Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Взгляд

Чистые пруды

Из цикла «Капельки вечности».


Из цикла «Капельки вечности».

Если театр начинается с вешалки, то командировка — с купе.
Кого пошлет мне Господь в попутчики до столицы в фирменных «Жигулях»?
Бывают странные сближенья… За пять минут до отправления в купе вошла, поздоровалась, немолодая успешная дама с напряженным лицом. Довольство в нем причудливо соседствовало с неудовольствием. Провожал ее молодой мужчина, сразу понятно — младший помощник по бизнесу. Пожелал ей счастливого пути, внес сумку в купе и оставил нас одних.
Как-то я сразу напрягся от такого соседства. Вроде бы все в порядке. Даже в полном порядке. Немолодая, за пятьдесят, без явных следов каких-то грубых пороков. Видно, что очень заботится о себе. Состоятельная, это сразу бросилось в глаза, так же как ее крашеная рыжина… Но почему такое напряженное и несколько как бы недовольное, нервное выражение лица? Рядом с таким явно читающимся успехом…
Она сразу достала тоненькую книгу и стала напряженно листать. А… все понятно. В заглавии я успел поймать одно только слово, однако все прояснившее. Звучало оно примерно так: космоэнергия.
Мне предстояло провести вечер и ночь в соседстве с экстрасенсом.
Деваться некуда. Один священник мне как-то говорил: в купе мы как в плену… И потому предпочитал даже на дальние расстояния ездить на своей разбитой «Оке». От напряжения я даже поскорее уснул под громкие «дебаты» в соседнем купе. Там ехали пьяненькие «потертые жизнью» мужчины.
Когда проснулся — вот странность — в купе почему-то никого не было. Но я этому обрадовался. Книга лежала на столике обложкой вверх. Да, точно. Автор — некий экстрасенс, школа космической энергии. С обложки смотрел на меня неприятный мужчина с умным и недобрым лицом не совсем славянской наружности. Но и не совсем неславянской. Отчество Михайлович, а имя и фамилия не наши. Ладно, авось как-нибудь доеду без «мистических приключений», тщетно понадеялся я. Экстрасенсша вскоре вошла — еще более, чем при первой встрече, недовольная, я это сразу понял по ее лицу. Пришла она из соседнего купе, где «тусовались» пьяные.
— Вы так храпели, что я просто не знала, куда мне деваться! — визгнула недовольно она. — И потому пошла в соседнее купе. Слушать их пьяные разговоры. Давайте-ка закроем дверь, чтобы не слышать их бреда…
— Простите! — стал оправдываться я. — Просто немного нездоров, вот и соплю. Так-то я вообще-то не храплю… Вы меня, в случае чего, будите.
— Да, видимо, придется. Храпа терпеть не могу. Даже мужа своего гоню спать на второй этаж, к внучке (живу в коттеджном поселке, в своем доме).
— Хорошо, когда есть куда прогнать…
— Мой молодой помощник сделал себе операцию на язык. Теперь не храпит…
— Рад за него, — сказал ей смущенно, представляя послеоперационный — раздвоенный, как у змеи, язык…. — Но вы меня лучше просто будите. Постучите по столу, и я сразу проснусь и лягу поудобнее. Это насморк.
— Ну и наслушалась я там, в соседнем купе! — уже примирительно начала она. — Едут к себе в Москву, из Самары. Были в каком-то санатории, где лечат грязью. Вы не знаете, откуда в нашем санатории лечебная грязь?
— Не знаю. Может, просто откуда-нибудь привезли. Мало ли у нас грязи… Гуси в ней возятся. По деревням.
— Нет, но ведь эта грязь чем-то должна отличаться от обычной. Должна быть лечебной, по крайней мере. Я так считаю… Не чистый же обман.
Я не стал продолжать темы. Но ее было трудно остановить.
— Представляете, один из них (самый высокий) поехал в этот санаторий лечиться грязью. А двое других — это его друзья. Просто к нему приехали, чтобы вместе там пить. И теперь вот едут обратно. Прошли, так сказать, курс лечения. Грязью.
— Москвичи вообще любят куда-нибудь ездить. Их где только не встретишь! — толерантно откликнулся я. — Не сидится им что-то в Москве. То и дело норовят из нее удрать хотя бы ненадолго. Хоть в грязь…
Посмеялись.
— Значит, если что, я буду стучать по столу.
— Стучите.
— Нет, вы только поймите правильно. Мне надо во что бы то ни стало выспаться — завтра тяжелый день. Я даже на самолете из-за этого не полетела, чтобы как следует выспаться. И, видимо, совершила ошибку.
— Наверное. Но я постараюсь.
— Не подумайте, я ведь все понимаю. Это, конечно, не зависит от вас. Храп — он не в нашей власти.
— Ну, не совсем. Надо бы мне быть… постройнее…
— Иногда и худые люди храпят. А у меня уж такое свойство — не могу спать, когда храпит кто. Нервы на пределе.
— Я постараюсь…

Ночью я три или четыре раза просыпался от стука. Переворачивался на другой бок. Потом опять раздавался нервический стук. Как мне было не по себе! Хоть что делай. Хоть не спи всю ночь. А глаза как нарочно слипались… Да ведь и меня ждет нелегкий день… Потом меня уже потрепали за плечо. Видно, заснул крепче и из-за стука не пробуждался. Потом… я уже не помню, на каком боку досматривал вагонные сны. Но спал крепко. Хотя перед тем как заснуть, удивлялся комичности ситуации: редактор большой Православной газеты и успешная женщина-экстрасенс мучают друг друга в купе каждый на свой лад. Я ее храпом, она меня — соседством с книгой по космоэнергетике. При том что по сути проблемы не сказано между нами ни единого слова. Вообще ситуация странная. Я ведь и правда не храплю. Жена никогда не жаловалась на мой храп. А тут такое… Как нарочно, в купе. Интересно, Бог может послать нам… храп? Для ближнего, затеявшего недоброе дело… Конечно, может…
Со стороны, должно быть, выглядит это довольно смешно. Но нет здесь в купе больше никакой «стороны». Все — участники этой муки.
Стал творить молитву и тут же уснул.
Сон, как и храп, не совсем в нашей власти.
Утром женщина-экстрасенс (ее звали Алиной), тяжело вздохнув, призналась:
— Ну и ночка у меня была! Лучше бы уж летела самолетом… Никакая медитация не помогла. Только стук на вас действует, а космоэнергоимпульсы — вы к ним совершенно безчувственны. Заснула в четыре утра только.
А, вот оно что! Были, оказывается, и «космоэнергоимпульсы» с ее стороны….
— Простите. Я не совсем здоров. Если бы знал, что окажусь рядом с такой чувствительной дамой — сам бы полетел самолетом.
— Нет, я не сержусь. Просто… Вы не представляете, насколько это для меня важно…
За светлеющими окнами вагона видны уже были подмосковные смутные очертания. Московское утро, вагонное, вокзальное. Всегда помимо воли оно как будто зачаровывало меня. Окутывало каким-то сладким волнением. Ожиданием чего-то нового — не только на этот день, но и как будто вообще в жизни.
— Мне сразу на Чистые пруды…
Я даже опешил. Сложные ассоциации выстроились в ряд. Чистые пруды. Их раньше называли Патриаршими. «В час жаркого весеннего заката на Патриарших прудах…» Там расхаживали Берлиоз с Бездомным в начале известного романа о дьяволе. А рядом, в Чистом переулке, располагается здание Московской Патриархии! И именно из-за святости места, чистоты имени туда норовит пробраться всякая воландовская нечисть… Но ей-то, Алине, ей что там делать?.. Или тоже из этого легиона?
— Там у меня встреча… Офис учителя возле метро. Там меня ждет мой гуру. Ну, это у нас учитель. Вот он… (ткнула перстом с длинным-предлинным ногтем в книгу). Вряд ли вы его знаете. В Самаре его знают далеко не все. Хотя — если узнали бы, то не пожалели.
— Нет, Бог миловал, не знаю… — довольно спокойно (но внутренне готовясь отразить атаку) ответил я.
— Он меня посвящал. Теперь вот еду на подзарядку. Я ему всем обязана в профессии. Я ведь… целитель.
Слова эти сказала как-то так с нарочитой, искусственной простотой. Мол, ничего особенного и нет здесь. Профессия как профессия. Есть летчики и пожарные. Учителя и врачи. А есть целители. Это другое, но все-таки очевидное что-то…
Ох уж мне эти горе-целители! С их густым туманом, а то и пургой из космоэнергии, астрала и прочей дребедени… Нет бы уж им не обманывать себя и других и откровенно продать душу дьяволу (от чего, конечно, избави Бог!). Как это делают необразованные деревенские бабки-колдуньи… А потом, говорят, обращаются в кошек. Летают на помеле… За ними реальная, хотя и кровавая, черная сила…
Но и на них есть сила крестная… Ладно, не будем.
Тут в купе вошла проводница. С красивым сувенирным подстаканником.
— Не желаете приобрести в подарок? Посеребренный…
На подстаканнике были изображены виды Самары и надпись «РЖД».
Алина покрутила его в руках. Ей он понравился, как сороке что-нибудь блестящее. Только надпись не нравилась. Привязка к железной дороге… Сразу будет ясно, что приобретался в последний момент. И все же аргументы «за» как будто бы перевешивали.
— А что… хороший будет подарок моему учителю. Он обрадуется, он любит подарки.
— Как и все умные люди… — неожиданно-тонко вставила проводница.
Целительница сразу полезла в кошелек за деньгами. Однако, чувствительна к комплиментам…
Дверь в купе закрылась.
— Сейчас мало пьют из подстаканников, почему-то, — сообщила, как будто новость, она. — И зря! Хороший подарок…
…А мне почему-то вспомнилось, как много-много лет назад был я в музее поэта Александра Блока в Петербурге. Там показывали его детские рисунки и стихи. На одном рисунке был изображен разговор между стаканом и подстаканником (Саше было лет пять, не больше), и стихотворная подпись:
…Подстаканник в ответ:
Ах, мой милый сосед!
И тебя я люблю…
Гениальнее этого он вряд ли что потом написал…
С тех пор любовь для меня всегда образно выражается как близость стакана с подстаканником… «Устами младенца…»
— А чего вы не читаете мне лекцию о вреде экстрасенсорики? Я уже приготовилась слушать. Хотя у нас всего десять минут до прибытия поезда, — с неожиданно-жесткой иронией сказала она. Точный, выверенный удар. Как в боксе — встречный-прямой. В подбородок… Ибо я как раз размышлял о том, стоит ли мне ввязываться в дискуссию (читай — перепалку). Или не стоит. Промолчишь — как бы не было на тебе греха. Ввяжешься — греха уж точно не оберешься… Но тут уже нельзя было отмалчиваться.
— А откуда вы узнали?
— Ну, тут ничего экстраординарного. Просто увидела, как вы крестите чашку. Ну и борода… Никогда не пренебрегайте очевидным.
— В этом мудрость…
—  Вы знаете такого, Касьяна?
— Это целителя, что ли? — осведомился я.
— Да, он костоправ был очень известный. Недавно умер.
— Ну и что?
— У меня есть одна знакомая. Она лечит по методу Касьяна. Ну так вот, она заметила, как приходит ко мне в дом, обязательно выльет на себя чашку чая или какого-то другого напитка. Компота, сока… Обязательно и непременно. Прямо на платье. Ну, один-два раза — это случайность, предположим. Но три, четыре, и дальше… Это было что-то непонятное… Даже нам, которые многое можем объяснить, — сказала напыщенно последнюю фразу, сложив в бантик свои пухленькие ухоженные губки.
— Ну и смысл?
— А смысла нет никакого. Просто она мне (мне! Вы же понимаете!) говорит: «я когда с тобой буду чай пить — всегда теперь буду чашку крестить, чтобы не проливалась…» И мы обе с ней засмеялись… Ну, вы же понимаете…
— Не слишком. Если бы перекрестила — не пролила! Проверено…
— Не старайтесь казаться более невежественным, чем положено по статусу.
…И все же — почему вы не хотите меня хорошенько пропесочить? А я ведь вижу — совершенно не хотите. Кто вы по профессии?
— Журналист.
— Ну, так вы просто обязаны объяснить, какая я… ведьма там… лгунья… Как это у вас принято?
— Знаете что, Алина, я действительно не хочу с вами спорить. И вот почему. Был такой святой — Макарий Великий. Шел он с одним послушником по пустыне. Послушник ушел далеко вперед (а не надо бы вперед батьки в пекло). И увидел волхва. «Куда идешь, демон?» — примерно так обратился он к колдуну. Тот, недолго думая, побил его, и довольно сильно побил.
А потом тот колдун встретился на дороге Макарию.
Тот спросил иначе: «Все трудишься, подвижниче?» — У чародея от неожиданности выпала из рук корзина с засушенными змеями и скорпионами (это я уже домысливаю, но что еще могло быть у него в руке?) — он нес это для колдовства.
«Как ты мог так ко мне обратиться?» — изумился волхв. — «Но ведь ты трудишься день и ночь, не жалея себя. А что дело твое неправильное и трудишься не на спасение, а на свою погибель — так это беда твоя, горе…»
Волхв этот принял крещение и уже не отходил от Аввы Макария.
— Занятная история. Особенно про сушеных змей. У меня, поверьте, в сумочке их нет. Одни только настои на травах… Хотя… там еще червяки какие-то… Ну то есть пиявки… Но это совсем другое.
Я вымученно улыбнулся. Все равно тяжело семнадцать часов в таком обществе…
— Просто я решил, что пока еще нахожусь на уровне того послушника, а не Макария Великого, — объяснил я. — И могу только получить от вас хорошую взбучку, вот и все. А пользы вам не принесу…
— Какой вы… корыстный… — выцедила она. — Но свое дело вы все равно сделали. За эту ночь из-за вашего храпа я потеряла уйму такой важной для меня сейчас космической энергии… Шутка ли, спала всего два часа…
Мы помолчали. Поезд подходил к перрону.
Да, и ей пришлось нелегко.
Я взял в руки сумку и хотел уже выйти из купе. Какими словами с ней попрощаться, вдруг пронеслось в голове. Пожелать успеха? В чем? В стяжании «космоэнергии»? Нет уж… «Всего хорошего» пожелать? Но она «хорошее» понимает совсем иначе.
— До свидания, — просто сказал я и отправился к выходу из вагона.
Москва встретила холодным осенним дождем, вокзальной суетой и каким-то безрадостным настроением. Не было утреннего столичного куража. Но когда прямо от вокзала шел в Елоховский собор (он всего в десяти минутах ходьбы от Казанского!), все время в ушах звучала мелодия, а знакомый, родной голос пел:
Чистые пруды… Застенчивые ивы,
Как девчонки, смолкли у воды…
Потом захлестнула привычная командировочная суета и тот дивный голос замолк.
И только иногда вспыхивал музыкальной фразой:
Мой дальний берег детства, где звучит аккордеон…

Рис. Г. Дудичева

Антон Жоголев
22.10.2010
Дата: 22 октября 2010
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru