Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

От чего нас хотят спасти?

О статье игумена Вениамина (Новика) «Как Библия спасла Запад от коммунизма».


О статье игумена Вениамина (Новика) «Как Библия спасла Запад от коммунизма».

Статья с таким претенциозным названием была опубликована в петербургской баптистской газете «Мирт» (№ 1, январь-февраль 2006 года, стр. 10-11). Ее автор — либеральный священник игумен Вениамин (Новик), уволенный из Духовной Академии, фактически находящийся за штатом и известный своим резким неприятием многих сторон нашей церковной жизни.
Статья посвящена столетию книги немецкого социолога и чиновника Макса Вебера «Протестантская этика и дух капитализма», по мнению игумена Вениамина, «самому известному социологическому трактату за всю историю человечества». Данное событие преподносится как нечто судьбоносное, на сто лет вперед предопределившее достижения и трагедии безпокойного ХХ века. Но несмотря на то, что никто, за исключением игумена Вениамина, в Православном мiре не отметил «юбилей», попробуем проанализировать основные постулаты Вебера. Тем более немецкий ученый активно популяризируется в России, правда, в основном в кругах, далеких от Православия.
Макс Вебер родился в Пруссии в 1864 году в семье парламентария. Властный характер матери, германская бюрократическая машина и идеи прусской военщины оказали большое влияние на образ мыслей ученого. По окончании юридического факультета Гейдельбергского университета молодой ученый становится профессором. В 1897 году душевная болезнь вынуждает его отказаться от преподавания. Вебер полностью теряет трудоспособность и, как пишет биограф, «становится неспособным ни к чтению, ни к писанию, ни к мышлению». Длительное время Вебер лечится дома и в санаториях для душевнобольных. Несколько оправившись от недуга, ученый начинает много писать и исследовать. Получив богатое наследство, много путешествует, его научные интересы смещаются в область социологии. Во время Первой мировой войны служит военным чиновником, занимается общественной деятельностью. Активно пропагандирует антисоветские идеи, приветствует иностранную интервенцию в Россию. Умирает от пневмонии в 1920 году, оставив множество незавершенных трудов.
Вебер написал немало работ по социологии, праву, культурологии, экономике. Он считается родоначальником современных учений о социальном действии. Тем не менее игумен Вениамин видит важнейшим достижением ученого его труды по социологии религии, области сколь спорной, столь и умозрительной. По Веберу, лежащие в основе культуры общечеловеческие ценности были сформированы религиозными ценностями. Так, протестантизм предопределил победу капитализма в Европе. На развитие капиталистических отношений наибольшее влияние оказал тип религии, а не географическое расположение, политическое устройство, природные ресурсы, уровень образования населения, экономические факторы или особенности промышленного производства. Игнорирование всех этих факторов обусловило вульгарный и упрощенный характер теории Вебера. Он во многом повторял столь нелюбимого им Маркса, также оперировавшего лишь одним критерием — диктатурой пролетариата.
Следует отметить, что богословское обоснование трудовой морали и этики дано Отцами Церкви (в частности, Блаженным Августином) задолго до появления протестантизма. Да и сами основатели протестантизма Цвингли и Лютер не разрабатывали детально данный вопрос, будучи погружены в политические и идеологические распри. Тем не менее, отринув ценность ангельского образа — монашества, они исподволь возвеличили ценность мирского профессионального труда, даже самого бездумного. Позднее Кальвин, оставивший по себе недобрую память как политический тиран, обратился к проблеме установления связи между религией и предпринимательской деятельностью. Две лжедоктрины Кальвина — идея абсолютного предопределения и идея Божественного невмешательства в закономерность мира — позволили ему сделать вывод о том, что человеку не дано знать, предопределен ли он Богом к спасению или к осуждению. Кальвинист своей жизнью и энергичной деятельностью должен доказать, что является «избранным», причем видимыми свидетельствами такой избранности являются успех и богатство (а вовсе не молитва и покаяние, как учит Православие). По меткому замечанию академика С.Д.Сказкина, «получало религиозное оправдание буржуазное накопление и буржуазная деятельность вообще, ибо успех буржуа рассматривается Кальвином как показатель предызбранности человека к «спасению». Подобные идеи «избранности» были с энтузиазмом подняты на штыки нарождающимся капиталистическим классом и существуют и теперь в виде известной теории «процветания», столь модной у современных неопротестантских религиозных движений. В нашей стране такого рода идеи были бы с благодарностью приняты частью «новых русских» нуворишей (если бы они читали статьи игумена Вениамина).
Кальвинизм освободил буржуазию от запрета католической церкви на ростовщичество и эксплуатацию рабского труда в колониях, религиозно обосновал и оправдал самый кровавый и безсовестный период первоначального накопления капитала. Кальвинистские пасторы внушали трудящимся, что безпрекословное повиновение буржуа, честная и добросовестная работа на него есть «долг, указанный Богом».
Вебер активно пропагандирует усиление зависимости человека от постреформационной церкви, которая характеризуется «высшей степени тягостной и жесткой регламентацией всего поведения, глубоко проникающей во все сферы частной и общественной жизни». Такое доминирование над человеком, свойственное лидерам тоталитарных сект, потогонная система труда часто приводили к психологическому надлому. По данным Серви в Италии и Верга в Вестфалии, в 1869 году число душевнобольных среди протестантского населения оказалось выше, чем у других групп верующих.
Вебер уже в конце ХIХ века признавал, что «капиталистическое хозяйство не нуждается более в санкции того или иного религиозного учения и видит в любом влиянии церкви на хозяйственную жизнь… такую же помеху, как регламентирование экономики со стороны государства. «Мировоззрение» теперь, как правило, определяется интересами торговой или социальной политики. Тот, кто не приспособился к условиям, от которых зависит успех в капиталистическом обществе, терпит крушение или не продвигается по социальной лестнице. Однако все это явления той эпохи, когда капитализм, одержав победу, отбрасывает не нужную ему больше опору». Вебер становится предтечей тоталитарных режимов ХХ века, и прежде всего нацистского. Церковь для Вебера — лишь удобная ширма, институт обмана трудящихся, тот самый пресловутый «опиум для народа». Ницшеанские и веберовские идеи, столь далекие от библейских заповедей, действительно дали свои плоды — фашистские диктатуры и кровавые социальные взрывы.
Умозрительные наблюдения Вебера нашли своих послушных адептов в правоконсервативных пуританских кругах, прежде всего в США. По справедливому замечанию профессора В.Л.Керова, тезис Вебера о том, «что пуританизм (как форма протестантизма, как учение, близкое к кальвинизму) «стоял у колыбели современного «экономического человека», прежде всего относится к США и в то же время прекрасно объясняет характер и дух североамериканского предпринимательства. Полностью относится к современной жизни в США и цитируемый Вебером пуританский тезис: «Мы обязаны призывать всех Христиан к тому, чтобы они наживали столько, сколько можно, и… стремились к богатству».
Такого рода «заповеди» и внушали «по вечерам в миллионах протестантских домов… Северной Европы и США отцы семейств с Библией в руках…» (иг. Вениамин). Правда, нам известны лишь два таких «отца семейств» — президенты Рейган и Буш-младший, не расстающиеся с Книгой книг. Однако их понимание библейских истин и вытекающие отсюда действия не всегда вызывают, мягко говоря, восхищение и понимание народов мира.
В статье либеральный игумен задается несколько странным для Православного иерея вопросом: «Какое Христианство лучше?» «Разве Христианство не везде одинаково? Выясняется, что нет. Самые развитые страны — протестантские, менее развитые — католические, еще менее — Православные. Вера тесно связана с мировоззрением, которое определяет весь стиль жизни. Какова вера — такова и жизнь». А так как жизнь наша нелегка, читатель и сам сделает вывод о мнении о. Вениамина о нашей вере. Впрочем, святорусскую землю сей либерал считает «по степени атеизации» «впереди планеты всей».
Автор статьи, также как и его учитель, делает слишком поспешные выводы. Не нужно быть социологом и экономистом, чтобы отметить, что в «большую восьмерку» входят и протестантские страны, и католические, и Православная Россия, и коммунистический Китай, и синтоистская Япония. Теория Вебера никогда не объяснит, почему равно хорошо живут и лютеранская Северная Германия, и католическая Бавария, почему не наблюдается перекоса в экономическом развитии католического Квебека и остальной протестантской Канады, католических и протестантских кантонов Швейцарии, Православных и католических регионов бывшей Югославии. Почему Православные Греция и Кипр оставляют далеко позади многие государства Европы. Почему марксистско-языческие государства Юго-Восточной Азии обгоняют по темпам экономического роста страны «большой восьмерки».
Прусская философская школа всегда проповедовала свою исключительность. Одни ее последователи провозглашали расовое и национальное превосходство над другими народами, другие, такие как Вебер, религиозное и экономическое. Казалось бы, игумену Вениамину как последователю Вебера стоило бы поднять на пьедестал Святое Православие. Но нет, «тяжелее всего ситуация у Православия: рациональная методология отсутствует (вместе с соответствующей философией)», «библейские ценности… повисают в воздухе», «очевидно, что одних деклараций недостаточно, чтобы от созерцательного типа духовности перейти к деятельному». К последнему утверждению стоит отнестись серьезно. Недостаточно деклараций, уговоров и философий, чтобы подтолкнуть российский народ к светлому будущему, именуемому новым «типом духовности». Что же, уважаемый автор, силой будем утверждать либеральные ценности, оставив на свалке истории миллионы «терпящих крушение»?
Многие церковные  деятели, и в частности Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, отмечают, что на Западе происходит последовательное и целенаправленное вытеснение из жизни современного общества Апостольской нормы веры и замещение ее либеральным стандартом. Епископ Венский и Австрийский Илларион, комментируя теорию Вебера, приходит к такому выводу: «мнение, что протестанты более приспособлены к экономической деятельности, чем Православные или католики, противоречит действительности. Все Христианские Церкви существуют в земных условиях и будучи не только проекцией Небесного Града на Град земной, но и организациями, которые имеют свои финансово-экономические интересы, неизбежно связаны с решением целого ряда экономических вопросов. Не думаю, что какой-либо конфессии в данном случае можно отдать предпочтение». Бездушные и алчные идеи Вебера входят в противоречие с интересами российского народа и традиционных российских конфессий. Думаю, что все-таки лучше следовать совету Преподобного Серафима Саровского и стяжать Дух Святой, а не совету Вебера — стяжать «дух капитализма».

На снимках: монастырское хозяйство: у Православных труд является Христианской добродетелью; Макс Вебер.

Константин Ерофеев
г. Санкт-Петербург
07.04.2006
Дата: 7 апреля 2006
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru