Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Взгляд

Капельки вечности

Записки редактора.

Плата за требу

Уже несколько лет прошло со дня смерти самарского Благочинного протоиерея Виталия Калашникова (1 января 2003 года). Но память о нем в нашем городе сохранилась. Этот случай мне рассказал Евгений Николаевич Кудрявцев.
— Мы с батюшкой Виталием были давно знакомы. И вот однажды я обратился к нему за помощью. В семье одна за другой начались беды. Мама попала под трамвай. Случились и другие горести… Я попросил отца Виталия прийти ко мне домой и освятить квартиру. Он сразу же откликнулся. Отслужил молебен, освятил дом, поговорил со мной обо всех моих несчастьях. А уже уходя, негромко сказал: «25 рублей с вас за требу…»
Мне почему-то неприятно стало от этих слов. Конечно, я понимал, что услуга эта платная, что деньги совсем небольшие и что пойдут они в церковную кружку, что у батюшки, наконец, шесть человек детей мал-мала меньше… Но когда протягивал ему деньги, все равно почему-то поскорбел душой. И какой-то нехороший осадок остался на сердце. А вскоре узнал о смерти совсем ведь еще молодого батюшки!
На его отпевании в Софийской церкви было столько народу, сколько не всегда и на большой праздник бывает. В храм было не войти! Я едва протиснулся в храм и увидел, как Архиепископ Сергий служит панихиду… Вышел из храма я в расстроенных чувствах. Ко мне подошли мои друзья-казаки (их окормлял отец Виталий), а я ведь и сам из потомственных казаков, — и предложили пойти с ними его помянуть. Но я отказался и пошел домой. И вот по дороге вижу на снегу прямо под моей ногой лежат какие-то деньги. Удивился, поднял, сосчитал. Там как раз 25 рублей было! Ни рублем больше, ни рублем меньше… И тут я вспомнил о моей плате за ту недавнюю требу. И подивился!
Это мне отец Виталий с того света послал! Вернул те деньги, чтобы уже совсем, ну совсем чистым туда уйти… И мне по молитве его было чудесное утешение…

Ответ на молитву

Недавно случилось такое: встал перед иконой Спасителя и давай горевать: «Что же Ты, Господи, меня не жалеешь? Почему попустил искушение? И так-то тяжело, а Ты еще…»
Не успел вдоволь пожаловаться, пороптать, как комната вдруг сотряслась от взрыва! Лампочка в настольной лампе, направленной на икону, вдруг с грохотом лопнула. Осколки полетели по комнате, как при взрыве гранаты…
Взял веник и стал эти осколки собирать. А что еще оставалось делать?
Потом подошел к иконе и — попросил у Бога прощения. От всего сердца…
Все стало ясно как Божий день. Благодарить надо, а не сетовать!
Разве бы такие были напасти и искушения, если бы не держал нас всех на Своих милосердных ладонях Господь?! А ведь вроде бы ропот — это признание собственной слабости, то есть почти смирение. Ан нет! Это черная неблагодарность. Жаловаться Тому, Кто день и ночь нас милует, охраняет…
Нет уж, дудки! Больше роптать не буду. А то в следующий раз уже люстра на голову упадет…
Только благодарить!

Земное и небесное

Застрял в лифте. Бывает. Ситуация не из приятных. Дом — самый высокий в Самаре, в двадцать этажей. И вот в этой жуткой вертикали, в пространстве метр на метр, летаю вверх-вниз без всякого смысла. Доезжаю до четвертого этажа — и вверх. А потом опять вниз, но не до конца, а только до четвертого этажа… Наконец начал молиться. Давно надо было начать, а я вспомнил о молитве только на третьем круге. Как только помолился, лифт смирненько поехал вниз, на первый этаж. Выхожу — и нос к носу сталкиваюсь со знакомым священником, отцом Вячеславом, его матушкой и детьми.
— С какого этажа едешь? — спросил он.
— С семнадцатого. Был у Православной женщины в гостях.
— Так ведь Православные на седьмом этаже живут? — удивился он. Но, выходит, даже ему, священнику, не все Православные верующие в этом доме известны, а только некоторые. Дом-то большой. А может, и так: теперь уже Православные живут на всех этажах? Батюшка он сельский, но родители, как оказалось, здесь живут, на 14-м этаже. «Высоко, говорю я ему, зато молиться хорошо — ближе к Небу…» Батюшка улыбнулся моей вымученной шутке (после полетов в лифте был я, видно, почти как космонавт после приземления) и — попросил меня поговорить с ним о деле. Вышли из подъезда. И вскоре оказалось, что отец Вячеслав давно уже ищет меня, надо ему встретить моего родственника Н., архитектора, чтобы к нему обратиться насчет проекта деревянного храма…
Я так и обомлел! Вот, оказывается, зачем были все эти полеты. Спустись я на землю раньше хоть на минуту — мы бы с отцом Вячеславом не встретились, о храме бы не переговорили.
Дал я ему телефон своего родственника, и мы разошлись. Он — на свой 14-й этаж, молиться, я по более земным делам.

Колдовское письмо

Было это уже лет восемь назад. Еще жила в Самаре Блаженная Мария Ивановна, было с кем посоветоваться, у кого попросить молитв…
Наверное, потому и попустил Господь этому случиться.
Кто-то принес и положил мне на рабочий стол письмо. Большой такой конверт, запечатанный, с обратным адресом неизвестного мне человека из Москвы. Фамилии я не запомнил. Целый день пролежало это письмо на моем столе, и все не было времени его распечатать. Уже где-то ближе к вечеру я его наконец раскрыл и погрузился в чтение. Там было не только письмо — довольно краткое, но и вложенная статья с несколькими фотографиями. Всех деталей не помню, скажу только суть. Фотографии были странные. На одной была изображена полуразрушенная сельская церковь с сильно покосившимся крестом, а на кресте с трудом угадывался… брачный венец. На другой фотографии был изображен на фоне Православного храма отталкивающего вида восточный человек в красной рубахе, почему-то восседающий на троне и почему-то держащий курицу в руках. Веяло жутью. Во всем его облике было что-то от «гуру» или «преподобного» Муна…
Я начал читать письмо, и недобрые предчувствия сразу полезли в душу. Писал этот неизвестный мне москвич о вещах весьма странных. О каком-то сельском приходе, в котором якобы несколько десятилетий назад венчалась пара — но священник заподозрил неладное и остановил венчание. Оказалось, что жених и невеста — брат и сестра! И тогда один из венцов в обличение их якобы улетел из храма и… повис на верхней перекладине купольного креста. В общем, ситуация, не уступающая гоголевскому «Вию»…
Вскоре церковь закрыли и в память о таком попрании Божеских законов так и оставили на покосившемся кресте тот злополучный венец…
Такая вот «красивая» легенда. А фотография восточного человека на троне тоже объяснялась с какой-то дотошной шизофренической логикой, когда все элементы вроде бы на месте и как бы даже вытекают один из другого — и тем не менее все вместе воспринимается как горячечный бред, как безсвязная жуть из ночного кошмара… В письме сообщалось, что якобы просто «случайно» фотография храма наложилась на какую-то еще фотографию (того самого человека с курицей!). В конце письма содержалась просьба опубликовать эти фотографии в газете (мол, читатели не заметят наложения одного кадра на другой…)
Я отложил письмо и призадумался. Не о том, конечно, публиковать эти бесовские бредни или же не публиковать — тут вопросов не возникало. А о том, кому и для чего понадобилось подвергать меня такому вот страхованию. Адрес был явно липовый, фамилия, по всей видимости, тоже. Но текст-то — вот он, перед глазами. И даже с иллюстрациями…
Позвонил знакомому священнику, отцу Е. Он честно признался, что опыта столкновений с темными силами не имеет, и совет дал только один: поскорее сжечь все, что мне прислали. Я так и сделал, сжег. О чем порой и жалел потом, ведь была у меня в руках серьезная «улика». Хотя в целях духовной безопасности (а не праздного любопытства!) сделал я это, конечно, правильно. И совет тот был очень верен!
А все же под ложечкой точила мысль, что все это имеет какой-то конкретный, хотя и страшный смысл, которого я так и не понял.
В то время в Самару вернулась из Оптиной пустыни блаженная схимонахиня Мария. Поехал к ней, кратко рассказал о случившемся. Она только и ответила:
— Молись о здравии…
Я понял, что письмо это имело цель вселить в меня тревогу, смутить, посеять страх и тем вывести из равновесия.
И все же я продолжал ощущать, что разгадка мной до конца не найдена. Для чего понадобилось весь этот огород городить? Какие-то венцы на покосившихся крестах, азиат на троне… И ведь чувствовал, что отгадка где-то рядом. Но никак не удавалось мне о с т р а н и т ь ся, взглянуть на все случившееся незамыленным взглядом…
Помог мне в этом священник Олег К.
Когда я рассказал ему о письме, не забыв про детали (которых сейчас уже, возможно, и не помню), он сразу сказал:
— Э… да ведь тут антихрист!
Я насторожился, а он продолжил:
— На фоне храма, говоришь? Да еще с курицей? Ну конечно, он. Пугают…
— А венец? — спросил я.
— Венец на покосившемся кресте — это их давняя мечта. Символ их якобы победы над Церковью. Крест повержен, на нем — знак «их» власти… А все остальное — легенда и прочее — лишь антураж, чтобы бдительность твою усыпить. Вдруг да ты опубликуешь эти снимки? Вот тогда был бы им подарок!.. Ну а нет — тоже неплохо, если просто удастся тебя смутить.
Наверное, это не единственно возможное объяснение, но я не знаю другого, которое казалось бы мне столь же достоверным. И когда приходится слышать апокалиптические разговоры среди Православных, всегда вспоминаю тот трон и покосившийся крест… Все у них готово давно — но только в мечтах, на фотобумаге А вот в действительности что-то все не получается. Ведь в Евангелии сказано: «Созижду Церковь Мою, и врата адовы не одолеют ее…» (Мф. 16, 18).

На снимке: протоиерей Виталий Калашников

Антон Жоголев
30.06.2006
815
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
4 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru