житием Святителя Луки (Войно-Ясенецкого). И тот и другой были известными хирургами. И тот и другой стали священниками, сами того не ожидая… В начале 1918 года Сергей Зосимович поехал в Москву по делам медицинской службы, а через несколько месяцев вернулся в Вологду в темно-малиновом подряснике, который не снимал уже до конца жизни. За 23 года служения протоиерея Сергия арестовывали 23 раза. Часто он возвращался из заключения остриженным наголо: власти знали, что это является каноническим препятствием для богослужебной деятельности. Но Господь не оставляет избранных Своих: происходило чудо, волосы у отца Сергия вырастали за две недели, и он снова мог совершать Богослужение.
Особые дружественные отношения связывали его со священномучеником Павлином, Архиепископом Пермским. Внуки отца Сергия помнят, что у него была фотография Владыки с дарственной надписью.
Вечер 28 сентября 1942 года навсегда запомнился Злате Сергеевне: это случилось накануне ее восемнадцатилетия. Семья готовилась ко сну, когда в дверь постучали. Кто это мог быть? Опять работники "органов"?.. Оказалось, пришла женщина с просьбой причастить ее тяжело заболевшую подругу.
Отец Сергий облачился, взял Святые Дары, крест, Евангелие. И как рассказывала впоследствии дочери Серафима Васильевна, они оба вдруг поняли, что пришла пора прощаться. Встали посреди комнаты и — словно в последний раз — посмотрели друг на друга. Уже почти все понимая, Серафима Васильевна робко произнесла: "Может быть, ты не пойдешь сегодня? Ведь уже ночь… " И отец Сергий, тоже почти все понимая, тихо ответил: "Нет, ведь это мой долг… Я должен идти".
Они вновь посмотрели друг другу в глаза, и матушка Серафима почти зримо увидела, сердцем поняла, что Ангелы облачают отца Сергия в белые одежды. Он кротко поклонился и тихо вышел в ночь.
Тело убитого священника нашла на железнодорожных путях обходчица… На девятый день Злата увидела отца во сне: в белых одеждах и с окровавленной повязкой на голове. Когда дочь безмолвно спросила отца о повязке, он ответил: "Это будет обличением моей убийце на Страшном Суде". Сцена убийства открылась во сне во всех деталях: во время исповеди у постели "болящей" ее подруга бросила в голову священника тяжелый чугунный утюг. Потом обе несли бездыханное тело к желеэной дороге, бросили на рельсы. Указано было и место сокрытия орудия убийства. На другой день Злата вместе с семилетним братом Сережей обнаружила чугунный утюг на дне мусорной ямы, за оградой кладбища.
Уже после войны на могиле отца Сергия часто видели лежащую ничком женщину. Завидев матушку Серафиму, она по-собачьи, на четвереньках ползла к ней, каясь в своем преступлении.
Тогда местная милиция закрыла дело на следующий день. Виновниц преступления временно выселили. Убиенного же настоятеля неделю не могли отпеть — ближайший приход находился в Свердловске.
Стояло "бабье лето", днем было жарко, но от пролежавшего целую неделю тела не исходило никакого тления. Напротив, во время обряда отпевания в церкви запахло васильками. Отец Сергий при жизни любил эти цветы…
Он лежал как живой, и когда гроб опустили в могилу, внезапно послышался шум. Камень в основании фундамента алтаря сдвинулся сам собою и отошел вглубь. И следом, также сам собою, словно втянутый некою силой, гроб вошел под алтарь. Камень задвинулся. Пораженные рабочие молча забросали пустую могилу.

Чудо в Крымске

25 ноября 2001 года в доме священника-иконописца Михаила Осипенко замироточили все иконы (см. "Благовест" № 14-16'2002 г.). Сверх всех ожиданий, замироточил наперсный священнический крест отца Михаила. Замироточили нательные крестики, стоящий в святом углу крест на голгофе, фотографии убиенных Цесаревен Ольги, Татьяны, Марии, Анастасии и два фото Златы Сергевны.
О мироточении отец Михаил сразу доложил в епархию. Прибывший священник засвидетельствовал этот факт, но при этом отнесся к чуду довольно сдержанно. На этом изучение феномена мироточения, к сожалению, закончилось.
Особенность чуда в том, что миро на иконах и крестах имеет неоднородный состав. И даже камень, на котором растирали краски, замироточил — как бы в ознаменование Евангельского: "Если они умолкнут, то камни возопиют". Когда миро затвердело, оказалось, что капельки выступили в виде восьмиконечного креста. Некоторое время камень лежал на альбоме с фотографиями святых Царственных Мучеников. Миро выступило с обратной стороны камня, так что обложка вся пропиталась елеем. Причем одна струйка мира на камне была красного цвета.
Надо отметить, что в разные дни миро бывает разных оттенков янтарного цвета и разной вязкости. На праздник Крещения Господня миро было светлое, прозрачное, с легким золотистым оттенком. Весной началось источение мира зеленого и красного цветов. Слитое в один сосуд миро разной вязкости не смешивается, но пребывает отдельно: более светлое вверху, темное внизу. Даже если сосуд потрясти, смешения все равно не происходит.
Другой характерный признак — благоухание мира. В процессе мироточения благоухание отсутствует, но появляется, когда миро уже собрано в сосуд. Состав запаха довольно сложный, как если бы смешались ароматы жасмина, хвои, меда и чего-то еще, трудно определимого.
Когда рядом с мироточивыми крестами появились кресты нерукотворные, о символическом значении этого чуда можно было только догадываться. Смысл этих чудес проявился только в августе.

У всех еще на памяти события, разыгравшиеся в начале августа 2002 года на черноморском побережье. Тогда стихия унесла сотни жизней. Многие тысячи людей лишились крова. Новороссийск и Крымск попали в эпицентр зоны бедствия. С гор шли грязевые лавины. Уровень реки в узких местах поднялся на восемь метров.
По логике вещей, саманный домик отца Михаила, находящийся в пятидесяти метрах от реки, должно было просто смыть ревущим потоком воды. Когда усталые спасатели МЧС вошли в домик на улице Лагерной и по-хозяйски привычно произнесли: "Отец, собирайся — эвакуация…" — то неожиданно получили спокойный ответ: "Нет, никуда не поеду. У меня тут иконы, я читаю акафисты". Спасатели изумленно посмотрели на упрямого старца — и удалились.
И произошло чудо: дом устоял. В двадцати метрах от дома поток воды промыл котловину и устремился вдоль по улице. В пятистах метрах от реки улицу надо было переходить в болотных сапогах. Во дворе дома священника-иконописца вода не задерживалась, как если бы некая сила гнала ее прочь. В буквальном смысле — крест спас дом от потопления.
Не так давно автор слышал рассказ одного священника. Когда он еще был мирянином, с ним и его сотрудником произошел такой случай. Работая на железнодорожных путях, они поздно заметили, что по обеим магистралям мчатся встречь товарные поезда. Единственное, что они успели, — ухватиться за стоящий между путями столб. Ветер от мчащихся составов был такой, что ноги отрывало от земли. Именно тогда он понял: вот так, обеими руками, мертвой хваткой надо держаться за Господень Крест.
Почему Господь для явления великого чуда избрал именно эту семью? Определенного ответа, видимо, не будет. "Не вы Меня избрали, а Я вас избрал" (Ин. 15, 16). Но столь же очевидно, что связано это с исповедническим путем длиною в жизнь. Связано с тем, что во гроб Златы Сергеевны был положен древний кипарисовый крест, подаренный соловецким старцем ее отцу. Для автора очевидна мистическая связь между Соловецким монастырем, могилой протоиерея Сергия, убитого сразу после праздника Крестовоздвижения и отслуженной им Литургии — у местом упокоения его дочери…
И не скорбь возникает в душе, когда думаешь о них, давно уже нас покинувших, когда молишься об упокоении их в обителях праведных. Не скорбь. Напротив, возникает то светлое и высокое чувство, когда в пасхальном каноне поется Ексапостиларий — сначала тихо, а потом все более нарастая, достигая победного крещендо: "Плотию уснув, яко мертв, Царю и Господи, тридневен воскресл еси, Адама воздвиг от тли, и упразднив смерть; пасха нетления, мира спасения".

На снимках: протоиерей Михаил Осипенко; мироточащая икона; в доме Осипенко мироточат более двадцати икон.

Александр Сороковиков
г. Покров Владимирской области


cм. также:

27.02.2004
1034
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru