Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Дом, где отогреваются сердца

Воспоминаниями о протоиерее Иоанне Букоткине делятся его ближайшие родственники.


В начале ноября я вновь посетил дорогой моему сердцу дом приснопоминаемого протоиерея Иоанна Букоткина. Вдова отца Иоанна — Мария Дмитриевна Букоткина — встречала меня в давно знакомых комнатах с образами на стенах, на которые еще недавно молился старец. В разговоре приняли участие дочь отца Иоанна — Елена Корнеева — и ее муж, зять священника, Сергей Корнеев.

Елена: У меня все воспоминания о протоиерее Иоанне — как об отце… Вряд ли что-то яркое могу вспомнить. Но всегда я воспринимала его как сильную личность. Хотя сила его была особого рода: его сила была в терпении и любви… И в трудолюбии была его сила. Он был необыкновенно трудолюбивым человеком. Наверное, не случайно теперь он снится мне всегда за работой — как будто мы с ним вместе трудимся на грядке…

Мария Дмитриевна:…И еще сила его была в вере!

Елена: На вере все и было основано — и любовь, и терпение. И трудолюбие…
Отец никогда специально не учил меня вере. Он нас учил вере своим примером. Поучать же он не любил.

Мария Дмитриевна: Он всегда даже дома ходил в подряснике. Дети его без подрясника и не видели никогда. И даже спать ложился в подряснике. Никогда не заставлял детей молиться. Он по-другому действовал. Скажет весело: «Ну, кто Православный! Становись на молитву!..» И все бежали к иконам.

Елена: С ним было хорошо даже просто молча посидеть…

Мария Дмитриевна: Детей он видел всего по пятнадцать-двадцать минут в день, все время был на службе. Но на деток завел специальные тетрадочки. И туда они сами вписывали замечания о том, как себя вели за день. Однажды Илюша (сейчас он служит дьяконом в Белоруссии — ред.) написал в тетради, что он очень сильно обидел маму. Отец Иоанн его не ругал. Помолились все вместе. Потом он дал всем свое благословение на сон, а Илюше говорит: иди спать без моего благословения… Илюша целый час ворочался, не мог уснуть, потом пришел и просит прощения. Тогда отец Иоанн дал ему свое благословение.

Елена: За все детство только один раз он нас отшлепал. Один раз — но мы запомнили на всю жизнь. Мы очень долго играли на улице, поздно пришли, все замерзшие. На мне вся одежда колом стояла. А отец очень волновался за нас. Илюшу он шлепнул ремнем, как старшего, три раза, Наташу — два, а меня, младшую (мне тогда было пять лет), — всего один раз.
Я всегда поражалась его доброте. Представьте, он — израненный фронтовик, с больными ногами, придет со службы и в измождении упадет на диван. И вдруг телефонный звонок. Беру трубку — просят позвать отца Иоанна. Говорю ему: «Пап, тебя». Он порой ползком движется от дивана до телефона, встать нет сил. Говорит, дает советы. Потом снова ползет на диван. Только ляжет — опять звонят. Снова просят отца Иоанна. Спрашиваю, пап, ты подойдешь? Или попросить их, чтобы позже перезвонили? Нет, поползу, отвечает. Отдыхать ему не давали, а он никого не отталкивал. Кто бы к нему ни обратился за помощью…

Мария Дмитриевна: Он умер на Пасхальной неделе. А на пятой неделе Великого поста была его последняя служебная неделя. После Литургии повезли его на требы. А некоторые люди специально ждали, чтобы к ним приехал именно отец Иоанн. У него всегда было много адресов — по семнадцать, а то и по двадцать… Приехали они с шофером по вызову в пятиэтажный дом. Лифта там нет, а квартира как раз на пятом этаже. Батюшка понял, что на ногах до пятого этажа не дойдет. Что делать? Шофер ему говорит: давайте вернемся, кто-то другой из священников потом приедет. «Нет, я должен выполнить свой священнический долг…» Шофер довел отца Иоанна до крылечка. Батюшка наш Святые Дары на грудь повесил, подрясник закинул за спину и пополз на пятый этаж на коленях. Причастил, спустился и говорит шоферу: «Все! Вот теперь я свой долг выполнил!» Это был его последний выезд на требы.

Сергей Корнеев: Ему часто деньги жертвовали прихожане, бывало — крупные суммы. А он все деньги по детским домам раздавал. Однажды ему предприниматель дал очень большую сумму денег. А отец Иоанн сразу же попросил меня его в банк отвезти. Я его повез. Он там деньги на счет детского дома перечислил и квитанцию в руках держит. Звонит тому благотворителю и говорит: «Пожалуйста, заберите у меня квитанцию. Ваши деньги деткам-сиротам пошли». Тот отвечает: «Я вам деньги дал, как хотите, так с ними и поступайте. Зачем мне квитанция?» А отец Иоанн несколько раз ему звонил, все просил квитанцию забрать… И таких вкладов он делал много. Он всегда знал, кому деньги нужнее, и тому их отдавал. Себе от пожертвований не оставлял ни рубля.

Мария Дмитриевна: Есть у нас знакомая — Надежда Александровна. Она часто отца Иоанна водила по детским домам. И вот однажды она пригласила его в детский дом. Он взял с собой пакетик с деньгами, поехал. А в том детском доме были уже взрослые дети-сироты, выпускники. Смотрят, одна девочка в сторонке так горько плачет. Надежда Александровна спросила ее: «Что же ты плачешь?» — « У нас скоро выпускной вечер, а у меня нет туфелек», — сказала девочка. Отец Иоанн спрашивает: «А сколько стоят эти туфельки?» — «Они дорогие, но хорошие…» Тогда он вынимает пакет из кармана и дает той девочке. Там оказалась та самая сумма, которую назвала девочка-выпускница.
«У меня волосы дыбом встали на голове от такого чуда!» — рассказывала потом Надежда Александровна.

— Каким был отец Иоанн в быту?

Мария Дмитриевна: Много духовной литературы читал, к проповедям готовился. «Вести» по телевизору смотрел. Он так говорил: «Я не имею права встать на амвон, если не знаю, что у нас происходит в мире». Раньше любил еще смотреть "Клуб кинопутешественников". Фильмы про войну мы ему не давали смотреть. Как увидит, что человек в картине идет куда-то, а не знает, что впереди немцы (у него самого была такая ситуация!), то сразу забывает, что это всего лишь на экране. Вскакивает и кричит: «Куда ты идешь! Там же немцы…» Ну, мы тогда сразу телевизор выключали… Это, значит, он свою войну вспомнил и разнервничался.

Елена: Никогда не говорил он о том, что бы хотел поесть. Всегда так отвечал: «Что есть, то и буду…»

Мария Дмитриевна: В паломничества ездить он не любил. Владыка Иоанн ему часто выговаривал: что, мол, ты куда-нибудь по святым местам не поедешь? Нигде ведь ты не бывал. А он отвечал так: «У меня в Петропавловской церкви и Иерусалим, и Афон, и Почаев…» Да и зачем ему было куда-то ездить, когда он рассказывал: приходит в Петропавловку рано утром, а Престол… теплый! Он часто туда ездил очень рано. Просит Сергея: «Отвези ты меня туда в пять утра». — «Да ведь там закрыто!» — «Я со сторожами договорился, пустят…»

Елена: Эту историю я слышала с детства. Еще в Астрахани в первые годы его священнического служения прихожане видели, как он во время Литургии в храме поднялся на воздух и висел над полом… Все были поражены этим чудом. По епархии пошли слухи. Эти слухи дошли до архиерея. Он пригласил к себе отца Иоанна. Спросил его: «Правда ли, что ты во время молитвы на воздухе висел?» — «Я просто молился, и все…»
Владыка остался доволен таким ответом. Но вскоре отца Иоанна перевели в Камышин. Время было такое, что лучше было оставаться незаметным.

Мария Дмитриевна: Он все время пел тропарь Казанской иконе Божией Матери «Заступница усердная» (его рукополагали в сан священника на Казанскую, 4 ноября — ред.). Сидит, штопает детям носки и поет…
Когда мы приехали из Камышина в Чудово Нижегородской области, он стал служить там в Казанской церкви. Туда после первой службы забегает блаженный Василий Иванович и кричит: «О, какая птичка к нам залетела! Но ненадолго…» Тогда блаженный Василий жил в Акуловке, бывал и в Чудово. А с этой поры стал ездить за нами. Так и в Куйбышев вслед за нами приехал…

— Кто были родители отца Иоанна?

— Родился он 25 сентября 1925 года, но зарегистрировала его мать только в 
1926 году. Далеко было в ЗАГС ехать из села Полухино Аркадакского района Саратовской области. Отец его — Андрей Букоткин — погиб на фронте. Они с отцом Иоанном воевали на одном фронте, но на войне не встретились. Мать, Саломия, была глубоко верующим человеком. Когда она умерла, то явилась во сне и сказала: «Я причтена к лику девиц…»

— Знаете ли вы о каких-либо видениях, бывших отцу Иоанну?

Мария Дмитриевна: Однажды, когда после фронтового госпиталя он в Москве охранял ночью какой-то банк, а днем ходил по храмам, ему привиделся сон: две скалы — а между ними глубокая пропасть. Он стоял на краю пропасти, за ним еще несколько человек. На той стороне офицер косил сено. Отец Иоанн подумал: «Это, наверное, Ангел готовое сено шевелит…» И вдруг услышал он голос: «Тебя Спаситель зовет!» И вот он поднимается куда-то вверх. И вот уже перед ним Лик Самого Христа Спасителя. «Он был печальный, рыжеватые волосы, смотрит на меня и вниз, на ту кучку людей, что внизу…» На этом сон закончился. Прибегает он к своей знакомой молитвеннице, Анне Самойловне, рассказывает, а она ему и говорит: «Ваня, а ведь сегодня праздник Нерукотворного Образа! Это тебе не сон, а видение было! Господь тебе паству дает…»

Елена: Когда мы переехали в Куйбышев, его вызывали в «органы». Требовали, чтобы он доносил на своих сослуживцев, но он отказался. Несколько раз, когда мы проезжали мимо пересечения улиц Арцыбушевской и Вилоновской, он мне показывал на один ничем не примечательный дом и говорил, что этот дом «вредный». Там была какая-то их штаб-квартира…

— С кем был духовно близок отец Иоанн?

— Мария Дмитриевна: В Камышине он познакомился с рабочим фабрики Алексеем Ноздриным.
Это был глубоко верующий молодой человек. Отец Иоанн много сделал для того, чтобы он получил рекомендацию на поступление в семинарию. В семинарию Алеша поступил, но отцу Иоанну из-за этого много пришлось потерпеть от уполномоченного… «Верни мне Ноздрина!» — кричал он. Алеша к нам и в Боровичи приезжал, они с ним целые ночи напролет разговаривали. Однажды Алеша взял манеру ночью уходить молиться в сарай. Там было сено, которое для кур стелили, на нем он и молился. И вот приходит к нему отец Иоанн и строго говорит: «Прекратить!» А из кучки сена головы змеиные выглядывали…
Сейчас Алексей Ноздрин известен всей Православной России как сильный молитвенник, духовник прославленной Оптиной пустыни схиигумен Илий. Он постригал в схиму нашу самарскую блаженную Марию Ивановну (ее отец Иоанн тоже очень любил).
В 1998 году я приехала с сестрами нашего Иверского монастыря в Дивеево. Все ждали отца Владимира Шикина, чтобы поисповедоваться. Он вышел, окинул нас взором, взял крест и Евангелие, положил на аналой, чтобы у них исповедовать. И вдруг громко так спрашивает у меня: «Как там отец Иоанн?» Я ему: «Какой отец Иоанн?» — «Как — какой? Петропавловский!» И подходит ко мне. Ну, думаю, сейчас полечу по ступенечкам за свои грехи!.. Долго он меня исповедовал, не отпускал до тех пор, пока все уголки не вычистил. А после исповеди и говорит: «Что ж ты такая зевластая? Ты на кого кричишь? Ты знаешь, какой он великий?!» То же самое мне говорила старица Сепфора в Клыково, рядом с Оптиной пустынью. Она «побила» меня своей палочкой и говорит: «Ты на кого кричишь! На отца Иоанна!..»
Я приехала домой, рассказала отцу Иоанну про то, как меня встретил отец Владимир, а он в ответ только отмахнулся: «Ой, мать, это он просто так…»

— Как умирал отец Иоанн Букоткин?
Сергей Корнеев: Умер он 8 мая 2000 года в госпитале ветеранов войны, на территории бывшего Никольского монастыря. Незадолго до смерти он прошел ежегодное медицинское обследование в поликлинике и результаты были хорошими. А вскоре он поехал в село Державино Оренбургской области, к мироточащим иконам и Кровоточащей иконе Спасителя. Оттуда он вернулся больным. В дороге ему сделалось плохо. Впечатление от Державинских икон было очень сильное, но неблизкая дорога далась ему тяжело. Была операция, которая, по мнению врачей, прошла нормально. Но вскоре он почувствовал себя плохо. Сначала диагноз был: аденома предстательной железы. Но когда у него после операции заболела вдруг здоровая правая нога (он был ранен на фронте в левую ногу), стало понятно, что дело плохо. Потом врачи обнаружили у отца Иоанна рак.

Мария Дмитриевна: В больницу он уходил на своих ногах. В коридоре он осенил себя широким крестом и сказал: «Се, оставляется дом сей пуст..» — мы поняли, что он уже домой не вернется…
Два раза причащали отца Иоанна в больнице. 6 мая он сам попросил его причастить, и его причастил отец Виктор Проничкин. 8 мая, в день смерти, его причастили в безсознательном состоянии.
Умер он в 74 года.

— Как решили похоронить батюшку в Иверском монастыре, на самом
почетном месте в городе? Ведь рядом находится «историческая» могила бывшего Самарского Городского Головы Петра Владимировича Алабина…


Сергей: К нам в дом приехали облачить и положить во гроб отца Иоанна несколько священнослужителей из Петропавловской церкви. Одновременно с ними приехала игумения Иоанна, настоятельница Самарского Иверского монастыря. Мы еще не решили, где будем хоронить батюшку. И вот неожиданно для всех диакон Павел Шестун спросил матушку игумению: а нельзя ли похоронить батюшку Иоанна в Иверском монастыре? Она ответила, что сама она согласна, но для этого нужно благословение Архиепископа Сергия. Обратились с этим предложением к Владыке. Он объяснил, что нужно разрешение городских властей на захоронение в черте города. Владыка связался с властями, и такое разрешение было получено.

Мария Дмитриевна: Когда отца Иоанна стали хоронить, игумения Иоанна попросила меня немного ускорить похороны. Я не возражала. Потом она объяснила, что до последней минуты опасалась, что власти могут переменить свое решение. И потому хотела скорее похороны завершить. Но все прошло благополучно.

Сергей: Когда нам игумения Иоанна указала место для захоронения, прибыли археологи. И ими на этом месте был обнаружен склеп в очень хорошем состоянии. Он был даже побелен, побелка хорошо сохранилась. В склепе мы нашли частицы эполет, обшлаги и медали (возможно, это были монеты). На этом почетном месте раньше был похоронен какой-то заслуженный человек, скорее всего — военный. В этот склеп, на мрамор, и положили гроб с телом отца Иоанна. Кто-то из археологов назвал этот склеп… дворцом!
Такой вот милости от Бога сподобился за свою праведную жизнь мой тесть. Я очень благодарен своему отцу, но столько, сколько я получил от отца Иоанна — я ни от кого в жизни не получал…

— Как вы относитесь к тому, что эта могилка стала почитаемой? К ней идут люди, молятся, и получают помощь от почившего старца…

Мария Дмитриевна: Однажды мне было очень тоскливо и я пошла на могилку отца Иоанна. Долго там сидела. А люди к могиле все шли и шли. И вдруг я услышала какие-то крики. Это двое мужчин вели к могиле бесноватую женщину. Она кричала: “Опять к этому Ивану… Он меня живой мучил, и вот опять к нему…” Так и не довели ее до могилы. Она вырвалась и убежала.
А землю на могилу не успевают насыпать; люди домой ее уносят как святыню. Если люди приходят сюда, значит, чувствуют помощь от батюшки. Он всех людей любил, всем старался помочь. Значит, и после смерти его молитва имеет силу.

На фото: Протоиерей Иоанн Букоткон; Отец Иоанн и матушка Мария Дмитриевна; Могила отца Иоанна.

Антон Жоголев
21.11.2003
988
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
2
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть


Добавьте в соц. сети:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru