Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Зарубки на память

Своими размышлениями делится профессор, член-корреспондент Академии наук Владимир Иванович Мельник.


Родных узнала…

На улице бабушка продает нехитрый товар, продукцию своего огорода: варенье, зелень и пр.
— Почем варенье, матушка?
Называет цену, продает. Потом будто спохватывается:
— Я вижу, вы люди-то церковные, я тоже — возьмите назад хоть пятачок, я вам дешевле отдам. Ну, не хотите, возьмите вот это варенье безплатно, — предлагает еще одну баночку.
А у самой слезы — плачет навзрыд. — Отчего? — Родных узнала посреди шумной и враждебной улицы. А поплакаться о своем житье-бытье ей больше некому. Видно, в церкви лишь и отдыхает ее душа от страшного гнета сегодняшней жизни. Ей ли делать подарки и угощения? — но душа просит… Узнала своих — и излились слезы облегчения.

…А хлеб сей!

Что сейчас нужно русскому народу? Во-первых, трезвая самооценка. А это значит — путь в храм, к Богу. А там, засучив рукава, надо приниматься за работу. Но вот странно: когда в 1988 году началось возвращение народа в храм, на прилавках появились книги… для монашествующих. У монахов какие добродетели? Полное отречение от мира, нестяжательность, отсечение своей воли, всепрощение, смирение, неусыпная подготовка к смерти. Стосковавшиеся по храму и Богу неофиты стали жадно насыщаться появившейся на прилавках литературой, затянулись косынками под горло, согнули спины, вобрали головы в плечи. В это же время шел «ваучерный» передел России: приватизация, накопление первых капиталов, захват рынков, торговых точек. Православная Россия смиренно стояла в это время в церквах, замаливая свои и чужие грехи. «Скоро конец света. Это все не для нас. Главное — стяжать Царство Небесное». А когда очнулись — оказались маргиналами, батраками на нищенской зарплате. Отдали нефть, газ, золото, леса. Отдали Россию. Дети обречены на нищенское существование. Только сейчас пришло понимание, что Православные должны быть на всех ступенях общества, даже на самых высоких. Как это и было во времена первых мучеников.
Ах, как прав был Святитель Игнатий Брянчанинов, когда предупреждал: «Христианину, живущему посреди мира, не должно читать святых отцов, которые писали для монашествующих. Какая польза от чтения тех добродетелей, которых нельзя исполнить самым делом? Пользы никакой не может быть, а может быть вред, состоящий в том, что в человеке возбудится мечтательность духовного состояния» (Письма о христианской жизни. Письмо 171). Вот в эту мечтательность и впала значительная часть народа, проглядевшая свою будущность. Знаем теперь много о монашеских добродетелях. А о мирских, христианских обычных своих долгах позабыли: надобно в Бога веровать, свою семью, своих стариков и детей в обиду не давать, Родину защищать, детей рожать, трудиться до поту, любить друг дружку как родных братьев. А не только к смерти готовиться. Недаром многие наши Святые Отцы богословскую свою речь приправляли пословицами. Пословицы возвращают к трезвому взгляду на жизнь, не дают впасть в крайность, в духовную прелесть. Вот одна из них: «Помирать готовься, а хлеб сей».

Память языка

Христиане живут с постоянным воспоминанием о Христе. Оно, это воспоминание, часто заложено в самом русском языке. Его не смогла истребить даже советская власть. Столько лет, не задумываясь, люди водили своих детей в детские ясли. И только сегодня, когда пошли в храм Божий и вспомнили о Рождестве Христовом, догадались, что ясли — это же воспоминание о яслях, в которых лежал Младенец Иисус: «…и родила Сына Cвоего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли, потому что не было им места в гостинице» (Лк. 2, 7). А потом воспоминание о Рае Христовом: «Детский сад». Сад детей — райский сад, ибо сказано Самим Христом: «Пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им, ибо таковых есть Царствие Божие» (Лк. 18, 16). Мы не помнили, а язык помнил!

Медали

У Виктора Ануфрича была сложная и вполне советская судьба. Он был тринадцатым ребенком в семье, которая собралась за одну ночь и бежала от «раскулачивания» из Могилевской области в Казахстан — строить железную дорогу. Когда началась война, четырнадцатилетний подросток приписал себе два года и добился отправки на фронт. Однако целый состав мальчишек-новобранцев не отправили на фронт, а согнали в какой-то «учебный» лагерь, где они больше года сидели чуть ли не за колючей проволокой и терпели голод. У Виктора Ануфрича опыт голодного, без матери, детства выработал иммунитет, и он перенес испытание. На фронт все-таки попал — и до Берлина дошел в танковых частях. Имел боевые награды. О них-то и речь. Собственно и не о них, а об одном качестве наших отцов — тех, кто прошел войну — пешком, в танках и «полуторках», — от Москвы и Смоленска до Праги и Берлина.
Виктор Ануфрич работал в горячем цехе. Каждый год 9 мая, в День Победы, начальство собирало ветеранов войны в «колонном зале» большого завода. Говорили речи, поздравляли. Дарили подарки. Каждый же год 8 мая вечером повторялась дома одна и та же сцена. Отец доставал свои медали и, надев очки, пытался прикрепить их к парадному пиджаку. Потом говорил: «Дочка, ну-ка поди сюда. У тебя глазки молодые, приладь медали ровненько, чтобы рядами были». Медали исправно «прилаживались» ровными рядами. Но не считает русский человек свои подвиги за что-то особенное, даже стесняется общего внимания. Когда утром просыпались домашние, отца уже не было. Он выходил из дома рано — в наглаженной рубашке, в костюме. А медали — они ровными рядами лежали на столе.

Кот на дереве

У знакомой дома был случай: кот упал с четвертого этажа, а затем с испугу взлетел на дерево. Сутки его не могли снять оттуда, он простыл и заболел. Уже стали искать специальную службу, чтобы его снять с дерева (оказывается, есть в Москве такая служба!). Но тут соседская бабушка Валя вспомнила, что во всех затруднениях нужно читать Евангелие и просить Бога. Стали читать, и почти тотчас же услышали шум за окном: ни с того ни с сего окрестные вороны бросились на кота, и он мигом слетел вниз на землю. Уже через минуту с жалобным мяуканьем объявился под дверью. Обращение к Богу через Евангелие всем помогает. Ведь Он любит не только людей, но и братьев наших меньших.

Владимир Мельник
26.09.2008
Дата: 26 сентября 2008
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
4
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru