Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Прости меня, Святая Церковь!..

Исповедь несостоявшегося замполита.


Исповедь несостоявшегося замполита.

Чем ближе к парламентским выборам на Украине, тем чаще направляют свои отравленные стрелы местные средства массовой информации против Украинской Православной Церкви. Все чаще они называют Киевскую Митрополию «москальской».
К сожалению, в числе вот таких «сеятелей плевел» в свое время пришлось побывать и мне — выпускнику Киевского высшего военно-морского политического училища, сошедшему с трапа боевого корабля на берег «мирной» журналистики. В свое время я вылил много информационной грязи на Святую Церковь. И во время исповеди мне батюшка сказал, что поскольку оскорбления были публичными, то и раскаяние тоже должно быть публичным.

Атеизм, оккультизм, протестантизм…

Признаюсь честно: в Бога я раньше не верил. Да и как мог поверить, если в младенчестве меня «крестили»… в сельсовете (!) моего родного села Рожичная на Винничине. Такие были времена и нравы: наша церковь во имя Димитрия Солунского была полностью разрушена, и заботливые сельсоветчики просто взяли и записали, что моей крестной является мамина подруга, тетя Галя Процык, а крестным — папин друг, дядя Коля Бронык.
В настоящем Православном храме меня крестили лишь спустя несколько лет. К сожалению, за «крещением» в сельсовете последовали другие «крещения»: в октябрята, в пионеры, в комсомольцы. До коммунистов дело не дошло только по одной простой причине: Союз развалился. Но после падения «единого и нерушимого» я из атеиста превратился в… оккультиста! Увлекся хиромантией и пытался определить свою судьбу с помощью книги «Рука и судьба». Таков логический конец любого духовного невежды: кто не верит ни во что, поверит во что угодно…
Бабки-гадалки были у меня как по отцовской, так и по материнской линиям. По слухам, кто-то из них подбросил в нашу хату маленький черный лоскуток, утыканный иголками. Это произошло в день свадьбы моих будущих родителей. Тогда тому лоскутку, обнаруженному под столом, не придали особого значения. Но, как говорится, процесс пошел. Из-за многочисленных скандалов и ссор мои родители действительно жили как на иголках и в конце концов развелись. А потом при загадочных обстоятельствах повесился мой дедушка Трифон, через девять лет — его зять Иван, еще через девять — его сын, тоже Иван. Печальная участь постигла и их детей (моих двоюродных братьев). Младший сын первого Ивана, Виктор, погиб в автомобильной аварии, старший, Василий, развелся со своей женой, а единственный сын второго Ивана — тоже Василий — страдает алкоголизмом…
По сравнению с моими двоюродными братьями я был просто везунчик: в двухлетнем возрасте свалился с печки в бочку с брагой (причем вниз головой), проторчал в ней около двух минут, но чудом остался жив! Спасли меня с помощью двоюродного брата Василия (того самого, который развелся с женой, а впоследствии стал… моим крестным сыном!). В момент моего падения Ваське было всего лишь четыре года. Вначале он пытался меня вытащить за ноги, но потом позвал на помощь мою мать. С тех пор мама не перестает удивляться: как мог младенец, с головой окунутый в брагу, не захлебнуться на протяжении двух минут? В пятилетнем возрасте я снова чуть не погиб: заплыл со старшим товарищем Володей на середину сельского пруда, перевернулся на камере и камнем ушел на дно… К счастью, Володя быстро отыскал меня в мутной воде и вытащил на берег. Однако на этом мои приключения не закончились: я то проваливался в глубокую прорубь на речке, то падал с высокого дерева, то попадал под машину…
Каждый раз, когда смерть пыталась заглянуть мне в глаза, кто-то обязательно приходил на помощь. Но, несмотря на столь чудесные спасения, о благодарственной молитве к Богу я даже и не помышлял. Более того, мое сердце было настолько отравлено атеизмом, что я полностью отрицал Его существование. В астрологию и карты верил, а вот в Бога — извольте! Аргумент у меня был самый «железобетонный»: космонавты всю планету облетали, а на тучке никого так и не увидели. А посему мне хотелось посвятить свою жизнь пропаганде иной «троицы» — Маркса, Энгельса и Ленина.
В конце 80-х годов прошлого века я поступил в Киевское военно-морское политическое училище. По иронии судьбы, пропагандистов марксизма готовили в стенах некогда известной на весь мир Киево-Могилянской Духовной академии! Когда же компартия приказала долго жить, нас из замполитов быстро перепрофилировали в военных психологов (читай — психолухов). Вместо истории КПСС мы начали изучать политологию. Помнится, на одном из таких уроков преподаватель капитан I ранга Петр Удовенко сделал нам неожиданное предложение: кто расскажет на память молитву «Отче наш», получит пятерку. Увы! Все курсанты задумались глубоко и надолго…
Мой путь к Богу начался после того, как я женился на верующей девушке Елене. Мы обвенчались за несколько месяцев до получения моих лейтенантских звезд. Это произошло в Православной церкви во имя Николая Чудотворца, находящейся в Умани, где жили мои близкие родственники. Я тогда был приятно удивлен, что нас венчал отец Петр, который когда-то меня крестил.
Но, к сожалению, вместо Православия я с головой окунулся в протестантизм. А все потому, что моя невеста Елена (которая, кстати, сагитировала меня на венчание в Православии) на самом деле ходила в баптистскую секту. Так до своей отправки на Тихоокеанский флот я стал убежденным баптистом.

Пробы пера

Отслужив почти 12 «календарей», я решил переквалифицироваться в гражданские журналисты. Получив некоторый опыт в газете «Народна армія», я перешел в «Сегодня», потом — в «Крещатик»…
Работая в отделе политики, я часто писал и на темы религии. Мое журналистское перо было нацелено в первую очередь против Православия. Тогда мне казалось, что истинными Христианами являются протестанты, и особенно баптисты. Все, что происходило в нашем Православии, порождало у меня сплошные вопросы. К примеру, я долго не мог врубиться: почему в одной стране может быть аж два «патриарха всея Украины», каждый из которых отрицал патриаршество другого? Один гордо величал себя «патриархом Филаретом», второй — «патриархом Димитрием»…
Тогда я не знал еще, что филаретовский «киевский патриархат» и димитриевские «автокефалисты», став на путь раскола, разорвали литургическое единение со всем Православным миром. Из-за собственной гордости и ереси они утратили духовную связь с Православными Церквями других стран и уже не могут причащаться с ними из одной Чаши. Разумеется, осознавать трагедию столь страшной изоляции (анафемы) могут лишь люди воцерковленные. А к таковым я не относился. Нашему брату-журналисту гораздо проще написать статейку о каком-нибудь скандале в Православии, чем разобраться в сущности Православной веры. Именно этим раскольники и пользуются: они сеют свои плевелы только благодаря духовному невежеству большинства представителей СМИ. В этом я убедился на собственном горьком опыте.

Искушение Штирлицем

После пресс-конференции, проводимой «киевским патриархатом», нам раздали любопытные книжечки, написанные неким «священником» Глебом Якуниным. Сей автор, основываясь на каких-то якобы «секретных данных», обвинил Русскую Православную Церковь в связях с КГБ. Разумеется, мы сразу же подхватили эту «сенсацию» и обнародовали эту ложь в своих изданиях. Увы! Никто из нашей пишущей братии не обратил внимание на другое: «киевский патриархат» запустил эти «секретные данные» в прессу после того, как его предстоятеля, экс-митрополита и бывшего экзарха Украины Филарета (Денисенко) Русская Православная Церковь предала анафеме за раскольничество.
Вторым «знатоком по компетентным органам» был автокефальный «патриарх» Димитрий (ныне усопший), накатавший еще одну такую вот брошюрку. По его мнению, сотрудники КГБ продолжали вмешиваться в дела церковные и в период независимости Украины. Еще одну «компетентную информацию» (о якобы тайных связях Православия со спецслужбами Украины и России) мне сообщил некий господин, представившийся лидером некоего «православного братства». Благодаря этим и другим осведомителям я в то время сочинил немало скандальных статей, бросающих тень на Украинскую Православную Церковь, Московскую Патриархию, Службу Безопасности Украины и Федеральную Службу Безопасности России. Каждая из этих сторон могла запросто привлечь меня и моих осведомителей к судебной ответственности за распространенную ложь и клевету. Однако мне, как, впрочем, и многим другим писакам все почему-то сходило с рук. Правда, однажды представители СБУ не выдержали: после появления моего очередного «шедевра» — «Штирлицы под поповскими рясами» (каково название?!) — они потребовали написать объяснительную. Конечно, сознаться в своей неправоте перед «эсбэушниками» мне было непросто…

Возвращение

Но гораздо труднее мне было сознаться в собственной неправоте, а точнее, в грязной лжи перед Святой Церковью, которая помогла своему народу выстоять в самые жесточайшие времена нашей истории… О том, как мне удалось вырваться из ереси протестантизма, я уже писал в своей статье «Между армией и сектой». Хочу лишь добавить, что вернуться в лоно Святой Церкви мне помогла одна баптистка (!), которая раньше меня начала обращать свои взоры к Православию. Как-то вечером, придя к ней в гости (в баптистских общинах любят ходить по домам и вести «библейские кружки»), я вдруг узнал потрясающую историю об «окаменевшей Зое». И я узнал, что легкомысленная девушка, окаменевшая из-за глупой кощунственной шутки с иконой святого Николая, действительно жила в Куйбышеве.Я был ничем не лучше этой молоденькой Зои, поскольку в пору своего увлечения протестантизмом советовал своим родителям избавиться от икон. От этих воспоминаний мне до сих пор становится не по себе…
Перед моим уходом моя знакомая баптистка впервые меня… перекрестила (совершила надо мной крестное знамение)! И тут сразу с моих глаз пелена спала: я почувствовал, что вместе с крестным знамением обрел и истинную веру. Окончательное решение удалось принять благодаря книге диакона Андрея Кураева «Протестантам о Православии». После ее прочтения моя подушка была мокрая от слез. Потом была первая исповедь и первое причастие…
Месяца через полтора я крестил двух своих дочерей. Таинство Крещения произошло в Свято-Ильинской Церкви, находящейся напротив моего бывшего Киевского высшего военно-морского политучилища. За годы курсантской службы я ни разу в тот храм даже не зашел, а после крещения моих детей он стал для меня родным и близким.
Конечно, вырвать с информационного поля ранее посеянные плевелы мне уже не удастся: что написано пером, не вырубишь топором. Но если моя статья-исповедь заставит хоть кого-то задуматься над своим отношением к истинной Православной вере, то это и будет плодом моего покаяния.

См. также

Валентин Ковальский
30.12.2005
870
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru