Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:
Электропочта:
Имя:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Публикации

Архипастырь

Святитель Алексий, Московский и всея Руси чудотворец

Главы из «Исторической биографии» Небесного покровителя города Самары.


Главы из «Исторической биографии» Небесного покровителя города Самары.

«Не искав чести, но от чести взысканный».
Из Летописного свода XV века.
Н. Карамзин. История Государства Российского. Книга I.

Предсказание

Ясным и солнечным днем в конце августа 1357 года от Рождества Христова в створ Жигулевских ворот вошел небольшой корабль под косым парусом.
Две могучие горы, поросшие дремучими лесами, как узкое горло сжимали неукротимый волжский поток, заставляя его ускорять свое неспешно-величавое движение к далекому морю.
На палубе паузка (значение слов, выделенных курсивом, разъясняется в Примечаниях к тексту — ред.), ходко скользившего вниз по течению, стоял пожилой человек в архиерейском облачении. Не по годам завидная прямизна стана подчеркивала его высокий рост и благородство осанки. Внимательный взгляд живых темных глаз озарял из-под высокого лба твердые черты лица. Крупная, начинающая седеть голова была покрыта белым митрополичьим клобуком с образом шестикрылого Серафима. Это был Митрополит Киевский и всея Руси Алексий.
По средневековому календарю год этот тогда считался у русичей летом 6865 от Сотворения мира, а месяц август назывался «зарник». Его название происходило от древнеславянского слова «зарница». Да и сама река в этих местах называлась тогда не Волга, а Итиль, что означало по-арабски «большая река». Горы же Жигулевские звались в ту пору Печенежскими, их название напоминало о Заволжской Печенегии, которую населяли некогда степные кочевники, племена воинственные, богатые и независимые.
В этот день Православная Церковь чтила память мученика Луппа. В народе день этот, 23 зарника, звался днем Луппа-брусничника. К нему дозревала брусника, а на березах появлялся первый желтый лист.
Яркую пестроту леса едва заметно золотила подкрадывающаяся осень, зажигая маленькие костерки желтеющей листвы в море буйной зелени. Широкие волны сверкали под солнцем серебряными бликами, белоснежные буруны вскипали то там то здесь под налетающим ласковым ветерком, приятно освежавшим Митрополита в этот по-летнему жаркий день. Смолистая свежесть красавицы-реки влажно щекотала ему горло, ею невозможно было надышаться. Край девственно нетронутый, могучей своей красотой манящий и чарующий, был в ту пору безлюден.
По правому берегу реки громоздились высокие по степным меркам Печенежские горы, а левый за створом был низким, равнинным. Островки леса лишь изредка нарушали его луговое однообразие. Вскоре внимание Митрополита привлек полноводный приток Итиля, который образовывал на его левом берегу в густом лесу обширное пойменное урочище. Залюбовавшись красотой понравившейся ему неизвестной реки, Алексий решил сделать в этом месте стоянку своего судна, которому предстоял еще долгий путь «на низ» — в столицу Золотой Орды Сарай. Груз, необходимый Святителю в его многотрудном и опасном путешествии, без малого на тридцати возах привезли на московское пристанище под Боровицким холмом, откуда его парусник начинал свой путь. Несмотря на это, тяжелогруженый плоскодонный паузок почти вплотную подошел к песчаной береговой кромке. Корабельщики выдвинули с него шаткие мостки, и спутники Алексия почтительно, под руки, свели Митрополита на сушу.
Алексий, как всегда толково и споро, занялся устройством походного лагеря. В свои шестьдесят четыре года он был полон энергии, люди к нему тянулись и подчинялись его воле охотно, с радостью. Посланные им спутники усмотрели в лесной чаще узкую тропку. По ней нашли они скромную келью одинокого отшельника. Узнав о старце, Алексий призвал его к себе для беседы, а затем, видя добродетельное житье пустынника, и сам побывал у него. Старец, отвечая на расспросы Святителя о реке, на берегу которой стояла его келья, именовал ее Самарою. Митрополит Алексий «не только оное его название подтвердил, но, благословляя его и место, духом пророческим предрек, что на оном будет и город того же имени, в котором просияет благочестие, и оный никакому разорению подвержен быть не имеет».

Это старинное самарское предание было впервые записано Петром Ивановичем Рычковым и 
опубликовано им в «Топографии Оренбургской губернии», вышедшей в свет в 1762 году. Самара была тогда небольшим уездным городом этой губернии. Вот как описывает Рычков историю предания о предсказании возникновения нашего города Митрополитом Алексием, Московским Чудотворцем, причисленным Русской Православной Церковью к лику святых:
«Оренбургского нерегулярного корпуса сотник Иван Куприянов сын Могутов, муж престарелый и достойный вероятия, сказывал по преданию предков своих, которые были самарские же уроженцы, якобы Святый Алексий, Митрополит и Чудотворец Московский, имея путь свой по реке Волге в так называемую Золотую орду, к самому тому месту, где Самара река впала в Волгу, приставал, на котором месте был тогда густой лес».
Боярские дети Могутовы входили в состав служилого самарского сословия со времени строительства здесь крепости. Случалось бывать им сотниками у стрельцов, заведовать заставами, где они должны были «быть у приему яицких десятинных рыб и к Москве их провожать». Из поколения в поколение передавали эту легенду не только Могутовы, но и другие жители Самары: сначала крепости, уездного а потом и губернского города.
Как пишет Петр Владимирович Алабин, в память благословения, преподанного Святителем этому месту, на берегу Волги задолго до основания самого города Самары была поставлена небольшая деревянная часовня, в которой издревле горела перед иконою Митрополита Алексия неугасимая лампада. Часовня на месте святительской стоянки хранила память о легендарном пророчестве. В городе же нашем, которому Святитель предрек славную и блистательную будущность, изжившем сегодня уже более четырех веков своей истории, сменилось почти два десятка поколений самарцев, всегда почитавших Митрополита Алексия Небесным Покровителем Самары.
К сожалению, в современных жизни Митрополита Алексия и более поздних исторических источниках сведения о посещении им Самарского урочища пока не найдены. Это неудивительно. Как справедливо пишет «отец» нашего города, первый самарский краевед Алабин, «наши степи не имели своих летописцев, и население их очень долго было, говоря вообще, так незначительно, так разбросано и так обставлено в своей большей частью кочевой и всегда тревожной жизни, что самих преданий о давно прошедших временах этого края некому было сохранять».
Настало время рассказать об удивительной жизни этого Великого Гражданина России, всех более потрудившегося для собирания ее земель, Христианского иерарха, вошедшего в историю Русской Православной Церкви как Великий печальник земли Русской, «земной ангел и небесный человек».
Митрополит всея России Алексий, в 1448 году канонизированный Русской Православной Церковью, — целитель и чудотворец, государственный деятель и дипломат, писатель и переводчик — родился в Москве около 1293 года.
Мы вынуждены говорить «около», потому что в документальных источниках нет точных и безспорных указаний на это событие. Выбор может быть сделан между годами 1293,1300 и 1304, но большинство исследователей, историков светских и историков Церкви, склоняются к правильности первой даты — году 1293 от Рождества Христова.
Все хронологические данные, по которым историки определяют не говоря уже о дне, хотя бы год рождения Митрополита Алексия, заключаются в «Житии иже во святых отца нашего Алексия, Митрополита Киевского, Московского и всея России чудотворца». Историография насчитывает до пяти рукописных и печатных редакций этого «Жития» на славянском языке. Самой ранней и почти свободной от противоречий редакцией считается та, которая помещена в летописях. Ее составление в начале XV века приписывается Архимандриту Питириму, бывшему затем Епископом в Перми. Составителем второй редакции считается инок Пахомий Логофет, время ее составления относится к пятидесятым годам XV столетия. Автор третьей редакции (около 1486 года) неизвестен. Четвертая редакция составлена по распоряжению Митрополита Макария и отпечатана в Степенной книге в XVII веке. Пятая редакция в самом конце XVII века напечатана либо самим Епифанием Славинецким, либо, что более вероятно, его сотрудником Евфимием Высоцким.
Все эти «Жития» небогаты фактами и не отличаются полнотой и изобилием материалов. По ним трудно восстановить даже последовательность событий этого периода, тем более — точные даты. Особенно мало «Жития» сообщают о детских и юношеских годах Святителя.
После «Житий» рукописных и печатных наиболее важное место среди исторических источников занимают грамоты константинопольских Патриархов, определения Соборов, указы и акты византийских Императоров. Эти документы проливают свет на многие не только церковные, но и политические события времени жизни Святителя Алексия.
Год 1293, год рождения будущего Митрополита, ознаменовался опустошительными нашествиями монгольских полчищ под предводительством Дюденя (Тудана), брата хана Золотой Орды Тохты. «Дюденёва рать» была послана ханом на Русь по навету князя Андрея Александровича Городецкого, которого современники назвали «скоросым», то есть вспыльчивым. Он вместе с другими русскими князьями донес хану на своего старшего брата, Великого князя Владимирского Димитрия Александровича, что тот не желает платить Золотой Орде дань. Не в первый — уже в четвертый раз привел ордынцев на русские земли князь Андрей Александрович, средний сын Александра Невского, но такого погрома, как в этот раз, не было со времен Батыевых, даром что творили его и свои русские люди. Дюденева рать вместе с дружинами князя Андрея Александровича Городецкого, князя Димитрия Борисовича Ростовского и князя Федора Ростиславича Ярославского разорила на пути к Владимиру 14 русских городов, не обошла она и Москву, родину Митрополита.
Как сообщает Симеоновская летопись: «И подошли татары к Москве, и Даниила Московского обольстили и вошли в Москву…». Даниил Александрович Московский, младший брат Великого князя Владимирского Димитрия Александровича, младший сын Александра Ярославича Невского, «быв на стороне Андрея, впустил в Москву призванных союзником его татар под предводительством Дюденя; но дружелюбный его прием сим хищникам не спас Московского удела и самого города от опустошения и грабежа». Москва стала на время средоточием Дюденёвых войск. Вместе с монголами в городе находился и князь Андрей Александрович Городецкий. Далее летопись сообщает: «И причинили то же зло городу, что и Суздалю, и Владимиру, и другим городам — и взяли Москву всю, и волости и села». «Той же зимой… татары пошли восвояси», — сообщает Лаврентьевская летопись.
Нам остается только догадываться, каким образом семья будущего Святителя и на этот раз
была спасена от жестокого «нахождения» монголов, какую роль в этом сыграл Московский князь Даниил Александрович, покровительствовавший его отцу.
Жизнь Святителя Алексия охватывает собой 85 лет истории средневековой Руси. Она начинается в конце великокняжения Димитрия Александровича, умершего в 1294 году после 18-летнего несчастного правления, наполненного борьбою и распрями с родными братьями Андреем и Даниилом, и оканчивается в великокняжение Димитрия Иоанновича Донского. Русской Митрополией в это же время владели Митрополит Максим, Святой Петр и Феогност, после смерти которого в 1353 году занял митрополичью кафедру Владыка Владимирский Алексий.
В эту судьбоносную для нашей Родины эпоху началось преодоление удельной раздробленности Руси, сплочение русских княжеств вокруг Москвы для борьбы с иноземным игом, формирование трех братских славянских наций — великороссов, малороссов (украинцев) и белорусов, общей прародиной которых была Киевская Русь, и, наконец, духовное возрождение народа, во главе которого встала Русская Православная Церковь.

Иконография

Алексий Митрополит, с житием. Начало XVI века. Дионисий // Древнерусская живопись в собрании Государственной Третьяковской галереи: Альбом. М., 1958.
Первым известным произведением житийной иконографии Митрополита Алексия является икона письма Дионисия «Святитель Алексий, Митрополит Московский, с 19 клеймами жития». Она является парной иконе Святителя Петра, обе находились в Успенском соборе Московского Кремля.
Особенности сюжетов в клеймах соответствуют тексту жития Святителя Алексия в редакции Пахомия Логофета 1459 года. Здесь представлены рождение и обучение грамоте младенца Елевферия (в надписи уже назван Алексием); пророческий сон Алексия; уход его в Богоявленский монастырь и пострижение в монашество; поставление в Митрополиты; Святитель Алексий в Орде у Бердибека ходатайствует о мире; встреча Митрополита Алексия с Преподобным Сергием Радонежским; основание Спасо-Андроникова монастыря и поставление преподобного Андроника на игуменство; поездка Митрополита Алексия в Орду в 1357 году для исцеления царицы Тайдулы; беседа с Преподобным Сергием о судьбе Русской Митрополии; Святитель Алексий перед своей гробницей в соборе Чудова монастыря; преставление Святого; обретение его мощей (архитектурные строения в клеймах переданы исторически достоверно). Завершается житийный цикл изображением чудес от гроба Святителя Алексия: чудо воскрешения отрока Димитрия, исцеление слепой Матроны, хромого чернеца Наума (произошло в 1462 году, уже после появления в Пахомиевой редакции жития Святителя Алексия; содержится в «Сказании об исцелевшем хромце», написанном Феодосием, Митрополитом Московским).
Икона Митрополита Алексия с житием, признанная одной из вершин древнерусской живописи, в настоящее время находится в Третьяковской галерее. Вот как описывает ее известный искусствовед Лев Дмитриевич Любимов: «Значение этой иконы определяется не стоящей в рост большой фигурой Митрополита, декоративно внушительной, но безстрастной, а клеймами, ее окружающими. Сюжеты их призваны восславить деятельность Высшего Московского иерарха на пользу Русского государства и Русской Церкви. Мы рассматриваем каждое клеймо с не остывающим чувством трепетного восхищения. В повторяющейся совсем маленькой фигуре Митрополита — достоинство и истинная величественность, в предельно ясном в своей неторопливости повествовании — монументальность и лаконизм. И какое мастерство композиции, можно сказать, идеально заполнена отведенная плоскость: в этих клеймах, при всей их многофигурности, нигде не тесно, хотя нигде и не пусто. Как четко вписывается в композицию каждая фигура и как согласно, как музыкально они сочетаются друг с другом в некоем светлом просторе, где царит покой и их поступь неслышна. Мы любуемся и не можем налюбоваться. Ведь все это как бы алмазы самой чистой воды или «райское песнопение» линий и цвета, причем белый главенствует, все просветляя как знак чистоты. Подлинно классическое, совершенное в достижении поставленной цели искусство».

Чудотворец

За свою богоугодную, подвижническую жизнь Святитель Алексий сподобился от Господа дара чудотворений. Слава о чудотворениях Угодника Божия еще при жизни его распространилась так далеко, что монгольский хан в 1357 году прислал к нему послов с просьбой прийти в Орду и исцелить ханшу Тайдулу, уже более трех лет как ослепшую и страдавшую беснованием.
В праздник Успения Богородицы 15 августа 1372 года, по свидетельству Троицкой летописи, «бысть чудо во граде Москве у гроба Святого Петра». После окончания Митрополитом Алексием святой Литургии исцелился отрок семи лет, немой и с парализованной рукой. Митрополит Алексий велел звонить в колокола и служил молебен.
Как только открыты были мощи Святителя, тотчас же стали совершаться исцеления и другие чудеса. В многочисленных церковных и светских источниках можно найти описания чудес, «происходящих от честных и многоцелебных мощей Святителя Алексия». Обобщая эти описания, привожу важнейшие публикации.
«Притекающие к раке угодника Божия обильно получают дары целений: слепые прозревают, глухие начинают слышать, расслабленные получают крепость членов, мертвые возвращаются к жизни и пр. О первых восьми чудесах говорит инок Пахомий, так же, как и Питирим, написавший несколько после, около 1460 г., Житие Алексия. Из многих чудес, совершавшихся в разное время и совершающихся над верующими при раке Святителя Алексия, особенной поразительностию обращают на себя внимание следующие исцеления.
Митрополит Феодосий описал как очевидец исцеление инока Наума, бывшее 24 января 1462 года. Был некто монах, по имени Наум, родом из села Филипповского; еще в юности впал он в тяжкий недуг: нога его была скорчена и походила на сухое дерево, он не мог на нее ступать, должен был привязывать деревянную опору, но и при ней претыкался и падал. Наум, слыша от многих о чудесах, бывающих у гроба святого отца нашего Алексия Митрополита, помыслил придти в обитель Архистратига и припасть к целебоносному его гробу и просить прощения своим согрешениям и разрешения иссохшей ноге. Многие дни пребыл он у гроба Чудотворца, приемля пищу от Христолюбивых людей и моля непрестанно о помиловании, но не было изменения в его недуге. Не отчаялся, однако, Наум и не удалился из обители, но напротив того, исполняясь надеждою, желал послужить в ней братии, сколько позволяла ему немощь. Он пришел к настоятелю, Архимандриту Димитрию, и со слезами просил быть принятым в обитель на служение братии, обещаясь пребывать в послушании и поучаться иноческому любомудрию. Настоятель, видя скорченную его ногу и самого немощным, не принял его, полагая, что не в силах будет исправить службы монастырской. Опять не отчаялся инок Наум, но, прилагая мольбы к мольбам, не отступал от келлии Архимандрита, доколе он, увидев веру просящего, сжалился над ним и принял в обитель, причислив его к числу братии. Послушание было ему дано трудиться в хлебне, и хромой, превосходя усердием здоровых, ревностно исполнял там трудную службу в течение четырех лет. Днем он пек хлебы для братии, а ночью упражнялся в молитве, так что все удивлялись подвигу его и смирению, с каким исполнял он послушание, забывая тяжесть недуга.
Не оставляла его никогда надежда получить исцеление, и непрестанно молился он у Чудотворцева гроба, чтобы исправилась скорченная его нога. Случилось ему однажды ночью заснуть в своей келлии: вдруг жестокий недуг начал его мучить и дергать скорченную его ногу, так что не мог уже более переносить острой боли; он устремился, по обычаю, ко гробу Святителя, со слезами исповедуя пред ним лютую
свою болезнь, и как бы исступленный от мучительной боли, пал на землю и в самой молитве будто укорял святого: «Отче Святый Алексие, ты всегда видишь беду мою и скорбь, и неужели не можешь помочь мне, как прочим? Или не можешь потому, что возбраняют тебе грехи мои? Знаю, что ты можешь, и послушает тебя Бог как искреннего Своего угодника. Ныне, Владыко, или возьми душу из убогого моего тела, или измени мою болезнь, ибо ты знаешь, святый отче, что я обещался в обители твоей окончить жизнь и ожидаю помощи и исцеления от твоей святыни». Внезапно страх и трепет напал на него, и в тот же час исцелился он от своего недуга: распростерлась скорченная его нога совершенно здоровою, как и другая, милостию Пречистой Богородицы и молитвою Св. Чудотворца. Так передает cиe чудо бывший свидетелем его Митрополит Феодосий, известный по своей высокой подвижнической жизни.
Трехлетний младенец Димитрий скончался от изнурительной болезни; плачущие родители принесли его в погребальных ризах в церковь и после Божественной литургии поставили у раки Святителя, пока братия пошла в трапезу. Но как велика была их радость, когда, возвратясь в церковь, чтобы нести своего младенца на кладбище, нашли его играющим у священной раки.
Клирик Михаил, города Владимира, уязвлен был ядовитою стрелой. Отчаявшись в жизни, он просил, чтоб отнесли его в обитель Архистратига, ибо уже не владел ни одним из членов; его положили на ступенях раки Богоносного Отца и отпели молебен; началась Божественная литургия: внезапно клирику видится, что Св. Алексий стоит между двух священников во время Великого входа и держит в руке потир; громко воскликнул к нему болящий: «Святителю Алексие! помилуй мя!» Чем более ему воспрещали, тем более взывал он, доколе не обратился к нему Святитель и не произнес слова Христовы, сказанные расслабленному: «Восстани, возьми одр твой и иди в дом твой». При сих словах возлег опять в свою раку. В ту же минуту исцелился клирик и встал пред лицем всех, как бы вовсе не страдавший никаким недугом: он даже взял книгу и во время молебного пения начал действовать как канонарх, переходя с клироса на клирос для повторения песнопений.

В летописях под 1519 годом рассказывается об исцелении у раки Св. Алексия расслабленного руками и ногами Василия. Семилетний отрок по имени Василий укушен был бешеным псом и уже находился при последнем издыхании. Отец его, священник церкви Николы Большого Креста, что в Китай-городе, слышав о чудесах Святителя, принес отрока своего к раке Св. мощей. После молебна и окропления святою водой, когда во время Херувимской песни пресвитеры несли Св. Дары, отрок внезапно раскрыл глаза и сам собою стал на ноги, никем не поддерживаемый; осенив себя крестным знамением, один взошел он на ступени раки приложиться к Св. мощам и после Литургии принял антидор от руки пресвитера. С духовною радостию возвратился в свой дом его родитель, прославляя вместе с женою угодника Божия, даровавшего исцеление их детищу. 

В летописях под 1519 годом рассказывается также о прозрении слепца Иоанна, об избавлении от глухоты Афанасия, об исцелении девицы Анны, расслабленной и не ходившей целых семь лет.
Из чудес, совершившихся в позднейшее время, достойно внимания чудо исцеления одного юноши от слепоты, бывшее в 1864 году. Один воспитанник гимназии, страдавший слепотою, получил исцеление, прибегнувши с верою к Святителю Алексию.
Обучаясь в Т. гимназии, говорил исцеленный, от усиленных ли занятий или от ревматизма, как полагали врачи, или от другой какой причины я с год назад тому совершенно ослеп левым глазом. Вслед за тем стало постепенно слабеть зрение в правом глазе так, что месяцев за семь назад тому я перестал видеть и этим глазом. С продолжением времени болезнь более и более увеличивалась, и наконец глаза мои обложились непроницаемою тьмою: зажженная свеча, поднесенная на самое близкое расстояние к глазам, не производила на них действия или не более давала света, как какой представляется закрытым глазам среди ясного дня. Врачебные пособия в Т. оказались безуспешными. По предложению некоторых особ, принявших во мне участие, один знакомый, отправляясь в Москву, взял меня с собою, чтобы посоветоваться относительно моей болезни с здешними врачами. Прибыли мы в Москву в конце прошлого года и остановились в гостинице; а потом товарищ мой, уезжая из Москвы, поместил меня у знакомых ему г-ж X., в доме протоиерея. Лучшие московские врачи, в том числе окулисты, внимательно рассматривали мои глаза, совещались между собою и наконец признали болезнь неизлечимою. Больно было моему сердцу. Потеряв надежду на помощь человеческую, я стал посещать соборные храмы столицы и прикладываться к св. мощам в надежде, не получу ли облегчение болезни Свыше. 2 числа января этого года отправляюсь с одной из госпож X. в Чудов монастырь и там при мощах Святителя Алексия выслушал Литургию, прося ходатайства этого угодника Божия. При чем отслужил молебен. При выходе из церкви, признаюсь, подумал, что другие от мощей получают исцеление, а мне грешному и мощи не помогают. Едва мелькнула эта мысль, я правым глазом увидел свет и в радости говорю спутнице: «Я вижу». Видя, что она не обратила внимания на мои слова или не поняла их, снова говорю: «Я вижу». Не понимая или не веря этому, она спрашивает: «Что же ты видишь?» Я в доказательство стал указывать на предметы, какие были пред нами. С этой минуты я вижу правым глазом так, как видел до болезни. К большей моей радости присовокупляю, говорил исцеленный юноша, спустя несколько дней, 13 января, после прозрения правым глазом, что со вчерашнего числа, именно на обратном пути из Чудова монастыря, я стал видеть и левым глазом, хотя еще не совсем ясно.
Чудеса, изливавшиеся от сей раки в исцелениях всякого рода болящих, явили целой России нового ходатая за нее пред Богом».
Петр Великий принят был от святой купели при гробнице Святителя Алексия и по крещении возложен на раку с мощами святого.
Император Николай II назвал сына Алексием, вручая жизнь своего наследника молитвам перед престолом Всевышнего и заступничеству того святого, который положил нравственно-твердое основание и начертал христианский путь Российской державы.
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II почитал святого Митрополита Алексия своим Небесным покровителем.

Примечания

Паузок — плоскодонное одномачтовое парусно-гребное судно, наиболее распространенное на Руси в Средние века. При длине корпуса 24 метра его грузоподъемность могла достигать 120 тонн, что выгодно отличало паузок от других типов средневековых речных судов (ладья, струг, чайка).
От Сотворения мира — при крещении Киевская Русь приняла от Византии юлианский календарь, летосчисление по которому велось от Сотворения мира. Православная Церковь считает датой Сотворения мира 1 сентября года 5508 до Рождества Христова. Летосчисление от Рождества Христова введено в России в 1700 году по Указу Царя Петра I. Перевод летосчисления от Сотворения мира к летосчислению от Рождества Христова осуществляется вычитанием 5508 лет.
Итиль (Волга) — самая протяженная и многоводная река Европы. Первое упоминание о Волге содержится в «Географическом руководстве» известного греческого астронома, математика и географа Клавдия Птолемея, жившего во II веке нашей эры около 90-168 гг. Наиболее раннее упоминание названия Волга в русских письменных источниках содержится в «Повести временных лет», первая запись которой датирована 852 годом: «Днепр же вытекает из Оковского леса (Валдайская возвышенность) и течет на юг. Из этого же леса течет Волга на восток и впадает семьюдесятью устьями в море Хвалисское». В средние века Каспийское море русичи продолжали называть Хвалисским, но у него были и другие названия — море Хазарское или Гирканское.
Древние греки и римляне называли реку Pa (Rha), арабы — Итиль, татары и башкиры — Идел, чуваши — Атал, мордва — Рава (Рав), марийцы — Юл. В средневековой географии за Волгой закрепились два названия: примерно от истока на Валдайской возвышенности до места впадения Камы Волга называлась Волгой, ниже по течению, от устья Камы до впадения в Каспийское море, Волга называлась Итилем. На карте викингов, которых в Западной Европе называли норманнами, а на Руси — варягами, Волга изображена именно под этим двойным названием. Прошло еще не одно столетие, прежде чем за всей рекой Волгой закрепилось ее современное название.
Печенежские горы — небольшая горная гряда в среднем течении реки Итиль (Атиль, Волга). Арабский ученый, географ Идриси, состоявший на службе у сицилийского короля, в 1154 году создал карту, на которой впервые изобразил эту гряду. Именно он назвал ее Печенежскими горами.
Печенеги, торки (гузы), куманы (половцы или кыпчаки) — это родственные по своему происхождению тюркоязычные племена степных кочевников, заселявшие евразийские степи во второй половине I тысячелетия н.э. Половцы (куманы или кипчаки) — группа тюркоязычных кочевых племен, входившая в состав Кимакского каганата. Каганат объединял племена, кочевавшие в VII-X вв. на просторах казахстанских степей. Арабы и персы называли эти племена кипчаками, византийцы называли их куманами. В начале XI века началось массовое переселение кыпчакских родов на запад.
К середине XI века они захватили почти всю территорию современного Казахстана, пересекли Волгу в ее нижнем течении и появились в южнорусских степях. Этих голубоглазых, светловолосых кочевников на Руси стали называть половцами (от слова «полова» — рубленая солома, имеющая матово-желтый цвет). Они сохраняли языческие верования своих предков, поэтому в XI веке их агрессивность по отношению к печенегам, принявшим ислам, усилилась из-за разных вероисповеданий.
Печенеги еще в начале IX века обосновались в степях Причерноморья, взяв под полный контроль все низовья Днепра. В XI веке печенеги были вытеснены оттуда половецкими племенами. В том же веке это племя язычников приняло ислам. Обращение в магометанство сопровождалось междоусобной войной. Часть кочевников крестилась, но большинство, обратившись в ислам, стало враждовать с Византией. К концу первой трети XI века Русь была избавлена от печенежской угрозы. К 1091 году византийцы и половцы окончательно разгромили их, из остатков печенегов сложился доныне существующий народ — гагаузы. Сегодня мы называем Печенежские горы Жигулевскими.
Урочище — местность, отличающаяся по природным условиям от окрестных территорий. Как правило, урочищем называют устье притока в месте впадения его в реку.
Золотая Орда — государство, созданное в ходе монгольских завоеваний в начале 40-х годов XIII века ханом Батыем, составлявшее большую часть улуса Джучи. В состав Золотой Орды входили степи Восточной Европы, Казахстана и Западной Сибири, земли на Северном Кавказе, Волжско-Камская Болгария, Северный Хорезм. Южная граница доходила до Крыма включительно и Дербента. Основную часть Золотой Орды составляли степи Дешт-и-Кипчак. Столицы: Сарай-Бату, а с первой половины XIV века — Сарай-Берке (Нижнее Поволжье). В XV веке Золотая Орда распалась на Большую Орду, Сибирское, Казанское, Крымское и другие ханства. По территории новое государство было одним из самых больших во всем средневековом мире. Его восточная граница находилась на берегах Иртыша, а западная в отрогах Карпат, в нижнем течении Дуная. Южные рубежи включали полуостров Таврику, северокавказские степи, пустынные района Хорезма в дельте Амударьи и Дербент. В состав Золотой Орды также входили степи Казахстана, степи Дешт-и-Кипчак составляли основную ее часть. На севере владения монголов ограничивались естественной природной линией, отделявшей степь от лесов. Территория завоеванной Волжской Болгарии и башкирские кочевья также вошли составной частью в Золотую Орду. Больше того, бывшая столица волжских болгар — город Великий Болгар — стала первым административным и политическим центром Золотой Орды. Его восстановил хан Бату, использовав в качестве временной столицы государства; здесь он зимовал со своей свитой; здесь стали чеканить первые золотоордынские монеты. В дальнейшем столицей Золотой Орды стали Сарай-Бату, а с первой половины XIV века — Сарай-Берке (Нижнее Поволжье). Золотая Орда намного пережила все остальные улусы, на которые разделялась империя Чингисхана. На территории Золотой Орды известно 110 городов, существовавших в XIII-XIV вв. С самого начала существования Золотая Орда не являлась независимым государством, а представляла собой лишь часть огромной Монгольской империи, начинавшейся у берегов Тихого океана. Официально золотоордынская территория считалась улусом (то есть землей, данной во владение) Джучи и его потомков. Но в административном политическом отношении эти территории и их правители подчинялись монгольскому каану, столицей которого был Каракорум. В полном соответствии с феодальной иерархией, установленной еще Чингисханом, определенная часть доходов и даней с подвластных народов ежегодно доставлялись в метрополию, то есть непосредственно в Монголию.
Во главе Золотой Орды стоял хан, обязательно происходивший по прямой линии от Джучи, старшего сына Чингисхана. Верховная часть передавалась по наследству сыну или племяннику, но чаще всего вопрос решался силой оружия и при помощи дворцовых заговоров. Вторым человеком в государстве был беклярибек, то есть бек над беками (великий князь), который назначался ханом из наиболее родовитых кочевых феодалов. Беклярибек являлся ключевой фигурой в государстве и обладал огромной реальной властью. Он был главнокомандующим армией, ведал всеми внешнеполитическими делами и дипломатическим отношениями, а также исполнял обязанности верховного судьи.
Следующую ступеньку в золотоордынской государственной иерархии занимал везир, основные обязанности которого лежали в сфере финансов и экономики. В подчинении везира находился диван с несколькими палатами, секретари которых следили за исправным поступлением податей, налогов, даней и распределением средств на различные государственные нужды. Кроме высших государственных постов во владении Джучидов было множество самых различных средних и мелких чиновников, среди них правители городов, смотрители базаров, таможенники, судьи, сборщики налогов и т.п.
Административное деление государства полностью повторяло устройство монгольской армии. В соответствии с этими вся территория делилась на два крыла — левое и правое.
Правое называлось Ак-Орда (Белая Орда) — этот цвет по монгольской традиции обозначал запад. Левое называлось Кок-Орда (Синяя Орда), что являлось синонимом востока. Более мелкие административные единицы составляли улусы темников, которые раздавал хан самым крупным феодалам. Всего их было около 70-ти, причем с каждого улуса для общественной армии выставлялся как минимум 10-тысячный отряд в полном вооружении и на лошадях. Улусы темников дробились на владения тысячников, а те, в свою очередь, — сотников и десятников. И каждый из них за право обладания улусом с соответствующим населением обязан был выставлять определенное число воинов по первому приказу хана или беклярибека. Каждый владелец улуса хорошо знал границы собственных владений и предписанные ему маршруты кочевий с отарами овец и табунами лошадей. Источники сообщают, что монголы кочевали обычно в меридиональном направлении, летом поднимаясь к северу, а зимой спускаясь к югу. Он мог забрать себе приглянувшийся улус или передать его другому феодалу. Хан Бату отобрал улус даже у собственного брата Берке, присовокупив его к личным владениям, так как через эти земли проходили торговые пути, приносившие немалый таможенный доход.
Языком повсеместного общения в государстве был половецкий, хотя сами монголы долгое время сохраняли собственный язык и письменность, о чем свидетельствуют эпиграфические данные XIII-XIV вв. Языковое своеобразие в Золотой Орде усиливали персидские и арабские элементы, особенно значительно распространившиеся после принятия мусульманства. Безусловным своеобразием Золотой Орды среди всех европейских и азиатских государств было тесное переплетение в повседневной жизни и хозяйственной деятельности двух укладов — кочевого и оседлого. Причем роль последнего со временем возрастала и расширялась, достигнув вершины к середине XIV века. Это, казалось бы, противоречивое двуединство прослеживалось даже в 
политической структуре государства. Наиболее ярко оно проявлялось в том, что сам хан с ранней весны до поздней осени в сопровождении огромной свиты кочевал по степи. И только с наступлением холодов он останавливался на зимовку в определенном месте. Вполне возможно, что первые годы существования государства местом своих зимовок хан Бату избрал восстановленный им город Болгар, бывшую столицу Волжской Болгарии, но несколько позже, около 1250 года, он облюбовал возвышенное холмистое место на левом берегу реки Ахтубы, примерно в 150 километрах от Каспийского моря, где и устроил свою новую зимнюю ставку. Вокруг нее разместились жилища многочисленной свиты и чиновников. Сюда же были пригнаны разноплеменные армии рабов и ремесленников, которые занялись возведением дворцов для знати. Естественным стало и появление здесь различных торговцев, привлеченных скоплением народа, а затем и крупных купеческих караванов, груженных предметами роскоши с Запада и Востока, рассчитанными на аристократические вкусы и кошельки. Таким рисуется начало первой золотоордынской столицы — города Сарая, название которого переводе с персидского звучит «Дворец», что вполне соответствует появлению здесь в первую очередь жилища хана.
Петр Иванович Рычков — известный государственный деятель, географ, экономист. Уроженец Вологодчины, П.И. Рычков благодаря своим способностям стал главным помощником наместника Оренбургского края И.И. Неплюева, заведующим губернской канцелярией. В январе 1759 года он был избран первым в России Членом-корреспондентом Императорской Академии наук. «Записки о Пугачевском бунте» П.И. Рычкова опубликовал А.С. Пушкин во второй части своей «Истории Пугачевского бунта». Историк В.Н. Витевский назвал его Ломоносовым Оренбургского края.
Дети боярские — потомки родоплеменной знати, боярин — старший дружинник, крупный землевладелец, владелец вотчины. Происхождение слова неизвестно. Число боярских родов не превышало нескольких десятков, при Иоанне Грозном оно сократилось до одиннадцати. Звание «боярин» было отменено Петром I в начале XVII века.
Москва — первое летописное упоминание о Москве как владении князя Юрия I Владимировича
Долгорукого приведено в Ипатьевской летописи. Летопись повествует, что князь пировал на месте будущей Москвы со своим союзником — князем Святославом Ольговичем. Святослав был отцом князя Игоря, о котором повествует «Слово о полку Игореве». Юрий Долгорукий пригласил союзника: «Буди, брате, ко мне на Москву» — и устроил в пятницу 4 апреля 1147 года в честь гостя «обед силен» — званый пир в селе Кучково, на месте которого и возникла впоследствии Москва.
Юрию Владимировичу будто бы приглянулось Кучково, принадлежавшее суздальскому боярину Стефану Ивановичу Кучке, который вел свой род от древнего племени вятичей. Князь Юрий задумал заложить в этом живописном месте (лес, быстрая речка Москва, семь холмов) город. Он уговаривал Стефана продать Кучково, но тот не соглашался. Между ними вспыхнула ссора, закончившаяся тем, что князь Юрий приказал казнить Кучку, а его владения забрал силой. Таков полулегендарный рассказ о начале Москвы. В старину Лубянскую площадь Москвы в память о тех временах называли Кучковым полем.
Тверская летопись сообщает, что в 1156 году Юрий Долгорукий приказал заложить в Москве «град», то есть крепость. По одной из наиболее вероятных версий, имя города происходит из древнеславянского языка. В глубокой древности река, на которой он стоит, называлась, очевидно, Москов или Московь, что означает «болотистая», а также «низинное, топкое место». По другой версии, это название угро-финского происхождения. Его трактуют как «связующая вода» или «узловой город», чем подчеркивается исключительно выгодное географическое расположение Москвы, способствовавшее большой торговле.
Петр Владимирович Алабин — видный общественно-политический деятель конца XIX века, историк и археолог, литератор и просветитель. В 1884 — 1891 гг. — Самарский Городской голова. Самарцы по праву называют его «отцом города».
Летописи — погодные хроники известий о событиях, составленные по годам записи событий.
Византия, служившая Руси примером во всем, что относилось к письменности, дала ей образец летописания. Летописи называют жителей Древней Руси русскими, но надо помнить, что эти «русские» или «русичи» IX-XIII веков были общими предками великороссов, украинцев (малороссов) и белорусов. Киевская Русь, охватившая пространство от Балтийского моря на севере до Черного моря на юге, от Карпат на западе до Волги на востоке, была общей прародиной трех братских народов, сложившихся на рубеже раннего и позднего русского средневековья в конце XIII-XIV веков при жизни Митрополита Алексия.
Епифаний Славинецкий — иеромонах, филолог и проповедник. Уроженец Малой России, учился в киевской братской школе и за границей. В 1650 году Епифаний был вызван в Москву «для риторического учения» в чудовской школе и для перевода греческих книг. В 1674 году Епифаний сделан был главным руководителем перевода Библии с греческого на славянский язык, начатого им в сотрудничестве с Сергием, бывшим игуменом Молчанского монастыря, Евфимием Высоцким, иеромонахом Чудова монастыря, и др. Будучи помощником Патриарха Никона в исправлении Богослужебных книг, Епифаний перевел «Ирмолог» (1673 г.) и Литургию Иоанна Златоуста. Ему принадлежит целый ряд предисловий к московским изданиям Богослужебных книг и несколько книг светского характера. С разрешения Патриарха Никона Епифаний возобновил прекратившийся еще с XV века на Руси обычай проповеди в церкви. Он был последователем юго-западных проповедников, украшавших свои учения метафорами и свидетельствами из светских сочинений. Кроме перевода Нового Завета в его бумагах остался перевод Моисеева Пятикнижия.
Великий князь — носитель верховной власти, глава крупного княжества, старший из князей удельных княжеств. Титул Великий (старший) князь появился в XI веке. Княжество — название государственного образования или территории, находившейся во владении князя. На Руси первые княжества образовались в IX — начале XI вв. и назывались княжениями, землями, областями, реже — уездами. Именовались по стольному городу или главному селу: Полоцкое, Московское, Ухорское. Они постоянно дробились на уделы. Удел — доля члена княжеского рода в родовом владении землей. Удельное княжество — часть Великого, управляемое членом великокняжеской семьи. Наряду с Великими княжествами (Тверское, Владимирское, Рязанское, Московское и др.) существовали мелкие княжества — полугосударства (Серпуховское, Пронское, Кашинское, Звенигородское, Рузское и т.д.). В XV-XVI вв. все княжества Северо-Восточной Руси были обеединены в единое Русское государство со столицей в Москве.
Монголы — общее наименование племен степняков-кочевников, расселившихся в Монголии севернее реки Керулен и в Забайкалье. В междуречье Онона и Керулена жили враждующие между собой племена — монголы, татары, онгуты, меркиты, кераиты, найманы, ойраты, сальджиуты, джаджираты, урянхаты, джалаиры, тайджиуды, каракитаи. Их ближайшими соседями были племена киргизов, бурятов, уйгуров, бархунов, урсутов, тубасов, карлуков, туматов, арулатов, хатакинов, унгиатов (унгиратов) и др.
Родившийся в 1162 году объединитель племен, глава монгольского рода борджигин Тэмуджин, вытеснил, а затем и уничтожил наиболее крупное племя меркитов. Тэмуджин подчинил себе все кочевые племена и создал новую монгольскую нацию. 16 апреля 1206 года Великий курилтай (собрание знати) закрепил за обеединением племен название «Монголы». Великий курилтай утвердил Тэмуджина монгольским ханом с титулом «Чингисид», а самого Тэмуджина провозгласил Чингисханом. Монголы Чингисхана стали хозяевами Центральной Азии. После обеединения их численность составляла около одного миллиона человек. Численность монгольского войска выросла с 13 до 129 тысяч воинов. Для создания такой армии каждое племя должно было дать около 13% своего населения. Ударной силой монгольской армии была уникальная для своего времени конница.
Монгольские лошади той поры были верхово-вьючными неприхотливыми животными. Низкорослые, выносливые, приспособленные к круглогодичному табунному содержанию и тебеневке (выпасу на заснеженных пастбищах, где лошади самостоятельно откапывают корм копытами передних ног), они обезпечивали воинам монгольских армий преимущества перед любым противником.
Чингисхан — первый верховный правитель Монгольской Империи, создавший монгольскую
нацию и государство. Правил в 1206 -1227 гг. В 1182 году избран Верховным ханом с титулом
Чингисхан. После освобождения из плена повторно избран в 1206 году. Верховным ханом. Начал
строить постоянную столицу империи Каракорум. Превентивно напал на Китай, считая, что многотысячелетняя империя китайцев не потерпит усиления нищей Монголии на своих границах. В 1215 году на Северный Китай Чингисхан направил армию в 50 тысяч воинов. Они месяц уничтожали мирное китайское население и после длительной осады взяли столицу Пекин. Чингисхан вывозил из Китая знания, учился у китайских инженеров технологии, по китайским образцам создал медицинские академии и академии для военачальников. Чингисхан хотел торговать со странами Востока, но, встретив отпор монгольской торговой экспансии, послал на захват Персии армию в 100 тысяч человек. За время похода он убил более миллиона мужчин, женщин и детей. Территория империи Чингисхана была в четыре раза больше территории империи Александра Македонского, в два раза больше территории Римской империи. Наследники Чингисхана создали «Тайную историю монголов», в которой письменно изложили идеи Чингисхана и историю его завоеваний. После смерти Чингисхана в августе 1227 года новым ханом стал его сын Угедей. Сыновья удвоили империю Чингисхана, завоевав Чехию, Польшу, Венгрию, Сербию, а также большинство русских княжеств. Площадь величайшей в истории человечества Монгольской империи достигла 4 миллиона 633 тысячи квадратных километров, что вдвое превышает площадь бывшего СССР.
Дружина — сообщество, товарищество, вооруженный конный отряд, приближенные князя. Высший слой общества, наряду с великими и удельными князьями. Дружина делилась на «старшую» — бояр, которые выполняли важнейшие поручения князя, и «младшую». Княжеские дружинники были профессиональными воинами.
Хан Батый — племянник Угедея, внук Чингисхана. Основатель Золотой Орды. Правил в 1242-1255 гг. Источники раскрывают этого человека, с одной стороны, как жестокого воина и удачливого полководца, а с другой стороны — подчеркивают его государственную мудрость и справедливость в мирное время, за что он получил прозвище Саин-хан, то есть справедливый. Такую оценку подтверждает и тот факт, что Золотая Орда только во время правления хана Бату находилась в состоянии мира, весь же остальной период ее существования прошел в непрерывных войнах. Именно при Бату развилась международная торговля и были заложены основные маршруты дальних караванных, морских и речных путей. Именно при этом хане, выступавшем хранителем кочевнических традиций, в жизни и культуре Золотой Орды стали появляться новые, в недалеком прошлом нехарактерные для кочевников черты. В первую очередь это относится к возникновению в степях собственных монгольских городов. Идея строительства городов не была заимствована монголами от оседлых соседей, она родилась в недрах самого кочевого общества, будучи продуктом его развития. Поэтому появление городов в Золотой Орде можно считать крупным вкладом монголов в культуру государства. Больше того — новые города застраивались оригинальными по планировке, конструкции и интерьеру жилыми домами, созданными монголами еще в центрально-азиатских степях. Это был специфический тип оседлого жилища, исходной базой которого прослужила юрта.

На снимках: мощи Святителя Алексия, Московского и всея Руси чудотворца покоятся в Богоявленском Елоховском соборе столицы; часовня Святителя Алексия в Самаре; икона Святителя Алексия кисти Дионисия; первое изображение крепости Самара.

Леонид Рафельсон
генеральный директор Средневолжской ассоциации мастеров (г. Самара)
19.11.2009
Дата: 19 ноября 2009
Понравилось? Поделитесь с другими:
1
3
Комментарии

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш телефон:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:





Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru