Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

События

Царские дни на Урале

объединили верующих не только из разных уголков России, но и из разных стран.


объединили верующих не только из разных уголков России, но и из разных стран.

Храм-на-Крови

В знойный полдень уральского лета я поднималась по веренице ступенек одного из величественных храмов России, я поднималась к  святыне, имя которой Храм-на-Крови. На этом месте ровно девяносто лет назад произошло отступление русского народа от данного Богом Самодержавия.
Когда-то на этом месте был дом инженера Ипатьева. Будущим убийцам Царской Семьи он приглянулся своим глухим подвальным помещением, где и пролили они затем кровь Помазанника Божьего. В Ипатьевском монастыре Костромы согласился принять жезл царствования первый русский Царь из рода Романовых Михаил Феодорович. Матушка его благословила на Царское служение чудотворной Феодоровской иконой Царицы Небесной. Потом все Цари Дома Романовых триста лет поклонялись этой святыне. В эти покаянные дни именно эта икона по благословению Святейшего Патриарха Алексия II прибыла из Богоявленско-Анастасиинского кафедрального собора Костромы в Екатеринбургскую епархию. Вереница людей нескончаемым потоком шла приложиться к древней иконе.
…После расстрела Царской Семьи многие горожане слышали, как из кровавого подвала Ипатьевского дома доносилось странное пение, сторожа дома видели, что из стены, где были пулевые отверстия, текла кровь. Потому и решили безбожники уже в семидесятые годы стереть с лица земли Ипатьевский дом. Но после прославления Царственных Страстотерпцев на этом месте был построен и освящен Храм-на-Крови.
И вот на празднике возле храма раскинулась фотовыставка под открытым небом «В кругу Царской Семьи». Крупным планом на баннерах со старых фотографий смотрят на нас сквозь десятилетия Великие княжны, совсем еще маленький Цесаревич Алексий… Какое тепло идет от этих красивых детских лиц, какой покой и величие. Вот так глаза в глаза, и в сердце  без всяких высокопарных слов просыпается понимание этой страшной трагедии.
В нижнем приделе храма во имя Царственных Мучеников начался акафист святым Царственным Страстотерпцам, служили Митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий,   Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий, Епископ Женевский и Западно-Европейский Михаил. «Да простит Господь грех отступления», — молились духовенство, прихожане и паломники.
В эти дни в Храм-на Крови прибывало много святынь. В верхнем приделе во имя Всех Святых, в земле Российской просиявших, стоял чемоданчик с облачением святого Иоанна Кронштадтского. Святыня была привезена из Санкт-Петербурга, из Свято-Иоанновского женского монастыря на Карповке, где упокоился Кронштадтский пастырь. Люди молились у чемоданчика батюшки Иоанна, прикладывались к святыне и подкладывали записочки с просьбами.
На торжества прибыла чудотворная Надымская икона Страстотерпца Царя Николая, она ночью на 17 июля была несена во главе Крестного хода от Храма-на-Крови до Ганиной Ямы.
Люди, с которыми я познакомилась здесь, возникали передо мною друг за другом, будто Господь представлял галерею людских судеб, которые так или иначе невидимыми духовными нитями связаны с Царской Семьей. Мне оставалось лишь быть внимательным слушателем всех моих новых знакомых.

Икона для будущей мамы

Несколько лет назад жителю Подмосковья Владимиру Николаевичу Старукову удалось присутствовать при родах жены, и в тот момент ему захотелось помочь в облегчении родовых  мук всем женщинам-роженицам. Эта идея и привела его в Екатеринбург.
— У меня семеро детей, — рассказывает Владимир Николаевич, — и что такое рождение ребенка, я знаю по своей жене. Я загорелся идеей духовно помочь семьям в рождении детей, а врачам в их нелегком труде. Как можно помочь? Только воцерковлением. Порой врачи бывают просто заблудшие и своими технологиями так называемого медицинского научного прогресса только вредят во время родов женщинам и детям. Их методы часто противоестественны, а иногда греховны. Воцерковленный врач никогда не уговорит женщину под надуманным предлогом согласиться на аборт, не будет вынуждать отказаться от ребенка. Поэтому я как председатель Свято-Елизаветинского благотворительного общества и сестры из Марфо-Мариинской обители стали посещать женские консультации и роддома, рассказывать о вере и дарить икону Пресвятой Богородицы «Знамение». Елизавета Феодоровна, сестра Императрицы, молитвой к этой иконе спасла крестьянку во время тяжелых родов и вызвала к ней опытную акушерку. Потом в селе Ильинском Великая княгиня построила родовую больницу. Нам хотелось следовать традициям святой Елизаветы Феодоровны, послужить делу милосердия. Мы проехали уже шесть городов, в Чебоксарах в городском перинатальном центре нас позвали на этаж, где от неправильных родовых мероприятий умирала роженица Светлана. У нее было сильное кровотечение, она уже находилась на искусственной вентиляции. И все пришедшие — сестры обители, семеро моих детишек — стали молиться за болящую, прочли акафист Богородице «Знамение» и подарили ей икону. Светлане стало лучше, хотя я не могу сказать, что кризис миновал, но надо надеяться и верить.
В Храме-на-Крови мы торжественно вручили тридцать икон «Знамение» заведующим женских консультаций и родильных домов этого уральского города. Помолились за россиян, за Екатеринбург и попросили у Господа прощения за ту трагедию, которая здесь произошла. А теперь направляемся в путь, нас уже ждет следующий  город.
    
Ценный подарок

После акафиста проходило вручение Храму-на-Крови реликвий Царской Семьи. Президент русского монархического центра в Австралии Тамара Вентура преподнесла вещи, которые долгие годы хранились у Великой княгини Ксении. Белая накидка Царевича Алексия, связанная его сестрами, письма и иконы Великих Княжон, икона, принадлежавшая доктору Царской Семьи Боткину, погибшему здесь же, в подвале, салфетка, принадлежавшая Государю Николаю II. За ценный дар Тамаре была вручена благословенная грамота, и к ней потянулась вереница людей, которые благодарили Тамару, говорили теплые слова, обнимали и целовали по Православной традиции. «Мы же русские», — говорила растроганная до слез гостья из Сиднея.        
Господу было угодно, чтобы среди 30 тысяч человек, шествующих целых 25 километров Крестным ходом, я смогла встретиться именно с Тамарой. До монастыря на Ганиной Яме оставалось несколько сот метров, река людей входила в лес по проселочной дороге, по обочине которой стояли белоствольные березы. Я невольно загляделась на утреннюю дымку среди этих красавиц и возле них увидела Тамару Вентура. Она собирала ромашки и землянику, я стала ее фотографировать.
— Не смогла пройти мимо этой Божьей благодати, — сказала Тамара.
— Символично встречает вас Родина — ромашки, березки. А как получилось, что к вам попали вещи Царской Семьи, долго ли они у вас хранились? — поинтересовалась я.
— Мой отец девять лет провел в ГУЛАГе, там он познакомился с диаконом Николаем Успенским. Впоследствии уже в Лондоне он стал батюшкой и духовником Великой княгини Ксении Александровны. Она и передала некоторые вещи Царской Семьи отцу Николаю, а тот в свою очередь своей дочери Надежде. Сейчас ей 83 года. Бывает семья по крови, а бывает по душе — вот отец Николай и Надежда были моей семьей по душе. Наши жизненные линии так или иначе переплетались. Когда у нее в гостях я узнала на стене портрет княгини Ксении, то Надежда была поражена и в этот момент показала реликвии Царской Семьи. Через какое-то время она меня позвала и сказала: «Я уже старая, я переписала все вещи на тебя, забирай». Мне не хотелось зарабатывать на истории денег, я их умею зарабатывать и так. И то, что я отдам эти реликвии, я знала с самого начала, только не знала, куда. Думала я про Православные монастыри в Америке или Австралии. А потом пришла простая и ясная мысль, что они должны вернуться обратно на родину, в Россию. Божья воля все устроила, и я узнала про празднование Царских дней в Храме-на-Крови. И вот я их передала.
— А как сложилась судьба вашего отца и вашей семьи?
— Отца взяли как врага народа, поэтому нас везде презирали, не давали жилья. Мама кое-как смогла снять небольшой барак за огородами. Она уходила на работу и оставляла меня на попечение моей старшей сестры. Один раз к нам проникли хозяйские мальчишки, они пожгли нас с сестрой утюгом, а затем затушили печушку. Была зима, мальчишки открыли дверь, и мы чуть не окоченели от мороза. Мама вернулась и увидела жуткую картину — мы были все в ожогах и замерзали от холода.
Отец всегда любил русских и Россию. Помню из детства, в Австралию приезжал Краснознаменный хор, военные так хорошо пели, что мы всей семьей или плакали, или радостно хлопали в ладоши. Я сказала отцу, что мне очень понравилось. Он ответил: «Еще бы тебе не понравилось — это же русские пели!» Мои родители не были венчаны, такой возможности в 30-х годах у них не было, поэтому мы с мужем хотим  повенчаться именно в России, будто за родителей. В Москве в храме на Воробьевых горах в июле состоится наше венчание.
У меня трое сыновей, с младшим Павлом была страшная история — травма головы, несовместимая с жизнью. Все врачи мне говорили, что он не жилец, но я верила и молилась. Пришел главный врач и стал мне объяснять, что все усилия тщетны. Он говорит: это я вам заявляю как главный врач. А я показываю пальцем в небо и говорю: «Вот там Главный Врач». Один раз, помню, руки все же опустились, и я вышла в этот момент посидеть немного во дворе больницы. Сидней — это большая деревня, все друг друга знают, пробегает мимо мальчик и вдруг говорит: «Сегодня моя очередь за вашего сына молиться». Оказывается, в школе дети встали на молитву за выздоровление моего сына. Я побежала в палату, рыдаю, глажу забинтованную голову Павла и говорю: «Ты будешь жить, сынок, ты будешь жить — за тебя дети молятся». Он выздоровел, сейчас из всех моих детей по духу Православия мы с ним самые близкие люди.

Иностранцы на Урале

После вручения личных вещей Царской Семьи Тамарой Вентура в Храме-на-Крови начался покаянный молебен. Море людей стояло на коленях и молилось, чтобы печать греха, которая наложена на наше многострадальное отечество, хоть немного была стерта. Для этого люди отовсюду летели на самолетах, шли, ехали сюда на Урал. Уже тысячи людей заполнили храм и площадь вокруг него. Прибывали Крестные ходы из различных городов и стран. Многие из них прошли немало километров, а некоторые даже полстраны. Загорелые лица, в дорожной пыли, но ни у кого не видно усталости. Сразу, с дальней дороги вставали на общую молитву.
Приезжали целыми семьями, c детскими колясочками подъезжали к храму. Казак Андрей с женой Фотиньей и с шестью своими детьми приехал из мест, где родился Цесаревич Алексей. Из Петергофа. Там в парке Александрия на нижней даче Царица Александра родила долго-жданного, вымоленного Наследника. Андрей и его сыновья — самому старшему из них 10 лет — были одеты в казачью форму кадетов, которые причислены к Северному Казачьему войску. Маленькие казачки молились, как взрослые. Только их младший шестимесячный братик спал у мамы на руках.     
Вдруг ко мне подходит высокий молодой человек, представился — Ник Коумман из Агентства Франс-Пресс.
— Как вы относитесь к тому, — спросил Ник, — что нашли останки Царской Семьи?
  — Я про останки ничего не знаю, но разве это важно для всех этих людей? Посмотрите на них, они хотят быть лучше, хотят приучить к Православию своих детей. Вы посмотрите на этого казака, да и вообще, сколько здесь детей. В этом месте, где мы с вами стоим, был нарушен обет перед Богом, теперь вот все эти люди просят у Господа милости для России…
— И все же, как объяснить, что найдены останки предположительно Царской Семьи? — не унимался иностранный журналист.
— Просто верить в Бога, без всяких объяснений.
Ох уж эти иностранцы, все им надо объяснять, — подумала я, даже стала как-то не любить их. Но Господь не дал мне в такой день остаться с сердитым сердцем. Я услышала английскую речь и подошла познакомиться с двумя милыми девушками. Они оказались тоже иностранками, Стелла из Англии и Cандра из Милана, из Италии.
— Я по образованию историк, — стала рассказывать Стелла, — меня всегда интересовал вопрос паломничества. Сначала я хотела написать научную работу о паломничестве, но кто ее прочтет, кроме моих коллег. Тогда я решила сделать красиво иллюстрированную книгу и написать очерки о паломниках. Я позвала с собой в Россию свою подругу Сандру, она хороший фотограф. Мне хочется, чтобы люди увидели всю красоту русских церквей, их убранство — это же сильнейшее впечатление! Хочу рассказать о людях, для которых паломничество стало важной частью жизни. Знаете, что самое главное в паломничестве? Это когда человек идет к святыне без всякой цивилизации и всем привычных удобств и приходит к пониманию того, что для жизни не много надо. Можно обойтись без различных предметов, даже и без изобилия еды, только без веры в сердце и взаимной молитвы обойтись в этой жизни нельзя. У вас сейчас происходит небывалый подъем Православия, но об этом европейцы мало знают. Все агент-ства говорят только про политику, но русский народ живет как бы отдельно от этого. Он живет своей жизнью, молится, совершает паломнические поездки, ходит в Крестные ходы, и это уже набирает такие масштабы, что сильнее любой политики. Мы с подругой католички, но просто влюбились в Православие. Несколько лет назад случайно были на службе в Троице-Сергиевой Лавре, я плакала, со мной происходило что-то, что я не могу объяснить. Но за этим я вернулась обратно, это и подтолкнуло писать книгу. Мы сейчас остановились и живем в монастыре, поток теплоты и любви, который мы получили от сестер обители, нас с Сандрой изменил. Мы стали смотреть на мир с какой-то другой стороны. Европе не хватает этого настоящего чувства, не хватает настоящей жертвенной любви.

Когда мироточат иконы...

Началось Всенощное бдение Архиерейским чином. Службу возглавил  Митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий, ему сослужили Архиепископ Берлинский и Великобританский Марк, Архиепископ Тираспольский и Дубоссарский Юстиниан, Епископ Женевский и Западно-Европейский Михаил, Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий. До восьми вечера шла служба в верхнем приделе Храма-на-Крови, и затем наступило для паломников время краткого отдыха. Военные раскинули палатку-столовую, установили полевую кухню, и все желающие могли отведать вкусной солдатской каши и горячего ароматного чая.
В эти торжественные дни происходили события, которые подсказывали людям, что Сам Господь отметил эти дни. Так, у жителя Екатеринбурга историка Вадима Александровича Винера стала мироточить икона  Святых Царственных Мучеников.
— Эту икону мне подарили в Москве, батюшка, который ее освятил, взял еще и приложил к мироточащей в его храме иконе. И теперь во все дни памяти по Православному календарю Царской Семьи от нее исходит благоухание, а перед этими торжествами иконописный образ Царя  даже замироточил на скипетре и руках.
— Вадим Александрович, центр «Судьба Династии», который вы возглавляете, занимается расследованием обстоятельств гибели членов Семьи Романовых. У вас была возможность работать в архивах и читать многие документы. Что вы можете сказать о так называемых останках Царской Семьи?
— Я нашел в Москве в архиве дневник доктора Боткина, личного врача Императора. Там есть запись, что в 1913 году Николай II неудачно залез на лошадь и сломал ногу. В представленных останках нет никаких следов перелома. Вообще многие документы следствием игнорированы. Придворная медицинская книга, где прописано даже состояние зубов Императора, могла бы рассказать о многом. Вокруг останков идет очень серьезная информационная война. Кому-то хочется смущать людей, хочется посеять в сердцах недоверие, вот и ищут захоронения, останки. Но в этом непростом вопросе для нас должна быть ориентиром позиция Священноначалия Русской Церкви. Как известно, Церковь на сегодняшний день так и не признала «екатеринбургские останки» Царскими.
В полночь храм был ярко освещен прожекторами, под колокольный звон началась Божественная литургия, ради которой и прибыли тысячи паломников на это святое место, обагренное мученической кровью.
В храм даже протиснуться было невозможно, но из динамика на всю округу транслировалось Богослужение, возглавляемое Архипастырями Русской Православной Церкви. И всем людям, стоящим на площади возле Храма-на-Крови, было слышно каждое слово Богослужения. А людская река  все тянулась и тянулась к Храму.
Татьяна Марценюк вместе с другими паломниками из Одессы только что подъехала в Екатеринбург. Их паломнический путь нельзя назвать легким.
  — Наш Крестный ход начался после того, как с Афона в Одессу привезли Крест и икону Богородицы «Державная». Люди собрались и пошли через Киев и Чернигов на Москву. К нам присоединился Брестский Крестный ход, и далее мы поехали на автобусе. И вот возле Московской области у Тихоновой пустыни мы, 120 человек, пришли в поле и стали там готовиться на ночлег. Вдруг появились какие-то хулиганы, видно, их кто-то подговорил, и хотели забрать у нас «Державную». Мы стали их уговаривать не делать этого, стали рассказывать, что идем поклониться безвинно убиенному Царю и его Семье. Но они полезли драться. Вот пришлось отстаивать свою икону кулаками, я хоть и женщина, а тоже дралась. Слава Богу, «Державную» мы отбили. Потом позвонили знакомым казакам, они нас охраняли. А у самой Москвы к нам присоединились даже милиционеры, шли с нами в Крестном ходе, молились. Плечом к плечу шли украинцы, белорусы и русские, и все хотели одного — жить дружно, жить вместе, жить без войны.

Трудно нам без Царя-Батюшки

На празднике в Алапаевске, где были убиты святая Елисавета и многие русские князья, побывала в этом году Глава Российского Императорского Дома Государыня Мария Владимировна.
Российским телеканалам Государыня в интервью сказала, что как ближайшая родственница убиенного Святого Царя она по-христиански прощает убийц и всех тех, кто способствовал этому зверскому расстрелу. Ведь и сам Царь завещал не мстить за его убийство. «России сейчас как никогда нужно примирение и единство», — сказала Государыня. Несколько самарских паломников увидели ее проходящей мимо рядов верующих, и одна из них,   продавец-консультант Православного магазина на улице Радонежской Анна Алексеевна Номоконова, попросила ее: «Хоть бы поглядеть на Вас!» Государыня милостиво остановилась возле нее, взяла за руку и говорила с ней о возрождении Православия в этом памятном ей Средневолжском регионе. Другая паломница из нашей епархии, Марина Александровна Береза из города Новокуйбышевска, также говорила с Государыней. Паломница  спросила ее, памятны ли Государыне встречи с Православными на Самарской земле. «Я помню замечательное время в вашем городе», — с ласковой улыбкой ответила ей Государыня Мария Владимировна. Ее присутствие украсило Царские дни на Урале.
  В самом воздухе города чувствовалось, что ночь эта особенная, ночь покаяния тысяч людей, очищения людских душ. Ночь, когда народ стоит на коленях и просит прощения у Святых Царственных Страстотерпцев.
Москвичка Ирина Заруба, мать четверых детей, вместе со своими друзьями и со средним сыном приехала помолиться в покаянные дни.
— Когда во мне родилось понимание, — рассказала Ирина, — что послед-ний русский Царь — это самый лучший и самый главный для России человек, то я решила назвать своего сына в его честь, назвать Николаем. Когда он подрос, то объяснила ему, что когда нет отца в семье, то всем плохо. Плохо матери, которая начинает играть сразу две роли — отца и матери, тяжело детям, которые тоскуют по отцу. Так и в нашей большой  русской семье, в нашем государстве сейчас нет Батюшки. А когда-то он был, и была Великая Россия, и все народы ее уважали. Царь — Помазанник Божий и Его избранник.Так я рассказала сыну Николаю, а перед этой поезд-кой объяснила ему, что сейчас предстоит нам важная дорога в тот город, где мы, русские, допустили его убийство. Мы должны пройти этот царский страдальческий путь, чтобы стало меньше отступления от веры и оскудения в народе правды и любви.
В Храме-на-Крови, на месте, обагренном мученической кровью, в эту ночь тысячи людей стали причастниками Святых Христовых Таин.
Своей проповедью Митрополит Воронежский и Борисоглебский Сергий обратился к мирянам и призвал их постоянно трудиться духовно и просить об этом помощи Божией.
— Один человек спрашивает у старца, почему у меня все плохо, а у тебя все во всем ладится. Старец отвечает, что нужно терпение. А человек говорит, что терпишь, терпишь, только ничего не меняется — все это безполезно, все равно что воду решетом носить. Старец говорит, что и воду решетом можно донести, если попросить это у Господа. Так, один монах читал Иисусову молитву и носил воду решетом. Бес встал на дороге и разболтал брата, а вода из решета сразу и пролилась. Не болтал бы попусту, молился — и воду бы донес. Нужно набраться, братья и сестры, терпения и молиться, и Господь воздаст просимое.

Наши братья — сербы

Звон могучих колоколов возвестил о начале покаянного Крестного хода на Ганину Яму. По рассветным улицам Екатеринбурга растянулась река людей. Ее масштабность особенно была видна на поворотах — тысячи людей шли с пением, чтением молитв. У многих была в руках или висела на груди икона Царской Семьи. Мужчины несли хоругви и храмовые образы. Матери несли или везли на колясочках малых детей. Бабушки и деды пытались не отставать от стремительного темпа Крестного хода. Постепенно отступала ночная мгла, светлело небо и просыпался город.   
Еще в гостинице на окраине города дежурная по этажу рассказала мне, что со мной на этаже остановились сербы, они тоже прибыли на дни памяти Царской Семьи. Я решила с ними встретиться, но в номере их не оказалось. И теперь с первыми лучами солнца я услышала сербскую речь. Разговаривали и пели молитвы двое немолодых мужчин. Оказалось, действительно те сербы из гостиницы, и свидеться мне с ними привел Господь не где-нибудь, а на дороге — последней земной дороге русского Царя...
Владислав Иванович рентгенолог по профессии, а его друг Миролюб Сартлоптич иконописец — они рассказали мне, как им удалось добраться на Царские дни в Екатеринбург.
— Православные киевские друзья, — продолжал разговор Владислав, — помогли нам с паломнической поездкой на автобусе по России. Пермь, Казань, Дивеево. Нас двадцать человек, все мы разных профессий. Есть профессора, адвокаты, врачи, художники. Когда нам сказали, что можно приехать в Екатеринбург и принять участие в Крестном ходе на Ганину Яму, на такую великую святыню, то мы так обрадовались. Наша Православная Сербская Церковь еще в 1932 году канонизировала Царицу Александру Феодоровну, у нас в Православном календаре с тех пор отмечаются все дни, связанные с Семьей последнего русского Царя. Царь Николай II много сделал для Сербии, он помогал нашим людям, и мы это помним. Мы счастливы идти вместе с нашими Православными братьями Крестным ходом, вместе с ними молиться и петь духовные песни. В  57 лет пройти пешком 25 километров непросто. У некоторых больные ноги, но они все равно идут, они хотят помочь этой маленькой жертвой своему старшему брату. Россия должна быть сильная, должна уметь помогать малым народам. Сербия маленькая страна, восемь миллионов человек — это ваша Москва. Что мы можем? Только помолиться за вас и за нас. Сейчас ситуация такая, что Сербию стирают с карты мира. Но мы-то еще есть, мы-то еще живы. Вот и идем вымаливать прощение, идем помолиться на месте русской скорби. Православие у нас в стране теснимо — с одной стороны католичеством, с другой исламом. Все наши Православные самые древние монастыри, наши главные святыни сейчас оказались за границей — в Косово… Албанцы и НАТО не дают нам проходить к святыням. И в наших великих храмах не идут службы, не молятся люди. А что такое храм, где нет молитвы — это музей. Для всей Сербии и Православных людей многих стран монастыри Косово были местами особого поклонения, теперь все закрыто. Зато каждый год проходят различные рок-фестивали, молодежь растет без веры. Все дурное из Европы просто захлестывает нашу многострадальную Родину. 
 
Цветущие лилии

Крестоходцы уже проходили поля и перелески, послышалось утреннее пение птиц, почувствовался свежий аромат лесных трав. Кто-то сказал: «Пахнет, как в детстве в пионерском лагере». А вот и показались стены обители, здесь паломников встречали монастырским квасом, освежающим и бодрящим. Усталость от многочасовой дороги как рукой сняло. Некоторые рассказывали попутчикам, как не верили в свои силы и думали, что пройдут с Крестным ходом всего несколько километров, но вот Господь дал силы вытерпеть все трудности и дойти до самой Ганиной Ямы.
Шествие продвинулось к главному Царскому храму. Здесь паломники вознесли благодарственные молитвы Господу за то, что Он помог добраться до святого места.
На месте уничтожения тел Царской Семьи цветут большие белые лилии, очень похожи цветки на Ангелов. Лилия символизирует чистоту. В этом месте лилия отражает чистоту духа молодых Княжон, чистоту мальчика Царевича Алексия и чистоту их родителей, которые смиренно отдали свою жизнь за Родину…
Вокруг овражка деревянная длинная терраса, паломники поют здесь молитвы, ставят свечи, молятся. К ним вышел Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий. Кто-то спросил его про то, что думает Владыка об останках Царской Семьи.
— Здесь было уничтожено все, — сказал Владыка и показал рукой на ряды белых лилий. — Какие могут быть останки, что разговоры об этом разводить? Мы сейчас стоим на земле, которая освящена кровью Святых Царственных Страстотерпцев. Люди приходят сюда, потому что чувствуют благодать. К пустому колодцу не придут. Сколько людей после ночной службы, не отдыхая, прошли двадцать пять километров — и все потому, что жаждут чистоты и благодати. На этом месте проходили такие чудеса и исцеления, только можно назвать все происходившее праздником торжества любви и добра. Сам Николай II сказал: «Могилы моей не ищите», — он все о себе знал, знал, что должен дать русскому народу место поклонения. Поэтому и шли вы сегодня сюда к этому чистому источнику с таким духовным подъемом и  верой. А каждый из вас надеется получить очищение души от встречи с этой величайшей русской святыней.
Уставшие паломники расположились отдохнуть на зеленых полянах возле семи деревянных храмов обители на Ганиной Яме. В тени высоких сосен мальчонка лет пяти в траве нашел землянику, я спросила: «Как, вкусная?» — он кивнул, а потом начался разговор с ребенком — что значит для него этот Крестный ход?
— Чтобы мама с папой стали добрее, — ни на минуту не задумываясь, ответил малец. — А потом добавил: «Только вы меня не фотографируйте, а то они обидятся, что без спросу».
…Право слово, нам есть за кого молиться и для кого отстаивать мольбами в храмах добрую судьбу для нашей родной земли. 

На снимках: Храм-на-Крови был украшен портретами Царственных Страстотерпцев; Архиепископ Екатеринбургский и Верхотурский Викентий разговаривает с паломниками  на Ганиной Яме; К Святому Царю — с покаянием; Стелла и Сандра изучают Россию и любят ее.

Ольга Круглова
Фото автора.
15.08.2008
894
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
4 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru