Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Дорога к Богу

«Я побежала в церковь Всех Скорбящих Радость...»


Многие нынче бедствуют в городе Волжске Марий Эл — нет работы, нет денег, чтобы оплатить все растущую квартплату. Вот и семья моей знакомой попала в такой же капкан — не хватает средств оплачивать трехкомнатную «хрущевку», где живет она с мужем-инвалидом, двумя взрослыми детьми и внуком. Ее ноги сплошь покрыты тромбозом. Валентина уже плохо передвигается, берет надомную работу, делает студентам курсовые и дипломы. Всегда такая неунывающая, оптимистка, нынче она все чаще растерянно спрашивает, как выжить.
— Иди к Богу, в церковь, — повторяла я ей. — Там осознаешь, как жить дальше.
Но в ответ получала такую отповедь, что отступилась — атеистка закоренелая!
И вот на прошлой неделе встречаю ее на платформе, она взахлеб рассказывает:
— Ты не представляешь, что со мной произошло! Дочь умирала, врачи отказались от нее. А батюшка помог! Спас мою Свету, с того света вытащил. Врачи говорили: не знают, что с ней. А она умирала. Последний раз Света позвонила из больницы и сказала мне: «Мама, ночью я умру». И я побежала в церковь Всех Скорбящих Радость — ту, что возле больничного городка. Батюшка был в больнице, у одра болящей сидел.
«Он там уже часа четыре, скоро вернется, — сказали мне в трапезной. — Подождите». И вот он идет. Сразу же развернулся отец Сергий, не стал трапезничать и пошел со мной к Светлане. К ночи Света звонит из больницы, голос уже умиротворенный: «Мама, мне стало легче. Батюшка исповедовал меня. Мне не страшно». Я заплакала, и тут же мысль внезапная у меня возникла: позвонить в Йошкар-Олу маститому врачу Салмину, нашему однокласснику. Я до этого почему-то не решалась, а тут — какая-то решимость. Что происходило дальше — вообще удивительно. Ее вдруг повезли на операцию, и Салмин прооперировал ее. Я дежурю в коридоре, хирург идет мне навстречу и говорит: «Нет-нет, никаких благодарностей. Шансов нет. Не благодарите».
Но Света осталась жива! Господь помог.
— А ты благодарила Господа? Мы так часто забываем это делать. В церковь-то ходишь? — спрашиваю Валентину.
— У меня же ноги болят, но я все равно захожу, когда получше с ногами. Батюшка Сергий — золотой человек. Надо всем рассказать о нем, написать надо. Он Сережу моего крестил. Сережа сейчас уехал, но батюшка молится за него, не бросает нас. Понимаешь, какая поддержка.
Этот сумбурный рассказ подруги так взволновал меня, потому что она приводила десятки других примеров, как обреченные люди вставали с больничной койки по молитвам батюшки. Я и решила встретиться с отцом Сергием, хотя понимала: вряд ли он станет мне все рассказывать. Ведь здесь — Тайна Промысла Божия. Дело-то очень деликатное. И все-таки я решилась. Наша беседа шла после службы. Только что прошла Литургия, отслуженная в честь святой великомученицы Екатерины. Был ее праздник. Батюшка неохотно согласился на беседу.

Отец Сергий

«Ко мне обратилась мама, — начал свой рассказ иерей Сергий Бажанов, настоятель храма в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость». — Застал я Светлану в тяжелом состоянии. Она умирала, так ей казалось. Я стал с ней беседовать, как это обычно делается.
Это была исповедь умирающей, точнее, беседа перешла на исповедь. У меня с собой были крест и Евангелие. Вместе с ней мы поискали причины ее неудач, ее неправильного духовного состояния. Господь допускает тяжелую болезнь, чтобы человек задумался, обратился к Нему. Вместе с ней мы помолились, я прочитал молитву о болящем. Мы договорились с ней, что, лежа на кровати, во время острой боли она будет призывать Имя Божие. Она согласилась со мной и почувствовала, что именно это ей и нужно.
Мы с ней договорились, что еще увидимся. И спустя время они с матерью пришли ко мне. Валентина говорит: «Вы мою дочь спасли». Да не я, конечно, а Господь так все устроил. Часто обращаются женщины со своими бедами, касающимися детей, и я спрашиваю их: «Как вы молитесь, что просите у Господа?» — они говорят: «Здоровья». Я объясняю — не это главное. Удивляются. Представьте, что проживет человек сто — сто двадцать лет и ни разу не заболеет, а умрет — душа его в ад пойдет. А в аду-то — вечность. Не здоровья на земле надо просить, а спасения души, чтобы не попасть в место мучения, чтобы наследовать Царство Небесное. Умолять надо Бога, чтобы даровал нашим детям настоящей, живой веры, покаяния, чтобы они шли на исповедь в храм.
Пьет сынок, а мать молится, чтобы он не пил. Неправильно молится. Он новую страсть какую-то может обрести. А надо просить, чтобы даровал ему Господь веру.
Милость Господа неизмерима. Позвали меня как-то в тубдиспансер, что рядом с церковью, к больному. А он вроде и не нуждается в соборовании, не знает, что это такое, не готов. А медсестра говорит: «Вот тут еще один, зайдите в палату». Лежит молодой человек, кости торчат, весь скрюченный. Не жилец, печать смерти на лице. Про Иисуса Христа слушает. И стал он прощения у Бога просить, исповедоваться. В тюрьме был, много чего на нем, да так сумел покаяться, что лицо-то его просияло. Я увидел другого человека, подивился на него. Какая милость Божия! Причастил я его. Оттаял человек сердцем. А что я сделал-то?! Руку его подержал, сочувствие выразил. Да, надо человеку говорить добрые слова — они паче даяния, больше милостыни. Через два дня Алеша умер. Тайна Промысла Божия. В роду его мученик, может, был или молитвенник за него, может, доброе дело какое сделал, вот и помиловал его Господь перед смертью, дал ему Христианскую кончину. Чудны дела Твои, Господи! Побеседовать с Богом по-настоящему, сердцем побеседовать — и Господь услышит, Он всегда рядом.
К сожалению, приходится признать, что мы находимся в состоянии всеобщего отступничества от Истинного Бога. Идет всеобщее поклонение золотому тельцу — это как бы аккумулятор зла. С идолопоклонничеством и с язычеством, конечно, надо бороться. Идут по району нашему и по епархии Крестные ходы — это проповедь о Христе, истине, одна из форм миссионерского служения. Весной совершается Крестный ход через Волжский, Звениговский, Моркинский районы, а в августе — местный Крестный ход Волжск — Эмеково — Петьялы. Крестные ходы воцерковляют десятки отчаявшихся душ, ведут их к спасению. Они осознают, что выполнение Божиих заповедей — долг Христианина. Не устаешь повторять и школьникам, и молодому призывнику на первой исповеди (перед армией многие заходят в храм): нарушаешь заповеди — получишь шишки. Вы — крещеные. Дали обет — «отрекаюсь от сатаны, сочетаюсь со Христом» — дали обет вести жизнь праведную.
По договору с Министерством образования у нас в городе работают курсы учителей по изучению преподавания Основ Православной культуры, Православной педагогики. И сам я тоже учусь в семинарии в городе Владимире.
Свято-Троицкая Сергиева Лавра сыграла большую роль в моем становлении. Туда я приезжал изучать основы иконописи. В 1994 году закончил в Йошкар-Оле художественное училище и был направлен в храм села Кузнецово. Писал иконы. Под наставничеством священника Сергия Кожевникова началось мое воцерковление. В декабре 1999 года меня рукоположили в диаконы, а в феврале следующего года — в священники. Мне было двадцать четыре года. Затем в этом же храме стал работать мой отец и тоже нашел свой путь к Богу. Сейчас и моя сестра тоже стала просфорницей в старинном храме села Семеновка. Все мы через многие скорби пришли к Богу. Время было трудное, и Господь нас не оставил Своей милостью. В храме в честь иконы Божией Матери «Всех Скорбящих Радость» я расписывал иконостас и до сих пор занимаюсь иконописью. Сейчас пишу праздники, делаю проекты иконостасов для других храмов. Пишу яичной темперой.
Пастырский долг наш — по первому зову идти в больницу, которая с нами дверь в дверь. Такое вот душеспасительное соседство. Как человек в реанимацию попадает — зовут батюшку, чтобы причастить, соборовать. Идешь пока по коридору больничному — многие к тебе подойдут: «Батюшка, Бог вас послал. Причастить надо мужа. С лестницы упал. Умирает». Иду. Беседую, утешаю, как могу. Причащаю. А потом через некоторое время приходит та же женщина в храм: «Есть Господь! Я знаю. Муж-то после Причастия на поправку пошел. Живой остался. Раньше все буянил, выпивал, а сейчас молится, вот как изменился».
Часто приходится причащать младенцев, иногда обреченных. А после Причастия Господь дарует им жизнь на удивление врачам».
В три часа пополудни расстаемся с батюшкой. А он еще в трапезную-то так и не попал. Сейчас вот крестить подошли. Помоги тебе Господь, батюшка!

Людмила Суханова
г. Казань
23.12.2006
960
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
3
2 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru