Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Прорубь

К блаженному Алешеньке в Старый Оскол едут за советом со всей России...


В тот день мы собирались ехать в Коренную пустынь, попить святой воды из чудотворного источника, купаться в проруби. Но то ли затянувшаяся январская оттепель, то ли какая-то духовная сила побудила меня принять решение выехать в город Старый Оскол Белгородской области немедленно, в ту же ночь. Купание в проруби было отложено на потом. На поездку нас благословил настоятель храма Всех Святых г. Курска протоиерей Анатолий Филин.
Цель командировки была ясна, нам предстояло встретиться с Алешенькой, как любовно называют этого человека почитатели его духовного таланта.
— К Алексею Федоровичу? — спросил меня благочинный Курского Знаменского монастыря архидиакон Николай Кобец. — Поезжайте, только имейте в виду, что в последнее время он сильно юродствует.
В церковной лавке Александро-Невского кафедрального собора города Старый Оскол раба Божия Ирина рассказала нам интересный случай.
— Сын уроженки нашего города Валентины Алексеевны Васюниной двадцатилетний Женя страдал тяжелой урологической болезнью (свищ в мочеиспускательном канале). Обратились за советом к Алешеньке, тот направил к врачу. Очень опытный уролог Рыбкин положил парня на операционный стол. А в момент операции выяснилось, что болезнь вдруг прошла. Врач вышел с изумленным лицом.
— По молитвам Алексея Федоровича, — заключила Ирина.
— Может быть, вы еще что-нибудь о нем знаете? — обрадовался я своей журналистской удаче.
— Сейчас расспрошу его духовных чад.
Я отошел на несколько минут, а когда вернулся, Ирина встретила меня уже без прежнего воодушевления, как будто с испугом в лице.
— Знаете, молчат. А я испугалась, как бы не досталось мне от Алешеньки за то, что я вам эту историю рассказала.
— Ну что вы, — удивился я, — не переживайте так, что же вы плохого сделали?
В той же лавке я купил книгу стихов Алексея Федоровича, которые тот начал писать уже очень давно под литературным псевдонимом Рафаил Горевич, — "Размышления путника". Прочел. Простые безхитростные стихи о Боге, о смерти, о Пасхе Христовой, о покаянии и прощении тронули мое сердце. Впрочем, не сразу, по грехам моим. Одно из последних стихотворений сборника — "Посмертная характеристика Рафаила Горевича" — начинается так: "Он был камнем преткновений, Слепым поэтом и немым". И заканчивается: "Друзья лишь с плачем приходили; И так вся жизнь его прошла". Стихи были написаны без малого двадцать два года назад.
Сегодня к Алешеньке приходят не только друзья. Идут к нему за духовным советом из многих русских городов такие разные, не похожие друг на друга люди, миряне, священники, даже архиереи гостят в его доме. Забегая вперед, скажу: Алексей Федорович, как я понял, не пожелал, чтобы мы писали о нем, по своему смирению. В самом деле, что я могу написать о мере страданий этого Богом избранного человека, который с первых месяцев своей жизни несет ему одному данный крест. Его судьба ни на кого не похожа, она совершенно особенная. Чтобы и послушание исполнить, и Алексея Федоровича по возможности не огорчить, пишу не столько о нем, сколько о своих дорожных впечатлениях, с ним, безусловно, связанных. А приведенные ниже биографические данные недавно были опубликованы: мы не первые журналисты, побывавшие в его доме.
Алеша родился в семье Федора Васильевича и Елены Николаевны Чуйкиных весной 1940 года. А осенью случилось страшное. Нянечка в яслях по неосторожности уронила ребенка, и он остался калекой на всю жизнь. Физическое развитие прекратилось в детские годы. Алексея Федоровича носят на руках, как маленького ребенка, он все слышит, но не говорит, а объясняется по азбуке, его келейники "переводят" другим его мысли, "записанные" набранными буквами алфавита. Но слышит и видит Алешенька намного больше и дальше, чем это может показаться с первого взгляда. Его духовному взору открыты сокровенные тайны людских душ.

Вспоминает мать Алеши, ныне покойная схимонахиня Сергия, которую священномученик Онуфрий, Епископ Старооскольский, много раз пророчески называл "скорбящая Елена", когда она еще девочкой пела в церковном хоре:
— Однажды возвращаюсь домой, а он азбуку в руки — и показывает пальцем. Да так настойчиво требует, чтобы я внимание обратила. Слежу за его рукой: "Мама, я тебя люблю...". Я ему в детстве много читала, да и сам он любил читать, тогда еще мог сам страницы перелистывать.
Время было послевоенное, горькое. У большинства женщин мужья на фронте погибли. Как-то приезжает к одной из них однополчанин мужа и рассказывает, как тот погиб. И оказывается, что Алеша ей слово в слово уже все рассказал! Таких совпадений было много, люди и пошли к нам.
В 50-е годы ездили с сыном в Воронеж к старцу Федору, Алешиному духовнику. Алеше он во сне являлся. Впервые встретились — как будто были давно знакомы. А когда отец Федор занемог, то сказал своим духовным чадам: "Теперь будете ездить к болящему Алеше в Старый Оскол". И первыми после его смерти приехали к нам монахини из Воронежа.
Была одна соседка, Настя. Считала, что мы тут дурью маемся. Как-то угощает Алешу вареной курицей. А он ей: "Нехорошо, Настя, чужих кур воровать". Она ему в ноги: "Прости, грех на душу взяла!"
Вот еще несколько свидетельств.
Келейник Алексея Федоровича Александр Болоцких в юности служил в Афганистане. В тяжелом бою многие были убиты, а он в самом пекле остался без единой царапины. Накануне боя ему приснился Алексей Федорович и сказал: "Не бойся, я за тебя молюсь".
Один врач, верующий, из Липецкой области, занимался иглотерапией (иглоукалыванием по китайской методике). Приехал к Алешеньке, а тот ему велел от игл отказаться. Врач больше эти иглы в руки не брал. Многие присылают Алешеньке письма с одним и тем же вопросом: "Делать ли операцию?" Иногда отвечает определенно: "Операцию делать!" — или: "Не нужно". Иногда говорит: "Уточните диагноз". Почему так или эдак, не объясняет. Но люди говорят, что ошибок в рекомендациях не бывает...
Люди правду говорят. Вернусь к собственным путевым впечатлениям и размышлениям.
Утром Алексея Федоровича не оказалось дома (живет он в Ямской слободе, на улице Фурманова), было воскресенье, и он, как обычно по воскресным дням, молился в одном из Старооскольских храмов. Нас принял благочинный 1-го Староосскольского округа протоиерей Алексий Зорин.
— Как вы относитесь к духовному феномену Алешеньки? — спросил я. — Говорят, что он святой.
-Трудно сказать, — отец благочинный слегка улыбнулся. — Он со смирением несет свой крест, а крест его тяжелый, крест страданий. Что касается святости, о которой вы говорите, — отец Алексий выдержал паузу, — время покажет.
Вечером того же дня наш провожатый, служащий одного из Старооскольских храмов, ввел нас в домик Алешеньки. Мужчины с бородами, женщины в платках (их было больше), всего человек двадцать сидели прямо на полу, рядом с Алексеем Федоровичем. Простота обстановки оттеняла возвышенные выражения лиц присутствующих. Я не успел понять, о чем шла речь. Наш провожатый сразу представил "корреспондентов" хозяину. Я волновался.
— Пусть спрашивают... — были его первые слова, озвученные переводчиком.
С почти восторженным чувством мы подошли ближе к Алексею Федоровичу.
— Не молчите, спрашивайте, — проговорили хором несколько голосов.
Я спросил о личном. Алешенька ответил коротко. Наше появление его заинтересовало, он улыбался, но в словах его не чувствовалось и тени лицеприятия.
— Алексей Федорович, — спросил я, — а мы фильм о схимонахине Мисаиле (великая курская старица, молитвенница и прозорливица — авт.) снимем?
— Когда ты будешь, как бубен, тогда снимешь, — заулыбался он в ответ.
— Как бубен седой?.. — зачем-то переспросила не понявшая ответа переводчица.
Меня всего охватило чувство того, что передо мной раскрывается иная реальность, в которую мне предстоит войти здесь и сейчас, не медля. Стало немного не по себе, то ли холодно, то ли страшно. Но я откинул последние сомнения и, сделав шаг, нырнул головой в эту мистическую прорубь.
Далее началось нечто такое, что я могу назвать только одним словом — мистерия. Я снова спросил о личном, сбудется ли то, о чем я долгое время молил Святителя Николая... В ответ блаженный... заплакал. Люди загалдели, не понимая смысла происходящего, посчитали, что я спросил не о том и тем обидел блаженного. Коряво извинившись, я покинул дом. Последнее, что я услышал, были такие его слова:
— Пусть ищут духовного отца, который бы их научил, а я холоп...
Все...

Выйдя на улицу, я действительно почувствовал себя только вышедшим на снег из ледяной проруби. Из чудотворной проруби со святой водой. У меня в этом нет сомнений.
Благодатное тепло согрело мою душу. Правда, не сразу, а так, как это всегда происходит со мной после купания в мороз в святых источниках Коренной пустыни. Постепенно, по грехам моим.
Прошла неделя после нашей встречи с Алешенькой, а я непостижимым образом воспринимаю это время как один, лишь слегка затянувшийся, день. Он закончится только тогда, когда я поставлю точку в этой статье, пережитой, прочувствованной совсем не просто. Ледяная вода подействовала очистительно. Бог обличает и наказывает тех, кого Он любит. Я понял, что Господь, по милости Своей, посетил нас в Старом Осколе. Но через кого? Кто такой Алексей Федорович, он же Рафаил Горевич, он же Алешенька, — тот, к которому едут за советом и пишут письма чуть не отовсюду? Старец? Блаженный? Христа ради юродивый?
Там, в Старом Осколе, он заплакал о моих грехах. Возможно то, что открылось ему во мне, видеть ему было тяжело и больно. Возможно, он просто взял на себя какую-то критическую часть моей гордыни. Если так, то низкий поклон ему. Так могу ли я судить о том, кто он такой, пока он сам не пожелает (а он пока что не пожелал)? Ясно одно: человек он Божий и не простой человек, а избранник Его.
После возвращения в Курск мне открылся настоящий смысл моей молитвы к Святителю Николаю, и я ужаснулся тому, что совсем недавно так дерзко желал. Верю, что это Алексей Федорович меня вразумил.
— Это вам для смирения, для покаяния, — успокоил нас один из опытнейших курских священников протоиерей Анатолий Филин.
— Вы так считаете? — отбросить сомнения мне удалось не сразу.
— Я уверен. Алешенька — очень хороший человек, он далеко вперед видит.
— А что значит "будешь как бубен"?
— Как бубен?.. С чистыми звуками чистой души.
Так, мнимым безумием, обличил меня Алешенька.

Фото Дмитрия Фомичева
На снимке: книга Алексея Чуйкина "Размышления путника".

Евгений Муравлев, г. Курск
08.02.2002
2505
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
5 комментариев

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru