Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Дорога в Небеса

Великорецкий Крестный ход собрал Православных со всей России.


Время — дар Божий. Для чего оно человеку дано? Для возрастания в жизнь духовную, для добрых дел. А мы всё суетимся, драгоценные минуты теряем. Даже и про Отца Небесного порой в суете забываем. Но раз в году совершается чудо, которое называется Великорецкий Крестный ход. Раз в году мы все-таки вырываемся из круга многих мелких забот, отрываемся от земного и устремляемся к Небесному.
Посреди вятских полей и лесов можно увидеть такую дивную картину: величественный людской поток вслед за хоругвями и иконой поднимается на возвышенность и как будто растворяется в солнечном свете, как будто входит в Небеса! Где же вы, художники? Мой фотоаппарат столько света не вмещает, а каков сюжет! Удивительный, символичный.
Полноводная река, лавина, поток — такими словами мы обычно пытаемся описать движение Крестного хода. При виде этой мощи, при приближении этой силы человека охватывает волнение. Не перевелись еще люди Православные на Руси! Вот сколько нас опять собралось — конца нет, колонна растянулась на километры. 
А вот бы понаблюдать за ходом с высоты облаков! Наверное, в начале лета Великорецкое похоже на магнит, притягивающий к себе множество людей со всего мира. С разных сторон стекаются на Вятку маленькие огонечки. И вот они собрались воедино и превратились в яркий источник света. Почему так? Потому что полилась общая молитва. Она объединяет людей в Крестный ход. Она просвещает души и освящает землю, по которой мы проходим. С Неба видно, как меняется земля, как происходят изменения в душах людей, идущих в Ходу и стоящих на обочинах вятских дорог.
Как ярок свет явленной Великорецкой иконы — шестьсот лет спустя!
А когда замыкается круг Хода, эти огонечки снова разлетаются по разным городам и весям. С ними приходят радость и мир в дома, туда, где они живут и работают.
Вот какое великое чудо ежегодно совершается на Великой реке.

* * *
Кто же нынче рядом со мной идет? Что за народ? Оглядываюсь по сторонам. Знакомых лиц гораздо меньше, чем незнакомых. Так много приезжих мне еще не приходилось встречать.
— Батюшка, благословите…  Вы откуда?
— Из Сыктывкара.
— А много ли вас?
— Больше ста человек.
Так я познакомилась с отцом Виталием Размысловым. В прошлом году он приезжал на Ход один, а нынче с матушкой и прихожанами.
Вот рядом оказалась монахиня в возрасте. Она из Рижского монастыря. Приехало из Риги сорок человек, а может быть, и больше, потому что «некоторые хотят идти инкогнито». Так  по-светски она выразилась и по-монашески улыбнулась — тихо и тепло.
Два автобуса из Ростова, несколько вагонов из Москвы, из Петербурга десятки паломников. Из Коломны сорок человек. Из Малмыжа двадцать. Идут Кострома, Бахчисарай, Ставрополь, Серпухов, Иваново, Чебоксары, Воронеж…  Замечаю, что все больше становится людей с палатками.    
В первый же день встречаю знакомую даму, одержимую духом предпринимательства. За безплатно даже дорогу не перейдет — везде выгоду ищет. Что она тут делает? Я насторожилась, а она мне объясняет: «В мире деньги правят, а тут не правят. Хоть побыть среди этих людей, полюбоваться на них. Здесь люди друг другу радуются, помогают, о ближнем думают, о душе. Там такого не бывает»…
Да уж, действительно, Господь всех хочет спасти. А Святитель Николай всем помогает. Скорбящие ищут избавления от бед. Родители просят счастья и здоровья детям. Дети — помощи в учении. Предприниматели, торговцы — успеха в своих делах. И так далее. И все получают то, что нужно!

* * *
За спиной слышу вопрос на английском языке: «А какие здесь бывают чудеса?» И сопровождающий иностранцев человек отвечает: «Здесь бывает много маленьких чудес». Неправильный ответ! Здесь происходят чудеса совсем не маленькие. Здесь люди Николая Чудотворца встречают. Здесь безнадежные больные исцеление получают.
А разве маленькое чудо — сам Ход? В XIV веке много ли жило в граде Хлынове людей? Наверняка меньше, чем сегодня здесь собралось. Еще и Америка-то открыта не была, когда наши предки пообещали приносить икону Святителя Николая на место ее явления. А вы сегодня здесь зачем? Ведь вы удостоились чести эту святую икону сопровождать. На поверхности вашей души может быть любопытство, но в глубине — совсем другое. Разве вы не видите чуда в том, что услышали зов Крестного хода?
Тысячи людей приехали за сотни и тысячи километров. Какой силой можно их собрать, нагрузить на них рюкзаки, всех в два-три часа ночи поднять и заставить по вятским дорогам шагать? Но они идут и радуются — сосенкам, соловьям, фотографируют озеро и рассвет. Шесть дней живут в другом измерении: меньше спать, меньше есть, меньше пить, меньше говорить. Всегда молиться. Поэтому вятские поля и леса напоминают им Райский сад. Им дано увидеть красоту мира, сотворенного Богом, — разве не чудо?
Вот привал на горе в пять часов утра. Все как один коврики расстелили и упали. Разве можно человеческими силами такое организовать? Да без воли Божией и десяти человек не собрать.
Я бы точно таким туризмом заниматься не стала. Пять часов утра, на холодном ветру, бок к земле примерз. А рядом девушка говорит: «Вон там сейчас купаться будем. Пошли скорее, а то в Горохово всего три часа стоим. Разве все за это время искупаться успеют?» Меня аж подбросило — ну и люди! Спешат, будут в очереди стоять, чтобы в ледяной воде побывать. Неужели это со мной происходит? И вы это называете маленькими чудесами?
В Горохово я со страху ни есть, ни пить не могла. Два часа спала. Проснулась от холода — ветер резкий, северный, тучи надвигаются. Паломники потихоньку рюкзаки собирают. Да я умру, если сейчас залезу в эту купель. А люди приходят мокрые и довольные. Ну ладно, пойду святой водички наберу.
А на источнике и вправду все преобразилось. Господи, благослови тех людей, которые здесь потрудились! Какая красивая часовня! Купели для мужчин и женщин по разным берегам развели, огородили и, самое главное, углубили. Внутри даже и тепло без ветра кажется.
Все окунаются, все живы, и я решилась. Хотите узнать, что такое настоящая радость? Пройдите этот путь своими ногами, окунитесь в живой воде — и узнаете. Словами это чудо преображения не передать. Сколько внутри тепла, легкости, тело как будто начинает сиять.
Теперь уже невозможно понять, чего я так боялась. А раба Божия Марина мне рассказывает, что она раз так впечатлилась, что в очках и в часах в купели очутилась.

* * *
Три первых дня Крестного хода — это движение к вершине. Великорецкое — это Небесная высота. Мы преодолели свои слабости и дорогу. Теперь главное: Божественная литургия, Таинство исповеди, Причастие.
Вот она, Вятская Пасха! Благорастворение воздухов. В Великорецком я понимаю это выражение — в воздухе радость именно растворена. Какое необыкновенное спокойствие — светлое, ясное. Какая красота вокруг — храмы, природа, люди. Сколько батюшек! Вот что значит настоящий праздник, не выдуманный — когда Небо и земля соединились, все ликует, радость душу переполняет.
Вводит нас в этот праздник Крестный ход, помогает подготовить душу, ум и сердце к принятию Бога. Вспоминаются поучения Митрополита Владимира Тихоницкого. Как он объяснял притчу о Сеятеле? Когда упало зерно на добрую почву, то принесло плод в сто крат, шестьдесят и тридцать. Почему же неодинаково? Потому что это зависит от земледельца — кто поусерднее поработает, тот больше и получит плодов. От нас самих зависит очищение почвы — сердца от всякой скверны. Нужны труды, и тогда будут добрые плоды, а они даются только терпением.
Вот это про нас. Этим и объясняется наше стремление на Великую, наше стремление к терпению. Отсюда и происходит потрясающее очищение — десятки тысяч людей вечером, ночью, утром исповедуются, освобождаются от мерзости греха. И становятся Причастниками Святых Божественных и Христовых Таин. Какой праздник на земле и на Небе!

* * *
В этом году одновременно служили две ранние Литургии — в Преображенском храме и на берегу. В храме народу столько, что яблоку упасть некуда. Батюшки, принимающие исповедь, стараются сохранить хоть какое-то пространство для Таинства. Но для этого надо приложить немало усилий. Уже бы лопнуло любое терпение, а я замечаю только доброту и мягкость. Я вижу благоговейное служение — батюшка исповедовал, наставлял, благословлял, следил за порядком, за подсвечником, не забывал молиться. Наблюдаю, как трудно батюшкам с нами: мы все знаем сами, мы сами им указываем, доказываем. Ну мы и овцы! А пастыри-то какие добрые и мудрые. Вспоминается, что в земной жизни Святитель Николай Архипастырем был, служил, исповедь принимал. Вот так же кого-то своей епитрахилью покрывал… И в этот момент до меня доносятся слова: «Ты со всеми помирилась, когда на Великую пошла?» А ведь об этом я раньше не задумывалась.
Поют: «Всякое ныне житейское отложим попечение». В Крестном ходу слова Херувимской воспринимаются по-другому. 
Позднюю Литургию служил Митрополит Вятский и Слободской Хрисанф. Прибыли Губернатор области Николай Иванович Шаклеин и другие высокие гости. Архиерейскому хору на поляне подпевали соловьи.

* * *
Низкий поклон игумену Тихону (Меркушеву) с братией за прием, за труды на святом месте. Храмы, источник, купель, поляна — все меняется к лучшему. Всюду порядок и чистота. В Преображенском соборе нет больше облупившейся краски на сводах — все светлое, ровное, свежее. С радостью прикладываемся к новым иконам.
На склоне горы появилась лестница и икона Святителя Николая под сенью — вот куда надо подняться, вот где нужно поклониться. Рядом корни сосны огорожены — чтобы тягу к язычеству приглушить. Свечи теперь не на пень ставят, а у подножия креста. Рядом с крестом табличка, которая объясняет суть этого памятника, напоминает о подвиге крестноходцев. Сразу поубавилось слухов и фантазий.
После Литургии не хочется с поляны уходить. Радуемся, общаемся. Увидели новый фотоальбом отца Александра Коротаева «Река Великая». Пролистали — понравился.
Вот крещение начинается. Посмотрели, помолились. Слава Богу! Больше двадцати человек в этот день пополнили ряды Христиан. Какое хорошее время и место избрали!

Окунаться мы решили вечером, когда схлынет волна приезжих. Дождались дождичка и пошли. Вдруг оказалось, что здесь труднее погрузиться в воду, чем в Горохово. Потому что до середины реки воды по колено. Попробуй окунись с головой. При этом за тобой с берега пристально наблюдают. Откуда столько внимания? И понимаешь, что не все вокруг из Хода. Еще немало осталось тех, кто приехал на машинах. Они в воду не собирались, пришли посмотреть. Но когда увидели, как мы после святой воды похорошели, посвежели, помолодели — и они русский дух в себе почувствовали. Быстренько оболочку с себя снимают и совершают свой небольшой подвиг. Становятся участниками, а не зрителями на этом празднике.
А ведь и это великорецкое чудо — преодоление страха, пробуждение русского духа, обретение своих корней.

* * *
В час ночи служим акафист Святителю Николаю. В два часа Крестный ход отправляется в обратный путь.
Зрелище очень красивое и волнующее. Звучит благовест, потом перезвон. Из храма в ночь выносят фонарь, хоругви. Выходят певчие, священники. К иконе обращаются все взоры, к Святителю Николаю — все души.
С вершины, с Небес пора потихоньку возвращаться на землю. Это очень чувствуется в настроении людей. К великорецкой радости добавляется нотка грусти. Удивительно: трудности, лишения, неудобства подходят к концу, а люди этому не рады! 
Как тут не вспомнить лесную дорогу перед Монастырским, на которой даже трактор застрял. Вспоминается и Медянский лес, где земля под ногами ходит ходуном.
— Это что, зыбучие пески?
— Нет, это болото.
Но на этой дороге нынче совсем нет бурелома. Добрые люди освободили ее от завалов. Добрые люди замечательно накормили нас в Медянах. Добрые люди встречали в Загарье, в Мурыгино, в храме на Филейке. Когда обильно окропили нас святой водой у Спасского собора — как прибавилось радости в Ходу! Простите, что не могу здесь всех назвать, но всем, кто организовал Крестный ход, всем, кто позаботился о паломниках — низкий от нас поклон.

* * *
Погода нынче была лучше некуда — солнце и ветер. Ни жарко, ни холодно. Идти легко, на привале не залежишься. Дождик нас помочил немного в Великорецком, умеренно в Медянах, хорошо на последних метрах хода. То, что мы вымокли в городе, воспринимается как милость — не там, где грязь и пронизывающий ветер, а там, где асфальт и можно зайти в храм. И нигде народ не роптал.
Принято считать, что хорошая погода дается тогда, когда среди паломников много детей. Их действительно было очень много. Мне передали, что самому маленькому в Ходу исполнилось сорок дней.
Дети идут легко. Они часто не идут, а бегают. Интересно, как они Ход воспринимают? Что запоминают? А ведь с точки зрения Православной педагогики Крестный ход — мощное средство воспитания. Напитывает душу возвышенным, приучает к молитве, учит терпеть, преодолевать, помогает увидеть красоту Божьего мира и человека...  

* * *
И вот мы вернулись к Серафимовскому храму. Дождь закончился. Вокруг солнца появилась серебристая  радуга. Такая же была во время ранней Литургии на берегу Великой.
Все вокруг — родные. Скольких же людей объединил Ход? Сперва я прислушивалась к цифрам, которые доносились из СМИ. Расхождения были слишком большими. Эти домыслы и догадки несерьезно в газете публиковать. И вдруг мне стало ясно, что участников Крестного хода просто невозможно сосчитать. Их надо считать не по головам, а по глазам. Включая тех, кто нас провожал и встречал, кто давал напиться по дороге, кто приезжал в Великорецкое, кто молился за нас в городе — чтоб не замерзли, не намокли, чтобы осилили путь. Они не шли этот путь ногами, но душой они все были с нами.
А ведь Крестный ход — явление духовной жизни. Поэтому математика отдыхает. Точную цифру только на Небе знают.

* * *
Каждый, кто прошел Крестный ход, получает награду — в сердце радость, блаженство, счастье. «Царствие Небесное внутрь вас есть». Именно поэтому не оскудевает людской поток на Великую. Именно поэтому в Ходу все становятся братьями и сестрами. Именно поэтому не хотят расставаться и, несмотря на все трудности, уже мечтают встретиться через год. Вот такое чудо — Великорецкий Крестный ход.

P. S.  «В вашем городе живут вятские и кировские. Знаете, по какому признаку делятся? Те, кто был в Крестном ходу — вятские, а те, кто не был — кировские», — объяснили мне паломники из Сыктывкара. Что тут сказать?
Святитель Николай, помоги всем вятским людям вятскими стать!

Фото Сергея Склярова.

Надежда Демидова
Паломница, г. Вятка.
06.07.2007
741
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru