‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Наше дело правое

Беседа с воинским священником, вернувшимся из мест, где проходит спецоперация Вооруженных сил России.

Беседа с воинским священником, вернувшимся из мест, где проходит спецоперация Вооруженных сил России.


Иерей Михаил Советкин в бронежилете. Пасха 2022 г.

Священник Михаил Советкин - клирик храма в честь Казанской иконы Божией Матери города Кинеля Самарской области. Он также окормляет воинское соединение общевойсковой армии Центрального военного округа. Недавно батюшка вернулся из длительной командировки, как говорят в войсках, «за ленточку» - туда, где непосредственно идет спецоперация российских войск по освобождению Донбасса, демилитаризации и денацификации Украины. Три недели рядом с воинами, под грохотом обстрелов и разрывами снарядов…

Вскоре после возвращения в Самару отец Михаил приехал к нам в редакцию. «Есть что рассказать и показать».

А начал свой рассказ батюшка с воспоминания о том, как приближался праздник Пасхи, и нужно было поздравить с этим величайшим праздником наших воинов, которые выполняют свой воинский долг на Украине.

- Одна епархия пожертвовала очень много куличей, крашеных яичек. Спаси Господи их за эту благотворительность. Гуманитарная помощь вышла большая. Я получил разрешение воинского начальства поздравить моих подопечных воинов и 23 апреля, в Великую Субботу, приехал. Преддверие Пасхи, все были рады. Начал раздавать куличи. «Ну, говорю, пока еще Христос Воскресе не поется. Надо подождать до двенадцати ночи».

Хочу большое спасибо сказать протоиерею Алексию Гладуну, руководителю отдела по благотворительности и социальному служению Самарской епархии, - он откликнулся на мою просьбу и передал гуманитарную помощь. Потому что не один месяц бойцы вдали от дома, поизносились. Белье, носки… - всё это очень нужно ребятам. Воду минеральную тоже - там, где я был, вода с запахом сероводорода, а ведь не везде есть фильтры. У кого проблемы с желудком, тяжело…

- Помню и я неприятный привкус воды на дорогах Украины.

- И мы поэтому собираем в гуманитарную помощь и бутилированную воду.

По благословению Епископа Кинельского и Безенчукского Софрония и настоятель нефтегорского храма в честь Великомученицы Варвары протоиерей Николай Советкин (старший брат отца Михаила - ред.) организовал сбор гуманитарной помощи. Большая благодарность прихожанам - собрали, что необходимо.

Помыться там проблема. На Украине какой-то налог большой на баню, и в частных домах бани редко увидишь. Только уличный душ. Но было холодно, и не всякий раз сможешь искупаться. А тут был сильный ветер холодный, и я после душа простыл, двое суток лечился и больше так не рисковал. Я супруге-то перед отъездом особо ничего не сказал: так, мол, буду рядом с границей. Связи нет, звонить не смогу… А тут приехал, она: «Ты что это, помыться, что ли, негде было?» - «Да на Украине бань, считай, не сыщешь». - «Какой такой Украине?!» Проболтался!.. Пришлось ей рассказывать, где быть довелось. Ну что - живой, слава Богу. Благодарю за молитвы прихожан Казанского храма в Кинеле. Приехал - позвонил, прихожане обрадовались: батюшка, молимся, ждем тебя! И тоже собрали гуманитарную помощь.

- Один наш общий знакомый, раб Божий Алексий, во время вашей командировки заказал о вашем здравии в Псково-Печерском монастыре Неусыпаемую Псалтирь на полгода. Да и еще у вас есть молитвенники, с которыми вы и не были знакомы…

- Всех благодарю за молитвы! Молитва - она чувствуется. Потому что сколько всяких ситуаций, обстрелы. Всё рядом, но - всё мимо. Господь милует нас по молитвам. Господь как сказал: где двое или трое собраны во Имя Мое, там Я посреди них. Вот - Господь с нами.

Когда я только приехал, в одном подразделении раздаю куличи, пришли наши солдаты-контрактники. Беседуем. Офицер вышел: «Что это вас так много собралось! Смотрите, а то ведь вон, летают…»

Я и значения этим словам не придал: что там летает?.. А над нами украинские безпилотники кружили, и буквально через две минуты пошли прилеты минометные.

- Хотя бы без жертв обошлось тогда?

- Было двое контуженных. Не ранения, но тоже ведь травмы. Ну - побегать пришлось, до подвала бежать. Молодость вспомнил…

Отец Михаил Советкин в молодости проходил срочную армейскую службу в Афганистане. Потом уже полковым священником были командировки в Сирию, Нагорный Карабах… И вот - зона боевых действий в ходе спецоперации.

А 24-го Пасха, Христос Воскресе! - поздравлял всех. Попросил у командира соединения разрешения, чтобы мне в подразделениях быть, а не при штабе. Он разрешил. И вот мы по подразделениям поездили, поздравили бойцов. Все довольны. У нас много православных.

Многие вместе со мной «Христос Воскресе из мертвых», «Воскресение Христово видевше» пели, молились…

- Было кому подпевать?

- Было, да. Солдаты молятся. Иконочки, крестики, молитвословы раздал им. Даже мусульманские молитвословы были с собой, раздал мусульманам. Как ведь рассказывают про Мариуполь. Мирные жители сидели в подвалах, и когда услышали клич чеченцев, они перекрестились от радости: «Слава Богу, русские пришли!» Мусульмане так же сражаются за Родину, плечом к плечу с нашими бойцами - у нас Родина одна.

В бою помогает молитва

- А удалось вам послужить - пусть не Литургию, так молебен?

- Молебны я служил каждый день. Троих солдат покрестил. Исповедовал, причащал - запасные Дары взял с собой. Молебны служить было просто необходимо.

У нас тоже есть безпилотники. Мне довелось увидеть на экране, что называется, в прямом эфире то, что происходило в местах боев. Одно поселение штурмовали, наши бойцы пошли в атаку - и из этого села им навстречу выехали два украинских танка. А у наших закончились боеприпасы к гранатометам и ПТУРам. Такая сложная ситуация возникла. Они по рации сообщают своим: что делать-то? Нужно подкрепление, а рядом никого нет. Ну я встал на молебен «Иже иде на супостаты…»

И вот, знаете, Господь всё управил. Наши танки подошли, противотанковые снаряды подвезли, и победа была за нами. Два танка украинских сгорели, и их пехота отошла. На следующий день это селение мы взяли. Раненые были, но «двухсотых» в этом бою не было. Насколько сильна молитва.

Духовная брань

- В одном селении познакомился с местным батюшкой - хороший батюшка такой. Разговорились с ним. Так вот по словам батюшки, его духовник, когда еще живой был, сказал, что Ющенко - был, помните, на Украине такой президент - и Тимошенко - «девушка с косой» - продали Украину Западу. То ли для добычи сланцевой нефти, то ли ради черноземов, уж не знаю. «Мы тут и жить не должны, не нужны мы».

У этого священника супруга из Нижнего Новгорода, в 2009 году она умерла, остался он вдовцом. Сам он 56-го года рождения. И вот он рассказывал, что когда приехал в 92-м году в это село, там было много колдунов. «Моя матушка, говорит, в хоре пела, а храм только еще строился, перегородки не было. Эти колдуны впятером подходят - она в обморок падает, сознание теряет. И мне к дому, к машине чего только не подкидывали!.. На смерть делали. Но эти сильные колдуны умерли, остались те, что послабее».

Оккультизм у них и на государственном уровне: в конце марта советник президента Украины Арестович и его сподручные позвали колдунов со всей Украины, на какой-то Лысой горе пытались наводить порчу на наше руководство, лично на Владимира Владимировича и на российскую армию. Как бы мы к этому ни относились, бесовские силы есть. А значит, нам надо ограждать себя крестом и молитвой. И молиться за нашего Президента и армию. Горячо молиться!

Но скажу еще о том батюшке. Как получилось. Я и с прихожанами его познакомился. Подходят ко мне прихожане и говорят: «Нашего батюшку арестовали». Опять же - по доносу местных жителей - не тех ли самых колдунишек, - которые оговорили батюшку, будто он является наводчиком артиллерийским. Понимаете, насколько у них злоба на Православие! Бесы не помогают, так они пошли таким путем, оклеветали священника.

- Вот это да! И как же ему было доказать свою невиновность?

- Удалось. Но обвинение серьезное, два дня он был под подозрением. Он потом рассказал, что его никак не обижали, у нас хорошие профессионалы, во всем разобрались. «Но, - горько так пошутил, - если второй раз будут допрашивать, я во всем сознаюсь!» Насколько морально тяжело такое. Эти сатанинские силы бесовские не успокаиваются, так и раскачивают ситуацию. Их нужно изгонять до конца с нашей земли - я считаю, это наша русская земля.

И вот тот батюшка, с которым я встречался, хороший, настоящий оказался. А под Киевом один украинский священник действительно был наводчиком. У него нашли и рацию, и шифры, всю эту атрибутику. Вот два батюшки: одного оклеветали, а другой-то в самом деле действовал против нас.

Но у многих священников там дети мобилизованы в украинскую армию, и отцам трудно принять сердцем, что, может быть, сейчас стреляют в его сына, сражающегося с оружием в руках против наших бойцов. И не всякий сможет простить гибель сына. За кого он будет молиться?.. Кому, как тот киевский священник, оказавшийся наводчиком, будет помогать?

На Украине нас особо-то с цветами не встречали. Во-первых, люди боятся. Боятся, что мы уйдем, а они останутся. И с ними жестоко расправятся. В одном освобожденном селе - там стоял батальон порошенковских наемников, наши их выбили - побывал и российский корреспондент, хотел взять интервью у жителей. Все отказались, кроме главы поселения.

С главой поселения я тоже разговаривал. Спрашиваю: ну что, вы еще не отсеялись, не посадили ничего? Как-то жить надо будет. А после порошенковцев целый экскаваторный ковш банок из-под энергетиков остался. Ну, говорю, сдадите эти банки, хоть деньги будут. Он так на меня обиделся: «Зачем нам сдавать - у нас земля есть! На земле будем работать, у нас все будет». Он работяга, он действительно хозяин земли. Нет у него в сердце никаких нацистских лозунгов. Такой будет землю пахать и кормить свою семью и односельчан. Вот такие люди есть, Украина в общем-то не потеряна.

И селяне рассказывают. В первые дни после освобождения им привезли гуманитарную помощь, и корреспондент спрашивает: можно вас сфотографировать? - Можно, можно. Он это видео на ютубе выложил. А у них один националист жил в селе, удрал во Львов. И он, сидя во Львове, увидел этот ролик, узнал своих соседей и оставил отклик: всем вам хана, приеду, поубиваю. Вот и спрашивается: что, нашим остановиться на границе Луганской республики или идти до Львова? Надо же людей защищать, а нацистов выдавливать. Пусть едут в Европу, они там уже себя «хорошо» показали. Даже такое: в Германии хотели сжечь российский флаг, а спалили дом, который им предоставили для жилья.

Они готовились давно

На Украине готовились к военному противостоянию с Россией восемь лет! Там, где я был, мы включали украинское телевидение, смотрели - пропаганда у них работает мощно. Заболтают чуть ли не любого. Если там два дня не вставая посидеть у телевизора, уже того и гляди сам начнешь кричать украинские речевки…

В одном освобожденном селе нам рассказали, что еще за две недели до начала российской спецоперации туда приехали ВСУ, пристреляли позиции, откуда вели потом обстрел российской стороны. Причем им было все равно, днем ли или ночью, ходят люди, свои же украинцы, или никого нет на улицах - для них такие «мелочи» как жизнь человеческая ничего не значат.

Да что говорить, если они своих раненых, с которыми сражались плечом к плечу и с которыми ели, считай, из одного котелка, зачастую бывают такие случаи - пристреливают! И трупы своих убитых солдат оставляют на поле боя. Наши собирают и раненых, и тела «двухсотых». А от разлагающихся тел украинских солдат такой смрад!.. Зато так их военноначалию легче приуменьшать сведения о потерях, которые несут украинские войска. «Нет тела - нет дела». Родителям сообщают, что их сын пропал без вести, и никакой компенсации им не выплачивают. Экономно так.

Так вот, о том, что на Украине давно и основательно готовятся к войне с Россией. Я привез с собой учебники украинские - «Защитник Отчизны», за 10 и 11 классы, это учебники по начальной военной подготовке. К слову, это для нас же большой сигнал. Если мы хотим, чтобы у нас были защитники Отечества, их же нужно со школы воспитывать. И надо нам в образовании у себя порядок наводить. Не превращать страну в военный лагерь, конечно же, но нужно серьезно готовить парней к армии. На Украине десятиклассники изучают основы медицинских знаний: военно-полевая хирургия, военно-полевая медицина. То есть их учат оказанию помощи при ранении: остановить кровотечение, перебинтовать, наложить шины при переломе и так далее. Если у нас не каждый взрослый может сделать правильно искусственное дыхание - ребра может переломать, - то у них этому учат школьников.

- В свое время если не всему, то многому из этого нас учили. Так что это не открытие украинской педагогики, а то, что уже было в советской школе.

- Вот и нужно то лучшее, что утрачено, возвращать в российскую школу. А посмотрите украинский учебник за одиннадцатый класс - это уже тактические знания! Разведчики моей бригады рассказывают, как в своем рейде вошли в лес - и напоролись на украинскую засаду: «Они сидят в окопе тише воды, ниже травы, незаметные. А мы подходим, они поднимаются и открывают стрельбу». Всё чисто по учебнику! Уже в школе учат делать засаду, учат языку жестов, другим тонкостям. Наши офицеры полистали учебники, и кто говорит, что это уровень сержантской школы, кто - что близко к первому-второму курсам военного училища. Школы - я был там не в одном селении - оснащены и учебным оружием, и противогазами, и другим военным инвентарем. На Украине всерьез готовят своих школьников к боевым действиям. На школьных уроках и в специальных детских военизированных лагерях. И это та самая милитаризация страны, против которой в том числе и предпринята российская спецоперация.

Но и нам нужно заниматься детьми. Творчество надо развивать. Творчество! - а не всякие извращения, не безвкусицу. Но надо всерьез изучать математику - без этих знаний не стать хорошим артиллеристом. Что такое артиллерия - это алгебра и геометрия, это расчеты. Нужны грамотные специалисты.

После боя сердце просит музыки вдвойне…

Сколько у нас народных песен! Там, где идут бои, в минуты затишья бойцам не хочется петь про «два кусочека колбаски». Поют - «Выйду ночью в поле с конем…», или - «От героев былых времен Не осталось порой имен…» Такие вот песни.

- А бойцы - поют?

- Да конечно, поют. Где-то гитару нашли… С этим всё в порядке. Эти песни и русская классика действительно вдохновляют. И смысл несут они, и чувства подлинные вызывают.

И было даже, от линии фронта далековато, но приезжали к ним артисты, выступали с хорошим концертом. Не все ведь такие, как с ненавистью обливающие грязью вскормившую их Россию некоторые «звезды».

Так что давайте порядок наведем и в умах, и в сердцах, а всё ненужное, что нам навязывалось столько лет, надо убирать из нашей жизни. Детьми надо заниматься, учить целомудрию. А то сейчас в 14-15 лет уже торопятся «стать взрослыми» - и вырастают рыхлыми, дохленькими. Автомат поднять не могут. Всему свое время! Надо нам заниматься детьми, воспитывать и возвращаться в Православие.

- Нам ведь противостоит не только украинская армия. Им активно помогает Запад.

- Как маршал Жуков сказал Рокоссовскому еще в 45-м году: «Мы освободили их от нацизма. Они нам этого не простят». И не прощают. На Украине очень много оружия и техники западной. Они пытаются руками украинцев как можно больше нанести урон России. Ну - я надеюсь все-таки на милость Божию. Господь всё управит.

Разговаривал с пленными - не с нациками, а просто из ВСУ, - так вот они говорят, что большинство нациков плотно сидят на наркотиках. Утром и вечером им делают уколы, и еще таблетки. Они ни есть, ни пить не хотят. От наркоты у них взрыв энергии - и внушаемость. Безпрекословно всё выполняют. Самые античеловеческие приказы.

Наша рота штурмовала один перекресток. А задержали их на целый час двое нациков: один удачно укрылся в трубе, его не достать, а второй за мешками. БТР мог бы подойти и снять обоих, но была вероятность, что у них есть ПТУР и они могли подбить машину. Но все равно наши подошли, ликвидировали это «гнездо». И увидели там целую кучу использованных шприцов.

С идейными нациками, взятыми в плен, я не разговаривал. А вот был там мобилизованный резервист, он из Винницкой области. «Собрали, - говорит, - нас таких, уже в возрасте, заставили матчасть изучать. Скомандовали бежать кросс. Через пятьсот метров один от инфаркта умер».

У них тактика такая: первыми бои ведут строевые части, а когда наша артиллерия начинает их прореживать, они уходят и оставляют вместо себя резервистов, как пушечное мясо. А сами вроде заградительного отряда держатся позади, чтобы те не убежали.

Милость Божия

Воевать сколько будем еще, не знаю. Знаю одно только: бойцам надо сражаться, а всем нам молиться надо, и Господь всё управит. Всем: и бойцам, и тем, кто ждет их дома. И тем, у кого вроде бы нет там никого близких. Все они наши ближние. Они за нас сражаются.

Случаев чудес Божиих очень много. Вот - освободили наши одно село. Двое-трое суток машины и БТРы ездили по дороге. А потом - уж не знаю, может быть, сигнал получили, - саперы решили проверить эту дорогу. И сняли двенадцать противотанковых мин! Ни одна из них не взорвалась под тяжелой техникой. Вот такая милость Божия. Поэтому надо молиться всем миром.

Один солдат - я его окрестил еще в Самаре, этого солдата. Ну а там встретились, и он поделился: «Батюшка, такое чудо - мина прилетела от миномета и разорвалась в метре от меня. Осколки разлетелись рядом. И ни один в меня не попал!» - «Ну вот видишь, - говорю. - Значит, молится кто-то за тебя».

Молебны служил каждый день, читал Псалтирь. Чтобы практически была непрестанная молитва. И благодаря этому, считаю, потерь меньше, чем могло быть. Раненые есть, но все же Господь жизни сохраняет. Это, я считаю, главное назначение батюшки в войсках - молиться и просить Бога, чтобы Господь хранил жизни бойцов.

- Ну а те, которые ушли в Вечность, - они погибли за правое дело.

- Многих из них я знал. Не всех, но многих. Царство Небесное!

И опять же инициатива пошла от офицеров - увековечить память погибших. Я предложил им построить на территории части храм в память о погибших воинах. В поселке есть храм Николая Чудотворца, и тогда кому-то виделось лишним строить храм еще и в соединении. Но воины хотят свой храм иметь, чтобы было куда прийти, свечку поставить, помолиться за погибших своих друзей. Вот такое желание есть, но решать не нам. А предложить можем.

Нам - молиться и побеждать. Всё. Армия российская, слава Богу, хорошо обезпечена. Но молитесь за наших воинов.

Победа будет за нами, однозначно. Потому что зло, которое безчинствует на Украине, надо искоренять. Мы должны помочь украинцам избавиться от ненавистнической идеологии. Это же наши братья.

- А раненых бойцов вы навещали?

- Я при санчасти был. При мне раненых привозили. И я с ранеными бойцами разговаривал. Кого-то успокоить надо. Привезли бойца, у него ранение в конечности. И он переживает: отрежут, не отрежут… Стараешься найти нужные слова…

Были и «двухсотые», погибшие воины. Царство Небесное погибшим воинам, помощи Божией воинам, которые с оружием в руках защищают интересы нашей Отчизны.

- Погибших вы отпевали?

- Нет. Литию служил. Потому что Пасхальная седмица была. Думаю: отвезут домой, там уже батюшки отпоют. И родные будут стоять у гроба. Литию - конечно, служил. Молился. Иных ведь знал. Я у себя даже фотографию удалил, потому что тяжело смотреть на такое. Я знал этого человека… Вспоминать больно.

Гвардии отец Михаил

С начала спецоперации и даже за три недели, пока я там был, мы много населенных пунктов освободили. Соединение получило звание Гвардейского.

- Так было радостно, когда мы в редакции узнали об этом! Говорим: ну вот, отец Михаил теперь гвардеец!

- Да, командир соединения так и сказал: «Ко мне обращаться - товарищ гвардии полковник, а к батюшке - гвардии отец Михаил!»

И еще приведу слова, которые услышал от нашего командира: «Если даже останется один взвод, я буду с ним. Пойдем в атаку за нашу Родину!»

Поэтому - гвардейцы мы!

Многое зависит от командира, какой он крепости духа. Это даже говорить не надо - видно же человека, когда он команды отдает, руководит боем.

- В вашем соединении только молодые бойцы или есть и те, кто уже понюхал порох в горячих точках?

- Есть - у кого за плечами Нагорный Карабах, Сирия… Многие прошли серьезный боевой путь, для них это не первое столкновение с противником. Поэтому и задачи выполняем такие… невыполнимые даже. Вот эти заслуги наш Президент оценил и присвоил соединению звание гвардейское.

Просто герои. У бойца ранение, около глаза осколок, а он отказывается уезжать: «Нет, я останусь! Врачи сказали, осколок сам выйдет». И таких много: кто легко ранен в ногу, кто еще куда, но они не уезжают, остаются. Гвардейцы.

Вот они - русские воины. Даже когда в меньшинстве, мы наступаем. В одном поселке было до пятисот вэсэушников, а наших всего сто двадцать человек. И наши взяли этот поселок! Такой случай противоречит любому требованию воинского искусства. Должно быть трехкратное превосходство в живой силе для успешного наступления. А тут - сто двадцать против пятисот. Я считаю, что Господь помогает. Не в силе Бог, а в правде.

- Письма из дома приходят бойцам?

- Приходят, и не только из дома. Письма от детей - как в Великую Отечественную солдатам писали на фронт: «Дорогой незнакомый боец, отважно бей фашистов!..» Так и сейчас дети тоже пишут, и солдаты с удовольствием читают и перечитывают. Я привез оттуда большой пакет писем к нам в музей войскового соединения. Это хорошая поддержка и моральная тоже, все понимают, что делают правое дело.


Священник Михаил Советкин в командировке.

- А не было у вас соблазна во время боя по старой памяти взять автомат и…

- Был. Но мне же как священнику нельзя брать оружие в руки. Однажды ситуация была напряженная… - всё не могу рассказать. Была серьезная угроза, рядом не было резервов никаких. И меня спросили: «Батюшка, что ты можешь?» - «Могу быть водителем БТР». - «Ну хорошо, батюшка, мы на тебя рассчитываем». И если бы потребовалось - я же водитель-профессионал. Мог повести БТР, мог на машине вывезти с поля боя раненых.

- Вы же не единственный из священников, кто был вместе с бойцами «за ленточкой»?

- Не единственный. Есть там наши батюшки, хотя не так много. Но и среди этих батюшек есть пострадавшие. Отец Олег Артемов - вы уже писали об этом - погиб, но не во время боя, его накрыло артобстрелом в Белгородской области. И трое полковых священников тяжелораненых. Но взять такой аспект. Если погиб боец, его семья получает обусловленную контрактом компенсацию. Серьезную компенсацию, которая как-то помогает пережить потерю кормильца его семье. Отца Олега Артемова хоронили - духовенство Санкт-Петербургской епархии скидывалось, а от министерства обороны был венок, соболезнования и орден Мужества. И всё. Поэтому из священников «за ленточку» идут только добровольцы, чисто из желания быть со своей паствой, поддерживать дух воинов. И на них никакие компенсации в случае ранения или гибели не распространяются. Пока вот так.

Черное солнце

- А какой дух у украинских воинов?

- Ну вот - гильза с подбитого БТРа украинского. БТР сгорел, но крупнокалиберный пулемет остался целым, решили снять его и народной милиции ЛНР или ДНР отдать. Сняли пулемет, а эта гильза от патрона была приспособлена на ручке переключения, как какой-то чехол. Наши бойцы мне ее принесли: «Батюшка, что это такое?» А на ней, видите, написано: «Черное солнце».

Когда-то германские эсесовские войска вешали себе такую эмблему - черное солнце. И у язычников тоже этот символ. Вот и спрашивается: какая тут связь? А связь самая прямая. Кому они молятся.

- Это стреляная гильза от большого патрона…

- От крупнокалиберного пулемета танкового. Они ее покрасили в оранжевый цвет и нарисовали на ней эмблему черного солнца с кривыми, как паучьи лапы, лучами, рядом написали: «Черное солнце». Это для них тоже как своеобразная икона. И когда он переключает пулемет, досылает патрон, он считает, что придает патрону эту бесовскую энергию…

-…и что черные силы рядом с ним.

- И что эти черные силы ему помогают. Вот это показатель, с какими мыслями ведут бой их солдаты и на кого они надеются. Явно не на Бога.

- Я читала, что в захваченном нашими штабе минометчиков ВСУ все стены исписаны сатанинскими символами.

- В том-то и дело! Сейчас, бывает, слышится: «Они же такие же православные братья!..» Но я с уверенностью могу сказать, что православных там меньшинство. Во-первых, у них произошло разделение церквей, бушует раскол. Уже и раскольники между собой разделились. Да еще и греко-католики, униаты, католики, а также протестанты - паства «кровавого пастора» Турчанинова. У них такое искаженное понятие: если ты богат - неважно, каким путем обогатился, - значит, на тебе благословение и ты уже спасен. Поэтому они и распродают Украину. Даже землю! Яценюк говорил: «У нас чернозема на триста миллиардов, мы можем продать и будем жить хорошо». Их задача - награбить побольше, а еще нанести урон России.

Сейчас в мире большая тревога о том, что наступает продовольственный кризис. Мы не представляем, какое у нас есть богатство: земля, которая может плодоносить! Это нужно ценить - и это нужно защищать.

Наше дело - молиться и биться с врагом. Победа будет за нами, а когда отгремят бои, будет суд над нацистскими преступниками и предателями украинского народа.

Записала Ольга Ларькина.

346
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
7
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2022 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru