Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:








Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

"Золотой витязь" Алексея Солоницына

Самарский православный писатель Алексей Солоницын получил престижную награду на 9-м международном кинофоруме славянских и православных народов.


Самарский православный писатель Алексей Солоницын получил престижную награду на 9-м международном кинофоруме славянских и православных народов «Золотой витязь» — статуэтку «Золотой витязь» за лучший киносценарий «Земной ангел» — повествование о святой преподобной мученице Великой Княгине Елисавете Феодоровне. Автор считает полученную награду самой главной в своей жизни.

— Алексей Алексеевич, почему «Золотой витязь» для вас — главная награда?
— Девиз фестиваля — «За нравственные христианские идеалы, за возвышение души человека». Этот идеал был или забыт, или поруган. О нашем фестивале СМИ страны дружно промолчали, это свидетельствует о том, что идет духовная брань. Фестиваль утверждает идеалы добра, света — то, чем всегда славилось русское кино и чем оно отличалось от западного. Вот почему получить здесь высшую награду мне очень отрадно. Приз мне вручал председатель сценарного жюри профессор Леонид Нехорошев, который был главным редактором Первого художественного объединения, выпустившего фильм Тарковского «Андрей Рублев». В «Рублеве» главную роль сыграл мой родной брат, актер Анатолий Солоницын. Все это я воспринял как знак, что продолжаю дело тех людей, которых безконечно любил и люблю.
— Расскажите о фестивале. О нем мало известно.
— Первый «Золотой витязь» начинался с 60 фильмов в небольшом московском кинотеатре. А 9-й открывался и закрывался в Кремлевском Дворце съездов, просмотры проходили в Киноцентре и Киномузее на Красной Пресне. Свое приветствие прислал Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, митрополиты и архиереи 20-ти стран-участниц. На конкурс было представлено почти 300 фильмов. Фестиваль «Золотой витязь» — «детище» известного русского актера и режиссера Николая Бурляева. За девять лет на фестивале было показано больше тысячи фильмов, Бурляев сумел привлечь к фестивалю кинематографистов стран СНГ, Италии, Венгрии, Болгарии и других. А оргкомитет фестиваля состоит всего из пяти-шести человек и размещается в двух маленьких комнатках.
— Были на «Золотом витязе-2000» художественные открытия?
— Безусловно. Фестиваль имеет много номинаций: за лучшее игровое, документальное, анимационное, телевизионное и видеокино, лучшие студенческие и дебютные работы, лучший киносценарий. Главный приз в номинации «игровое кино» получил Никита Михалков за «Сибирского цирюльника». Его уговаривали отдать свой фильм на другие фестивали, более известные и шумные — «Кинотавр», «Киношок», но он предпочел «Витязя». Первые премии получили два замечательных сербских фильма. Игровой «Югославская удочка» Любиша Самарджича — непритязательная вроде бы история о том, как молодые люди восстанавливают баскетбольную площадку. А каждый вечер их бомбят. Мы не видим самолетов и бомб, война ощущается во взаимоотношениях людей. И телевизионный фильм «Крепость Гарича» Елены Копривица — о сербской семье в Косово: люди огородили свой дом и не уходят со своей земли, хотя каждый день им грозит смерть.
В номинации документальных фильмов главный приз получил тоже югославский фильм «Жизнь». Он идет всего пять с половиной минут и при этом производит ошеломляющее впечатление. Монастырь в горах, к нему приросло дерево, высохшее от времени. На вершине дерева свили гнездо аисты. Камера это виртуозно запечатлевает, заглядывает в монастырь, и мы видим, как крестят ребенка. Он кричит, потом кричат аисты — конец фильма.
Фестиваль показал, что, несмотря ни на что, продолжает создаваться российское документальное кино. Это главным образом фильмы студии «Отечество» и работы сибиряков и уральцев. К сожалению, в Поволжье документального кино уже нет. Среди лучших документальных лент был отмечен фильм «Попы» Валерия Золотухи и Людмилы Улановой о том, что священники стали почти обыденной приметой нашей сегодняшней жизни. Мысль фильма: старую Россию с ее верой, укладом жизни, обычаями, языком сохранило именно священство, и ни одно другое сословие. Фильм Татьяны Карповой «О чудесах и таинствах» — о мироточении икон, о мощах — очень познавателен. Сильное впечатление производит фильм Виктора Рыжко «Голгофа России». Это фильм о цареубийстве, где сказана правда об Ипатьевской трагедии.
«Золотой витязь» показал, что лучшее игровое кино сегодня создается в Сербии, лучшее документальное — в России. Конечно, это кино создается с величайшими трудностями, и, к сожалению, мы его практически не знаем.
На МКФ «Золотой витязь» высокие требования художественности. Плохие фильмы даже очень известных авторов никак не отмечаются. Довольно слабый фильм «Любить по-русски-3» Евгения Матвеева не получил даже диплома.
— В номинации «Лучший сценарий» был большой конкурс?
— Да, в нем участвовало больше 30-ти сценариев. Они рассматривались целый год. Я не знал, что мне присужден «Золотой витязь» за «Земного ангела»; когда меня вызвали на сцену, это было полной неожиданностью. Я написал повесть, она лежала и лежала в столе. Тогда я написал на ее основе киносценарий и отдал в жюри фестиваля.
То, что киносценарий заметили, рождает у меня надежду, что фильм будет поставлен. А самое главное, будет опубликована повесть, и о великомученице Елисавете Феодоровне будет знать больше людей.
— У вас на столе в последние годы постоянно находится фотография Великой Княгини Елисаветы Феодоровны. Почему вы решили написать о ней?
— Я купил фотографию в паломнической поездке на Святую землю на Елеонской горе в храме святой Марии Магдалины, где сейчас покоятся мощи великомученицы.
А все началось с того, что я прочел биографическую книгу Любови Миллер о Великой Княгине «Святая великомученица Елизавета Феодоровна». Меня потрясла ее судьба. Елисавета Феодоровна и инокиня Варвара, Великий Князь Сергей Феодорович, князья Константиновичи — Иоанн, Игорь, Константин и Владимир Палей, Ремез -управляющий имением Сергея Феодоровича, — все они были заключены в 1918 году в Напольной школе под Алапаевском. Оттуда их повезли через лес и сбросили живыми в шахту. Их сталкивали в шахту прикладами, штыками, забрасывали гранатами, заливали туда кислоту. Это произошло в следующую ночь после убийства Царской Семьи и было продолжением страшной акции цареубийства. Убиты сразу были Великий Князь и Ремез, все остальные еще были живы. Иоанн лежал рядом с Елисаветой Феодоровной. Они умирали не один день. Когда их подняли, апостольник ее был разорван: она забинтовала им голову Иоанну. Она и там старалась облегчить их страдания! Один крестьянин шел по лесу и слышал молитвенное пение: у Великой Княгини был удивительно красивый альт...
Елисавета Феодоровна по отцу была немка, по матери — англичанка. После гибели мужа — Великого Князя Сергея Александровича — она все продала, часть наследства отдала казне, часть — приемным детям, купила землю и построила Марфо-Мариинскую обитель на Большой Ордынке в Замоскворечье. Сейчас обитель восстанавливается. Великой Княгине хотелось создать именно не монастырь, а обитель. Там были больница, амбулатория, странноприимный дом, приют для девочек, которых подбирали на Хитровом рынке. В подвале Елисавета приготовила себе усыпальницу.
Я был там и видел роспись, которую сделал для Великой Княгини Павел Корин, любимый ученик Михаила Нестерова, — «Три отрока в печи вавилонской». Это предсказание ее судьбы...
Одной из ключевых сцен в моей повести является та, в которой шведский посланник приходит спасать Великую Княгиню. Он передает ей предложение шведского короля вернуться через Швецию в Пруссию, она отказывается. В ее судьбе я вижу силу нашей веры. Немка, англичанка — а русская святая.
Когда я отдал повесть в журнал «Москва», мне сказали: «Ну что ты, уже много писали о Елисавете Феодоровне!» На самом деле о ней у нас обидно мало знают. В ней есть та высшая сила, которая дает неземную красоту. Ее звали «земным ангелом», она при жизни была как ангел.
— Над чем сейчас работаете? Тема мученичества в XX веке вами будет продолжена? Ведь вы уже написали — и о гибели монахинь Иверского монастыря, и о мученице Княгине Елисавете...
— Может быть, ближайшее, что я напишу, — о священнике Анатолии Чистоусове, о том, как он принял в Чечне мученическую смерть, спасая своих духовных чад. Лучшие из нас продолжают нести этот крест и в наше время принимают мученические венцы…

Людмила Белкина
28.07.2000
Дата: 28 июля 2000
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
1
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2017 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru