Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Знамение времени

Красная площадь

На главной площади России до сих пор находится мавзолей с телом Ленина, создателя атеистического государства.


Снится — следовательно, существует…


"Это был какой-то совсем неяркий сон. На Красной площади перед мавзолеем появляется Ленин. Его замечают и думают, что это артист или сумасшедший, — он и правда не в себе, как будто только проснулся, замороженный какой-то. Одна женщина зовет милиционера — ее возмущает, что над спящим Лениным издеваются. При виде милиционера Ленин молча уходит…"Этот текст я обнаружил случайно на одном из религиозных сайтов Интернета. В "Библиотеке сновидений". В этой же "библиотеке" были и другие сны про Ленина. Он снится — и, стало быть, существует. Как и обещали нам его последователи-большевики. В нервных снах современников, среди мутных образов нашего времени, среди долларов, компьютеров, штрих-кодов и пр. находится место и для него — "вождя", "гения", "пламенного революционера"…Но он не только снится. Не только…

"Живее всех живых"

В ноябре прошлого года (самое "революционное" время) я жил несколько дней в Москве, в гостинице "Россия" возле Красной площади. И каждый вечер ходил гулять на главную площадь страны. На Красной площади как-то не думается ни о чем суетном. Вот и мои мысли кружились вокруг одной, главной темы: что ждет Россию? Какие еще новые "вихри" ее закружат? Мавзолей показался мне каким-то маленьким, неприметным в кольце недавно восстановленных и всегда стоявших на Красной площади храмов. Не было ни почетного караула, ни очереди. Но почему-то мне все равно казалось, что мавзолей на Красной площади занимает особое место. И пока он тут, пусть даже зажатый между куполами с крестами, пусть даже без очереди и караула, — ничего хорошего нас не ожидает…
В последний московский вечер я снова вышел на Красную площадь. Прошел мимо Василия Блаженного. Постоял у Лобного места, этой, как считают некоторые мистики, духовной "пуповины" России… Мавзолей миновал. Прошел через Иверские ворота. Невдалеке увидел открытое кафе. Под навесом стояли люди. Я занял очередь за чашкой горячего кофе (было сыро и зябко), оглянулся на площадь и… обомлел. Сзади меня стоял, пристроившись к очереди, — ЛЕНИН. Нет, мне не почудилось, это был он. Да и как спутаешь этот характерный "ильичевский" прищур? Рыженький, невысокий, даже маленький. В старомодном черном пальто. С красной гвоздикой на груди. Кажется, в кепке. Он без любопытства, без вызова посмотрел на меня. Взгляд — тяжелый, но по-особому: так смотрят душевнобольные. Но так же смотрит на нас иногда и ИСТОРИЯ… Никто, кроме меня, не прореагировал на Ильича. Пили кофе, смеялись, разговаривали. А он смотрел. На меня, на всех, на ночную площадь. И трудно было понять, что думает он обо всем увиденном. Мне было странно, что никто не обращает на него никакого внимания. Словно привыкли, словно так и нужно, чтобы на Красной площади непременно стоял Ильич. И ведь не будешь же хватать незнакомых людей за рукав и кричать: "Смотрите, Ленин!.."
Ленин стоял рядом. Я на мгновение отвернулся (подходила моя очередь). А когда оглянулся снова, его уже не было. Нигде. Тут я вспомнил, что кто-то мне говорил про "двойника". Мне надо было удостовериться. Я стал бегать по ночной площади, вглядываясь в лица прохожих. Были негры, милиционеры, были пьяные. Но Ленина уже нигде не было. По дороге в гостиницу я старался убедить себя, что это всего лишь двойник. В Москве ведь чего только нет. Так почему бы не быть и двойнику Ленина? Но было странно — куда он исчез? И взгляд… — Уж взгляд-то, взгляд ну никак не подделаешь.
Вскоре по телевизору я увидел на каком-то коммунистическом митинге ленинского двойника. Да, похож. Но почему-то не было никакого мистического ореола. Просто искусная клоунада, не больше. А там, на "революционном ноябрьском ветру", было что-то особенное, совсем другое… "Дух Ленина" ходит рядом с непогребенным телом. Стучится в наши сердца. Просачивается в сны. Может, просит молитв, а может, пугает…

Благочестивое семейство

Каждая эпоха "лепила" свой образ Ленина. С именем Ленина на устах Сталин казнил "ленинскую гвардию". Хрущев боролся со сталинизмом во имя "заветов Ильича". Брежнев отодвинул Хрущева за отход от "ленинских принципов". Ну, а при Горбачеве, в эпоху перестройки, из Ленина делали "поборника демократии", приверженца либеральной модели "социализма с человеческим лицом" (что меньше всего соответствовало реальному Ленину — непревзойденному гению диктатуры). Ну, а кто-то в те радужные годы видел (а может, хотел видеть, что не одно и то же) в Ленине… "защитника традиционных ценностей", чуть ли не русского националиста, спасшего народ от "интернациональной космополитической клики". Стыдно вспомнить, но было ведь и такое. Слишком сильна была привычка сверять каждый шаг с Ильичом. Казалось, еще немного — и наше уродливое время подскажет какой-нибудь невероятный способ "примирить" Ленина с разгромленной по его указке Церковью. К счастью, этого не произошло. Но робкие попытки церковной реабилитации Ленина, увы, были.
В 1991 году я был проездом в Ульяновске. Времени как раз хватило на то, чтобы посетить дом-музей семьи Ульяновых — главную достопримечательность города. Музей есть музей. Ничего подлинного про уклад жизни этой знаменательной фамилии я там не узнал. Музейный дух все мертвит. Приглаживает. Вот, тут дети учили уроки. Тут вышивали. Разговаривали. Дружная была семья. Книги на полках. На стенах фотографии. И вдруг — иконы! Удивился, откуда они тут? Даже не удержался и спросил у смотрительницы: как оказалось, что в доме-музее семьи Ульяновых, давшей так много "пламенных революционеров", — святые образа? Смотрительница объяснила мне, что иконы в музее появились недавно, когда задули "ветра перемен". Раньше икон тут не было и в помине. Но теперь — совсем другое дело. На "самом верху" решили вернуться к исторической правде. Семья была православная, благочестивая. Отец Володи Ульянова был человеком религиозным. Мать не очень, но уж во всяком случае иконы в доме были всенепременно.
Уходил я из дома-музея со странным каким-то чувством. Иконы в нем были как неживые, как пленные. Часть музейной, хорошо продуманной лжи. На них не хотелось перекреститься…
По дороге к вокзалу вспомнилось где-то вычитанное еще в пионерском детстве.
…Однажды тюремный надзиратель заметил, что "политический" Владимир Ульянов истово бьет поклоны, по всему видно — молится. Надзиратель на всякий случай донес об этом начальнику тюрьмы. Тот, человек набожный, сразу увидел в заключенном не врага монархии, а брата во Христе. Вызвал к себе из камеры будущего вождя. Усадил и, как с равным, заговорил о духовном. Заключенный долго не мог понять, в чем дело. А когда понял, то расхохотался:
— Да это же не молитва была, а гимнастика! — сказал он сквозь смех.
…Такое вот "благочестие".
Интересно, что в семье Ульяновых имя мальчику — будущему диктатору и вождю — дали не по святцам. В день, когда родился Ильич, на православном календаре память мученика Евпсихия, мучеников Дисана и Мариава. В этот же день — достаточно современное имя Вадим — в честь преподобномученика архимандрита Вадима. Имя же Владимир далеко отстоит в святцах от 22 апреля (н. ст.). Значит, имя мальчику выбрали по какому-то иному принципу, к православной традиции отношения не имеющему."Философия имени" в богословии достаточно разработана. Конечно, не имя святит человека, а человек имя. Но существует, и это доказано, обратная связь. Имя тоже влияет на человека. Возможно, громкое имя — Владимир — сильно повлияло на мальчика, словно "запрограммировало" его на достижение господства если не над миром, хотя мечталось ему именно о мировой революции, то уж по крайней мере над страной…
Я ни в коем случае не хочу ни в чем обвинить других матерей и отцов, дававших и дающих своим чадам имя, освященное великим русским святым — равноапостольным князем Владимиром, крестившим русский народ. Но с Лениным — тут случай особый…
А назови его по святцам, ну, если не Евпсихием, то хоть вот, например, Вадимом, — может, и не пришлось бы "раздувать пожар" мировой революции этому кудрявому мальчику, памятному всем нам по октябрятским значкам. А может, и пожара-то вовсе бы и не было?!
Не хватило для этого малости. Того самого благочестия.

Уникальный эсперимент

"Тело Владимира Ленина во время плановых профилактических работ, проводившихся специалистами Научного центра медико-биологических структур, постоянно находилось в Мавзолее, а все работы проводились в особом помещении — спецлаборатории. Мавзолей В.И.Ленина на Красной площади, закрытый на профилактиче-ские работы, вновь открыт для доступа посетителей. 21 января этого года исполнилось 75 лет со дня смерти основателя советского государства. Все эти годы специалисты Научного центра медико-биологических структур участвуют в уникальном научном эксперименте по сохранению бальзамированного тела вождя. Группа ученых регулярно обследует тело Ленина, погружает его время от времени в специальный раствор, покрывает лицо особым составом и даже переодевает. Благодаря этому тело Ленина, вопреки слухам, хорошо сохранилось. Применяемый российскими учеными принцип бальзамирования предполагает не мумификацию тела, а заполнение его специальным раствором при полном сохранении внешнего вида и тканей" ("Советская Россия").
Как известно, мощи святых Православной Церкви сохраняют нетление не в результате "научных экспериментов", а силою благодати Святаго Духа. И потому бальзамированное тело В.И.Ленина вполне можно назвать антимощами…
В 1995 г. я с группой паломников побывал в древнем городе Угличе. Там в местном музее нам показали место, где еще совсем недавно находился необычный "экспонат". И даже табличка сохранилась. На табличке было написано, что это гроб-мощевик угличского монаха, жившего в XVII веке. В 1942 году тело извлечено из земли. Мощи монаха оказались нетленными. И даже гроб не истлел! Атеисты объяснили это тем, что в могиле была хорошая вентиляция, а главное, было сухо. Но, как призналась смотрительница, монах этот подвизался и был похоронен в угличском Воскресенском монастыре, который в народе называли Спас-на-луже, так как там всюду вода…
Недавно нетленные мощи музей передал в Ярославский медицинский институт. Остается добавить самое удивительное: фамилия монаха была — Ульянов.
А не для того ли явил Господь миру нетленные мощи монаха Ульянова, чтобы все мы, видя явное, неоспоримое чудо Божие, вспомнили о другом Ульянове, до сих пор лежащем в мавзолее на Красной площади. Там ведь сухо, и вентиляция не подкачала. Однако нужен целый институт для того, чтобы поддерживать его "нетление"…

Вокруг мавзолея

"Красная площадь, она ведь Красная — красивая. А здесь сделали погост, кладбище деятелей революции. И я надеюсь, что придет время, когда будет создан пантеон, куда будут перенесены останки". Эти слова, сказанные 24 мая с. г. Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, вызвали шквал эмоций в российских СМИ. Казалось, никто не ожидал от Святейшего высказывания на столь "взрывоопасную" тему. И если реакция коммунистов была ожидаема, то неприятно удивили "патриотические" СМИ. Вот только заголовки газетных статей в оппозиционных изданиях на эту тему: "Красную площадь не тронь, обожжешься", "Патриарх, Березовский, Немцов", "Беспамятство", "Лампадным маслицем — по костерку", "Скоморохия", "Провокация" и т.д. На последней статье (газета "Завтра", N 22,99) остановлюсь особо. Даже ее автор — глубоко уважаемый пастырь отец Димитрий Дудко — расценил слова Патриарха как провокацию, чью-то "подставу". "Патриарха подставили, — пишет священник. — Как — даже он сам этого не заметил…" Раз уж отец Димитрий не усомнился в том, что заявление Патриарха — лишь политика, а не глубокое убеждение Предстоятеля Русской Православной Церкви, то что говорить тогда о политиках как справа, так и слева, толкующих слова Патриарха лишь в ключе сиюминутной политической выгоды?! А между тем Патриарх на пресс-конференции, состоявшейся вскоре после заявления о захоронении на Красной площади, решительно подтвердил свою позицию по этому вопросу. Но Патриарха по-прежнему обвиняют в конъюнктурном политическом расчете, в "ставке" на власть предержащих, "игре" против оппозиции и т.д.
Интересно, что конкретно о мавзолее Святейший не сказал ни слова. Но все дружно поняли, о чем идет речь. Дело, конечно, не в прахе Чкалова, Гагарина или Жукова, оказавшихся в "компании" деятелей революции, захороненных у кремлевской стены. Речь — о деятелях революции и в первую очередь об их вожде.
Не может не радовать то, что коммунисты, величающие себя "наследниками Ленина", на практике сегодня нередко ведут себя вопреки "ленинской линии". В частности, деятели КПРФ не раз заявляли, что не считают себя противниками Церкви. Но вопрос о Мавзолее — не политический, а духовный вопрос. И такие судьбоносные вопросы решаются только на духовном уровне. Или не решаются вовсе. Вот почему Патриарх посчитал себя вправе высказаться без обиняков на эту тему. Хотя, конечно, было бы спокойнее не "ссориться" с политиками левой ориентации. К сожалению, в числе политиков, не сумевших понять смысл слов Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II, оказались и лидеры так называемой "духовной оппозиции". Для них тоже политика оказалась важнее духовности.
Несколько лет назад на Архиерейском соборе решался вопрос о канонизации Царской Семьи. Вся страна, затаив дыхание, ждала исторического решения. Уже писались иконы Царю-Мученику. Уже читались молитвы… Но решение так и не было принято. Хотя большинство архипастырей готово было сказать свое "да" канонизации. Вопрос отложили до Поместного собора.Я думаю, это случилось во многом оттого, что в Мавзолее на Красной площади по-прежнему находится тело В.И. Ульянова-Ленина, одного из главных вдохновителей трагедии в Ипатьевском доме Екатеринбурга. Народ русский должен остаться единым. А значит, и святыни должны быть общими. Если Церковь открыто назовет Царя-Мученика святым, а тело "вождя революции" останется на прежнем месте, у нас окажется как бы два народа, со своими особыми, взаимоисключающими святынями. Чем не тема для новой граждан-ской смуты?
Да и может ли попустить Господь канонизацию Царя-Мученика Николая II, когда в самом сердце России, не преданное земле, лежит тело другого "вождя", в чьем кабинете, как утверждают некоторые историки, в сейфе хранилась заспиртованная голова русского Самодержца…
Господь ждет покаяния. Царь-Мученик Николай II ждет прославления, чтобы прийти на помощь полуразрушенной, обнищавшей стране… Но слова Патриарха остаются неуслышанными. Что же, тем хуже для нас…
"Во что вас бить еще, продолжающие свое упорство? Вся голова в язвах, и все сердце исчахло. Земля ваша опустошена; города ваши сожжены огнем; поля ваши в ваших глазах съедают чужие; все опустело, как после разорения чужими" (Ис. 1; 5, 7).

Антон Жоголев
01.07.1999
Дата: 1 июля 1999
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru