Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

«Все флаги в гости будут к нам!»

Встреча с бывшими соотечественницами, приехавшими в паломничество в самарскую Ташлу — из Германии.


Встреча с Православными верующими из Гамбурга в редакции газеты «Благовест».
Встреча с бывшими соотечественницами, приехавшими в паломничество в самарскую Ташлу — из Германии.

Они вошли в редакцию — две скромные, очень милые женщины. Поздоровались. И если бы не порой проскальзывающий в речи едва уловимый акцент — мы и не подумали бы, что наши гостьи приехали из далекой Германии. Встречали гостий в редакции и беседовали с ними редактор Православной газеты «Благовест» Антон Жоголев и заместитель редактора Ольга Ларькина.
А началось все с электронного письма, которое прислала наша читательница из Гамбурга Альбина Семеновна Беккер. Альбина (в Крещении Алла) писала, что собирается на несколько дней приехать в Россию, в Ташлу, о которой столько читала на сайте нашей газеты. Хочет посетить и редакцию «Благовеста».
Теперь и мы ждали встречи с бывшей соотечественницей. А она приехала на Страстной неделе вместе с подругой, духовной сестрой и землячкой: Галина Артуровна Байхель, как и Альбина Семеновна, выросла в России, но уехала в Германию и теперь тоже живет в Гамбурге. Обе они прихожанки храма Блаженного Прокопия Устюжского, а Альбина девять лет была старостой этого прихода.
— У нас через каждые три года перевыборы старосты, и теперь я уже рядовая прихожанка. Поэтому-то и смогла приехать в Россию, иначе просто не получилось бы так надолго оставить церковь в эти дни, — пояснила Альбина.

Русский святой из Германии. В XIII веке купец из ганзейского Любека отправил в Россию корабль с богатыми товарами. И сопровождавший корабль его сын в Великом Новгороде увидел такое благолепие церковное и такую веру в людях, что всем сердцем воспринял Православие. Он не вернулся в Германию: отдал свое имущество нищим и на строительство храма, а сам принял Православное Крещение и стал монахом. И взял на себя подвиг юродства, стал блаженным Христа ради. Но услышав, как новгородцы восхваляют его, испросил благословения у духовного отца и ушел дальше, на восток.
И проходил Прокопий многие города и села, дремучие леса, топи и болота, с радостью терпел Христа ради лютые морозы и зной. Много оскорблений и побоев перенес от неразумных людей, но только молился за них Милостивому Богу.
Дошел блаженный до Великого Устюга и остался в нем. Днем оскорбляемый и избиваемый людьми, ночью на коленях молился со слезами, прося у Бога помощи городу и людям. О многих чудесах, которые сотворил Господь по молитвам Прокопия Устюжского, повествует житие блаженного.
Юродивый Христа ради Прокопий через столетия стал образом, объединяющим немецкий и русский народы. И Православные русские, поселившиеся в Германии, нередко называют свои новые церкви в честь святого блаженного Прокопия Любекского и Устюжского.

— Мне давно хотелось высказать свою благодарность вашей газете, — говорит Альбина Беккер. — Я впервые приобрела номер «Благовеста» в Дивеево, была там три раза: последний — в 2003 году, когда праздновали столетие прославления Батюшки Серафима.
Ольга Ларькина: Так мы с вами были там в одно и то же время… Может быть, рядышком шли в Крестном ходе, не зная друг друга…
— Мой муж в том Крестном ходе помогал хоругвеносцам. Он русский немец, в начале Великой Отечественной войны их высылали семьями подальше от центра страны. Так его родители оказались на Алтае. А я родилась в Нижнем Новгороде, школу и институт закончила на Алтае, потом уже вместе с мужем 16 лет проработала на Севере, в Якутии.
Антон Жоголев: Я проходил на Алтае журналистскую практику и обратил внимание, как часто встречались в деревеньках, в колхозах немецкие фамилии.
Альбина: А когда мы жили в Якутии, в Айхале, муж привез мне Евангелие…
А.Ж.: В Айхале! Я там тоже бывал. Это такой край света… Вы долго в Айхале жили?
— С 1977 по 1994-й год…
— Ну я-то поменьше: я там четыре дня пробыл. Но запомнил на всю жизнь эту землю за Полярным Кругом…
О.Л.: И вот, вы говорите, муж привез вам Евангелие?
— Да, да! Сама я потом купила канонник. Но читать на церковнославянском языке не могла и читала на развороте обложки — там были помещены на русском языке основные молитвы. И уже глядя на эти молитвы, потихонечку стала переходить на чтение основного текста. Но до самого переезда в Германию я не могла распознать букву «пси» и читала не «псалом», а «жалом». А для меня это слово как-то соответствовало «жалостливому» настроению псалма, это был мой «жалом» к Богу. Так вот немножко комично получилось…
Муж окрестился и мы с ним повенчались в тот же день.
А.Ж.: Вы его убедили креститься в Православие?
— Не я, а Господь и Божия Матушка. Курская Коренная, я считаю.
А.Ж: Святыня Зарубежной Церкви… Вы видели эту икону?
— Она была у нас дома. Трижды. Когда икона путешествует по епархиям, то батюшка приезжает с иконой к прихожанам домой. Совершает молебен, освящает квартиру… Такая милость Божия! Мы сами видели от этой иконы чудеса…
А.Ж.: Действительно, милость Божия. Я в Курске жил целый год и много знаю об этой иконе, был на месте ее явления в Коренной пустыни, еще когда там все было разбито. Считаю ее тоже отчасти своей покровительницей. Потому что моя вера началась именно в Курске. К этой иконе особое теплое чувство. Она хорошо сохранилась?
— Ну конечно! Она в прекрасном окладе, и носят ее в специально сшитой сумке из бархата, расшитой бисером.
А.Ж: Слышал, скоро икона приедет в Курск.
— Владыка Марк (Архиепископ Берлинско-Германский и Великобританский — ред.) поставил условие, что это произойдет только если потом ее можно будет безпрепятственно вывезти обратно через границу.

«И взял Иоанн икону и понес ее»

О.Л.: Расскажите о своей первой встрече с этой святыней. Вы тогда уже давно жили в Германии?
— Нет — мы приехали в марте 1994 года, а в августе в Гамбург привезли эту икону. И надо же — как раз я была на вечернем Богослужении, прикладывалась к иконе. Батюшка не один возил икону, а кого-то из мужчин просил помочь. И вот мы ехали: мой муж за рулем, батюшка и я, вместе возили икону по квартирам. Когда первый раз надо было забрать икону из Копенгагена, назначили встречу в пограничном Флесбурге, и я очень переживала. Потому что когда дело касается святыни, жди искушений. И не обошлось без искушения. Дочь звонит: на заправке стоявшая рядом машина стала выезжать и ударила ее машину в заднюю дверь. У меня — шок: неужели поездка не состоится!.. «Но ехать-то можно?» — «Можно». И мы поехали. В дороге говорю мужу: «Давай читать акафист!» — «Хорошо, открой акафистник на 120-й странице!» — «А почему именно на этой странице?» — «Ты знаешь, я случайно открыл на этом месте и читаю: «И взял Иоанн икону и понес ее». А мужа-то зовут Иваном!
— Какое русское имя!..
— Русское… Так вот я открываю 120-ю страницу, читаю эту строчку, переворачиваю вперед… — акафист Курской Коренной иконе Божией Матери! Конечно, поразило такое совпадение. Словно Сама Пресвятая Богородица пожелала, чтобы русский немец Иван понес Ее икону.

«Мы — единая Русская Церковь и один народ»

А.Ж.: Вы довольны, что живете в Германии?
— Знаете, везде жить трудно, только по-разному. В том, что я туда поехала, наверное, тоже был Промысл Божий. Когда я приехала в Гамбург, у нас в приходе было 15-20 человек, а то и еще меньше. Я потом нашла приходскую книгу причастников, так иной раз запись: «На Причастии был младенец…» Или: «На Причастии была одна женщина…» То есть приход вымирал. Позже нам Владыка говорил, тогда стоял вопрос о том, что придется, видимо, сокращать приходы, Богослужение переводить на немецкий язык…
Галина Байхель: А теперь вот у меня послушание просфорницы в нашем храме, так приходится выпекать по 150 просфор — восьмидесяти не хватает.
— Вы Владыку Марка лично знаете?
Альбина: Конечно, знаю.
— Он один из тех, кто был за воссоединение Церкви. Как у вас на приходе отнеслись к этому событию? Вы сами — как отнеслись?
— Мы молились за то, чтобы было объединение. Ведь — в каком же году это было… Когда Владыка Марк впервые встретился с представителем Московской Патриархии, и Синод Зарубежной Церкви под управлением в ту пору Митрополита Виталия ставил вопрос о том, чтобы наложить на Владыку Марка прещение за контакт с представителем Московской Патриархии. Мы тогда посылали записочки по всем монастырям и церквям, и в Германии, и в Россию, кто куда мог, чтобы молились за Владыку. И его с Божией помощью отстояли.
Я тоже была в Москве в мае 2007 года, ездила на объединение. Семеро наших прихожан в составе делегации Зарубежной Церкви побывали тогда в Москве и приняли участие в этих радостных событиях.
По разному люди отнеслись к этому событию. Одна женщина, дочь перемещенных военнопленных, никогда не была в России. И вот наши идут на престольный праздник в приход Иоанна Кронштадтского Московского Патриархата, а она говорит: «Зачем я пойду в «коммунистический» приход!» А русский эмигрант Михаил Свечин (он был когда-то одним из организаторов скаутского движения, у него из-за болезни отняли ногу, но он всегда поет в хоре, приходит с костыльком) еще в 1997 году, когда и речи не было об объединении, всем нам сказал: «Я всегда, всю жизнь молюсь за Патриарха Московского и всея Руси!». Мы же единая кровь! И мы молились за Патриарха Алексия, теперь молимся за Патриарха Кирилла.

«Отцы и дети» по-немецки

А.Ж.: В Германии вы работаете?
Альбина: Я по специальности инженер-строитель, 16 лет работала на Севере, в Вилюйгэсстрое, потом в Айхальском строительно-монтажном тресте. Но в Германии было мало перспектив устроиться инженером, и я прошла переобучение, стала работницей бюро. Это бухгалтерия, канцелярские работы, делопроизводство…
Галина: Из России я уехала одиннадцать лет назад, до меня уже уехали в Германию многие мои родственники. Я выросла на Алтае, у меня мама русская, бабушка (Царство Небесное!) русская, они мне и привили любовь к Церкви, к Православию.
Я люблю Россию, люблю Германию. Не могу сказать, что мне в Германии плохо. Хотя работы нет… Но я когда туда приехала, всецело занялась воспитанием ребенка. Ведь там ребенка надо полностью тянуть, тянуть и тянуть.
Альбина: И в школу, и из школы его надо возить. Потому что иначе организации по надзору за молодежью могут оштрафовать родителей и даже отнять ребенка. Если даже он просто будет в неположенное время один, без надзора, на улице.
А.Ж.: Мы в России с тревогой следим за тем, как и к нам добирается ювенальная юстиция…
Альбина: У моей дальней родственницы чуть не отняли дочь, потому что та что-то сказала школьному психологу: то ли — что мама ей запрещает курить, или еще что-то в таком плане. Так они матери чуть ли не криминал приписали. С 16 лет дети в Германии сами вправе решать, курить им или нет. В свое время дочь мне сказала: «Когда мне исполнится шестнадцать лет, вы с отцом не будете иметь права мне запрещать курить! Я могу на вас пожаловаться». Ну она хотя бы Православный ребенок и сказала это в шутку…
О.Л.: Но вам-то, наверное, невесело было слышать такую шутку.
— Да уж, невесело… Родилась она и до 13 лет жила в России, а сейчас ей 28 лет, вполне самостоятельная, работает. Пока не замужем. Встречается с молодым человеком, он немец. Здесь сложилось такое представление, что немцы сплошь очень жесткие люди. Но я в Германии столкнулась с другим. Немцы то принимают к себе детей из Чернобыля, то помогают кому-то еще — тем, кому плохо живется, у кого беда.
А.Ж.: Галина Артуровна, а ваши дети родились в Германии или в России?
— Один приехал со мной из России, а второй родился в Германии. Евгений и Георгий, Георг. Младший не умеет по-русски говорить. Понимать, конечно, понимает. Я стараюсь дома больше говорить по-русски, чтобы он получил хоть какие-то навыки общения…
— Можно ли в Гамбурге услышать русскую речь?
Альбина: Да, можно. Даже такое иной раз бывает. Наш прихожанин рассказывал: «Я шел через главный вокзал, слышу, женщина плачет. Подошел, а она по-русски плачет… Не знает, как ей добраться, куда нужно. Вот я и проводил».
О.Л.: Гамбург ведь портовый город. Русские моряки приходят в храм?
— Да, да, приходят. Как-то приходили к нашему священнику, просили освятить судно. Батюшка ездил, освящал. Очень часто бывают командированные люди.
А.Ж.: Кто служит в вашем храме?
— Настоятель — отец Иосиф Вовнюк, он из Польши, закончил там семинарию, и отец Николай Вольпер. Он еще и преподаватель гимназии, преподает естественные науки — природоведение, химию, физику. Отец Николай немец, родился в Ганновере. Принял Православие.
— Но мир-то вокруг вас неправославный…
Галина: Вот поэтому-то мы и находим себя в церковной жизни. Глоток свежего воздуха, когда приходим в храм на Богослужение. У нас хороший трапезный зал, кухня, бюро, там же живет и священник в этом зале. Сейчас обустроили подвал внизу, в нем проводятся мероприятия с детьми. Мы там как дома. Работаем где-то — говорим на немецком, а в выходные, в воскресенье, — русский язык. Ездим в паломнические поездки, проводим праздники…

Три свечи из Ташлы

Альбина: В России в этот приезд успели побывать только в Ташле: мы ведь просто использовали мои отгулы. Завтра уже на самолет…
Для меня Ташла — второе Дивеево! Я столько о ней читала в «Благовесте»! И я так мечтала побывать в Ташле, где такая святость!.. Приложиться к явленной иконе, искупаться в святых источниках. Побывать в местах, где жила блаженная Мария Ивановна…
Как-то одна прихожанка обмолвилась, что едет… в Самару! «Да ты что!.. Обязательно съезди в Ташлу и привези мне воду…» И когда она привезла воду из источника, это была такая радость!
А недавно у нас появилась на приходе еще одна семья, они работают по контракту. Я была так обрадована, услышав, что они из Самары. Через «Благовест» я полюбила и ваш город, и Ташлу. И когда они в последний раз ездили на Родину, по моей просьбе привезли три свечи из Ташлы, две книги об этом святом месте и бутылку святой водички. Это было для меня самое счастливое Рождество! Конечно, я подарила свечи сестрам во Христе.
Духовная радость — она в одиночку не в радость! Трудно организовывать паломнические поездки, но это такая радость. А одному ехать к святыне… — нет, надо с кем-то поделиться. И в эту свою поездку я позвала с собой Галину.
— Не разочаровала Ташла после того, что вы прочитали о ней — и теперь увидели воочию?
— Нет, осталось только чувство восхищения тем, как все обустроено на этом святом месте. Все очень удобно для паломников и с большим вкусом сделано. Наверное, неправославное слово «восторг». Но душа моя радуется… Я благодарна настоятелю Свято-Троицкого Ташлинского храма протоиерею Николаю Винокурову.

Православный храм во имя Блаженного Прокопия Устюжского в Гамбурге.
Нас поселили в паломнической гостинице, и нам не пришлось заботиться ни о постели, ни о трапезе. Хоть и пост, но так вкусно приготовлено…
Приехали мы вечером, спросили у батюшки, благословит ли купаться. Он сказал: «После службы». Ну как: ночью — идти на источник? Но раз батюшка благословил, надо идти.
Холодно. Страшно: как войти в воду? В кружках лед, и под столиком лед горой. Идти в купель? Нет, я оденусь и пойду в гостиницу… Но я столько тысяч километров пролетела ради того, чтобы окунуться в этом святом источнике… Иду и окунаюсь… — надо же, я это сделала!
Когда мы ехали в Ташлу, была мысль: там же чудеса происходят, может быть, и нам что-то явит Господь. Но великое чудо уже в том, что мы там оказались…
Вот когда мой муж еще некрещеным первый раз ехал в Дивеево, я молилась Батюшке Серафиму, чтобы он ему какое-то чудо явил и через это привел к вере. И вот на Иверском источнике несколько женщин, чтобы не ждать очереди в купель, решили искупаться прямо в том месте, откуда воду наливают в бутылочки. Плюхнулись, взбаламутили ил. Подходят мой муж и несколько монахов. Монахи стали ругать своевольниц. В это время тетя мужа была в купальне, и он подумал: ну вот, сейчас вся эта грязь потечет туда… «Вдруг, рассказывал потом, вода поднимается шапкой, как во время взрыва, в виде гриба, падает назад и колышется — совершенно прозрачная…» — а он работал в горной промышленности и взрывов повидал немало. А тетя Тамара рассказала, что вода в купели была чистой. И стоявшая рядом девочка сказала ей: «Теть, вы купаетесь, а вода под вами так сияет!..»
И я сказала мужу: «Это чтобы развеять твое неверие, Господь грязную воду в мгновение очистил».
Причем перед той поездкой в Россию муж внезапно заболел, так что чемоданы тащила я. В Лавре он не мог стоять на службе. А искупался в источниках — и уже вернувшись домой, понял, что со спиной у него все прошло. И сам не заметил, когда и как. И вот эти чудеса, да еще и примечательный случай с Курской Коренной иконой Божией Матери привели моего мужа к вере.

«На Западе мало святых источников»

А.Ж.: А куда вы ездите паломничать на Западе?
— О, здесь без предыстории не обойтись. У нас служил батюшка Амвросий, немец по происхождению, у него в роду в третьем поколении были священники лютеранской церкви. Он любил с детства каждую травинку, букашку, стихи, красивую музыку. Но началась война, его мобилизовали, и он попал в русский плен. Вернулся в разрушенный Гамбург и стал посещать наши русские общинки. Читал Евангелие на немецком и на русском языках, потом его рукоположили во диакона, а затем и в сан священника. Отец Амвросий умер митрофорным протоиереем. С его уходом мы потеряли доброго пастыря. Его очень любили! На похоронах было очень много людей разных конфессий.
А.Ж: Гамбург католический город?
— Нет, протестантский. В IХ веке — задолго до разделения на Православных и католиков — там подвизался Святитель Ансгарий, который нес проповедь Евангелия на север. Именно он построил в Хаммербурге, как тогда именовалось это поселение, монастырь и деревянную церковь в честь Божией Матери. Когда началась Реформация, его могилу в Бременском соборе разрушили, мощи Святителя сожгли, в разных храмах остались только частицы его мощей. В католическом храме святого Ансгария в раке под алтарным столом хранится косточка от руки — нижняя часть предплечья.
Так вот мы от отца Амвросия узнали об этой святыне и стали в день памяти Небесного покровителя Гамбурга, 16/3 февраля, приходить к его мощам. А у нас в церкви с 2004 года есть икона святого Ансгария, написанная Тамарой Сикоевой из Берлина специально для нашего прихода.
На Рождество Иоанна Предтечи 7 июля 2007 года мы поехали во Францию, где в городах Амьен и Сентин хранятся привезенные из крестового похода части главы и десницы Иоанна Крестителя. Эта наша поездка незабываема. Уже то было радостью, что встретил нас в Амьене и все паломничество опекал священник Московского Патриархата иерей Николай Никишин, он служит в храме Трех Святителей. Вряд ли такое было возможно до 17 мая, когда произошло историческое воссоединение двух частей Русской Церкви… А в соборе нас ожидала и вовсе несказанная радость. Настоятель открыл решетку, отключил сигнализацию и передал честную главу Иоанна Предтечи отцу Николаю, и во время Божественной литургии она находилась на престоле. Многие из нас причастились Святых Христовых Таин.
После обедни мы поехали в Сентин, где в церкви хранится часть десницы Иоанна Крестителя и находится живоносный источник с купелью. На Западе ведь не как в России — почти нет святых источников. А тут мы все омылись в освященной родниковой воде. Чего так не хватало все эти годы…
Но когда после трапезы мы собрались в обратный путь, вдруг поломался наш автобус. И мы расположились на ночлег, кто в храме на лавках, кто-то в автобусе, многие в местном спортзале на матах. А кто-то из нас тихо радовался возможности еще и ночью помолиться перед святыми мощами… Нам пришлось такой стресс пережить. Но потом все говорили: «Организуй еще такую поездку, чтобы еще возле святыни ночевать…»
В Европе очень много Христианских святынь, о которых, к сожалению, мало кому известно.
А.Ж.: А где-то в Кёльне хранятся Дары волхвов?
— Мощи волхвов, не Дары. Дары волхвов — на Святой Горе Афон, в монастыре Святого Павла. А мощи волхвов в XII веке император Фридрих Барбаросса преподнес Архиепископу Кёльна, с тех пор эта святыня хранится в соборе. Но они хранятся в ковчежцах, и приложиться к ним, как это принято у Православных, невозможно.

«Мы молимся и за Германию, и за Россию»

А.Ж: Ностальгия не мучает?
Альбина: Ностальгия?.. Я очень люблю Россию, люблю все в России: этих бабушек и тетушек, все святыни. Но и жалко Германию, потому что жизнь там для нас очень хорошая. Мы молимся и за Германию, и за Россию. Через сайт «Одноклассники» я восстановила связь с одноклассниками с Алтая, есть там райцентр Солонешное, и когда я смотрю снимки — эти горы, не сам Горный Алтай, а предгорье, эти водопады, — у меня болит сердце. Я мечтаю обязательно поехать туда, подышать этим родным воздухом…
Галина: Вспоминается, конечно, многое из прошлой жизни. Но у меня боли в душе от этих воспоминаний нет. Я в Германии дома. Я ведь наполовину немка.
— Что представляет из себя современное общество Германии с точки зрения нравственности?
Альбина: Болит душа о том, что происходит сейчас в Германии… Мы видим, что то же самое начинает зарождаться и разворачиваться и в России, и это страшно. Растление людей через СМИ, агрессивная пропаганда извращений. И что печально, даже вполне нормальные люди говорят: «Ну что ж теперь поделаешь, нельзя же осуждать геев за то, что они не такие, как мы». Но я как христианка не могу считать нравственную грязь чем-то приемлемым, хорошим. А моя собеседница на это мне сказала: «Ты будь поосторожнее с такими высказываниями, а то кто-нибудь услышит, и тебя могут уволить за то, что ты осуждаешь меньшинства». И мне пришлось оправдываться: «Но я же не протестую, не выхожу с пикетами — я просто считаю, что это нехорошо. В конце концов, это же демократия, я могу иметь собственное мнение!»
Тем ужаснее, что геи ведь активно воздействуют на молодежь, проводят свои «парады», и мэр города не пресекает, а поощряет это безобразие. Сама я никогда не смотрела такие парады, потому что считаю их мерзостью, но иногда мелькнут кадры по телевидению… Там это в порядке вещей.
Галина: А я видела такой парад у нас в Гамбурге. Они проходят с какой-то напыщенностью, с вызовом… И все же в Германии с нравственностью далеко не все плохо, у молодежи разные настроения. Смотришь: играют на скрипках на улицах, учатся музыке, занимаются спортом. А эти… — я не знаю, как становятся такими.
— А как молодежь в Германии относится к вере? Если уж не к Православной, то хотя бы к своей, лютеранской или католической?
Альбина: В 14 лет у них конфирмационный период, когда их готовят к сознательному выбору веры и преподаватели посещают с детьми Христианские храмы, синагогу, мечеть, информируют обо всех конфессиях. В сентябре проходит Ночь церквей, когда двери всех храмов открыты, все могут зайти, ознакомиться с проспектом, рассказывающим о храме, о создании общины, мы рассказываем о наших иконах, о Православии. Молодые немцы слушают колокольный звон и пение нашего хора. Люди стоят и чуть не плачут.
Один католик приходил к нам по праздникам несколько раз. И всякий раз оглядывался на своих друзей, с которыми приходил: «Ну как, как вам?» — а сам стоял в полном восторге…
Другой парень приходил к нам во время Великого поста — как раз когда мы молимся на коленях. И на него это произвело тяжелое впечатление. Он ушел к мусульманам, потому что Православие, как он выразился, для него слишком тяжело. Слишком строго.
В то же время я часто видела у нас немецкого мальчика, а потом на праздник Торжества Православия в Сербской церкви пригласили всех Православных на духовный концерт, и этот молодой человек вел вечер. Оказалось, он принял Православие в Сербской Церкви, женился на сербке. Человек искал Истину — и нашел, так же как наши отец Николай, отец Амвросий.
У одной немки умер муж, а в лютеранской церкви, куда они пошли, не оказалось священника. Что делать? — и тут они увидели настоятеля нашего храма отца Бенедикта (он тоже немец, принявший Православие, сейчас он уже умер). Он помолился над умершим — я не знаю, каким чином, но молитвенно напутствовал этого человека. Женщины были настолько тронуты его вниманием и милосердием, что решили в знак благодарности посетить наш храм. А когда побыли на Богослужении, то — так и остались в нашем приходе. Приняли Православие, помогают по силам. Фрау Подель сделала очень много снимков нашего храма. Все снимки на нашем сайте www.prokopij.de сделаны ею.
А.Ж.: Много верующих в Германии?
Галина: Вроде бы много, но… лютеранские церкви закрываются, продаются. Мусульман очень много, скоро их, похоже, будет больше, чем лютеран и католиков.

Альбина Семеновна Беккер в редакции газеты «Благовест».

Что русскому здорово…

— А тяжело русским и немцам понимать друг друга? Есть ведь даже такая пословица: «Что русскому здорово, то немцу смерть».
Альбина: Мы, русские, действуем на «авось», импульсивно, а у немцев все запланировано. Ты не можешь прийти в гости, не узнав заранее, есть ли у него для тебя время. У немца расписана каждая копеечка. Он знает, сколько денег может позволить себе на то или другое, сколько денег нужно взять в отпуск и как их потратить. Мы так не можем…

И еще принято: идешь в гости — нужно что-то принести с собой: коробочку конфет, какую-то мелочь — но что-то приятное. И когда я пришла к одной женщине с пустыми руками (хотела купить по дороге цветы, но не нашла), увидела по взгляду, что она расстроилась. И я сказала: «Вы меня простите, я сейчас с работы, но у меня для вас есть подарок, я его вам обязательно в следующий раз принесу». Смотрю, оттаяла. И дело не в скрупулезном подсчитывании, кто сколько денег потратил. Невнимание означает пренебрежение со стороны этого человека. Она готовилась к встрече со мной, купила пирог и еще какие-то вкусности, а я пришла просто так. И это в ее понимании выглядит так, что я ею пренебрегаю. Меня Германия научила тому, что нужно быть людям благодарной. Отец Амвросий, например, где бы ни был, обязательно присылал теплые открытки.
Те немцы, которые пережили войну, относятся к русским очень сердечно. Может быть, сказывается чувство вины…
Гамбург и Петербург — города-партнеры. И вот были расставлены палатки, где продавали сувениры, готовили национальные блюда, и очень много пожилых немцев пришли не только отведать русский борщ или пельмени, но и, сидя за длинными столами на лавках, пели «Калинку» и «Подмосковные вечера». И прикоснулись снова к России. Потому что, как вот отец Амвросий говорил, его тронула именно сердечность русского народа.
Бывает иногда печально смотреть на русских девушек, которые выходят замуж за немцев по интернету. Юная русская девушка идет по улице с очень старым немцем. Ей бы, красивой такой, рожать детей, а она — приехала просто построить свою жизнь на Западе.
Однажды к нам осенью, в холод прибежали две девочки в шортиках, грязные, будто прямо откуда-то с дороги, просят: «Помогите нам, спасите!» Им наобещали: будете работать в Германии нянечками по уходу за детьми, — забрали документы и… определили в публичные дома. Эти девочки прибежали в полицию, а те послали к нам, в русский храм. Что было делать? Одна прихожанка взяла их к себе переночевать, утром отвела в посольство, там им оформили временные документы и отправили на родину. Но это нас просто шокировало. Такие случаи время от времени происходят, становятся известны.
А одна женщина, Инна, занималась проституцией, привозила в Гамбург с Украины и из России девочек. И эти девочки, вызывающе одетые, приходили к нам в храм и молились, и сама Инна приносила большие букеты на Богослужения, молилась, пела вместе с хором. Эффектная, высокая женщина. Потом однажды читаем в газете: ее нашли в канале убитой, завернутой в простыню. Печальный конец!
А.Ж.: Чехов писал, что для него очень тяжело видеть пьяного немца…
Галина: Меня спрашивают: «Там пьяниц много?» Я их не видела. Может быть, где-то они и есть, но у нас такого окружения алкогольного нет.
И еще больная тема: обвиняют порой в экуменизме. Но если мы посещаем святыни, то почти все они находятся в католических храмах. В нашем храме есть частица мощей преподобномученицы Елизаветы и инокини Варвары, а так большинство святынь у католиков. Мы с ними, конечно же, не молимся. Приходим со своими священниками, они возле святыньки отслужили Православный молебен — и поехали дальше.
Альбина: Когда Святейший Патриарх Алексий II приезжал в Париж, мы тоже приехали и присутствовали на молебне, который совершал Патриарх с нашими священниками. Патриарх прикладывался к Терновому венцу Спасителя в католическом Соборе Парижской Богоматери, и это все было настолько правильно, настолько канонично, по всем традициям Православным! Ну а то, что рядом присутствовали хозяева храма, — что ж такого, если без этого не обойтись! Конечно, к ним надо относиться с должным уважением.
Галина: Католикам нужно отдать должное за то, что они сохранили столько великих святынь. В Аахене хранится младенческая пеленка Иисуса Христа, а также плат, которым были Его чресла на Кресте прикрыты, и плат, в который была завернута глава Иоанна Предтечи, платье Пресвятой Богородицы, которое Она Сама ткала в семь ниток вдоль и семь поперек. Все эти святыни только раз в семь лет открывают на поклонение. Осеняют всех стоящих в храме, и нас, Православных, осеняют этими святынями.
Альбина: Это не экуменизм! Это общие наши Христианские святыни. Заграницей по-другому жить нельзя, надо иметь хорошие отношения с соседями. Когда наш храм строили, лютеране тоже пожертвовали часть денег. Не знаю, католики или лютеране — подарили красивое паникадило. Жизнь в Германии научила нас уважать людей, придерживающихся других религиозных убеждений. О каждом человеке — свой Промысл Божий. А мы должны благодарить Господа за то, что Он нас привел в Православие. И за то, что и на дальней стороне мы можем молиться в русских Православных храмах, укрепляться духовно и радоваться всей безбрежной полноте и красоте спасительной Православной веры.

Ольга Ларькина

14.05.2009
1054
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
18
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru