Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Русская Миссия в Китае

Продолжение.


См. начало

«В честь и память соотечественников, в стране сей почивших и погребенных».

Восстание «боксеров» и Русская Миссия

К началу XX века в Китае приобрело широкий размах и устойчивые организационные формы стихийно-фанатическое движение мистической организации «Ихэцюань» («Кулак во имя справедливости и согласия»). В 1900 году разрозненные ранее «первичные ячейки» секты объединились в «отряды справедливости и согласия» («ихэтуань») и перешли к активным действиям. В истории движение ихэтуаней больше известно под названием «восстание боксеров», которое закрепилось из-за не совсем удачного английского перевода, а также благодаря символике повстанцев — красному кулаку.
Трудно полностью согласиться с распространенными оценками, что восстание ихэтуаней носило-де национально-освободительный характер и было направлено против колониального гнета. В основе идеологии повстанцев прежде всего лежал махровый лжемистицизм (сектанты занимались оккультными практиками и верили, что «боксера» не возьмет заморская пуля, что апологеты этой секты одним своим взглядом могут воспламенять здания, что они подобно птицам способны летать над дворцами и т.п.). Не нужно забывать и о социально-экономических причинах: рубеж веков выдался засушливым и голодным, и это заставило сельское население Китая искать «альтернативные» источники для удовлетворения жизненных потребностей, а заодно и виновных в своих бедах. Под особым прицелом оказались иностранцы и все, что с ними связано. Даже полезные для жизни достижения цивилизации. Военный историк А.Б. Широкорад в одном из своих трудов приводит популярную среди ихэтуаней песню: «…Изорвем электрические провода, вырвем телеграфные столбы, разломаем пароходы… убитые дьяволы отправятся на тот свет». В итоге все иностранное стало не только объектом безобидных мистических ритуалов сектантов вроде поедания бумажки с чужеземным словом «паровоз», но и кровавых преступлений.
Высшие государственные сановники Китая вполне обоснованно опасались, что народный гнев может снести их великосветские головы. По мере нарастания народного бунта правительство вдовствующей императрицы Цыси стало активно подстрекать и поддерживать не на шутку разгулявшийся «кулак» китайских крестьян (представители видных сословий в движении не участвовали, но «сочувствовали» ему с безопасных позиций). Набравшее силу восстание необходимо было «приручить» и «сориентировать» в выгодном для правящей династии направлении. Неудивительно поэтому, что в императорском указе Цыси от 28 мая 1900 года появилась фраза «смерть иностранцам!».
Как руководство к действиям восприняли эту установку не только «боксеры», но и регулярные подразделения китайской армии. Восстание крестьян перешло в широкомасштабную войну, фактически объявленную следующим указом императрицы от 6 июня нескольким европейским державам, США и Японии. В столице Китая начались жестокие расправы над иностранцами и их «приспешниками». Вечером того же дня китайцы открыли огонь по иностранным миссиям, был убит германский посланник Кеттлер. При этом Цыси лицемерно продолжала присылать дипломатам свои «комплименты» — цветы и фрукты. Одной из первых жертв дипломатического квартала стал матрос Георгий Ильин, защищавший Русскую дипломатическую миссию. По воспоминаниям очевидцев, Пекин в те дни вызывал ассоциации с Варфоломеевской ночью — отовсюду доносились стоны истязаемых, проливались реки крови, городские улицы были наполнены возгласами «ша!» («убивай!»).
Роковым для Русской Духовной Миссии в Пекине стал день 11 июня. Вооруженные отряды «боксеров» ворвались на старинную территорию «Северного подворья» и учинили там зверскую расправу не только над многими попавшимися под руку албазинцами, но и над Православными китайцами, трудившимися в русском поселении. О том, что происходило там в этот день, свидетельствуют записи начальника Миссии Архимандрита Иннокентия: «…В ночь с 11 на 12 июня боксеры с горящими факелами врывались в христианские жилища, хватали несчастных Христиан и истязали их, заставляя отречься от Христа… Страшна была их участь. Им распарывали животы, отрубали головы, сжигали в жилищах… По истреблении жилищ Христиан их самих выводили за городские ворота в языческие кумирни боксеров, где производили им допрос и сжигали на кострах».
По свидетельству очевидцев, многие Православные китайцы встречали смерть с «изумительным самоотвержением». Так, одним из примеров мужества стал восьмилетний Иван: после убийства его отца мальчику разрубили плечи, отрубили пальцы на ногах, отрезали нос и уши. На издевательские вопросы, не больно ли ему, обреченный на смерть ребенок отвечал спокойно: «За Христа умирать не страшно».
Среди замученных повстанцами были потомки наших земляков-албазинцев, которые в XVII веке положили начало Русской миссии и состояли на гвардейской службе у китайского императора Канси. Назовем их имена, навеки оставшиеся в истории: Климент Куйлин, братья Матфей и Витт Хайцюань, Анна Жуй и многие другие, мужественно встретившие свой смертный час в «варфоломеевскую ночь» 11 июня 1900 года в Пекине. Позже 222 погибших были погребены под сводами воздвигнутого на территории Миссии храма во имя Всех Святых мучеников и прославлены в лике святых. Со временем была написана почти неизвестная нашим современникам икона 222-х китайских мучеников.
В дни кровавой вакханалии ихэтуаней в Китае погибло около 30 тысяч католиков и около 2 тысяч протестантских миссионеров. «Боксеры» и в этом случае действовали с крайней жестокостью, не жалея женщин и детей, о чем также имеются многочисленные документальные свидетельства. Вот строки одного из них: «…Когда с мужчинами было покончено, дошла очередь до женщин. Миссис Фартинг вела за руку двоих детей, крепко прижимавшихся к ней, но солдаты развели их и с одного удара обезглавили мать. Палач отрубил головы детям, вполне проявив при этом свое мастерство…».
Дальнейшее совершенствование «мастерства» опьяненных кровью повстанцев и цинских солдат остановило только решительное вмешательство объединенного военного корпуса союзных держав, в состав которого вошли и российские войска.
Нужно заметить, что интересы России ощутимо пострадали в полосе КВЖД. Трудно представить какой-либо другой район Китая, где в то время была бы столь большая концентрация «злейших врагов» ихэтуаней — иностранных паровозов и телеграфных столбов. Неудивительно, что ущерб российской казне от действий китайских повстанцев в зоне КВЖД составил огромную сумму — 70 миллионов рублей. В результате нападений регулярных китайских войск и банд «боксеров» имелись многочисленные жертвы среди мирного российского населения.
Участие в «китайском походе» 1900 года забайкальского казачества довольно подробно изучено читинскими историками. В походе особо отличился старший урядник 1-го Аргунского полка Яков Филиппов, став первым полным Георгиевским кавалером в ЗКВ. Золотого Георгиевского креста 2-й степени за отличие при штурме Пекина был удостоен вахмистр Читинского казачьего полка Лавр Будин. Многие забайкальцы, верные долгу и присяге и участвовавшие в сражениях, были награждены медалью «За поход в Китай в 1900-1901 гг.» — первой боевой наградой России нового века. При подавлении восстания «боксеров» забайкальские казаки в числе первых вошли в Пекин и своими глазами увидели полностью разрушенное повстанцами «Северное подворье» — место старинного поселения земляков-первопроходцев. Удивительно, что не только в создании Русской Миссии в Пекине три века назад, но и в ее спасении в 1900 году вновь не обошлось без забайкальских казаков с берегов Ингоды, Аргуни и Амура…
Объединенными усилиями войск иностранных держав восстание «боксеров» было жестоко подавлено. Императрица Цыси и малолетний наследник престола Гуансюй, переодевшись в крестьянское платье, бежали из столицы. Заключительный протокол по итогам войны был подписан 7 сентября 1901 года. На Китай была наложена контрибуция в размере 650 миллионов рублей, руководители восстания и ряд высших китайских чиновников приговорены к смертной казни (императорский эдикт об этом подписала Цыси). Около двух тысяч сановных мандаринов, будучи не в силах перенести унижение от полного поражения и суровых условий военных контрибуций, покончили жизнь самоубийством. Один из них сделал это весьма экзотическим способом — он проглотил большой золотой самородок, что по изуверскому «кодексу чести» Китая того времени было расценено в высшем обществе как благородный патриотический поступок.
За разоренную ихэтуанями Русскую Миссию китайским правительством была выплачена значительная компенсация, и уже через несколько лет русское поселение полностью восстановилось и даже приумножилось новыми постройками и подворьями. Далее жизнь Миссии протекала в привычном русле до 1918 года, пока трагические события на Родине не заставили миссионеров полностью переключиться на заботы о соотечественниках, хлынувших в Китай из объятой гражданской войной России…

Окончание следует.

На снимках: икона 222-х Православных мучеников китайских; медаль «За поход в Китай 1900-1901».

Алексей Самойленко
Представитель МИД России в Чите, советник 2 класса
08.05.2008
1204
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
11
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru