Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

«Первый закон» Сергея Бодрова

Две точки зрения на жизнь и смерть Сергея Бодрова-младшего…


Смерть Сергея Бодрова — сама по себе уже стихийное бедствие. По той ране, по тому следу, что оставляет ТАКАЯ смерть в народной душе. Как и смерть его несчастливых предшественников: принцессы Дианы, Леннона, Цоя — уже ставших кумирами или бывших на пути к этому.
Но  — «не сотвори себе кумира», — отвечает Господь. Авария, пуля, ледник… Слава тем и страшна, что, как правило, не угодна Богу. В таких смертях всегда заложен особый религиозный смысл. Вопрос извечен: Сергей Бодров попал под неожиданно рухнувший ледник или ледник сотни лет(!) ждал на перевале появления здесь Сергея Бодрова? — и, увы, риторичен. Нам не дано это узнать НАВЕРНЯКА.
Я сознательно не говорю сейчас о тех десятках погибших, что разделили страшную участь с Сергеем: у них, наверное, были свои «мотивы» оказаться там. И свои оправдания.
Но ведь не зря же именно ему — благополучному московскому юноше из режиссерской семьи, с дипломом и диссертацией по искусствоведению — выпал столь жесткий и красивый жребий.
Без упоминания о фильмах «Брат» и «Брат-2» в разговоре о судьбе актера и режиссера Бодрова явно не обойтись. И потому отделаюсь емкой цитатой из его интервью: «Когда какой-нибудь оппонент говорит мне: ну как же так, "Брат" — это не покаяние, не рефлексия, это вообще не в традициях русской литературы — убивать и не покаяться, вот Раскольников убил, но покаялся, — я отвечаю: представьте себе картину — первобытный мир, костер, сидят у костра люди, они еще толком говорить не научились, а кругом — хаос, тигры саблезубые ходят. И вот один встает и говорит: "Отныне будет так: мы будем защищать своих женщин, свои жилища, своих братьев. И это будет наш первый закон". Это слова первого закона, произнесенные в мире, где вообще законов никаких не существовало. Потом, через тысячи лет, эти люди обретут Христа (выделено мной — А.Ж.), покаются. И то, что было сказано в "Брате" в 1996 году, это и были слова такого первого закона, сказанные в мире, где не действовали не то что законы — даже понятия: ни бандитские, ни политические, ни моральные».
Не случайно здесь произнесено Имя Христа. То Имя, Которое как бы подчеркнуто отсутствует в этих нашумевших боевиках новой формации. На Багрове нет крестика даже — он подчеркнуто «природен». Притягательность образа Даниила Багрова (русского мальчика, прошедшего Чечню и оказавшегося нравственным калекой, выработавшим свои — но и старые как мир! — заповеди: где «любить родину», «держать слово», заступиться за друга — так же естественно, как крошить из пистолета и правых, и виноватых…) — как раз в том и состоит, что он еще не отверг Христа. Он просто еще Его не знает… И если встретит — а каждый обязательно встретит Его еще в ЭТОЙ жизни, чтобы не было ложных оправданий в «той» — не думаю, что отвергнет Его. Долго будет «не понимать» — как это можно, подставить другую щеку? Но иную, ВЫСШУЮ заповедь, выше которой и нет — «Жизнь положить за друзей своих» — он легко восчувствует своим русским сердцем. Как и реальные — не киношные мальчишки с улицы, эти маленькие «багровы» — пусть не такие обаятельные и героические, но такие же изломанные жизнью ВНЕ ХРИСТА и такие же беззащитные перед реальным, а не видимым только злом…
Давайте представим себе «Брат-3». Если Багрова не прикончат группировки «кавказцев», если его не растопчут свои бандиты, он вряд ли станет продюсером Ирины Салтыковой — «скучно, да и музыка не та». Он отсидит большой срок за какое-то случайное преступление. Там, в тюрьме, ударит вгорячах протестантского пастора, «фальшиво» толкующего о морали, ему за это добавят срок, и… в конце «ходки» станет он старостой часовни при пенитенциарном учреждении. Оттуда он выйдет уже русским мудрецом: поселится где-нибудь в деревне и станет ходить по домам — читать Псалтирь по усопшим. Спорить будет и со священником — но исправно читать в храме Часы. А потом его убьют местные подонки, еще не ведающие заповеди не убий… Но прежде чем умереть, он обязательно кого-нибудь спасет: выхватит из рук убийцы топор, вызовет огонь на себя и т.д. Без этого наш герой не умеет…
И это будущее — хотя и не высказано, и даже намека вроде бы на такой разворот нет, — но оно явно читается между строк: хотя бы в сотнях реальных судеб вот таких же «багровых». Будет и покаяние — если в сердце войдет Христос. В каждом таком «багрове» с наших озверевших улиц, возможно, до срока скрывается Кудеяр.
Вот почему этот фильм, эта роль так глубоко вошли в сознание молодежи начала тысячелетия. В нем узнали себя те, кого называют «потерянным поколением» — первым перестроечным поколением, вступившем в жизнь, в которой уже не осталось НИКАКИХ ПРАВИЛ. И тогда Багров их стал творить заново: «Ты брат мне…» — произносит киллер с какой-то особенной интонацией. «Я родину люблю…». Им, отброшенным перестройкой в области морали чуть ли не в каменный век, предстоит осваивать мир как бы заново.
На более сложные чувства они пока не способны.

И странный «национализм» этих двух лент здесь гость не случайный. Любовь к «своим» пока принимает лишь формы отталкивания от чужого. Мы, взрослые, мы, христиане — по сути предали эту молодежь, ничего не смогли сказать ей о самом главном, о чем должны были сказать (а вернее ЗАСТАВИТЬ «наше» TV сказать это нашим детям — но мы этого не сделали, естественно, придумав множество оправданий). И тогда они стали искать «правду» сами, как будто не было тысячелетней Святой Руси. Как будто на улицах наших городов еще никогда не звучала проповедь о Христе… И то, к чему они пришли в своих поисках, — это, конечно, ветхозаветная мораль: где око за око и зуб за зуб — естественны и органичны. Где «свои» — это свои, и брат — всегда хорош (хотя и киллер, хотя и предатель), а чужой плох хотя бы тем, что чужой. Но это уже ростки хоть какой-то морали. Им, мальчишкам девяностых, предстоит пройти по моральной шкале самим, без нашей подсказки. И поможет кому-то из них не кто иной, как обаятельный киллер Багров.
Когда на концерте в Олимпийском, посвященном фильму «Брат», вышел на сцену Бодров, толпа сразу затихла. И в этой тишине он отчетливо произнес такие слова (цитирую его слова): «Сила не в оружии, сила в правде!" Я помнил их еще по каким-то советским учебникам. А может быть, ее внушил мне Балабанов — она была у него в подсознании. В общем, мистика русской идеи сработала. Ну а то, что народ бурно реагировал, так сами понимаете — концерт большой», — оправдывался он в последнем своем интервью. Интересно, что ни он, ни режиссер Балабанов даже не знали, когда работали над фильмом, что почти цитируют… Александра Невского, сказавшего: «Не в силе Бог, а в правде!».
Экстрасенсы неоднократно заявляли в первые дни после катастрофы в Северной Осетии, что видят Бодрова живым. В горах несколько раз встречали как будто людей из его съемочной группы. Но потом эти сообщения не подтверждались. А христиане кротко молились — сначала о его спасении, когда на это была еще хоть какая-то надежда. А потом, когда этой надежды, увы, не стало — об упокоении его души.
В одном из последних интервью он сказал: «Боюсь штампов, боюсь оказаться включенным в корпорацию, потерять память и чувство меры. Также растратить время напрасно. Не зря же считается, что время, которое утекает, придумано дьяволом как противоположность вечности, которая принадлежит Богу».
Сейчас из времени он перешел в вечность. И Бог будет судить его, взвесив все «за» и «против» как его виртуального двойника, так и его самого. Бодров и Багров сольются воедино где-то там, в безпредельности… И расстрелянные им(и) на экране «негры», «кавказцы» и «русские» не зачтутся ли ему в содеянное не понарошку, а наяву?
В современной русской красивой сказке не редкость — страшный конец. В так и не отснятом в Кармадонском ущелье фильме «Связной» — главный герой гибнет в горах. То же случилось в действительности. Это как раз в традициях русской культуры: когда «экран» (а раньше стихи, повесть) является продолжением жизни или ее окончанием.
«Кавказский пленник» (лучшая роль Бодрова) — так и останется пленником этих загадочных, таких заманчивых для русской души Кавказских гор. Смерть человека, как правило, символична.
Что он хотел сказать нам своей смертью?
Что не успел сказать?
Наверное, только одно: сила — в правде. Ибо в ней — Бог!
Антон Тимофеев

От редакции. Эти спорные заметки о судьбе, быть может, самого яркого героя поколения «девяностых» — Сергея Бодрова — нуждаются в послесловии. Мы не во всем разделяем выводы автора. Так, на наш взгляд, разгадку гибели режиссера нужно искать в той картине, которую он создавал в кавказских горах: романтический сюжет об «обаятельной наркокурьерше», по всей видимости и вызвал такую страшную и потрясающую реакцию Небес. Уже в первом фильме — «Сестры» (где Бодров выступил не только как актер, но и режиссер) поражает именно невыразительность. Духовная пустота. Автору явно нечего сказать людям. И потому в ход идут такие вроде бы эффектные «разборочные» сюжеты. Это ли нужно сейчас нашей молодежи? А ведь он был одним из тех, кого действительно слушала улица. Кто был почти «кумиром» нашей молодежи.
Отдавая должное человеческому обаянию Бодрова, не можем не отметить, что этот свой дар — говорить от сердца к сердцу — он с фильма «Брат» и далее отдал темным демоническим силам, способным вести зрителей к духовной катастрофе и гибели. Видимо, шансов выбраться из этой пучины у автора не оставалось… И все же в его неожиданной смерти нам видится искупление.


Фильм-убийца

По РТР показывали фильм «Брат». Было 27-е сентября, вечер Крестовоздвижения. А прямо перед этим в новостях опять говорили о леднике-убийце, который сошел 20-го сентября в Кармадонском ущелье в Северной Осетии и похоронил под собой более ста человек. В их числе съемочную группу кинорежиссера Сергея Бодрова — младшего. Говорили о том, что надежда на их спасение еще есть, но с каждым часом она становится все призрачнее.
Не знаю, как другие смотрели в этот осенний вечер этот весьма известный фильм. Все два часа меня трясло. То ли от того, что на экране был живой, красивый, молодой и полный жизни Сергей Бодров. То ли от мерзости на экране, выдаваемой за истинную жизнь. Смотреть было тяжело. Как и тогда, когда я смотрела этот фильм несколько лет назад, весь фильм был страх за этого чудного парня, он ходил по такому опасному краю, и мне казалось, вот-вот с ним что-то случится. В фильме не случилось.
Утверждают, что «Брат» — это правдивая история нынешнего потерянного поколения, прошедшего Чечню. Вот, мол, почему фильм «Брат» так популярен. Но «Брат» имеет такое же отношение к реальной жизни и судьбе молодого поколения России 90-х годов, как американские вестерны — к реальной истории Америки.
«Брат» — это не правда о поколении, а романтизация и оправдание страшного и отвратительного греха, от которого содрогается любой человек, — убийства. И в роли кровавого серийного убийцы — славный и милый, совершенно неотразимый Сергей Бодров! Взрослые опытные люди втянули его в эту опасную игру, ставки в которой были очень высоки. Миллионы зрителей — миллионы душ, девушки и парни России увидели в Сергее Бодрове — Даниле Багрове своего героя и захотели быть похожими на него. Авторам нужен был именно такой актер на роль главного героя. Милый московский мальчик из интеллигентной семьи, закончивший университет, написавший диссертацию по искусству эпохи Возрождения. С ясным взором, застенчивой и располагающей улыбкой-усмешкой, чуть неуклюжей походкой. Только представить, что на эту роль взяли бы актера с холодной «демонической» внешностью, без этой располагающей улыбки — что бы осталось от этого фильма?
«Брат» эмоционально воздействует очень сильно, он убеждает, что убивать хорошо и нормально. Делает это режиссер способом, возможным только в кино. Ведь художественное кино — вторая реальность, где можно одно выдавать за другое. В реальной жизни человек, который убил и продолжает убивать, не может не измениться. Меняется взгляд, выражение лица, внутреннее состояние. Нас же уверяют, что человек может убивать и сохранить душевную чистоту. Сергей Бодров чист душой, искренен и даже немного наивен — мы это чувствуем и любим его за это, но ведь его лицо, его глаза, в которых светится его душа, — на экране у убийцы Данилы Багрова! Это великий обман игрового кино.
Увы, художественное кино, как и документальное, всегда воспринимается человеком как реальность, мы так устроены, что не можем не верить «своим глазам». А зрителю за внешне просто сколком реальности навязывается иная «авторская» реальность. Но авторам «Брата» и этого мало, чтобы мы ни на минутку не сомневались в их «правде», они специально вводят в фильм реальных людей, а не персонажей: Известную певицу Ирину Салтыкову играет сама Ирина Салтыкова, лидера «Наутилуса Помпилиуса» Вячеслава Бутусова — Бутусов, Не случайно фамилия героя — Багров, почти та же, что и актера, то есть это почти он сам.
Но насколько соответствует «Брат» реальной жизни? Во «второй реальности» гораздо важнее не «что», а «как». Здесь нет боли по поводу того, что психику русского солдата искалечила война, сделала его убийцей, изгоем, несчастным человеком. Напротив, убийца — супермен и благородный герой, а убийство человека показывается, страшно даже сказать, как дело благое.
Данила Багров, по Владимиру Высоцкому, «делит мир на своих и чужих», так научила его Чечня. Но авторы фильма — того же мнения. Все, кого убивает Данила (а делает он это так же просто, как выпивает стакан воды) — сволочи, злобные бандиты, так что зритель даже радуется. «Он отличный парень. Он же только плохих убивает!» — сказал мне один поклонник Данилы Багрова.
Так фильм утверждает право на убийство, право одного человека без суда и следствия решать, жить другому или не жить. Так человек пытается отнять это право у Самого Творца. Кто чужой и кто — свой, решает справедливый и меткий стрелок Данила. «Свой» — это часто тот, с кем он успел поговорить несколько минут и что-то о нем узнать, а «чужим», в которого походя можно выпустить пулю, для него может стать тот, с кем он просто не успел познакомиться. На экране убитые Данилой люди отлетают в стороны, как мешки с песком. Мы не видим крови, изувеченных тел, предсмертных страданий — того, что обязательно увидели бы в жизни. С помощью приема умолчания нас убеждают, что «чужие» — как бы не люди. Тем самым авторы оправдывают убийцу. Но не только оправдывают, а и восхищаются им. Делается это с помощью «Наутилуса Помпилиуса». Песни этой группы — мрачноватые, ритмичные, демоничные песни потерянного поколения 90-х, сопровождают весь путь Данилы, окрашивая романтическим флером его поступки и вызывая сочувствие к одинокому парню, прошедшему ужасы войны. Как чудно звучат эти песни, когда Данила вдохновенно и ловко режет, пилит, растирает, смешивает порошки, готовя взрывные устройства. Очень романтично! Особенно для тех, кто оказался, например, во время теракта в Москве в "Пушкинском" метро. Жаль, что Вячеслав Бутусов тоже внес в это свой вклад.
Ах, да! Я забыла: героем движет высокое чувство, он же убивает не из-за денег. Деньги, все же заметим в скобках, наш герой и в Брате» и в «Брате-2» тоже очень любит. Это святое чувство — любовь к старшему брату, по первому слову которого Данила идет на все, даже на "мокрое" дело. И фильм назван этим высоким словом — «брат», и самого Сергея Бодрова вся страна стала после фильма звать братом. Брат его старший — бандит, убийца, посылает младшенького, нисколько его не жалея, вместо себя на мокрое дело, потом «сдает» своим дружкам-бандитам, чтобы спасти свою шкуру. А Данила все понимает, но все ему прощает, — брат же! Наш благородный герой выглядит человеком с завязанными глазами. Когда нет точки отсчета, нет критериев, самые высокие понятия размываются, теряют свой смысл, превращаются в свою противоположность. А точка отсчета есть. Это нравственный закон, который нам открыл Сам Господь, он учит нас истинному пониманию любви к ближнему, к брату. Учит любить и прощать, и слушать родителей и старших братьев и сестер, кроме одного случая: когда они идут против Бога и призывают и нас нарушить десять заповедей. Нас заботливо предупреждает Господь об этом: «И враги человеку — домашние его» (Мф., 10-36), чтобы мы не удивлялись и были готовы. А еще Господь сказал одному из Своих учеников: «Иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов» (Мф., 8, 22).
В фильме "Брат-2" Данила Багров разъезжает со своим братом на белом авто с номером "999". Графически это тот же номер, что и"666". Прямое указание для нас на то, кому на самом деле служат наши славные герои.
Все женщины с первых часов знакомства с Данилой оказываются с ним в постели. Это еще одна «ценность», к которой призывает нас фильм, — к безудержному животному блуду, который преподносится молодым зрителям как норма и знак удачливости. Хотя в жизни Сергей Бодров очень любит свою единственную жену Светлану, у него двое деток, дочка и младший Александр родился в конце августа, меньше чем за месяц до трагедии.
Как тяжело говорить сейчас обо всем этом. Думается невольно: где были взрослые, близкие родные, настоящие друзья, которые не остерегли Сергея, еще слишком молодого и неопытного, когда ему предложили сниматься в этом фильме. Видимо, не было среди них верующих людей, которые бы могли ему сказать: за каждое слово и поступок мы дадим ответ перед Богом. Ты уверен в том, что ты делаешь, что в этом нет лжи? Но в мире другие ценности в ходу: слава, успех, деньги, карьера, кого интересует ответственность. А Сергей ведь не только поучаствовал в небогоугодном деле, но еще и соблазнил многих.
Господь не наказывает, Он есть Любовь. Он ждет. Если же нет покаяния, если грех становится в сладость и затягивает все глубже, происходят природные катастрофы. Велика же была духовная катастрофа, вызванная в умах и сердцах целого поколения фильмом «Брат», если ледник накрыл оказавшуюся «случайно» в эту минуту прямо под ним съемочную группу Сергея Бодрова-младшего.
В эти минуты вечером 2-го октября, когда я пишу эти строки, в программе теленовостей показывают спасателей в Кармадонском ущелье, которые взрывают ледник и двигаются к туннелю, через два-три дня они могут войти в него. Опять появилась надежда. Как бы хотелось, чтобы Сергей и его товарищи были живы! И Сергей бы вышел оттуда из страшного ледяного плена и улыбнулся нам своей застенчивой, единственной в мире улыбкой. Как бы хотелось, чтобы он был с нами, и на земле ему еще было бы отмерено время для покаяния. Но да будет на все воля Твоя.
Людмила Белкина

На фото (внизу): кадр из фильма "Брат 2"

04.10.2002
1528
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
4 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru