Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

«В России молиться хорошо и благодатно»

— считает сербский монах Иоанн (Маркович), уже много лет живущий в России.


— считает сербский монах Иоанн (Маркович), уже много лет живущий в России.

Монах Иоанн (Маркович) — серб. Вот уже пятнадцать лет он живет в России, из них пять лет — в Самаре. В последние два года подвизается при Крестовоздвиженском храме: алтарничает, звонарит и — молится. «Молитва — главное дело монаха», — говорит он.
Как-то настоятель храма протоиерей Олег Китов обратился к нему с вопросом: «Брат, не нужно ли тебе денег?» Ответ был отрицательным. «А из одежды чего-нибудь?» В ответ — снова отказ. «А чего же тебе надо?» — переспросил батюшка. «Хлеба», — ответил ему монах. Думаю, что брат наш серб имел в виду не только хлеб душистый пшеничный, который с любовью выпекают в пекарне при Крестовоздвиженском храме. Он имел в виду в первую очередь хлеб духовный — молитву, без которой немыслим ни один день или даже час монаха-трудника, монаха-молитвенника.
«Как же, брат наш, вы оказались в России?» — вот первый вопрос, который задала я своему собеседнику. И хотя говорит монах Иоанн с акцентом, поскольку родился в Сербии, недалеко от Белграда, — мы прекрасно друг друга поняли, потому как корни-то у нас общие, славянские.

— В Россию я приехал из Греции, со Святой Горы Афон. Благословил меня побывать в России Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий, — рассказывает монах Иоанн. — В России мне очень нравится, здесь я как дома. Хотя о родине тоже скучаю. Но ближе всех моему сердцу Святая Гора Афон.
— Как долго вы находились на Афоне?
— В течение десяти лет я периодически туда приезжал, меня тянуло туда. Бывало, что жил на Афоне по полгода и больше, почти год находился в сербском монастыре Хиландар. И с тех пор, где бы я ни был, сердце мое — в этом святом и дорогом для каждого Православного человека месте.
Хорошо помню свой первый путь из Сербии на Святую Гору. Вначале ехал поездом, затем — на корабле. Погода была неспокойная, ветреная, море волновалось, и мы долго не могли причалить. Молились изо всех сил, некоторые мои спутники даже плакали. Божия Матерь помогла нам, мы благополучно причалили к берегу. Тогда я так натерпелся, что сказал себе: больше ни за что не буду плавать морем, лучше ходить пешком. Хотя на все, что с нами происходит, — воля Божия, и бояться нам надо только греха перед Господом.
— Кто помогал вам в вашей жизни возрастать духовно?
— У себя на родине я долгое время был трудником в женском монастыре, старался больше молиться о упокоении душ моих усопших родственников. С этого начался мой духовный путь. Прежде учился в Белграде в Богословском институте, но не окончил его. В двадцать три года были мысли о женитьбе, но Господь направил меня по иному пути. Один из афонских старцев, отец Арсений, сказал мне, что мое место в монастыре. Велел мне молиться Божией Матери, чтобы Она управила мою судьбу.
— Где вы принимали монашеский постриг?
— Уже здесь, в Самаре. Постригал меня настоятель Воскресенского мужского монастыря игумен Серафим (Глушаков). Там я и подвизался в первые годы жизни на гостеприимной самарской земле. А однажды возле Иверского женского монастыря в Самаре встретил протоиерея Олега Китова. Считаю, что встреча эта была промыслительной для меня. Отец Олег подвез меня на машине до Воскресенского монастыря, а по дороге мы с ним разговорились. И так мне понравился этот батюшка, что я спросил, нельзя ли мне потрудиться для храма, где он является настоятелем. Отец Олег благословил меня, и с тех пор я служу алтарником здесь и в Воскресенском монастыре.
— Многих в России волнует сейчас та великая несправедливость, что совершается в Сербии, отсечение Косово — древнейшей Православной земли. Страну просто режут по живому на части. Поддерживаете ли вы связь со своей Родиной, молитесь ли за нее?
— Да, у Сербии трудная судьба, много пережил наш народ. У меня нет возможности звонить по телефону родным, братьям по вере, да и с перепиской непросто. Конечно, я молюсь о моей многострадальной Родине, молюсь о том, чтобы прекратились конфликты, чтобы наступили, наконец, мир и покой, чтоб иноземцы не рушили наши Православные святыни, чтобы дети росли в радости.
— А как проходило ваше детство?
— Детство у меня было самое обыкновенное, но с раннего возраста я чувствовал необъяснимую еще для меня в том возрасте тягу к духовному. Я никогда не пил, не курил, не вкушал мясо. Нельзя сказать, что родители мои были глубоко верующими людьми. Они всю жизнь трудились, в деревне нашей церкви не было, лишь изредка мы ездили всей семьей на службы в город. Но Великий пост всегда соблюдали строго.
— Рады вы, что довелось жить в России?
— Россия — мощное средоточие духовности, молиться здесь хорошо и благодатно! Здесь я как дома. Вообще, где у монаха родина? Там, где Господь. Господь — мой дом.

Ирина Гордеева
04.04.2008
888
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
6
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru