Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Личность

Телеканал для всей Православной России

Интервью с директором Православного телеканала «Союз» Еленой Костиной.

Интервью с директором Православного телеканала «Союз» Еленой Костиной.

19 октября на Православном телеканале «Союз» (г. Екатеринбург) гостем передачи «Духовное возрождение России» стал редактор Православной газеты «Благовест» Антон Евгеньевич Жоголев. Передача проходила в прямом эфире, а потом в течение нескольких дней неоднократно повторялась на телеканале. Антон Жоголев рассказал о газете «Благовест», о Православной журналистике, ответил на вопросы телеведущей Полины Митрофановой. У редакции «Благовеста» сложились давние добрые отношения с руководством телеканала «Союз» и редакцией «Православной газеты» (г. Екатеринбург). В рамках этого сотрудничества после эфира состоялась рабочая встреча руководителя информационного отдела Екатеринбургской епархии игумена Димитрия (Байбакова) и директора телеканала «Союз» Елены Владимировны Костиной с редактором самарской газеты «Благовест». Коллеги обсудили различные вопросы взаимодействия в информационной сфере, а потом директор телеканала «Союз» Елена Костина дала интервью Православной газете «Благовест».

— Елена Владимировна, расскажите о вашем вхождении в журналистику.
— В своем прямом эфире на телеканале «Союз» вы, Антон Евгеньевич, только что сказали, что вы потомственный журналист. Я тоже потомственный журналист, моя мама работала ответственным секретарем «Областной газеты» в Екатеринбурге. Я с детства говорила: не знаю, кем я буду, но точно знаю, кем я ни за что не буду — никогда не буду я журналисткой! Это такая профессия, из-за которой в семье страдают дети, они допоздна остаются дома одни. С такой уверенностью я прожила довольно долго. Но вот сейчас у меня двое детей, они, наверное, тоже несколько страдают от моего ненормированного рабочего графика, как в свое время страдала и я. Но все понимают значимость того Православного дела, которым я занимаюсь, и стараются мне помогать.
А путь мой в журналистику был довольно гладок. Были публикации, потом учеба на факультете журналистики… Но это лишь внешне. А судьбу мою решил один случай. Мама моя выиграла на каком-то конкурсе путевку в Международный Дом журналиста в Варне (Болгария) и взяла меня с собой. И там я познакомилась с журналистом эстонского радио Константином Дмитриевичем Любченко, и он стал моим «крестным отцом» в профессии журналиста. Но не только в профессии! Общение с ним заставило меня впервые задуматься о религии.
В Болгарии есть какой-то маленький городок, я уже не вспомню его названия, и вот Любченко повел меня там в храм святых Константина и Елены. Сказал мне: «Я покажу тебе то, что ты никогда не должна забывать». В том храме я впервые духовно встретилась со святой, чье имя ношу, — Еленой! Сейчас я очень чту и люблю «свою» святую — но тогда я о ней почти ничего не знала… Константин Дмитриевич убедил меня заняться журналистикой. Когда я узнала о его смерти, я поплакала и решила в память о нем взять журналистский псевдоним Костина (от его имени Константин). А вскоре вышла замуж за человека, который носил фамилию… Костин! Псевдоним вдруг слился с фамилией. С тех пор в моем имени-фамилии теперь присутствуют сразу два святых имени — Константина и Елены.
— А как начался для вас путь к осознанной вере?
— Я не сразу начала воцерковляться. Да, я считала себя верующей, но все же было ощущение, что все это к моей жизни не имеет прямого отношения… До поры… К настоящей вере меня привело тяжелое потрясение. Когда моему старшему сыну было пять лет, он заболел менингоэнцефалитом. Это тяжелейшее поражение головного мозга. Если при менингите поражается только оболочка головного мозга, то при менингоэнцефалите страдает само «серое вещество»… Ребенок три недели пролежал в реанимации, врачи мне предлагали отключить его от системы жизнеобезпечения. Сказали, что сделали все возможное. И не надо дальше мучить ребенка, так как надежд выжить у него нет никаких. А если он и выживет, то будет как «растение». Я, конечно же, отказалась от такого страшного предложения. Сказала: пусть будет то, что будет. Оставалось одно — молиться! И тут я каждой клеточкой своего организма вдруг поняла, какое место в жизни человека должна занимать религия. Ситуация эта тянулась очень долго и сложно. Ребенок выжил, мы начали выкарабкиваться из последствий заболевания. Сейчас мой сын поступил на первый курс радиофака Уральского политехнического университета, это один из сложнейших факультетов вуза. Еще он закончил курсы английского языка. Сейчас это вполне состоявшийся молодой человек, переживший многое в своей жизни. Для меня он — отрада и утешение!

— А как вы пришли в Православную журналистику?
— Я была раньше газетчиком. С телевидением не сталкивалась. И вот пришла мне в голову мысль сделать на «Союзе» телевизионную передачу об истории. Предложила это отцу Димитрию, не особо надеясь, что это может состояться. Но он дал мне на это добро. И с апреля 2005 года я стала вести программу «Наследие», потом добавилась передача «Православная трапеза», которую мы делали с помощью сестер Ново-Тихвинского монастыря. Чуть позже отец Димитрий предложил мне занять должность руководителя отдела художественного вещания телеканала «Союз». А с 2006 года меня назначили директором телеканала.
— Что представляет из себя сегодня ваше хозяйство?
— Это достаточно сложный организм — сложный и в творческом, и в техническом плане. Где-то наши пожелания опережают наши возможности. Отец Димитрий Байбаков тратит колоссальное количество сил, чтобы наш телеканал светил людям, а мы ему помогаем. Иногда люди видят только одну его сторону: что он бывает жестким руководителем, критичным. Но порой не видят другой стороны — его самоотверженности в работе! Я общаюсь с ним уже достаточно для того, чтобы уверенно сказать: в душе он сохраняет священническую мягкость и понимание наших немощей. Каждый из руководителей основных направлений — газеты, радио (оно, как и телеканал, работает круглосуточно), телевидения — в глубине души убежден, что сердце отца Димитрия именно с ним, с «его» направлением. Бывает у нас какая-то наивная «ревность», соревновательность, но нам самим это очень забавно. Потому что отец Димитрий не отделяет одно от другого, переживает за все и за все отвечает.
Поскольку канал круглосуточный, ежедневный, он требует много работы. А работников не так уж и много — нас всего семьдесят человек (не только журналистов, но и технических сотрудников, шоферов и т.д.). Это люди разной степени профессионализма, воцерковленности. Когда канал создавался, вначале пришло много людей буквально «с улицы». Бог собрал тех людей, которые могли в данную минуту этим делом заниматься. Но это вовсе не означало, что эти люди были готовы таким сложным делом заниматься. На канал попало много невоцерковленных людей. И они не готовы были понимать, чем они занимаются. Ведь церковная журналистика — дело совершенно особое. Например, писать об одном, а жить по-другому — это значит рвать самого себя! Некоторые люди ушли, другие остались и стали постепенно воцерковляться. Тем более что предела пониманию, что такое церковность — на самом деле нет. Стремление к духовному совершенству может быть безконечным.
— Широко известен случай: когда отец Димитрий потребовал, чтобы журналисты приходили на работу в телеканал в подобающей Православным людям одежде, поднялась целая буря возмущения!
— А ведь отец Димитрий потребовал самый минимум — чтобы женщины ходили в юбках, чтобы декольте у них не были столь «откровенными»… В светской журналистике не обращают на это должного внимания, но у нас без такого элементарного порядка просто нельзя. Начались возмущенные крики о том, что это нарушение «свободы» и пр. Но если, например, врачи носят белые халаты — это же не считается нарушением их свободы! Если укладчики шпал носят оранжевую униформу, тоже все относятся к этому с пониманием. И в деловом мире есть такой термин, как дресс-код — это соответствие твоего делового облика тому месту, где ты работаешь. Это нормы, которые даже за рубежом применяют к сотрудникам, это просто часть деловой этики. Представьте, на Православном канале передачу будет вести женщина в короткой юбке или брюках, да еще в декольте!.. Как бы ни старалась она, эффект все равно будет отрицательный. Зрители будут оценивающе «коситься» на ведущую, но о чем она говорит — попросту не услышат.
— А вот на светских каналах, к сожалению, даже о погоде на завтра вещают девушки с манерами стюардесс — причем это не какая-то случайность, сознательный телеприем!.. И тем не менее — есть ли у вас на телеканале «узнаваемые» телеведущие?
— Конечно, есть. Порой даже мой голос узнают, например, когда я принимаю звонки Архиепископу Екатеринбургскому и Верхотурскому Викентию во время его прямых эфиров! Есть у нас и свою «звезды»… Наверное, в телевизионной журналистике без этого не обойтись. Но у нас нет времени и сил на тщеславие. Однажды по этому поводу я на летучке так смеялась, вспоминала известную из книг ситуацию, когда Преподобный Серафим Саровский говорил сестрам Дивеевской обители, просившим у него благословения заниматься иконописью: «Матушки, лучше вам в огород! Там искушений меньше… Так что — в огород, в огород…» Такого «огорода» у нас предостаточно. Работы много, и когда исчерпываешь свой возможный ресурс и выходишь на невозможный, уже становится не до тщеславия.
— Телевидение во многом апокалиптическое явление, ведь, по мнению некоторых толкователей, именно о нем говорится в Откровении Иоанна Богослова: «Да проглаголет икона зверина…» (Откр. 13, 5) А вы вопреки всему делаете Православный канал! Как вам это удается?
— Первый раз я села за компьютер еще в начале девяностых годов. И сразу поняла, что за компьютером мне работать значительно удобней, чем за печатной машинкой. А у одной моей родственницы уже в те годы муж работал программистом. И она переживала, что муж очень долго просиживает за компьютером, можно сказать, «ревновала» его к технике. И вот увидев меня за компьютером, она спросила так: «А ты тоже влюблена в компьютер?» Для меня этот вопрос прозвучал дико. Ведь как можно быть влюбленной в пишущую машинку? Для меня технические средства — это лишь инструмент. А все, что мы вкладываем в технику, есть отпечаток того, что несет наш дух. Интернет можно наполнить чем угодно — он может быть Православным, а может быть растленным. Так и телевидение — оно такое, какими являются те люди, которые его делают, во что они верят, как чувствуют…
— Какие программы на телеканале «Союз» пользуются наибольшей популярностью у телезрителей?
— Безусловно, программа «Архипастырь». Это когда наш Владыка находится в прямом эфире и на протяжении двух часов отвечает на звонки телезрителей. Шквал звонков! Не все даже могут дозвониться… Владыка Викентий понимает значимость таких эфиров. При том большом храмовом строительстве, которое сегодня ведется, иногда у священства не хватает сил, чтобы донести до людей смысл Православия. До сих пор очень многое в вере подменяется обрядовыми вещами. И вот такая возможность услышать из уст Архипастыря самое главное о нашей вере — очень дорога для многих людей. Однажды в командировке, в поезде где-то под Смоленском я случайно встретилась с человеком, который смотрит телеканал «Союз». И он, не зная, где я работаю, рассказывал мне про программу «Архипастырь» с особенной радостью. Он сказал: «Эта передача помогает мне навести порядок в моих мозгах, в моем сердце. Раньше я думал про себя, что я Православный человек, а когда я эту передачу послушал, то понял, что я еще язычник. И мне надо еще идти и идти к подлинному Христианскому мировоззрению».
— Наверное, очень благодатно работать в эфире со священниками?
— По-разному бывает. Порой наши журналистские требования мешают батюшкам заниматься их работой. Иногда возникает некий «конфликт интересов». Конечно, когда мы им говорим: это же миссионерская деятельность! — они идут нам навстречу. Но для некоторых это оборачивается неким тонким искушением. Например, недавно мы вели прямую трансляцию из Свято-Троицкого кафедрального собора, когда встречали мощи святого благоверного Александра Невского, мы попросили провести эту передачу иеромонаха Иеронима. Он пришел на эфир, очень хорошо провел передачу. Но после эфира, когда я благодарила его за эту замечательную работу, он признался, что все-таки хотел бы заниматься своим прямым делом и встречать святые мощи в храме, а не за микрофоном перед телекамерой…
— Из светских телеканалов какой вам всех ближе? Кто из телеведущих светских каналов вызывает наибольшие симпатии?
— С симпатией отношусь к телеканалу «Звезда». Может быть, где-то им не хватает того лоска и вложенных средств, какими обладают ведущие федеральные каналы, но их позиция мне понятна и близка. У меня нет по отношению к ведущим глубоких симпатий и антипатий. Я смотрю не на личность, а на то, что он делает и говорит. Сейчас очень много появилось ведущих, которые демонстрируют себя, а мне это не интересно, и я сразу переключаю канал. Но все же некоторые телеведущие вызывают симпатию. Их немного — Михаил Леонтьев («Однако»), Кира Пашутинская («Глас народа»)…
— Как удалось вам расширить вещание телеканала на 220 (!) городов России? С этим много сложностей возникает?
— У нас нет специального отдела, который бы занимался распространением вещания по разным городам. Все 220 городов — вышли на нас сами! Там есть региональное кабельное телевидение, и вот представители 220 коммерческих структур сами вышли на нас, заключили договоры. И это идет именно снизу! Телезрители требуют у руководителей телевизионных сетей включить и «Союз» в сетку вещания, бомбардируют их звонками… Руководители этих компаний справедливо посчитали, что Православный канал для них будет рентабельным, привлечет новых телезрителей. Значит, на Православное телевидение есть спрос! И с этим сегодня всем приходится считаться.
— Ощущаете ли вы в своей работе помощь Божию?
— Бывают моменты, когда не получается сделать то, что хотелось бы. Когда кажется, что намеченное тобой недостижимо. И в такие минуты охватывает некое уныние. Но прихожу домой, молюсь о том, чтобы это все как-то разрешилось, и Бог в ответ окатывает такими волнами любви! И так чудесно потом все разрешается!..

На снимках: редактор газеты «Благовест» Антон Жоголев и телеведущая Полина Митрофанова перед прямым эфиром на телеканале «Союз»; директор телеканала «Союз» Елена Костина держит в руках награду телеканалу Фонда Александра Невского и национального клуба прессы «За нравственное общество»; на Православном телеканале «Союз» работает много молодых людей.

Антон Жоголев
02.11.2007
Дата: 2 ноября 2007
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
2
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru