‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Любящий всегда прав

Из переписки редактора.

Из переписки редактора.

В редакционных буднях бывает так: ответишь на чье-то письмо или сам задашь вопрос, а потом понимаешь - а ведь это может быть важно прочесть не только адресату. Но также и читателям. Тогда эти письма откладываешь, чтобы не затерялись в ворохе сиюминутных бумаг. Чтобы потом к ним вернуться. Так как адресаты этих моих редакторских писем не давали согласия на публикацию их высказываний, я не называю их имен и не привожу их строки. А только то, что сам по какому-то случаю им написал.

Здравствуйте, мать Н.!

Очень рад, что Вы, наконец, отыскались и прислали нам новые произведения.

Прочел рассказы, они написаны качественно, рука стала тверже, явных литературных огрехов почти нет. Но пойдет в печать только один рассказ: «Звездочка, не плачь» (он вышел под другим названием - ред.). В нем есть что-то существенное, помимо монастырского быта, который Вы описываете, конечно, со знанием дела. Рассказ этот, если Бог даст, опубликуем в ближайших выпусках.

Второй рассказ на монастырскую тему - о строгости послушания, он получился безпросветный какой-то. И если спросить, о чем рассказ, ответ будет такой: послушание есть абсолютный принцип монастырской жизни, доведенный до истины в последней инстанции. Что Вы и пытаетесь художественно доказать своим произведением. На этом пути есть у Вас странные высказывания. В одном месте прямо говорится: «Послушание игумении - это послушание Богу». Звучит красиво, прямо как в древних патериках. Совершенно не хочу Вас настраивать против послушания - Вы инокиня и для Вас в особенности послушание это норма. Все мы находимся в послушании, на этом держится многое в духовной жизни. Но мы живем в эпоху, когда некоторые нормы поколеблены и нуждаются в уточнении. И опасно чему-то хотя и важному, но все же второстепенному придавать абсолютный характер. Для нас на первом месте Бог. Послушание Богу первично. Слепое же послушание в наш век делает послушника очень удобным для монастырского применения, но может привести к духовным падениям и неврозам и проч. То есть смущает, конечно, не само послушание, оно необходимо в правильной духовной жизни, а абсолютизация принципа. Абсолютен и всесовершенен только Господь. А у Вас послушник всегда прав. Вы и назвали рассказ характерно: «Послушник не ошибается». И если ошибается, то он просто плохой послушник. Это какое-то новое богословие. Лучше бы вы назвали рассказ «Любящий всегда прав», это более точно.

Или Вы не видели за годы, проведенные в монастыре, срывы и кризисы из-за такого вот безапелляционного «обожествления» послушания? В монастыре, как и везде в Православии, на первом месте должна быть любовь, а уж потом только послушание (хотя это - важнейший монашеский обет, но все же наряду с другими обетами нестяжания и безбрачия). Сам Господь в земной жизни ждал от учеников не столько послушания, сколько любви. Об этом Его слова в последние Его земные часы среди учеников: «Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам. Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями» (Ин. 15:14-15). На первом месте - ЛЮБОВЬ. Если послушание идет от любви, то это угодное Богу послушание, и оно приводит к спасению, а не к неврозу. Если же послушанием пытаются заменить любовь (что, к сожалению, сплошь и рядом), если послушанием восполняют отсутствие любви, то это не послушание в Христианском значении слова, а оскорбление образа Божия, осмеяние великого принципа любви. Да и великого принципа послушания тоже. В аскетике есть описание искаженного понятия: «будь послушным, как труп». У Вас в рассказе не только не проведена грань между послушанием по любви и послушанием как внешней дисциплины, но и принципиально эта грань отсутствует. И даже поэтизируется некое уклонение от нормы. А это довольно-таки соблазнительно для читателей. В узилище ведь тоже всё на послушании держится, но о любви там говорить не приходится. Так значит разница между тем, что такое послушание христианское и не христианское, все же есть? К послушанию, как и ко всему вообще в духовной жизни, нужно подходить с рассуждением. Чтобы не получилось как в присказке: «Приказываю не исполнять моих приказов!»

Если кто-то подумает, прочтя ваш рассказ, что наши монастыри такие, как Вы здесь описали, то есть что там голое послушание как принцип и есть «стержень» всему, а не любовь, то вы, желая блага, можете наломать дров. Ведь это совсем не так! И именно любовь, теплота души всегда притягивала в монастыри «изголодавшихся» в миру по любви паломников. Потому и пишу так много. Этот рассказ духовно не просветлен. Тащить сковородку в библиотеку, а не на кухню, чтобы лишь проявить слепое послушание игумении - как это происходит у вас в рассказе - оскорбительно для образа Божия, и не красит ни игумению, ни послушницу. Это не послушание, а в лучшем случае игра в «начальники-послушники», как в детстве играли в «дочки-матери». Про худшие случаи и не говорю…

Всего пару дней находился я под гостеприимным кровом Наровчатского Свято-Троицкого Сканова монастыря в Пензенской епархии в пору игуменства там матушки Евстолии (Фроловой, 2010 г.). И до сих пор с благодарностью вспоминаю те дни! При игумении Евстолии никому бы и в голову не пришло «сажать лук корешками вверх» (есть такая монастырская байка) или тащить сковороду в библиотеку. Ведь она любила сестер обители, относилась к ним как к чадам. В монастыре жила любовь. Сестры обители хотели ей во всем угодить, потому что взаимно любили. И брызги этой любви доставались паломникам и всем, кто хоть как-то, хоть сбоку припеку оказывался связан с обителью… При мне был случай: в монастырь как раз приехала машина с «флюорографией». Все сестры безропотно прошли медицинскую процедуру: надо, значит надо. А одна сестра, ну, как бы замедлила, не хотелось ей почему-то проходить эту процедуру (возможно, потому что при флюорографии на минутку надо снять нательный крестик, но это я лишь предполагаю). При мне пришла она сказать про отказ к игумении Евстолии. А игумения так ласково ее попросила, не как начальница, а как старшая, как мать. Сказала, что это для ее же пользы. Так что «упиравшаяся» сестра сразу же улыбнулась и, как мне показалось, с радостью пошла флюорографию проходить.

Чтобы проиллюстрировать искореженное, доведенное до крайности «послушание» без Христа, приведу античный пример. Где-то читал (кажется, у М. Кузьмина, «серебряный век») жизнеописание Александра Македонского. Чтобы впечатлить своих противников, пришедших к нему на переговоры, он жестом, чуть ли не кивком головы указал двум юношам из своего войска сброситься с высоченной скалы, что они и сделали. После этого переговорщикам стало понятно, какое страшное войско перед ними. Да, послушание - сила! Но какая сила? Это ведь тоже было «послушание». Но основано оно было на страхе. Когда один страх пересиливал другой (не стоит и фантазировать, что бы сделал завоеватель с ослушавшимися его приказа воинами).

Я всецело «за» послушание, и сам пытаюсь в меру духовных сил этому принципу следовать. Но за послушание по любви. Нет ничего выше на земле власти любви. Это и есть та власть, которой хочется подчиняться.

Мать Н.! Вы тонкий человек, хрупкий, поэтический, вам ли становиться певцом твердокаменных «принципов», из которых, возможно, выхолостилась любовь? Надеюсь, Ваш монастырь на любви зиждется, и у вас в монастыре (дай Бог, если так, я только очень рад этому) всё на послушании по любви стоит. Но ведь художественный рассказ всегда обобщение. И потому так вот обобщать не нужно.

Простите, если Вас чем-то задел. Вы вправе не придавать моим словам значения.

«О Богохранимой стране нашей Российской!»

Благословите, отец N! Прошу Вас прочесть мою статью «Летняя мозаика», она была опубликована в газете «Благовест» (№ 17 за 2021 год). В конце статьи речь идет об одном богослужебном вопросе, о котором прошу Вас прочесть. Вдруг этот отрывок из моей статьи окажется для Вас полезным? Моя просьба связана с тем, что в храме на ектении почему-то не произносится Вами одно очень важное слово - «Богохранимой стране нашей РОССИЙСКОЙ». Может быть, Вам будет интересно прочесть такой взгляд на это. С уважением и признательностью.

…Отец N, смысл Вашего ответа я понял и хочу возразить. В Российской Империи можно было, наверное, такое прошение вслух и не проговаривать, хотя мне это и не очевидно. Крепко стояла тогда под водительством царей наша Держава! И за каждой Литургией молились о Благочестивейшем Государе, который, можно сказать, и был олицетворением Богохранимой Державы Российской. Так что ссылка на приведенную Вами страничку из дореволюционного служебника не слишком убедительна.

Далее Вы совершенно справедливо пишете, что это прошение было введено Указом Митрополита Сергия (Страгородского) № 549 от 21 октября 1927 г. о поминовении за богослужениями гражданских властей («О стране нашей и о властех ея Господу помолимся»; на сугубой ектенье: «Еще молимся о стране нашей и о властех ея, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте»). Заметим, что тогда само имя Россия в названии нашего государства было заменено на СССР. Молиться о «стране нашей СССР» было бы как-то не очень уместно.

Но вот дальше не могу с Вами согласиться. Церковь не решала оставить это прошение в исходном виде, так как не ясно, что такое исходный вид у этого прошения. Много раз именно это прошение претерпевало изменения, сообразуясь с эпохой. И вот уже много десятилетий никаких рекомендаций пастырям на сей счет от Московской Патриархии не поступало. И сегодня, конечно же, нет никакого запрета на то, чтобы произносить полностью про РОССИЙСКУЮ державу. Это прямо не оговаривается ни в каких церковных документах.

Насчет «самовольного» добавления этого слова тоже с Вами поспорю. Вся Церковь не может ничего делать самовольно, потому что Церковь и есть столп и утверждение истины (см. 1 Тим. 3:15). И Ее «самовольство» есть голос Божий. Никакого самоволия в стремлении молиться о державе Российской, конечно же, не было и нет, а есть патриотизм и было естественное желание молиться за свою страну. А если у кого-то из духовенства желания так вот конкретно молиться о нашей стране не возникало, им по умолчанию дана возможность не произносить имени России за Богослужением, ограничившись простым указанием на «богохранимую страну» без указания конкретного имени, если им этого по каким-то причинам делать не хотелось. Если бы имело место самовольство, как Вы пишете, то рано или поздно было бы и разъяснение от соответствующих церковных инстанций, что так делать не нужно. Но таких рекомендаций по сей день нет. А те, кто не называет на Литургии нашу державу Российской, не нарушают «букву» служебника, но нарушают многодесятилетнюю церковную традицию, освященную именами многих российских подвижников. И делают это, скорее всего, по неведению и по уже успевшей выработаться привычке. Как это до сего дня, по крайней мере, делаете и Вы. И я совершенно не ставлю Вам это в вину. Но вот после нашей с Вами переписки, после того, как были высказаны противоположные аргументы, Вашу позицию неведением не объяснить. Это уже сознательное решение. А это уже другой уровень ответственности.

Я больше 30 лет хожу в храм, нахожусь на важном церковном послушании. То есть смиренно высказать какие-то свои мнения священнику могу. И уж тем более имею право просто попросить. И я прошу Вас, именно прошу впредь произносить на ектениях имя нашей Российской Державы полностью. А Вы уж сами решайте, как поступить. Ответ Ваш узнаю в ближайшее воскресенье, когда вместе будем молиться в храме на Богослужении.

Только сделаю еще одно существенное замечание. Почему Вы пишете в прошедшем времени: «делали» приставку РОССИЙСКОЙ (слово это, по-моему, не может быть «приставкой», это очень даже существительное слово, даже прилагательным не назову), «говорил», «добавлял» и т.д. Пишите в настоящем времени. Не делали, а делают очень многие священники сейчас, в основном те, кто старше Вас по возрасту и хиротонии, хотя и не всегда так. Скорее всего, разбираемый нами случай и правда имеет несколько решений и оставляется на выбор каждого конкретного пастыря. Этот духовный выбор значим, но все же в целом не определяющий.

И еще. Если Вы внимательно читали мои заметки в газете, то знаете, что в других странах бывшего СССР поминают на Богослужении Казахстан, Туркменистан, и служебник им в этом совершенно не помеха. Служебник почему-то мешает только российским пастырям в своем отечестве на Богослужении называть в ектении свою страну. Мы как-то уж очень выборочно скромны. Наверное, это «техническое» место в служебнике, технический пропуск, чтобы каждый дополнил-вставил свое. Так как служебник издается для всей полноты Русской Церкви, то есть и для Молдовы, и для Казахстана и других давно уже независимых государств. Вот почему нельзя в служебнике писать только про Российскую державу. Так как наша Церковь простирает свой омофор на много стран. Сейчас вот даже и африканские приходы к нам добавились. Что же им там у себя в Конго или Уганде за Россию-Матушку в своих храмах молитву возносить? Но в Богослужебной практике поминаться должны, конечно, те страны, в которых совершается Богослужение. Иначе бы наши братья и сестры за пределами России не поминали у себя в епархиях «Богохранимый Казахстан» и др.

Но по умолчанию каждому ясно, что надо молиться за свою страну в епархиях этой страны, и не стесняться имя своей родины произносить за Богослужением громко и молитвенно. Как это делают во многих других странах. Кроме нас, к сожалению. Хотя и у нас в России всё еще очень много священников продолжают давнюю традицию и молятся именно о России, а не о неназванной богохранимой стране.

По своему разумению полагаю, что просто от технической непродуманности этого богослужебного указания (как совместить в одном служебнике то, что он сразу для нескольких стран) постепенно опустили вообще произнесение названия страны. При этом, надо полагать, по умолчанию считается, что каждый пастырь и так произнесет ту страну, в которой совершает Богослужение. Но у нас же многие такие «буквалисты», они именно здесь, где это совсем не нужно, при техническом пропуске будут соблюдать каждую «букву» (чтобы в других случаях порой «буквой» пренебречь). Русские пастыри на протяжении десятилетий просто и спокойно дополняли ектению названием своей страны. И для всех это было естественно и понятно. Раз держава наша Российская, то как же это за Богослужением не возгласить?! И сейчас делает так если не большинство, то хотя бы половина пастырей. По крайней мере, в известных мне храмах.

Это хорошо, что Вы не против, чтобы другие молились «по старинке». Но воистину тревожно, что теперь вот постепенно упоминание своей страны уже становится почти что архаикой. Потому и я поднял эту тему в газете. Один батюшка при мне прочел статью и изумился. Оказалось, он молится то так, то этак - не задумываясь, почему и как правильно. Теперь, конечно, задумается и сделает правильный выбор.

Это ставшее чем-то едва ли не принятым теперь неназывание родной страны за Богослужением нас обезсиливает, по большому счету. А ведь никто не запрещает молиться как раньше, с указанием своей страны. Никому нагоняев от начальства за это не бывает. То есть нет никаких дисциплинарных оснований страну свою не называть. Так в чем же дело? А молодые пастыри (все-таки в основном молодые), увы, часто молятся по-другому. Это разрывает связь поколений. Это делает нас слабее. Прошу, хотя бы просто примите к сведению мои слова. Вы только начинаете свой пастырский путь, у Вас еще не сложились окончательно богослужебные привычки. Оттого и пишу Вам. Еще раз - простите Христа ради.

Антон Жоголев.

76
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Содержание:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2022 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru