Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Знамение времени

Легкий жанр для тяжело больного общества

(О книге «Код да Винчи» Дэна Брауна)


(О книге «Код да Винчи» Дэна Брауна)

Первой святыней, которую открыл передо мной Афон, была десница святой Марии Магдалины. Помню, с каким чувством прикладывался к ней в греческом монастыре Симона Петра. От волнения я не успел ощутить, правда ли, как говорят, будто рука ее несмотря на прошедшие двадцать столетий все еще хранит человеческое тепло? Наверное, правда. Та самая рука, которая тянулась к Воскресшему Христу, которая потом держала вдруг покрасневшее яйцо во дворце Кесаря…
Те святые, с которыми нас по Своей неизреченной милости сподобил соприкоснуться Господь, становятся для нас еще более дороги. Вот почему кощунственный роман американца Дэна Брауна «Код да Винчи», где хулится святая Мария Магдалина, я читал с особенным отвращением, то и дело ставя перед собой вопрос: прямo сейчас выкинуть в мусорный ящик эту книгу, или же все-таки прежде дочесть до конца — с целью удержать других от такого чтения…
Первый его роман «Ангелы и демоны» хотя и носит черты «романа технологий», по типу известного «Аэропорта» Хейли, но и он направлен на разрушение. В этот раз — Римско-Католической церкви. Но раздражает автора не католичество само по себе (с его многочисленными заблуждениями), а то истинное, что в нем осталось с тех давних времен, когда латинство еще не отпало от Вселенской Церкви… Вера в Богочеловека Христа.
Ну а второй его роман — «Код да Винчи» — направлен уже против Христа, а значит и всех Христиан независимо от конфессий. Детективное действие нанизывается на кощунственное утверждение, будто Сын Божий был женат на Марии Магдалине и имел от нее потомство. И это потомство якобы дожило до наших дней…
Каких только лжи и клеветы не изливал мир на Богочеловека Христа! За двадцать веков каждый Его шаг, каждое слово были подвергнуты или осуждению, или осмеянию. А кто-то уже готов и к тому, чтобы представить Его «женатым мужчиной», семейным человеком, оставившим на земле не Церковь, как это было на самом деле, а… земное потомство. Только в этом качестве Он устраивает мир, Он для него не опасен…
Сам выбор героя романа далеко не случаен. Это гарвардский профессор, специалист по религиозной символике Роберт Ленгдон. Научная специализация ставит Ленгдона как бы над религиями и конфессиями. Сам он еще в первом романе заявляет о себе, что ни во что не верит, ни к какой конфессии не принадлежит. Что истина, по его мнению, везде — и нигде. А груз мертвых знаний, помогающий ему распутать хитроумные масонские головоломки (в первом романе это орден иллюминатов, во втором речь идет о тайном обществе «Приорат Сиона»), только еще больше запутывает читателей. По ходу двух толстенных романов, в каждом случае, когда рассматривается какая-то особенность Христианской веры, у Ленгдона в арсенале находится огромный запас сравнений и фактов: все это не уникально, Христианство не принесло в мир ничего нового, а только позаимствовало из других религий, — навязчиво и бездоказательно внушает нам автор устами своего героя.
Если в первом романе главной точкой конфликта стал вопрос о вере и знании (естественно, симпатии автора на стороне науки!), то во втором речь уже идет о сути нашей веры. И тут у светского религиоведа Ленгдона как будто бы множество козырей против закосневших в догмах католиков. Ему даже немного жаль их — слабых, трусливых, алчных, теряющих свое влияние и, соответственно, привилегии. То ли дело он — образованный, свободный (даже и от семьи), по-своему благородный — обещающий Ватикану хранить тайны, способные уничтожить веру у наивных людей…
Вообще религиовед Ленгдон — явление знаковое. Успех романа (он переведен на множество языков и разошелся тиражом 9 миллионов экземпляров!) и уже начавшаяся его экранизация с популярными голливудскими актерами — все это сделает Ленгдона одним из героев нашего предапокалиптического времени. Объектом для подражаний. Этаким «духовным» суперменом, знатоком сразу всех религий, штатным эзотериком в твидовом пиджаке… В обществе появляется спрос на таких вот «ученых». Если раньше теологические знания служили вере, то теперь оторванное от истиной веры знание становится еще одним тараном против Христианства. Не таких ли циничных всезнаек ленгдонов хочет растить из наших детей министр образования РФ Фурсенко, проталкивая в школы никому не нужный, «мертвый» предмет истории религий вместо Основ Православной культуры?..
Но чем объяснить, что эта книга стала мировым бестселлером? Ненавистью ко Христу, принявшей в постхристианском мире массовый, хотя и завуалированный характер. Если раньше псевдонаучно доказывали, что Его не было, то теперь столь же лживо «сочиняют» Ему потомство… Читатель романа «Ангелы и демоны» все-таки может, наверное, получать какое-то извращенное удовольствие от головоломного сюжета с расползающимися «матрешками» неизвестных. Он дает пытливому уму хотя бы какую-то пищу если не для рассуждений (какие уж тут рассуждения, если главный герой падает с самолета без парашюта и не разбивается?), то по крайней мере информацию о довольно закрытой жизни государства Ватикан. Но второй роман кроме масонских и эзотерических сведений ничем привлечь читателя не может. Детективная линия слаба и предсказуема. Все шито белыми нитками, вопреки жанру. Это даже не занимательное чтение, а низкопробное чтиво, дерзнувшее в центр повествования поставить личность Того, Кто все еще дорог для миллионов и миллионов людей во всем мире.
Успех книги — в занимательном развенчании веры в Христа. Скучные антирелигиозные трактаты в век телевидения никто не возьмет в руки. А тут — под видом головоломного интеллектуального детектива — своего рода «Веселая библия», которой и глава «воинствующих безбожников» 20-х годов прошлого века Губельман-Ярославский не дал бы форы. Помешанный на конспирологии современный обыватель с удовольствием вместе с Ленгдоном распутывает хитроумнейшие комбинации, в которых двухтысячелетняя Христианская культура становится лишь поводом для каких-то сомнительных умозаключений главных героев. К чему приведут эти поиски — ясно едва ли не с первых страниц романа. К еще одной попытке переписать Евангелие. Только после булгаковских демонических ухищрений это выглядит уже как некий комикс — по-американски деловитый и весьма примитивный. Но и нарочитая примитивность изложения здесь — осознанный прием, рассчитанный на постхристианскую цивилизованную массу, которой все равно уже, что глотать, лишь бы было приятно разжевывать. Кто же создал такую славу этому скучному и кощунственному произведению?
Смею предположить, что эта книга нацелена на едва ли не самую массовую читательскую аудиторию на сегодняшний день — цивилизованных варваров. Тех, кто давно и надежно служит веельзевулу, но никогда не сознается в этом ни себе, ни другим. Эти люди отвергли Христа в сердце своем, и озабочены только одним — доказать себе и другим правильность своего гибельного выбора. И силу такому «творчеству» придает именно отрицание. Чем кощунственнее, «смелее» то, о чем пишут их любимые авторы — тем больше тиражи, тем пристальнее внимание общества. В этом традиционном «меню» слабые протесты Ватикана не только ничему не мешают, напротив, они ожидаемы и даже желаемы.
Особенно дико слышать мнения о том, что якобы этот роман подогревает в обществе интерес к Христианским ценностям. Можно предположить что угодно, но только не это. И до какого же духовного опустошения должен был дойти современный безрелигиозный человек, если такая огульная и примитивная ложь может у кого-то пробудить интерес к вере?
Особую разрушительность предает роману «линия» Марии Магдалины. Историческое Христианство вновь обвиняют в том, что оно якобы загнало в подполье «женское начало». Тут все идет в ход: и языческая «богиня» Изида, и сожженные инквизицией ведьмы (будто колдунов-мужчин вовсе и не сжигали?), и клевета на Марию Магдалину, — только бы доказать обывателю, что именно Ватикан (читай — Христианство) мешает человеку полностью раскрепоститься. С каким любованием описывается автором масонский ритуал «поклонения женственности»! Автор не может скрыть, что первым чувством подглядевшей за своим дедушкой внучки Софии Неве было омерзение — и она на десять лет, до его смерти (естественно, от руки «ревностного католика»), прервала с ним всякие отношения… Но когда специалист по религиозной символике Роберт Ленгдон объяснил ей всю «глубинную суть» этого древнего языческого обряда, она тут же пожалела, что так резко поступила с дедушкой-язычником… А нужно было понять его и простить. Или, что еще лучше, войти самой в круг посвященных этой страшной «богине», принять участие в сексуальной оргии…
Роман «Код да Винчи» — уже не первая попытка силами массового «искусства» внушить современной толпе, что Богочеловек Христос — лишь обычный смертный, такой же, как и они сами, со своими слабостями и своим — но лишь только человеческим — величием. И спрос на такую литературу в современном обществе очень велик. Ибо даже имя Христианина для современного цивилизованного варвара уже непереносимо. И с этой последней «оковой», похоже, он больше не может и не хочет мириться.
Но и сейчас, как два века назад, одинаково мощно и актуально звучат слова, сказанные Преподобным Серафимом Саровским приехавшему к нему за исцелением Николаю Мотовилову: «Веруешь ли ты, батюшко, что Господь наш Иисус Христос есть истинный Бог и истинный Человек, а не просто только мудрейший из людей, как некоторые погрешающие о Нем ложно мудрствуют?» — «Верую», — отвечал я ему… «А веруешь ли, что Господь наш Богочеловек Иисус Христос вчера и днесь той же и вовеки и как прежде творил чудеса, и исцелял словом одним всякие недуги и болезни человеческие, и бесов изгонял, так и ныне может все то делать, как и прежде творил?» — «Как же не веровать… — сказал я ему. — Я веровал, верую и непреложно веровать буду, что Господь наш Иисус Христос есть Сын Божий Единородный Богочеловек, истинный по Божеству и по человечеству». И он, радостно взглянув на меня, сказал: «А если веруешь, так ты здрав, батюшка, вставайте и ходите, ваше Боголюбие, вы совершенно здравы и не имеете нужды ни в чьем врачевстве».
В этих словах, подтвержденных великим чудом исцеления, и заключается ответ на все вызовы врагов Христианства как в давние времена, так и сейчас.
Заканчивая отповедь этому роману, скажу еще лишь о том, что внимательный читатель должно быть и без подсказки заметил: в статье нет ни одной цитаты из «Кода да Винчи». И вот почему. Сразу по прочтении я выбросил эту книгу в мусоропровод. Не удержался. А другим советую сделать это еще до прочтения.

Антон Жоголев
15.07.2005
Дата: 15 июля 2005
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru