Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:



Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Памяти протоиерея Владимира Аллина

Жил на Волге старец…


25 февраля исполнилось ровно 5 лет, как почил о Бозе любимый наш батюшка, отец Владимир Аллин. Родился отец Владимир 21(8) июля 1911 года, в день празднования Казанской иконы Божией Матери. Родители его, Михаил и Евдокия, были верующими крестьянами, жили они в селе Старое Эштебеньки-но Челно-Вершинского района Самарской области. Владимир окончил 4 класса в местной школе. После революции семья Аллиных не вступила в колхоз, а стала вести единоличное хозяйство. Мать Владими-ра умерла рано. Отец решил во второй раз не жениться.
Великая Отечественная война застала Владимира на военном заводе в Чапаевске в то время Куйбышев-ской (сейчас — Самарской) области, где он работал аппаратчиком. Многие насмехались над ним за то, что он был верующим. Однажды на заводе на него специально опрокинули кислоту. Отец Владимир сразу умылся, помолился, чтобы Господь простил этих людей, и попросил сохранить себя невредимым. А за спиной раздался хохот: «Все, Аллина с нами не будет!» Но Господь сохранил его невредимым. По-сле этого чуда он еще больше укрепился в вере.
Когда война окончилась, Владимир стал работать церковным сторожем в селе Белое Озеро Ульянов-ской области в 60-ти километрах от родной деревни. Он часто приезжал помогать по хозяйству отцу и родным. Жили бедно, не было даже лошади. Владимир обычно сам тащил соху, а двоюродные сестры бросали картошку в землю.
В Белоозерской церкви познакомился Владимир и с будущей своей матушкой Зинаидой. Она пела тогда в церковном хоре. До этого она работала учительницей в начальных классах школы. Однажды на школьном собрании от нее стали требовать снять нательный крестик. Она отказалась. Ее вызывали и на следующий день, говоря: «Ты сними сейчас крестик, а потом, когда выйдешь, делай с ним, что хочешь. Можешь снова его надеть». Но Зинаида воспринимала снятие нательного крестика как отречение от Христа. Поэтому крест она не сняла и была уволена из школы. Не любила она и мирские увеселения. Когда подружки настойчивыми зазываниями уводили ее в клуб смотреть очередной фильм, то, пока они смотрели фильм, она, опустив голову вниз, на протяжении всего фильма молилась. Мечтала стать мона-хиней, но в то время все монастыри были закрыты. Зинаида хотела всю свою жизнь посвятить служе-нию Богу.
Когда встал вопрос о рукоположении Владимира Алина в священники, настоятель храма предложил ему Зинаиду как лучшую кандидатуру в супруги. Но Зинаида долго отказывалась, говоря, что не хочет выходить замуж — только ходить в храм и молиться. На что Владимир ей ответил: «Ты будешь только ходить в храм и молиться, а все домашние дела за тебя будут делать другие». Так оно собственно и по-лучилось. Матушка не смогла бы работать по дому, так как у нее однажды скрючило пальцы на руках, и она была не в состоянии делать ими что-либо. Прожили они вместе 40 лет по примеру отца Иоанна Кронштадтского и его матушки Елизаветы как брат и сестра, отдаваясь полностью служению Богу и людям. Детей у них, естественно, не было, но Господь дал им во много раз больше других детей — ду-ховных чад.
В 1957 году, в возрасте 46 лет, отец Владимир в Казани был рукоположен в священники и служил в Троицкой Церкви села Мушерань. Затем около двух лет прослужил в Троицком соборе села Семеновка под Йошкар-Олой. Власти захотели понизить статус собора, низвести его на уровень приходского хра-ма, — тогда его было бы легче закрыть. За отказ подписать бумагу об изменении статуса собора отец Владимир был переведен в Свято-Гурьевский храм села Петьялы. Прибыли они туда с матушкой Зи-наидой 1 июня 1964 года. Тогда на территории пустыньки (так в простонародье называется место, где стоит Петьяльский храм) было всего два дома. В одном из этих домов, в передней его части, и поселил-ся батюшка, а в задней части дома была устроена просфорня.
Когда в России шли гонения на Церковь, милостью Божией Свято-Гурьевский храм оставался цел. Со всей округи, где закрывались храмы и монастыри, верующие люди приносили в храм уцелевшие иконы. Храм был закрыт с 1936 по 1946 годы, но милостью Божией не был разграблен. Существует предание, что дважды власти пытались разорить храм, но в страхе выбегали из него, ибо слышали со стороны ал-таря петушиное кукарекание, и на солею из северных врат алтаря выходил воин в древних облачениях. Третий раз свою судьбу они испытывать не стали. Так и жил этот храм, имея в себе чудотворную икону Богородицы, икону Святителя Гурия Казанского с частицей его мощей и следами мироточения из лево-го глаза, в окружении двух святых источников Богородицы и батюшки Серафима. Не зря Православные паломники называют место сие Малое Дивеево.
В 20-е годы к деревне Исаково, которая находится на противоположному берегу острова, во время ве-сеннего половодья припыл крест и остановился около храма (вода в половодье подступает к самому храму). Мужики пытались зацепить его баграми, но крест уходил под воду. Несколько ребятишек по-лезли в холодную апрельскую воду за крестом. Крест сам пошел к ним в руки и ребятишки вытащили его на берег. До конца 50-х годов он стоял в Исаковском храме, а потом, когда власти решили исполь-зовать уже закрытый с 30-х годов храм под деревенский клуб, крест решили спилить, но едва стали пи-лить, из надпила брызнула кровь, и все в страхе разбежались. Крест отдали верующим и те отвезли его в храм Казанской иконы Божией Матери деревни Лягушкино. Церковь эта сгорела в 1963 году, крест же удалось спасти и его некоторое время прятал от властей на чердаке староста сгоревшей церкви. В Кре-стопоклонную неделю Великого поста крест был привезен в Свято-Гурьевский храм.
Отец Владимир заботился, чтобы в храме было тепло: «Бабушка идет зимой издалека, замерзнет по до-роге, зайдет в храм, а там тепло, хорошо. И телу, и душе тепло». Держал батюшка и 12 ульев, и все удивлялся: «Надо же, какие они маленькие пчелы, но умные, все понимают. И какой полезный продукт производят — мед». Глядя на пчел, батюшка восхвалял премудрость Творца. А как мед накачает, так всех угощает.
Имея великую любовь к людям, отец Владимир жалел неимущих, помогал им, чем мог. Очень многим давал деньги из своей зарплаты, никогда не требуя возврата долга, как и заповедано Господом. Зная о такой доброте старца, люди шли к нему с надеждой и всегда получали помощь. Совсем бедным отец Владимир жертвовал свои вещи, кормил их, давал приют. Некоторые, да простит им Бог, платили за это батюшке черной неблагодарностью. Но он безропотно принимал все удары судьбы как Промысел Бо-жий о нем.
В то же время отец Владимир был очень твердым и ревностным священником. Однажды, еще в совет-ское время, на пасхальное богослужение из районного центра приехал милиционер и, встав в дверях храма, не пускал детей на службу, из-за чего в среде верующих произошло возмущение. Отец Владимир прервал службу и, подойдя к милиционеру, стал убеждать его не препятствовать детям входить в храм. «Пустите детей приходить ко Мне», — говорит Господь». Милиционер стал грозить, что добьется снятия отца Владимира. На это батюшка ответил: «Не ты меня ставил, не тебе меня и снимать. А вот тебя са-мого скоро снимут». И действительно, вскоре этого милиционера уволили с работы.
Каждое слово во время службы отец Владимир старался донести до народа, читал внятно, проповеди его были понятны, жизненны и сильны. Во время исповеди часто плакали даже мужчины. Отец Влади-мир стремился к тому, чтобы люди познали Бога. Как он сам говорил: «Самое большое счастье в жизни — познать Бога, а самое большое горе — потерять Его». Люди тянулись к нему, неся с собой свои пробле-мы, скорби и болезни, а отец Владимир, несмотря на усталость и боли в ногах, принимал людей, шел в храм служить молебен или панихиду и говорил: «Если люди придут ко мне, а я не выйду к ним, в сле-дующий раз придут, а меня опять нет, то люди перестанут и в храм ходить».
Очень много паломников приезжало на выходные. Бывало, по 30-40 человек ночевало у батюшки в до-ме одновременно. Если в доме ночью становилось холодно, то батюшка сам, чтобы никого не будить, вставал и топил печь, а утром самый первый был на ногах.
После службы всех приглашали на трапезу. И не садился батюшка за стол, пока все не соберутся. Вече-рами после ужина отец Владимир и матушка Зинаида в два голоса пели духовные песнопения.
Отец Владимир был строгим, требовательным, любил, чтобы везде и во всех делах был порядок. При-мером для подражания в этом были сами отец Владимир и матушка Зинаида. Несмотря на всю стро-гость, от батюшки исходила любовь, которую чувствовали все, кто с ним общался, и даже те, кто видел его впервые.
Многие люди сохранили в своей памяти изречения отца Владимира Аллина. Говорил он обычно кратко, но слово его всегда было проникновенным, если так можно выразиться, приправленным евангельской солью (Мр. 9:50).
Любил он повторять одно изречение, которое больше всего запомнилось людям: «Вольному — воля, гу-лящему — поле, спасенному — рай, одно из двух выбирай, потом ни на кого не пеняй». Эти слова осо-бенно врезывались в душу, потому что храм, где служил батюшка, стоит на горе, как бы устремляясь в небо, в рай, а под горой расстилается широкое поле, куда только может глаз глядеть.
Очень часто люди обращались к батюшке за каким-нибудь советом и думали, что он им даст на словах целую программу дальнейших действий, но батюшка не любил много говорить, а скажет только: «Греха бойся» — и самому становится ясно, что нужно делать.
Когда батюшке жаловались на то, что жизнь тяжела, он сетовал: «Терпеть-то лучше, да терпеть-то мы не хотим». Про экономические трудности в стране он говорил: «Это все по плану идет, у них план та-кой, чтобы люди злились друг на друга, чтобы зло породить». Но всегда в конце утешит: «Господь Своих не оставит, Господь поможет». Поражало его видение истинных причин наших проблем. Тяже-лое наше финансовое положение — это не самоцель наших врагов, а лишь средство достижения другой цели, более глубокой, которая заключается в том, чтобы погубить наши души, ибо истинные кукловоды зла находятся не за рубежом или за океаном, а в воздухе, Ибо они — духи злобы поднебесные (Еф. 6:12).
На вопрос некоторых мирян, желающих жить аскетично и хотевших как можно больше молчать и не разговаривать, батюшка Владимир предупреждал, что «тогда мысли греховные будут одолевать, все на-до — и разговаривать — в меру». Видно, что совет этот также дан не с кондачка, а человек на собствен-ном духовном опыте познал это, борясь с роем греховных мыслей.
Паломники, уезжая от него, спрашивали, что передать его близким и знакомым, на что батюшка, вер-ный своей краткости, обычно говорил: «Молитесь друг за друга». И, что интересно, те люди, которые совместно общались с батюшкой и по его завету молились друг за друга, и после преставления батюш-ки остаются духовно вместе, очень часто собираясь в дни памяти, связанные с ним.
Все знали силу молитвы батюшки Владимира. Бесноватые, приближаясь к нему, начинали кричать. По его молитвам совершались чудеса: излечивались больные, разрешались семейные проблемы и трудно-сти на работе. Таких примеров можно принести много.
Обладал батюшка и даром прозорливости. Многие получали ответ на свои вопросы, не успев задать их батюшке Владимиру. Кроме того, у батюшки был необычный дар приводить людей к вере. После бесе-ды с ним люди менялись и становились верующими.
В последние годы батюшка сильно болел. У него обострилась болезнь ног и сильно ухудшилось зрение. Но несмотря на свои болезни отец Владимир продолжал ходить в храм, регулярно причащался Святых Христовых Таин и продолжал принимать у себя нуждающихся в его помощи.
За две недели до смерти отец Владимир предсказал время своей кончины. Незадолго до смерти у него полностью восстановилось зрение без медицинской помощи. В ночь с 24 на 25 февраля он совсем не спал, просил читать ему Псалтирь. 25 февраля в 10 часов утра он последний раз в жизни причастился Святых Христовых Таин. В 15 часов он тихо и мирно отошел ко Господу в день празднования Иверской иконы Божией Матери. Отец Владимир похоронен с правой стороны алтаря Свято-Гурьевского храма, в котором он прослужил 33 года и где главной святыней является чудотворная Смоленская Седмиезерная икона Божией Матери. На могиле батюшки происходят чудеса и не оскудевает людской поток, идущий к нему просить молитвенной помощи.


Николай Пирогов, г. Волжск, Марий Эл

На снимке: Епископ Йошкар-Олинский и Марийский Иоанн (слева) и митрофорный протоиерей Владимир Аллин, 1997 год

07.03.2003
1398
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru