Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

События

Екатеринбургская Голгофа

Екатеринбург — особое место на духовной карте России. В этом уральском городе в 1918 году совершилось злодеяние, которое историки назовут преступлением века — расстрел Царской семьи.


Екатеринбург — особое место на духовной карте России. В этом уральском городе в 1918 году совершилось злодеяние, которое историки назовут преступлением века — расстрел Царской семьи. С тех выстрелов в подвале Ипатьевского дома началась новая — крестная история России, которая должна завершиться в августе этого года прославлением в лике святых Царя-мученика Николая II и Его Августейшей семьи.
Марина Владимировна Смелянская значительную часть жизни посвятила делу канонизации Царственных мучеников. Мы встретились с ней в Москве, на Конгрессе православной прессы. Так получилось, что выступить с докладом на эту актуальную тему ей не удалось. Тем с большей охотой она согласилась ответить на вопросы православной газеты «Благовест».

— Марина Владимировна, скажите, каким было ваше первое соприкосновение с Царственными мучениками?
— Я родилась и выросла в Екатеринбурге. Когда еще маленькой девочкой я проезжала на троллейбусе мимо того места, где убили Царя, меня всякий раз охватывало непонятное безпокойство... Я тогда не ведала Бога, ничего не знала о Царской семье, но оглядывалась на розовый дом инженера Ипатьева и думала о том, что все это несправедливо, неправильно — убийство Царя, Царицы, детей...
Потом я выросла, приняла крещение, пришла в храм. Священник неожиданно благословил меня заниматься изучением материалов, связанных с жизнью и гибелью Царской семьи. Так я впервые соприкоснулась с «царской» темой. Тогда я взялась за дело без сердечного участия, только «за послушание». Но вскоре поняла, что эта тема для меня — глубоко личная... Работала я в Центральном государственном архиве революции. Мне посчастливилось прикоснуться к документам, которые держали в руках Царь и Царица. Когда я смотрела альбомы с фотографиями, которые они сами наклеивали, у меня возникло такое чувство, что я реально общаюсь с ними, что они — живые... В их ликах я почувствовала столько духовности, столько любви, что в сравнении с ними мне показались почти безжизненными мои фотографии, где запечатлелась я сама, мои родственники, знакомые, друзья...
В результате этой работы я написала сценарий документального фильма о Царственных мучениках. Мне казалось, что я скажу в этой ленте всему миру последнюю правду об этих людях, и незаметно я впала в своего рода «прелесть», типичное искушение начинающих христиан... Снять картину так и не удалось. Я вернулась в родной город, стала работать в миссионерско-катехизаторском отделе Екатеринбургской епархии.
- Оставляя за скобками все то, что связано с недавним скандалом вокруг бывшего екатеринбургского епископа Никона, все же хочу спросить, а как он относился к Царской семье? Что сделал для ее прославления?
— Владыка Никон, насколько мне известно, почитал Царскую семью. При нем в екатеринбургских храмах служились особые молебны Царственным мученикам — пелся тропарь, составленный в Русской Зарубежной Церкви «Царства земнаго лишение...» Но местной канонизации Царя-мученика в Екатеринбургской епархии не было, это ошибочная информация. А вот что не сумел сделать епископ Никон — это построить храм на месте расстрела Царской семьи. Первый фонд в поддержку строительства этого храма еще до епископа Никона закончил безславно свое существование. Деньги были попросту разворованы нечестными людьми. И сейчас уже перед нами стоит масштабная задача — строительство храма-памятника на месте екатеринбургской голгофы...
— Как разрушали дом инженера Ипатьева?
— Мной был записан на магнитофон и впоследствии растиражирован уникальный рассказ Натальи Ивановны Белоусовой, покинувшей Ипатьевский дом перед самым его разрушением. В Ипатьевском доме находился филиал Челябинского института культуры. В нем она и работала, не понимая, в каком месте находится. Но поняла это в самые последние дни перед разрушением здания, когда его обмеряли, грабили, уничтожали... Она видела, как верующие горожане приходили прощаться с домом, целовали его стены. Самое сильное впечатление у нее было тогда, когда она увидела гибель здания. Из-за того, что рядом была дорога и находилось газпромовское здание «Бухара-Урал», дом не взрывали. Его разваливали «бабой» — специальным стальным шаром. Когда дом раскачивали этой «бабой», с него стала спадать штукатурка (наслоения последних десятилетий) и Наталья Ивановна увидела, как дом на ее глазах приобретает свой первоначальный вид, становится таким, каким он был во время расстрела Царской семьи... У нее возникло такое чувство, что это не здание, а как будто живой организм, и она поняла, что с его разрушением, убийством уходит какое-то пространство, мы все теряем нечто значительное...
Это чувство потрясения осталась с ней на всю жизнь. Потом она прочла письма Царской семьи из Тобольска и впервые соприкоснулась душой с подвигом Царственных страстотерпцев. Вскоре после этого она ночью написала замечательное стихотворение о них, которое, как она почувствовала, ей продиктовала Царица Александра Феодоровна...
— Как встретил Екатеринбург 80-летие расстрела Царской семьи?
— 80-летие расстрела Царской семьи совпало по времени с 275-летием Екатеринбурга. К этому юбилею город обновился. Его почистили, покрасили, словно талантливый художник прошелся по нему кистью... Восстановили часовню св. Екатерины на месте, где раньше находился кафедральный собор. Город вдруг ожил, улицы зазвенели, все стало радостное... Через 80 лет со дня трагедии в город вернулась мирная жизнь. До этого в городе не было мира, не было ощущения покоя, и вот... нас простили. В жизнь города вошел мир... Не одна я это ощутила, а многие горожане...
Еще я заметила: когда люди стали собираться на месте расстрела Царской семьи для молитвы, всегда из-за туч стало выглядывать солнышко.
— Расскажите о своей деятельности, направленной на прославление Царской семьи.
— По благословению старца о. Николая Гурьянова с острова Залит я организовала и 19 июля 1999 года провела конференцию «Екатеринбургская трагедия и современность». В ней приняли участие гости из Москвы, Крыма... В итоговом документе конференции мы обратились к светским и духовным властям Екатеринбурга с просьбой оказать содействие в проведении исследования места екатеринбургской трагедии. Раньше такие исследования проводить не разрешали. И вот благодаря помощи Архиепископа Бронницкого Тихона и Архиепископа Екатеринбургского Викентия нам позволили провести исследование места, где раньше находился Ипатьевский дом. Работа проходила в непростых условиях, были и серьезные испытания. Но в результате этого исследования нами были получены уникальные результаты. Оказалось, что из всего фундамента Ипатьевского дома уцелела только часть стен именно той южной стороны подвала, где была расстреляна Царская семья. Об этом я подготовила историческую справку для владыки Викентия.
— Хотелось бы услышать о прошлом и настоящем этого места, названного Екатеринбургской Голгофой...
— Вознесенская горка — самое высокое место в городе (Ипатьевский дом стоял как раз на середине этой горки). Путешественники, прибыв в Екатеринбург, обычно поднимались на Вознесенскую горку, чтобы осмотреть окрестности Екатеринбурга. Сначала на вершине горки был заложен загородный дом Татищева — одного из основателей Екатеринбурга. Потом этот дом разобрали и на его месте построили храм в честь Вознесения Господня. Недалеко от Ипатьевского дома, на восточной части холма, был построен Расторгуевский особняк. В нем останавливался в 1824 г. Император Александр I, а позднее, в 1837 г., в нем останавливался наследник престола — будущий император Александр II. На северной части горки был построен храм во имя св. Александра Невского. Он возведен в память об избавлении Императора Александра III и его семьи от гибели в Борках. С юга, у основания горки, находился кафедральный собор во имя св. Екатерины, в котором хранились мощи св. прав. Симеона Верхотурского. Нижняя часть холма — бывшая Офицерская улица. Раньше на ней жили военные, а сейчас там расположено несколько литературных музеев. В этом году на бывшей Офицерской улице построен памятник поэту Александру Сергеевичу Пушкину, который указует перстом на... Ипатьевский дом.
Ипатьевский дом находился в особом месте. Со всех сторон его словно защищают верные слуги царевы. Фамилия Татищев переводится как «ищи вора». Сам он — известный государственный деятель, один из «хранителей» этого места. Офицеры, Пушкин — это тоже «царские слуги». А еще это место охраняют святые — Екатерина, Александр Невский, Симеон Верхотурский... Им доверил Господь хранить это место — до времени, когда здесь поднимется величественный храм...
— Как сейчас обстоит дело со строительством храма-памятника?
— Государство активно взялось помогать в этом важнейшем деле. Сейчас существуют два проекта храма. Но ни один из них еще не утвержден священноначалием. Видимо, появится и третий проект. Мне думается, что строительство этого храма должно стать актом нашего покаяния в грехе цареубийства. Это должен быть «пасхальный» храм... Царь как бы уподобился Христу, принес себя в жертву за всех нас, своих подданных. И вот мы лишились царского сердца, которое спокон веков было у русского народа, и которое могло вместить в себя все наши боли, скорби, чаяния... И нам так тяжело сейчас без этого «царского сердца»... Но духовно, на Небе, этим «сердцем» русского народа является Царь-мученик Николай II. Я думаю, этот храм должен быть с престолом во имя Царственных мучеников. Еще хорошо бы там сделать крипту — подземный храм, по образцу храма-крипты во имя преп. Серафима Саровского в Феодоровском соборе в Царском селе.
...Слово «рай» на русский язык переводится как «сад». На том месте, где построили Ипатьевский дом, раньше был сад Татищева, то есть, «рай». И я считаю, что это место снова должно стать райским. Возле храма должен быть сад. Гора полна источников, и хорошо бы в этом «раю» расчистить родник... Восстанавливать Ипатьевский дом, я думаю, не нужно. А вот хорошо бы рядом с храмом создать музей «Палаты Романовых», где люди могли бы узнать, чего мы лишились, отвергнув Царя...
— Грядущая канонизация Царской семьи как-то повлияет на жизнь вашего города?
— Екатеринбург ждет блестящее будущее... Он стал местом русской трагедии не случайно. Ведь город находится на стыке Европы и Азии. Будущее России — на двух этих континентах. Об этом много думал, для этого много делал Царь Николай II. Сейчас много говорят, что скоро наш Дальний Восток отойдет китайцам... А я надеюсь, что Царь-мученик не допустит этого. Он 111 лет (со времени восшествия на престол) молится о всей России. И он не оставит нас в грядущих испытаниях.
- Как, по вашему мнению, следует относиться к тем людям, которые не считают Царя святым и даже активно противятся его прославлению? Ведь и они тоже — часть Церкви. Например, известный богослов, профессор Духовной Академии Осипов публично выступает против канонизации Царя...
— К ним надо относиться с любовью. Я убеждена, что Алексей Ильич полюбит Царя. Сама я молюсь о том, чтобы чудо любви произошло в его сердце. Царь всех простил, не будет он обвинять и Алексея Ильича Осипова. Он много сделал для России, для интеллигенции. Я думаю, ему сейчас послано большое испытание по его большим талантам. Но ведь надо помнить, что все беды в России случились из-за гордости ума... Из-за интеллигенции, которая решила, что она может быть «яко бози»... И поэтому люди интеллигентные должны научиться смирению. Это очень трудно — быть простым. И Алексею Ильичу — человеку высокого интеллекта — это тоже трудно. Но Царь Николай II нас учит именно смирению и любви... Если мы все будем молиться за Алексея Ильича, может быть, он это испытание преодолеет.
— Лично для вас какая черта святости Царя-мученика особенно дорога?
— Царь учит нас красоте семейной жизни. Семейная жизнь — это жизнь в быту. И он хорошо знал, любил все те «мелочи» семейной жизни, которые мы порой стараемся не замечать. Царь — отвечал за детские пеленки, Самодержец — ценил и поддерживал домашний уют... У него были дети, которых он горячо любил, не жалел времени и сил на их воспитание... И сейчас он нам помогает даже в быту, в мелочах, учит нас любви к своим близким...
...Моя сестра однажды призналась, что очень хочет поесть грибов, но у нее никак не получается их насобирать в лесу. Я ей посоветовала зайти в лес и сказать: «Батюшка-Царь, мне много не надо, мне грибков бы...» Вскоре встречаю ее — счастливую, сияющую. Рассказывает, как несколько раз заходила в лес и всякий раз говорила: «Святой Царь! У меня семья большая, дай, пожалуйста, грибков!..» И каждый раз она выходила из леса с полным лукошком. «Слава Царю Николаю!» — сказала она.

Храм-на-Крови
4 апреля Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий совершил панихиду по Государю Императору, членам Его Семьи и верным слугам, а затем отслужил молебен в связи с началом строительных работ на месте будущего Храма-на-Крови во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших. Накануне был демонтирован временный деревянный храм-шатер, а в ближайшие дни начнутся подготовительные работы к монтажу фундамента. В это время в Екатеринбурге было распространено обращение православной общественности, в котором выражается тревога за судьбу всенародной святыни — места расстрела Царственных мучеников. Известно, что после разрушения дома Ипатьева, расширения дороги и строительства пешеходного перехода от этого исторического здания практически ничего не осталось, кроме частей фундамента и стен с южной стороны подвального помещения, где и были убиты Царственные мученики. И вот сохранившиеся Промыслом Божиим части стен и фундамент могут быть уничтожены в ходе строительных работ. Одобряя начинающееся строительство Храма-на-Крови, православная общественность Екатеринбурга в открытом письме выражает обезпокоенность судьбой остатков дома инженера Ипатьева. По их мнению, строительные работы должны вестись таким образом, чтобы части фундамента здания Ипатьевского дома не были уничтожены.
Соб. инф.

Антон Жоголев
07.04.2000
1387
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
0
0
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru