Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Живая вода

В Самаре возобновила работу общественная организация, которая занимается благоустройством святых родников.

В Самаре возобновила работу общественная организация, которая занимается благоустройством святых родников.

С Марфой Балабановой мы в редакции знакомы давно — еще с тех времен, когда она со свойственными ей энергией и напором взялась за создание в Самаре миссии “Живая вода”. Не прерывались наши связи и когда Марфа уехала жить в Дивеево, купила для своей семьи дом в нескольких шагах от монастырской ограды. Через пять лет вернулась в Самару — и снова с головой ушла в работу, которая стала для нее смыслом всей жизни, организовала теперь уже региональный центр восстановления родников “Живая вода”. Наша новая встреча с председателем правления центра Марфой Балабановой стала поводом к обстоятельному разговору о планах центра — и не только. О том, что значат святые источники в жизни людей. И как христианское милосердие, подобно живой воде, лечит душевные раны тяжело больных и убогих.

— Какие цели ставит перед собой центр “Живая вода”?
— Наш центр создан, чтобы возрождать святые источники Самарской области, а также чтобы оказывать помощь в строительстве храмов и шефствовать над детьми, больными детским церебральным параличом.
— Как давно существует центр?
— Организация зародилась еще в 1998-99 годах, тогда это была миссия “Живая вода” при Кирилло-Мефодиевском соборе г. Самары. И хотя с моим отъездом в Дивеево все затихло, но документация и все наработки сохранились. Это помогло заново начать работу центра. Сейчас мы планируем возобновить работу и за те несколько месяцев, что уже проработали, собрали новую информацию по источникам. Новым направлением для нас стало шефство над домом-интернатом в селе Большая Раковка.
— А как ты попала в Большую Раковку?
— Меня пригласили туда мои друзья — Галина Петровна Апарина и Людмила Васина. Пригласили, в общем-то, с прозаической целью — я знала дорогу в это село, так как бывала в тех местах, занимаясь восстановлением источника в селе Русская Селитьба. Решили — заедем на источник, и заодно отвезем помощь больным детям. Вот так я впервые и попала в этот дом-интернат.
Я знала, конечно, что в Большой Раковке когда-то был славный своей историей Свято-Троицкий женский монастырь: в нем было пятьсот насельниц, хранились великие святыни — частица Животворящего Креста Господня, чудотворная явленная икона Божией Матери “Взыскание погибших”. Под монастырем были прорыты подземные ходы, тянувшиеся на несколько километров.
— Что-нибудь осталось от обители?
— Одно только здание. Больные девочки, которые живут в нем, верующие — но они уже не ощущают в некогда намоленных стенах веяние Святого Духа. Все осквернено и поругано, и только сейчас в этот дом потихоньку возвращается молитва. Молитва больных — назвать их детьми, пожалуй, уже неправильно, им по 19-20 лет.
— Ты приехала в этот дом-интернат — и?..
— И в душе все содрогнулось от жалости, захотелось помочь, чтобы больные получали духовное окормление, могли исповедоваться и причащаться, собороваться, присутствовать на молебнах.
— А до этого они были лишены духовного окормления?
— Еще не так давно руководителем интерната просто был богоборец, который снимал иконы со стен. Новая руководительница пошла нам навстречу. Выделила нам молельную комнату, и мы ее практически уже обустроили. Осталось приобрести подсвечники и лампады — а так все необходимое уже есть. Можно совершать Богослужения.
Мы теперь ездим в Большую Раковку, помогаем, чем можем, возим и продукты. Неисповедимым Божиим Промыслом нам передают деньги, и мы можем заниматься благотворительностью. Из Дивеевской обители и Санаксарского монастыря привезли иконы на деньги, которые нам передала одна самарская благотворительница, Любовь Алексеевна Труфанова, — спаси ее Господи! Директор дома-интерната нашла священника, который будет духовно окормлять ее подопечных, совершать здесь требы. Уже на праздник Крещения Господня батюшка приезжал и отслужил молебен с великим водосвятием. Это была такая радость для больных! И вот когда оттуда возвращаешься, такое состояние — как будто на крыльях летишь. Этого заряда хватает на целую неделю, посещения больных дают нам, здоровым, силы для дальнейшей жизни и работы. Мы собираемся и в Самаре побывать в домах инвалидов, посмотреть, чем сможем помочь этим людям.

— Вернемся к главной вашей деятельности. Что успели вы сделать в миссии “Живая вода” — до того, как ты уехала в Дивеево?
— При содействии фирмы “Волготрансстрой” и лично ее руководителя Вячеслава Васильевича Сонина по тем документам, которые мы подготовили, построили в Русской Селитьбе часовню на источнике. С нашей стороны были подготовлены разрешительная документация и проект. Архитектор Виктор Николаевич Шкрибтиенко сделал проект во славу Божию.
— Там очень красивая Владимирская икона Божией Матери… Она ведь явленная?
— Это список с чудотворной иконы, которая явилась на источнике. Благочестивая женщина копала ямку и обрела икону Пресвятой Богородицы. Подняла святыню — и из ямки забил родник. Икону с молитвами переносили в храм, но она вновь возвращалась на место своего явления. И тогда решили сделать для храма точный список с нее. Сейчас этот список находится в храме Михаила Архангела села Русская Селитьба. Сам этот храм является историко-культурным памятником, но состояние его оставляет желать лучшего. И святая икона требует реставрации, она вся потрескалась. Организация “Акваремстрой” по нашей просьбе взялась во славу Божию выполнить необходимые работы на святом источнике. Уже этой весной там будет оборудована купель. Туда станут ездить паломники — и с притоком необходимых средств храм начнет реставрироваться.
— А что случилось с самой чудотворной иконой?
— Ее судьба неизвестна.
— К какому источнику у тебя больше всего душа стремится?
— Естественно, к источнику Владимирской иконы Божией Матери. Это был самый первый восстановленный источник, и даже печать центра “Живая вода” воспроизводит изображение часовни, которая там была воздвигнута. Да ведь это родные мои места, я бывала там еще в детстве — не догадываясь о том, какая святость в этом роднике. Когда узнала об этом из вашей газеты — душа загорелась, захотелось помочь его возрождению.
— А сейчас какой источник будете восстанавливать?
— В Переволоках, источник “Слезы Божией Матери”. Этот источник забил в 1936 году в то самое время, когда в Переволоках был закрыт храм Покрова Пресвятой Богородицы. Одну святыню отобрали у народа — а Матерь Божия явила людям другую, источник Своих слез… Вода в источнике чистая, как слеза. Многие исцелились ею от тяжелых недугов. Мы собрали пока лишь несколько свидетельств об этих исцелениях.
Глухонемой Сергей из Тольятти исцелился этой водой от немоты: речь вернулась полностью.
Галина Александровна Кондакова из поселка Стройкерамика Волжского района мучилась со «шпорами» в ноге — на ногу не наступить, боли нестерпимые. В Переволоки она приехала помогать в восстановлении храма. После работы пошли к источнику, она походила по водице родника — аж ноги ломило! — попила воды. И — все, нет «шпор»!
Михаил, помогавший в строительстве храма, страдал болями в ступне. Не думая об исцелении, он однажды помочил водой больную ногу, попил воды — и исцелился.
Семидесятидвухлетнюю Марию Ильину под руки привели к источнику, трижды облили водой — и она легко поднялась в гору без посторонней помощи.
Муж местной жительницы Таисии Федоровны Скуфиной Владимир лежал в больнице г. Октябрьска с диагнозом рак горла и поджелудочной железы. Высох до неузнаваемости, врачи отказались делать операцию: “Безполезно, готовьтесь к похоронам…” Метастазы были уже в легких. Таисия Федоровна усиленно молилась Богу, а мужу посоветовала положить на грудь (под простыню) Евангелие и читать молитвы “Отче наш” и “Богородице Дево, радуйся”. Две недели Владимир лежал в больнице и за это время выпил семь с половиной литров воды из святого источника “Слезы Божией Матери”. Здоровье пошло на поправку — и повторное УЗИ засвидетельствовало его выздоровление. Господь исцелил — по горячим совместным молитвам и благодаря святой воде.
27 ноября 2004 года Таисия Федоровна Скуфина пришла на источник. Стала петь “Царю Небесный”, Трисвятое, тропари Божией Матери и другие молитвы — и вдруг все вокруг озарило фиолетовым светом, голубым и розовым сиянием, и желтые столбы света встали над родником. Это произошло за день до нашего приезда в Переволоки, и Таисия Федоровна при встрече с нами сказала: “Все это длилось минут пять, а может быть, и больше — я ни объяснить, ни даже толком рассказать, как это было, не могу — это мне не дано, не для моего ума…” А в июне 2004 года дети прибежали в храм и сказали Таисии Федоровне, что видели на месте алтаря разрушенного храма Девушку в подвенечном платье. Она стояла в воздухе над алтарем, повернувшись Ликом к источнику. Таисия Федоровна и ребята пошли на источник, а там птица белая-белая облетела вокруг источника против часовой стрелки и исчезла. Рыбаки часто видят здесь Девушку в белом подвенечном платье…
Мы хотим сделать у этого источника купель в виде часовенки, с крестом, с куполом — люди будут заходить внутрь и, помолясь, обливаться святой водой. Главный архитектор г. Самары Юрий Иванович Харитонов с большим желанием откликнулся на наше предложение потрудиться для возрождения святых источников. Есть и фирмы, которые готовы оказывать благотворительную помощь в этом богоугодном деле.
— Вот сейчас на очереди источник в Переволоках. А потом — уже наметили что-то?
— А потом — у озера в Съезжем. Мы давно уже хотели там построить часовню. Место удивительнейшее! Там в 1958 году явилась Казанская икона Божией Матери. И какие чудеса там происходили!.. Да вы писали об этом в “Благовесте”.
— Любовь Алексеевна Труфанова как-то привезла мне воду из этого озера. Обычную мутную воду с плавающими в ней водорослями. Прошло несколько дней — и вода стала совершенно прозрачной, а водоросли исчезли, будто растворились в этой святыне!.. Марфа, а что дали тебе годы, проведенные в Дивеево?
— Духовную силу для той работы, которой я сейчас занимаюсь. Я получила опыт молитвы. Если раньше я не знала, что нужно молиться, считала это личным делом: хочу — помолюсь, нет — и так ладно, могу пойти в храм, могу провести это время в суете, — то теперь я убедилась, что без молитвы, без храма намного тяжелее. Господь дает силы, сама-то я со своей немощью что могу… У меня есть свое молитвенное правило, и сейчас, после многих искушений, я стараюсь его не упускать.
— Ты ведь побывала не в одном монастыре — в Санаксарском, в Муроме, в Троице-Сергиевой Лавре, — почему уехала жить именно в Дивеево?
— Дивеево — это Дивеево! Что тут скажешь… К Батюшке Серафиму, к святой Канавке. Многие тогда уезжали — как думали, насовсем — в Дивеево. Как сказал один знакомый, “от антихриста бежать хотели…” Чему-то там научились. Но прижились не все. Потому что жить там можно только в молитвенном подвиге, в душевной тишине, во внутреннем спокойствии, умиротворении. Раствориться полностью в размеренной жизни обители. Но это не для таких людей, как я… У нас в крови тяга к активной деятельности, чтобы были видны результаты сделанного. Некоторые самарские там остались, но совсем немного.
В общем-то у меня ведь и в Дивеево получалось жить деятельно. Занималась паломническими поездками, года два проработала в монастыре. Выполняла сестринские послушания, полгода была в канцелярии монастыря. Все хорошо, но… Это не мое. Может быть, потом уж, к семидесяти годам… если даст Бог. В Дивеево люди хорошие, добрые, простые. У меня там со всеми были прекрасные отношения, даже с бомжами. Они увидят: “Марфа!..”
— Дивеево очень меняется, буквально на глазах происходят удивительные перемены.
— Меня они радуют. Что растет и укрепляется обитель, и эти мраморные кресты, и красиво обустроенная Канавка. Хотя пройти просто по земле — ближе к душе. Что территория монастырская расширяется, и из-за этого меня когда-то выселят из моего дома, — для меня в этом нет трагедии. Потому что это монастырская земля. Сейчас на ней живут всякие люди, бывает и ругань, и мат. А тогда вся эта земля опять наполнится молитвой и тишиной.
В последний свой приезд я по благословению священника прошла по Канавке трижды. В таких святых местах Господь особенно слышит наши молитвы. У меня на Канавке в душе тишина и покой. Иду — и так тихо-тихо на душе. И что здесь просишь — все получаешь.
— Скажи, а почему именно на Руси так много святых источников?
— Да ведь сколько сказок сложено о живой воде, поднимающей из мертвых, — это, наверное, идет от Господнего Крещения в Иордане. Русские люди настолько глубоко восприняли это великое чудо, так уверовали в животворящую силу Божией благодати, воплощенной в святой воде, что и в былинах и сказках, в народных преданиях воспевали эту живую воду. Когда уже ничего нельзя сделать, герой изрублен на кусочки — только окропи его живой водой или влей ее в охладелые уста — и он оживет! Да еще и станет краше, сильнее. Потому что это Божия благодать. И, наверное, в ответ на эту по-детски чистую веру Господь и Пресвятая Богородица дарили русским людям так много святых источников. И по сей день дарят…
— Сама ты сталкивалась с такой исцеляющей силой святой воды?
— Однажды в Дивеево я очень сильно заболела, у меня была высокая температура, страшный жар. Было даже такое чувство, что я умру ночью. И я из последних сил встала, попила воду, принесенную из источника матушки Александры, — мой дом стоит недалеко от этого источника. Сразу выступил обильный пот, вся рубашка стала мокрой. Я переоделась в сухое белье и сразу уснула. Проснулась здоровая… Со мной лично вот такое произошло. Вообще в Дивеево много источников — они прекрасно оборудованы. Прямо на окраинах села — Казанский и Исцелителя Пантелеимона, Иверской иконы Божией Матери и матушки Александры. В трех, что ли, километрах от села — источник Михаила Архангела. Всем известен источник Батюшки Серафима. И в скитах тоже есть чудесные источники…
Я считаю, что все источники надо обустраивать, ставить на них часовенки, купели — чтобы люди могли, помолившись у них, испить водицы, набрать ее с собой, окунуться в нее или хотя бы облиться. Вода обыкновенная очищает тело, а святая — и душу.
— Не случайно Архимандрит Иларион всех приезжающих в Ключевскую пустынь посылает вначале омыться в святых источниках — бесов отогнать, а потом уж идти на духовную беседу… И еще вопрос. Нужно ли специально готовиться к паломничеству на святой источник?
— Я думаю, внутренняя готовность воспринять святыню должна быть в душе всегда. Раньше я в любое время года легко окуналась в ледяную воду дивеевских источников. А сейчас пожила в Самаре, в миру, одним глазком в телевизоре, приехала в Дивеево — и не смогла зимой войти в воду! Духу не хватает.
— Мы как-то обошли вниманием известнейший не только в самарских краях источник села Ташла…
— Когда я первый раз, лет четырнадцать тому назад, съездила в Ташлу и искупалась в источнике, со мной произошел незабываемый случай! Я въехала в Самару, и на городской улице машина остановилась у светофора. Вдруг какой-то незнакомый мужчина открывает дверь машины и без единого слова ни с того ни с сего начинает тыкать в меня острым ножом — лезвие так и мелькает. А я была в шарфе, который пропитался ташлинской водой. Этот человек пытается ударить меня ножом, а лезвие скользит по шарфу и не проникает сквозь него. Я сползла за руль, и нападавший убежал. У меня до сих пор вся эта страшная сцена стоит перед глазами. И было чувство, что это Божия Матерь защитила меня (ведь шарф — это покров!) от нападения одержимого. Почему он не мог попасть в меня ножом — ничем иным, кроме заступления Богородицы, не объяснить.
…Мне когда-то батюшка Иероним (Санаксарский старец, † в 2001 г. — ред.) предсказывал монашество, называл матерью Марией…
— Пока, не в обиду, ты больше Марфа — “печешься о многом”… Да ведь кто-то же должен взять на себя эти хлопоты! А что еще говорил тебе батюшка?
— Отец Иероним наставлял: “Имей крепкую веру, постоянство во всем и душевное приложение”. Я спрашиваю: “Это, батюшка, как?” А он ответил: “Вот ты крепко помолись, и как душа ляжет, так и делай”.
— Более тридцати родников в Самарской епархии: много времени займет их обустройство?
— Лет на десять работы, а там — и другие станут известны. В книге “Родники Самарской области”, изданной областным комитетом по экологии, перечислено полторы тысячи источников! На наш век хватит. В первую очередь хочется восстановить поскорее источник “Слезы Богоматери”. Я сама столько слез в последнее время выплакала, как никогда, и к этому источнику как-то особенно душа тянется. Вот в нем бы я искупалась! Даже в мороз.

На снимках: Так — крестом — выросло дерево в селе Русская Селитьба Самарской области, у святого источника; Памятный камень у святого источника "Слезы Богоматери"; Марфа Балабанова (во втором ряду, в центре) в доме-интернате с. Большая Раковка.

Ольга Ларькина
04.02.2005
1170
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
9
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru