Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Знамение времени

«Стигматы»

— фильм против стигматов, а заодно и против храмов и Церкви.


«Стигматы» (США, 1999 г., режиссер Руперт Райт) — фильм, который много обещает. Само название уже выделяет его из развлекательных лент. Это заявка на серьезную картину на христианскую тему. Ведь стигматы — это кровоточащие раны, которые появляются у католических мистиков, религиозный опыт, несвойственный Православию и интересный нам тем, что помогает лучше понять суть католицизма. Для широкой публики — «звездный актерский ансамбль этого пронизывающего мистического триллера», «блестящие спецэффекты» и «адский страх».

От этой довольно талантливо сделанной ленты с первых минут просмотра возникает ощущение какой-то заданности: в ней так много мрачных акцентов и повторов, навязчиво убеждающих нас в чем-то. Чем дальше, тем яснее, что это полновесный заказ. Причем идет он вовсе не от Римско-католической церкви, а с противоположной стороны — от ее лютых врагов. Или, по большому счету, от главного извечного врага всех христиан, как Православных, так и католиков.
Фильм «Стигматы» намеренно и нагло лжив. Он пытается нанести по христианству сразу два удара: первый — это попытка исказить и опорочить само явление стигматов в католицизме. Второй серьезнее — поднять руку на всю двухтысячелетнюю историю Церкви. А по пути, где возможно, поколебать веру в Бога. Позиция авторов заявлена в самом начале фильма, когда в убыстренном темпе под грохот рок-музыки мелькают кадры так быстро, что разобрать что-то очень трудно, хотя возникает томящее тревожное чувство. Еще бы, авторы богохульничают: героиня курит, фоном для нее служит Распятие (прости, Господи!), лик Богородицы — лицо курящей героини, мелькают бесы, чудовища Босха — и иконные лики. На фоне креста наливается в рюмки спиртное и льется как бы в глаза святых на иконах, несколько раз мгновенно мелькнет изображение голой блудницы с крылышками. Кощунственные сатанинские кадры, действующие на подсознание.
Но и на сознание авторы воздействуют теми же приемами, смешивая несоединимое: весь фильм — это лукавая подмена. Попробуем сначала разобраться в самом понятии стигматов.
Стигматы — кровоточащие раны на теле, подобные ранам Христа. Впервые появились у католического святого Франциска Ассизского в ХIII веке, а потом появлялись и у других католических подвижников в результате того, что они как бы наяву представляли себя соучастниками распятия Христа, как бы сораспинались с Ним.
М.Ладыженский в книге «Свет незримый» исследовал процесс стигматизации с точки зрения психологической и физиологической: «Следует признать искренность стигматизированных и самопроизвольное появление стигматов; раны, образуемые при стигматизации, объясняются мысленными внушениями; раны эти вызываются известным экстазом, когда сознательная жизнь поглощается одним каким-нибудь всемогущим образом. Стигматы появляются не вследствие только пассивного представления в своем воображении раны на теле, но это представление сопровождается другим, активным представлением — образом огненного луча или копья, исходящего из созерцаемой раны. Часто этот результат получался не при первом видении, а достигался постепенно, по мере того, как образ, представившийся в экстазе, окончательно овладевал созерцающим субъектом». Физическая боль, испытываемая стигматиком, сочетается с радостью от осознания «сораспятия Христу».
Героиню фильма 23-летнюю парикмахершу Фрэнки Пейдж (Аркетт) стигматы поражают внезапно, без всяких «мысленных внушений», «экстаза», «представлений» — то есть без ее собственного желания и сознательного стремления их иметь, без чего нет настоящего стигматика. Более того, она не верит в Бога. А стигматы бывают только у горячо верующих католиков, которые чувственно уподобляются Христу. Ей же «этот дар даром не нужен. Хочу жить, как жила раньше». Но не тут-то было! Кто-то невидимый на дискотеке, в метро, на улице в любой момент толкает ее, сваливает с ног, исхлестывает лицо и спину, прокалывает насквозь запястья невидимыми гвоздями, но настоящая кровь течет рекой. Фрэнки раз за разом попадает в реанимацию, еще чуть-чуть — и не спасли бы. «Стигматы» ее убивают. «Не верить в Бога — не самое страшное, — говорит Фрэнки друзьям. — Самое страшное — верить в Него. Бог ненавидит меня, он мне всю жизнь испортил!» Как жесток этот кровавый «бог», который заставляет девушку так страдать! Это, по фильму, — «Бог» католиков. Христианские мученики всегда выбирали отказаться или от мучений, или от Христа. У девушки выбора нет Невольный и неверующий стигматик — это абсурд, но этот абсурд безпардонно внушается зрителю. Интересно, что сам «дар» стигматов у Фрэнки появился магическим путем: к ней случайно попали зловещие «змеиные» черные четки только что умершего стигматика-падре, она их взяла, посмотрела на крест — и ее сразу затошнило, четки, как заговоренный магический предмет, ей передали «стигматы». Но магии в христианстве нет, зато она есть в сатанизме. «Стигматы» Фрэнки к стигматам католиков никакого отношения не имеют, это нечто иное под именем стигматов.
Необходимо пояснить, как относится к стигматам Православие. В стигматах открывается оголенная суть католицизма так же, как суть Православия открывается в исихазме, в творении Иисусовой молитвы. В католичестве и Православии по-разному проводится граница между душевным и духовным. То, что мы оцениваем как еще душевное, Запад оценивает уже как духовно-благодатное. Стигматы — это чувственное, душевное восприятие Бога, они даются не Свыше, а сам человек у себя вызывает «раны Христа» своим воображением, внушением. Это чуждый Православию духовный опыт, но он происходит все-таки в рамках христианской веры, хотя и далек от опыта истинных Православных подвижников. Вот почему за двадцать веков Православие не знает ни одного случая стигматизации!
То, что происходит в фильме с героиней, — не стигматы, а дьявольская пародия на них, одержимость, так называемое перевоплощение душ. Дух некоего умершего падре — еретика, раскольника — вошел в молоденькую атеистку и через нее вещает. Это на самом деле вселение демона. Героиня просто одержима бесом. На это указывают как насильственность и внезапность ее припадков, полтергейст, который все крушит вокруг нее, так и то (авторы здесь проговариваются об истинном источнике ее «дара»), что она в этом состоянии одержимости ненавидит крест: яростно срывает кресты с монахинь и бросает оземь. Начинает говорить мужским голосом, видимо, якобы голосом умершего падре, чье лицо проявляется в зеркале на фотографии, кричит: «Неважно, кто посланник». На самом деле важно, раз авторы в посланники избрали неверующую блудницу. С нечеловеческой бесовской силой она избивает своего спасителя отца Кернана (Бирн) за его отказ согрешить с ней и даже приставляет к его горлу нож. Вот такая «страдалица за Христа». Брат Кернан — герой-одиночка, типичный персонаж западного кино, противостоящий злу. Искренний, «настоящий» человек, способный думать и сострадать, он все время спасает героиню, откровенничает с ней: «Я сперва думал, что Бог отвечает за всю земную жизнь…Я сделал свой выбор. А по сути променял одни терзания на другие». Такая вот «вера».
Римско-католическая церковь, к которой он принадлежит, в фильме внушает только страх и отвращение. Буквально в первых кадрах мы видим на редкость уродливых полубезумных людей, конечно же, это могут быть только верующие, они пришли на похороны любимого падре. Сам Ватикан — полувоенная организация, где готовы на все, чтобы сохранить свои привилегии. Истина их не интересует. Брат дель Монико, которому брат Кернан в подарок приносит упаковку …сигарет (!), изучает в Ватикане апокрифы и просвещает друга, то есть нас с вами: «По сути, все Евангелия — это воспоминания, толкования, сны». То есть, по его мнению, не богодухновенные книги, а что-то вроде мистических трактатов... Брат переводит неизвестный апокрифический текст в числе трех переводчиков под надзором караула, ему дают только каждую третью страницу, а весь документ читают в верхах. Мысль ясна: они там что-то важное скрывают от народа.
Но от авторов «Стигматов» ничего не скроешь. А помогла им Фрэнки. Став медиумом, она начинает писать на арамейском языке времен Иисуса и вещать — с искаженным лицом, потрясая перед Кернаном осколком бутылки в руке, — скрытую римо-католиками от народа истину, которая весь западный мир способна сделать счастливым.
Внимание, вот это «откровение»: «Расщепите полено, и Я буду там. Поднимите с земли камень, и там найдете Меня» Вы не видите в этой мысли ничего нового? Минуточку терпения, у нее будет более важное продолжение, которое авторы припасут ближе к концу, хорошо зная: то, что в конце, больше западает в душу наивного зрителя. Вот оно, способное потрясти мир и изменить историю человечества: «Царствие Божие внутри вас, и больше нигде». Варианты: «Царствие Божие в вас самих и в том, что вокруг, а не в домах из дерева и камня»; «храм — это дом, а истинная Церковь Христова нечто большее, чем дом из дерева и камня. Только человек и Бог, никаких церквей и священников!» Вот он — «момент истины», вот ради чего городился весь этот видеоогород под названием «Стигматы». Эти слова пишет на арамейском медиум Фрэнки, и эти же слова — в якобы найденном «подлинном» «Евангелии от Иисуса», это уже вам не «сны», а якобы Его собственные слова!. Но эти слова не должны дойти до народа, и поэтому представитель Ватикана кардинал Хаусман (Прайс) под предлогом изгнания из Фрэнки беса душит ее, богохульствуя: «Господи, спаси рабу Твою!», — но не успевает сделать свое черное дело до конца. Врывается герой-одиночка и спасает девушку, которую уже успел по-своему горячо полюбить. Возгорается «благодатный огонь» вокруг Фрэнки, она снова вещает про Царствие Божие, которое только в вас самих. Главная сила воздействия этой ленты на зрителя — вовсе не в ярких и мощных спецэффектах, а в актерах, и в этом тоже подлый расчет ее создателей. Актер — это человек, это образ Божий, он вызывает доверие правдивостью самого своего бытия — но это относится к актеру-человеку, но никак не к тому лживому образу, который он создает. Человеческое обаяние накладывается на лживый образ и придает ему достоверность. И за это, страшно подумать, какой строгий отчет придется держать актерам перед Богом.
В прессе появились сообщения о том, что в Сан-Сальвадоре запретили демонстрировать фильм «Стигматы», потому что, по мнению властей этой католической страны, он извращает моральные ценности. Ибо краткий смысл фильма можно выразить одной фразой: не надо Церкви, ведь Бог живет в каждом из нас. А с точки зрения католичества (и Православия), это ересь. Все дело в том, что бес легко справится с «верой в душе», не защищенной Церковной оградой. Но он не может справиться с Церковью, потому что врата ада не одолеют Ее. Вот почему создатели фильма, без сомнения, одержимые злыми духами, так рьяно борются с Церковью во имя так называемой свободной веры в сердце каждого. Поясню — в фильме «развенчивается» Римско-католическая церковь, но нас, Православных, это не должно вводить в заблуждение. Ведь в данном случае католикам в вину ставится именно то, что вполне может быть отнесено и к Православной — Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Многое нас разделяет с «латинами». За тысячу лет трещина между нами превратилась в пропасть. Но католицизм все же еще сохранил в себе нечто от нераздельной Церкви — и как раз за эту-то «малость» и обрушились на него создатели фильма...
В самом конце фильма Кернан найдет под плитой у кровоточащей статуи Богородицы свиток — то самое апокрифическое «Евангелие от Фомы». А последней точкой фильма станет пародия на документальность, ибо ничему так не верит современный ум, как ссылкам на научные факты. Указывается, что «в 1945 году был найден пергамент, содержащий сокровенное слово Иисуса — Евангелие от Фомы. Некоторое ученые считают его самым достоверным свидетельством жизни Иисуса Христа. Ватикан отказался признать его подлинность и объявил ересью». И правильно сделал — ибо это ересь не только для католиков, но и для всего Христианского мира! Подлинные канонические Евангелия были даны нам именно по Божьей воле для нашего спасения и проповеди всему миру. Апокрифические же « отреченные евангелия» как раз и изобретены в «лаборатории зла» для извращения великой и вечной сути канонических текстов. Именно попытка «демонтажа» Благой Вести — и есть тайная пружина всей богохульной ленты. Но слишком явно видны «рога и копыта», чтобы поддаться на эту хоть и умелую, но подделку...

Людмила Белкина
22.06.2001
Дата: 22 июня 2001
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru