‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Главное наше богатство - Православная вера

К 70-летию Митрополита Самарского и Новокуйбышевского Сергия.

К 70-летию Митрополита Самарского и Новокуйбышевского Сергия.

Время неумолимо движется вперед. Кажется, совсем недавно мы встречали Владыку Сергия, приехавшего на Самарскую кафедру, - стройного, чернобородого, энергичного, похожего на выходца из интеллигентной, профессорской семьи. Было это весной 1993 года, в небольшом каменном особняке на старой самарской улице, где находилось епархиальное управление.

Мне первому довелось взять интервью у Владыки. И с той памятной встречи появилось чувство радости от знакомства с таким священнослужителем, который словами и делами явил твердую уверенность в том, что настало, наконец, время выхода Церкви из-под спуда, из заточения, в котором она долго находилась. Настало время возвращения нашего народа к своей исконной вере. Именно тогда я узнал, что Владыка из простой крестьянской семьи, из рязанской глубинки - из мест, где вырос мой любимый поэт Сергей Есенин. Еще и от этого моя духовная привязанность к Владыке возросла.

Прошло более четверти века, а порой кажется, что это было вчера. И лишь когда снова встречаешься с Владыкой, уже Митрополитом, видишь серебро его густых волос, взгляд глаз, умудренных молитвенным стоянием и упорным деланием во имя Церкви Христовой, понимаешь, как немало минуло лет и как много пройдено и сделано.

14 апреля исполняется 70 лет Митрополиту Самарскому и Новокуйбышевскому Сергию. О биографии Владыки написано уже немало. И потому в этом очерке хочу рассказать о преображающей силе Церкви, ведь именно в этом заключается главная стратегическая линия всей жизни верных служителей Её. Поэтому скажу лишь о тех фактах, которые повлияли на духовную жизнь Владыки.

Малиновый звон

…Малиновый звон на заре,
Скажи моей милой земле,
Что я в нее с детства влюблен,
Как в этот малиновый звон.

Эти заповедные слова поэта Анатолия Поперечного стали народной песней. Ее слышит и Владыка Сергий, когда приезжает сюда, на малую родину, где родился и вырос.

В одну из вёсен мне удалось осуществить свою давнюю мечту - побывать в деревне Ханино Спас-Клепиковского района Рязанской области. Уж очень хотелось повидать эти места, увидеть Владыку не в парадном облачении, а в подряснике, подробнее поговорить о том, как вера Христова входила в его сердце.

И вот сидим у печки в его родном доме, пьем душистый травяной чай. В печи горят березовые дрова, за окном дождь, но огонь печи согревает, и Владыка говорит о сокровенном, главном, что формирует человека, дает ему духовный стержень на всю жизнь.

- Вместе с природой, которая окружает тебя, на генном уровне в сердце человека передается нечто, что хранили твои предки, что невозможно забыть. Это вера Православная, которую несли в своих душах отцы и деды, и пращуры, из рода в род, передавая по наследству, как главное богатство, именно веру. Об этом свидетельствует святоотеческое предание. Обратите внимание, что род, родня, Родина - слова одного корня. Это, к сожалению, не все у нас понимают. Под напором бытовых забот забывают, что есть душа, что живет она вопреки всему - пропаганде, идеологиям, которые приходят на смену одна другой. Но наступает время, особенно к старости, когда человек как бы вдруг останавливается, оглядывается на прожитые годы, стараясь понять, а для чего он жил? Зачем? Хорошо еще, если человек задает себе эти вопросы. Гораздо хуже, когда сердце вообще пустое - с ним и уходит человек в вечность.

Владыка встает, берет кочергу, умело ворошит дрова, не давая им тлеть, и они прогорают до углей, до золы. Потом садится, смотрит на огонь. Рассказывает, как в детстве любил вот так же смотреть на огонь в печке, мечтать, видеть нечто загадочное, тайное. Рядом мать, сестры и братья, тепло родного дома. На душе хорошо, светло. Печь - она и кормилица, и целительница от всех хворей. Хорошо забраться на полати после беготни на дворе и игр зимой и согреться, и ощутить себя защищенным от всего мира, в котором рядом с радостью есть и зло, его угрозы. Отец, Моисей Яковлевич Полёткин, прошедший всю войну, получивший от нее многие хвори, к старости любил забираться на полати над печью - кирпич вытягивал болезни.

А мама ставила в печь чугунки - со щами, с кашами, и такими получалась они наваристыми, вкусными - не передать. Владыка вспоминает забытое ныне слово - каша томилась, да и щи тоже. И чай заваривался так, как ни в одном сегодняшнем электрочайнике не заварить…

Евгения Ивановна, когда был ей 91 год (ушла из жизни в 94), рассказывала мне, как будила детей (а их в семье было девять) рано утром. Первым надо будить старшего Ивана, она, бывало, стоит над ним, легонько толкает: «Вставай, сынок, пора». Он выгонял коров на выпас. И ни разу никто из детей не ослушался, все росли в подражание отцу - рослыми, работящими с детства. Потом разъехались, завели свои семьи, остался Витя, «самый крайний», как она говорила.

Ему выпали заботы домашние по хозяйству. Главное, конечно, - косьба.

- Бывало, накосишься, придешь домой, все болит, утром еле встаешь. Так первые три дня, а потом втягиваешься в работу - уже она в радость, и, главное, приучаешься к каждодневному труду на всю последующую жизнь.

Рассказала Евгения Ивановна, уже в доме Владыки в Самаре, где она прожила последние годы, эпизод, который врезался мне в память навсегда. О том, как она вела сыночка на Пасху в церковь в Стружаны.

- А от Ханино сначала посуху надо идти километров семь, а потом гатями, через болото. Сыро, лед еще не сошел. Ну чего. Промокнешь, приходится ботинки снять, все одно толку от них никакого. Идешь босая, прямо по льду. Ноги-то сначала мерзнут, а потом ничего, привыкаешь. Меня как увидела моя знакомая, у церкви, ну к себе звать, отогреваться. А тут и служба, Пасха ведь.

И раздается малиновый праздничный звон колоколов.

Вот так шел мальчик Витя с мамой в свой первый храм. И как вошел в него, так и остался в Церкви на всю жизнь.

Родина начинается с храма

- Три деревни расположились по берегам реки Пра так, что сходились треугольником к мысу, где находился храм Николая Угодника. Величавый был храм, с высокой колокольней из красного кирпича. И когда звонили колокола, сзывая народ к службе, звон по реке разносился далеко-далеко. Вот это и есть тот малиновый звон, который полюбился мне с детства. Который и сейчас слышу, но уже не въяве, а лишь в душе. Храм-то ведь порушен… А рядом с храмом - погост. Там упокоилось около девяноста человек моей родни.

Владыка задумался, опять смотрит на огонь в печи.

- Проехать туда сейчас почти невозможно - дорога разбита, ухабы огромны - добираюсь туда по реке. Деревни-то опустели, некому на родные могилки прийти. Вот поэтому и запустение…

Назавтра едем на кладбище.

Дорога действительно запущена так, что проехать по ней можно, только если волей и терпением запастись.


У родного истока... Митрополит Сергий у себя на малой родине в Рязанской области.

Но вот и то место, где лес расступается и мыс уходит к реке. Храм отсюда хорошо виден - высится колокольня. Купола нет, но все-таки установлен наверху крест - как символ того, что храм будет восстановлен.

Видна и река Пра. Это слово в переводе значит «главный», «верхний». Выходит, оно и о праотцах, пращурах, которые и передали нам в наследство эту заповедную землю. Владыка надевает епитрахиль, возжигает ладан в кадиле, служит литию на могиле отца и матери, потом братьев и сестер. Эти могилы ухожены - здесь бывает не только Владыка, но и его сестра Мария, которая и сейчас приехала из Москвы. Дальше - уже больше кустарника, сирени, буйно цветущей. Еще дальше - березы, ели, сосны - лес…

Когда возвращаемся с погоста, Владыка говорит:

- У меня есть мысль создать здесь скит. Тогда и храм восстановится. Но предстоит согласовать все с местными властями. И найти людей, которые будут здесь молиться и жить. Вы только посмотрите, какие тут места…

Смотрю, и никак не могу понять, как же мы могли допустить такое - бросить заповедное, тихое, нежное, величавое и скорбное одновременно. И теперь вот оглушающее своей красотой и опустелостью... Ведь Родина начинается не с картинки в букваре, как поется в известной песне. Даже не «с хороших и верных товарищей», хотя мы их помним, конечно.

Родина начинается с Храма.

Вот он, стоит порушенный, молчаливый.

Взывающий к нашей совести.

Владыка молится.

Мне не один раз рассказывали, что в порушенных и опустевших храмах все же остаются Ангелы, и они поют, служат Господу и призывают нас скорее прийти сюда и снова возродить храм Божий, который даст нам силы, преобразит и нашу душу, и нашу жизнь, и откроет нам Врата Небесные.

И мне показалось, что и Владыка услышал пение Херувимов. И когда мы приехали к нему в дом, то я вспомнил, как он у нас в Самаре взялся за строительство Храма-Памятника, и что нам предстояло пройти, когда мы пошли за ним…

Храм-Памятник

В 1999 году Владыка призвал строить Храм в самом центре Самары и посвятить его 2000-летию Рождества Христова и 55-летию Великой Победы. На собрании инициативной группы Владыка Сергий предложил оформить народное устремление к Богу в общественное движение «Самара Православная», руководить которым выпало автору этих строк.

Это было двадцать с лишним лет назад - но каждый день того времени помнится особенно. Ведь этот порыв устремленности к Богу можно сравнить лишь с теми «клейкими листочками», о которых так проникновенно написал Федор Михайлович Достоевский. С той свежестью, чистотой, которая есть весной - так же раскрывается и наша проснувшаяся душа, устремленная к Богу.

Близилось 55-летие Победы в Великой Отечественной войне. И сразу определилось место, где должен стоять храм - на площади Славы, в память всех, кто ковал Победу, - на высоком берегу Волги, в центре нашего города.

Место определилось как нельзя более подходящее. И с точки зрения градостроительной - здесь сходятся осевые близлежащих улиц; здесь храм органически впишется в облик площади Славы, продолжая движение к небу устремленного ввысь памятника нашим землякам, творцам самолетов и космических кораблей; отсюда он хорошо будет виден и со стороны города, и со стороны Волги. И, что еще очень важно, - храм будет нашей памятью о порушенном Воскресенском соборе, который стоял в центре Самары и был славой не только нашего города, но и всей волжской земли.

Однако, одно дело - народное стремление к благому делу, другое - его осуществление.

Первое испытание оказалось непредвиденным: власти не давали разрешения на отвод земли именно в выбранном для строительства месте. Аргументы выдвигались такие: храм нельзя строить, потому что здесь сыпучие грунты, они не выдержат подобное сооружение; здесь законченный архитектурный ансамбль, не следует его нарушать; население города исповедует разные религии, не нужно так выделять Православие.

Не правда ли, ситуация очень похожа на те, которые происходят и сегодня во многих наших городах?

Но у взявшихся за праведное дело были свои контраргументы: на таком же холме через площадь стоит Дом правительства - куда более массивный, чем будущий храм, и он не обваливается, не «съезжает» к Волге; архитектурный ансамбль площади как раз и будет венчать храм, как издревле велось во всех русских городах; у нас на центральной улице стоят католический костел и протестантская кирха, но никто из населения русского города Самары не говорит о приоритете католиков и протестантов над православными.

И что же? Позиция власти не менялась, казалась несокрушимой. Но росло число ходатайств, писем в самые высокие инстанции. И была еще сила, которую невозможно было победить: молитва всей Православной Самары.

За три года, в которые возводился храм, многие преграды рушились внезапно, «вдруг», словно по решению некой силы, которая существовала помимо воли людей. Это проявилось с самого начала того дела, о котором ведется рассказ: власти «вдруг» разрешили строительство, когда, казалось, дело было утоплено в бюрократических проволочках.

Здесь уместно вспомнить высказывание Святителя Филарета, Митрополита Московского: «Можно сказать, что не столько человек созидает и посвящает храм Богу, сколько Сам Бог дарует Свой храм человеку».


Ректор Московских Духовных школ Архиепископ Владимир (Сабодан), впоследствии Митрополит Киевский и всея Украины, и иподиакон, студент семинарии Виктор Полёткин (будущий Митрополит Сергий).

Служение Владыки на Самарской земле начиналось в тяжелейшие для страны девяностые годы. Церкви только-только начинали разрешать открыто проповедовать Христа и за церковной оградой. Среди разрухи, смуты, стремительно меняющихся ориентиров надо было найти общий язык и с власть предержащими, и с интеллигенцией, и с молодежью, выбирающей свой путь в новой жизни.

Но Владыка Сергий недаром был воспитан в Троице-Сергиевой Лавре. Заветы Преподобного Сергия, который дал русскому духовенству твердые правила поведения в храме и в миру, помогли Владыке одолеть самые сложные препятствия. Жизнь подчас требовала решений, которые трудно предвидеть. И тогда помогала молитва, обращенная к своему Небесному покровителю - Преподобному Сергию Радонежскому. А вслед за ней - дела, поступки, труды. Они-то и снискали авторитет и признание тех, кто стоял во главе области и города, кто сначала присматривался, отговаривался под разными предлогами от настойчивых просьб Владыки, а порой и просто не отвечал на его звонки и письма. Но жизнь все поставила на свои места. «Каков поп, таков и приход», - говорит народная мудрость. Отношение властей к Церкви менялось год от года в лучшую сторону. И не только потому, что менялся идеологический климат в стране. Но еще и потому, что во главе нашей епархии, а теперь Митрополии, стоит более четверти века Архипастырь, одинаково уважаемый и прихожанами, и властями.

Солнечным днем 22 июня 1999 года Архиепископ Самарский и Сызранский Сергий отслужил молебен и освятил крест на том месте, где будет стоять Храм. День этот выбран неслучайно: 22 июня 1941 года началась война с фашизмом, начались тяжелейшие испытания нашего народа и его путь от тяжких страданий и поражений - к Победе над врагом.

Сразу несколько строительных организаций готовы были взяться за возведение храма. Предпочтение было отдано «Волгатрансстрою», одному из крупных подразделений «Балтийской строительной компании». «Волгатрансстрой» возглавляет и сейчас Вячеслав Валентинович Сонин, в то время молодой, но уже опытный специалист. У «Балтийской строительной компании» был уже накоплен немалый опыт реставрации порушенных и строительства новых храмов. То, что сделала «Балтийская строительная компания» в знаменитых пригородах Петербурга и в самой северной столице России, впечатляло. Вот и у нас в Самаре нашлись мастера, способные творить и созидать на самом высоком уровне. Но рядом с теми, кто искренне радовался, что в центре Самары будет храм, нашлись и те, кто всеми силами препятствовал строительству. Это не только наша знаменитая бюрократия. Это и наши не менее знаменитые обыватели из близлежащих к центру Самары домов. Они наотрез отказывались видеть строительную площадку рядом со своими домами. Посыпались письма в разные инстанции. Назревал суд, остановка стройки.

Можно представить, что пережил за эти три года Владыка. Были безсонные ночи, хождения по высоким кабинетам, начиная с губернаторского. А тем временем строители повели дело так, что к ним невозможно было придраться. Грузовые машины двигались по дороге, проложенной за стеной, отделявшей дворы домов от строительной площадки. Землю из вырытого котлована вывозили с предельной аккуратностью - ведь стройка велась не только рядом с жилыми домами, но и с Мемориалом воинской славы, Домом правительства, одной из центральных улиц города.

Высокая культура стройки была обезпечена еще и тем, что строительство храма благословил Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. Это произошло во время визита Святейшего Патриарха Алексия II в Самару 15 октября 1999 года.

…Торжественные, незабываемые минуты. Владыка Сергий благодарит Святейшего Патриарха. Затем Вячеслав Сонин дает обещание от имени строителей - выполнить все работы в срок, с высоким качеством. Строительство будет обезпечено специалистами и техникой «Волгатрансстроя» безвозмездно. Патриарх благословляет строителей. Они склоняют головы, крестятся. А солнце светит все ярче, и хмурый день вдруг становится не по-осеннему теплым.

Дорогие мои старики


Владыка Сергий со своей мамой Евгенией Ивановной.

У родного дома Владыки его отец, Моисей Яковлевич, посадил рябину. Дом обветшал, и Владыка его перестроил. Но рябина как стояла недалеко от порога, так и стоит теперь. Только поднялась она выше крыши, а ствол ее мощный, покрытый зеленоватым налетом, говорит о силе ее и крепости.

Такой огромной рябины я не видел никогда и нигде. И она лучше всего рассказала о роде Полёткиных.

А во дворе, у ограды, в ряд выстроились березы - высокие, сильные. Эти березы посадили братья Владыки. Березы шумят под ветром, качают зелеными ветвями. Стоят, умытые дождем. И напоминают о том, что жили здесь братья и сестры, жили дружно, делили радость и боль, взрослели, а потом ушли в большую жизнь. И никогда не забывали про отца и мать, которых любили и чтили.

Когда мне довелось делать фильм о Владыке, пожелание его было одно: «Есть такая песня: «Дорогие мои старики», помните? Хорошо бы ее в фильм включить».

Хорошая, душевная песня, есть в ней такие слова:

Дорогие мои старики,
дайте я Вас сейчас расцелую.
Молодые мои старики,
мы еще, мы еще повоюем…

Этот разговор с Владыкой я вспомнил, когда в Самаре, в поселке Зубчаниновка, открывался Дом милосердия. Просторный, уютный Дом, который для бабушек и дедушек с немалым трудом отстаивал Владыка. И вложил немалые деньги вместе с администрацией, чтобы обустроить его. Принятым сюда пожилым людям создали достойные условия для жизни: уютные спальни, столовая, залы для занятий не только по оздоровлению, но и для отдыха. Предусмотрели и настольные игры, и занятия по рисунку, вышиванию. Все это замечательно, но саму атмосферу, тепло, которые дают почувствовать себя как дома, создают только забота о стариках, доброе отношение к ним. Есть ли они здесь? Есть ли то чувство, как в песне, которую любит Владыка?

За стенами Дома милосердия у этих бабушек и дедушек такого тепла не оказалось. Одни из них брошены родными детьми, другие обмануты безсовестными авантюристами. Шефство над поселившимися в этот Дом взяло Елизаветинское сестричество, созданное при самарском храме Трех Святителей, где настоятель протоиерей Алексей Гладун. Он уже не первый год возглавляет в Самарской епархии отдел по социальной работе с населением.

А при храме Вознесения Господня, одном из старейших в Самаре, открыта Богадельня, принимающая бездомных или не имеющих средств к существованию стариков, оказавшихся в тяжелейших жизненных обстоятельствах. Здесь условия для жизни поскромнее, но тоже вполне достаточные для того, чтобы жить и молиться, и благодарить Господа, что Он дал возможность провести свой последний отрезок земной жизни рядом с храмом, под присмотром добрых и верующих людей, а не на улице.

Ось мира

Закончив школу, Виктор Полёткин поступил в строительный техникум в Рязани. Но в Церковь он ходить не перестал.

Вера все глубже входит в его сердце, и вскоре он окончательно определяется с выбором жизненного пути: едет поступать в Духовную семинарию в Троице-Сергиевой Лавре. Московские духовные школы на много лет становятся его родным домом, таким же важным во всей его жизни, как и дом деревенский, где прошло его детство и отрочество. Храм Святой Троицы, рака с мощами Преподобного Сергия Радонежского, у которой горит неугасаемая лампада и никогда не прекращается молитва, сам воздух святого места, драгоценного дара Святой Руси, - все возвышает душу, ведет ее к Небу.

- У меня не было счастливее времени, чем годы учебы и молитвы в Троице-Сергиевой Лавре, - вспоминает Владыка. - Это начало той духовной жизни, которую можно сравнить разве что с началом полёта. Когда будто вырастают крылья и отрывают тебя от земли. В аудиториях ты день за днем обретаешь все новые и новые знания, а потом молитва в самом центре Святой Руси. Каждый день есть возможность помолиться у раки с мощами Сергия Радонежского - что может быть для молодой души полезней и радостней? Для меня открылся новый мир, новая духовная высота была обретена именно здесь, в Лавре. Меня зачислили в группу иподиаконов, что дало возможность участвовать в службах с Владыкой Владимиром (Сабоданом), в то время ректором Московских Духовных школ. Потом Владыка станет Архиепископом, Патриаршим Экзархом Западной Европы, в 1982 году возглавит Ростовскую и Новочеркасскую кафедру, а закончит свое служение Митрополитом Киевским и всея Украины с титулом Блаженнейшего. И так распорядился Господь, что я оказался рядом с Владыкой и в Москве, и в Женеве, побывал во многих столицах Европы, где были приходы Русской Православной Церкви. И только в Ростове мы расстались с Владыкой, когда я уже стал Епископом и меня определили служить в Самару. От него я учился дипломатии, умению вести диалог с властями. Ведь ему приходилось общаться с главами государств, дипломатами. Это мне помогло в архипастырском служении налаживать отношения с властями. Я вспоминаю об этом, потому что Владыка Владимир очень много мне дал. Именно находясь рядом с ним, я обрел понимание того, что Церковь есть тот фундамент, на котором и стоит наша Россия.

Понимание того, что сказал Владыка Сергий, пришло, когда мне довелось прочесть у святого праведного Иоанна Кронштадтского. В его книге встретил поразившее меня высказывание о Божественной Литургии:

«Божественная Литургия есть ось мира: как колеса могут двигаться только вокруг оси, так и наш мир может двигаться, имея Божественную Литургию. Она есть основание всей жизни мира. А если бы не было этого, наш страшный, грешный мир от нечистоты и беззакония погиб бы и разрушился, если бы не освящался этими Великими Тайнами, страшными явлениями Божественного Искупителя».


Молитва у могил отца и матери.

В разных храмах служил Владыка Сергий в России и в Европе. Но есть особо памятные из них, связанные с главными событиями его жизни. Это храм в Троице-Сергиевой Лавре, где покоятся мощи Преподобного Сергия, где состоялся монашеский постриг будущего самарского Владыки. Совершил постриг наместник Троице-Сергиевой Лавры Архимандрит Алексий (ныне Митрополит Тульский и Ефремовский). Конечно, на всю последующую жизнь остался в памяти кафедральный собор Рождества Богородицы в Ростове-на-Дону. Там состоялась его хиротония во Епископа Азовского. Возглавил хиротонию Митрополит Ростовский и Новочеркасский Владимир (Сабодан), духовный наставник Владыки.

Когда Владыка Сергий приехал к нам в Самару, то наш Покровский кафедральной собор стал основным местом его служения, и потому стал ему особенно дорог.

Но идет время, в одной только Самаре храмов становится не два храма, как было в самом начале девяностых годов, а уже более семи десятков, и в каждом обязательно служил Владыка.

Премудрость создала себе дом

В последние годы главной заботой Митрополита Сергия было возведение храма Святой Софии на нашей замечательной волжской набережной. Этот храм стал вершиной зодчества в творчестве и труде архитектора, иконописцев и всех, кто трудился под их руководством, а также и самого Владыки, вложившего в это боговдохновенное дело всю свою душу. Идея, которую он высказал самарскому архитектору Юрию Ивановичу Харитонову, была в символическом, образном выражении пророчества: «Москва - Третий Рим, четвертому не бывать».

Архитектурно эта идея выразилась в том, что времена соединились не в горизонтальной плоскости, а вертикально. В основе храма лежит крипта - в древнем Риме так называлось сводчатое полуподземное помещение, где тайно молились первые христиане. Затем идет крестово-купольный византийский храм как символ Византии - Второго Рима. А над ним поставлен шатер как символ устремленности к небу Третьего Рима - Москвы, России. Завершается шатер луковкой с крестом, и все это вместе напоминает русскую свечку на византийском подсвечнике.

От набережной боковыми крыльями идут лестницы, которые ведут к памятнику Святому равноапостольному князю Владимиру, Крестителю Руси.

Обратим внимание на перекличку: Храм-Памятник в честь святого Георгия и Софийский храм. Архитектор этих храмов Юрий Харитонов, а иконописец - москвич Александр Чашкин, который расписал в Софийском храме купольное пространство. На светлом фоне с купола на нас смотрит Христос-Спаситель. Продолжил расписывать храм Александр Ачкасов с большой группой художников. Его росписи выполнены в традиционной русской иконописной манере. Потоки света, открывающие величие храмового пространства, гармония росписей и мраморного иконостаса, - все создает ощущение необычайное, праздничное, светоносное. Освятил собор Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Это историческое событие произошло 27 сентября 2019 года.

Наследники

Вернемся в деревню Ханино, в родовой дом Владыки.

Дождь прекратился. Утро свежее, воздух напоен влагой, но она постепенно исчезает, под лучами солнца уступая место голубизне. Небо необычайно живописно - облака, темные по краям, переходят в голубой и белый цвета, приобретая формы то гор, то кораблей, плывущих и исчезающих в вышине. Дышится легко, кажется, что не вдыхаешь утреннюю свежесть, а пьешь ее.

Садимся в машину, через ельник едем по дороге туда, где была сельская школа. На ее месте выросли березы, сосны. Подлесок переходит в густой лес.

- С этим местом у меня связаны воспоминания детства. Сюда мы ходили из дома, здесь были наши первые радости, игры, открытие мира.

Едем дальше, машина останавливается там, где лесная дорога обрывается, уступая место корням елей и сосен. По тропе идем, и вот перед нами открывается голубизна светлого озера.

- Посмотрите, вода какая прозрачная. Потому что дно песчаное. Это Белое озеро. Сюда ходили купаться.

Владыка подходит к краю озера, наклоняется, черпает ладонями воду и умывает лицо.

Дивное лесное озеро окаймлено лесом. Таким, должно быть, было и заповедное озеро, в котором скрылся Град Китеж.

Смотрю и думаю, что такой красоты земля дала нам Есенина, других поэтов, а также монахов, подвижников. Спас-Клепики, где учился Сергей Есенин, отсюда всего в двенадцати километрах.

- Заканчивал школу я уже не здесь, потому что наша школа была начальная. Учился в школе-интернате Московской области.

- В интернате иная жизнь, не то что дома. И нравы иные. Скажите, Владыка, а драться вам приходилось?

Он с легкой улыбкой смотрит на меня:

- А вам разве не приходилось постоять за себя?

- Приходилось.

- Ну вот. Надо с отроческих лет развивать у детей силу, ловкость. В семинарии меня поставили руководить спортивной комнатой - Владыка Владимир видел, что я развит физически. Стал брать меня и на рыбалку, и за грибами, видя, что я и этому обучен с детства. Потому я обращаю особое внимание родителей и педагогов на гармоничное воспитание детей. Не только обретать в школе знания, духовно развиваться, но и физически ребята должны быть крепкими, сильными.

- Поэтому вы столько сил отдали созданию Казачьего кадетского корпуса? Некоторые говорят, зачем он вообще нужен, если есть Волжское казачество? К тому же и отношение к казакам, щеголяющим красивой формой, неоднозначное.

- Нужно стремиться к тому, чтобы казачество воспринимали как реальную, полезную и даже необходимую для государства силу. Казаки всегда были надежными защитниками государства, всегда оказывались на переднем крае защиты его интересов. Но чтобы чувства патриотов, смелых и способных к самопожертвованию, как того требует воинский долг, были присущи современным казакам, эти качества надо прививать с младых лет. Про казаков никто не осмелится сказать худого слова, если будет знать, что это люди, которые, как и их предки, отличаются храбростью и прекрасной воинской выучкой.

Владыка переводит разговор на тему воспитания подростков. Я знаю, что это для него одно из важнейших дел, и поддерживаю разговор:

- Приходилось пробивать эту идею? Или, как сейчас принято говорить, проект.

- Я не люблю новые словечки, заменяющие коренные слова, которые точно отражают смысл понятий. Ведь «язык» в переводе означает «народ», и подменяя смыслы слов, мы раздробляем язык, размельчаем его. А это приводит к разъединению народа. А нам нужно единство, в котором была и есть наша сила. Так вот: чтобы добраться до понимания таких глубинных смыслов, как раз и надо начинать с малого. Мы сначала добились того, чтобы при школе-интернате №6 действовали казачьи кадетские классы. В этих классах предусмотрели и преподавание по специально разработанной программе. В ней три направления: военно-патриотическое, духовно-нравственное и культурологическое.

Ребенок выбирает то, что ему больше нравится: хор, ансамбль, театр, конный спорт, рукопашный бой. Духовно-воспитательной работой с самого начала стал заниматься протоиерей Сергий Нестеров. Он и сейчас возглавляет эту работу - уже в Казачьем кадетском корпусе, правопреемнике школы-интерната.

- Это бюджетное учебное заведение?

- Да, вот тут-то и таилась главная преграда. Но мы ее преодолели, у нас уже был накоплен опыт. Школьные казачьи классы стали Корпусом - правда, не высшим, а средним учебным заведением, как и общеобразовательные школы.

Это произошло в 2016 году.

Так словно по ступенькам шел Владыка, заботясь о воспитании подростков. Сначала - духовное училище, потом семинария - чтобы в губернии были свои кадры, свое духовенство, несущее свет Христовой веры. Когда один за другим на земле Самарской стали появляться новые храмы, при них стали открывать воскресные школы. Для них нужны были педагоги - ими стали священники и наиболее образованные прихожане. Начальное духовное образование надлежало продолжить в школах. Начался период настоящей борьбы за то, чтобы ввести в школьную программу предмет «Основы Православной культуры». Сколько тут было поломано копий! Как трудно, порой мучительно входило в сознание воспитанных на советской идеологии людей, что Церковь несет духовные знания, необходимые подросткам. Годы ушли, прежде чем «Основы Православной культуры» вошли в сетку школьных предметов. Теперь этот предмет выбирают на добровольных началах из нескольких компонентов, включающих и светскую этику. Так что и эти усилия оказались не напрасными.

Когда в церкви во время Литургии поет детский епархиальный хор, то прихожанам кажется, что поют Ангелы. Хор этот создан при Детском епархиальном центре, который стал известен не только в Самаре, но и в России.

Здание на улице Победы, в котором он находится, отличается от стандартных пятиэтажек и соседних «сталинок». Строил его богатый человек, но здание бросил, куда-то исчез. Долго оно стояло безхозным, и тут вступил в борьбу за него Владыка. Убедил власти, что детям в этом рабочем районе некуда пойти, вот и хулиганят, бедокурят как раз вот в таких недостроенных объектах.

Отдали епархии это здание, и стала здесь «жизнь жительствовать». Открыли приход во имя Блаженной Матроны Московской, и под ее покровительством какие только кружки здесь не образовались - рукоделия, рисования, танцев, музыки, хорового пения. Нашел Владыка талантливых руководителей, увлеченных, любящих детей. И не только здесь Церковь взяла под свою опеку ребят. Владыка объявил работу с детьми приоритетным направлением. Филиалы Детского епархиального центра стали создаваться по всей Самарской области. Двадцать шесть филиалов было по области до возникновения самостоятельных епархий. Напомню, что теперь у нас пять епархий, а не одна, как было раньше. Этот очерк не протокольный отчет «о проделанной работе», но все же скажем, что на 2020 год в Детских центрах по Самарской области занимались более 12 тысяч детей.

Волжский Афон

Речка Пра, о которой мы упоминали в начале очерка, впадает в Оку. Ока впадает в Волгу. Так и малые наши дела складываются в одно большое дело, тот фундамент, на котором и стоит Россия.

На берегу великой русской реки стоит Самара, где служит Митрополит Сергий более четверти века. Плывут по реке самоходные баржи с грузами, нефтеналивные танкеры, белоснежные лайнеры с туристами. Неподалеку от Самары, на правом берегу, стоит село Винновка, ранее примечательное разве тем, что здесь была порушенная церковь, хорошо видная с борта теплохода. Церковь порушена не до основания, видны были ее сохранившиеся стены и погнутый крест на луковице купола. И туристы невольно замечали погнутый почти в дугу крест, который свидетельствовал о многом.


26 сентября 2019 года. Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла встречают на Самарской земле Митрополит Самарский и Новокуйбышевский Сергий, Епископ Тольяттинский и Жигулевский Нестор и Губернатор Самарской области Дмитрий Игоревич Азаров.

Узнал об этом кресте и Владыка и обратился к властям - нехорошо, что туристы видят поруганную церковь и так воспринимают Самару. Это был лишь повод, дающий возможность осуществить Владыке задуманную мысль возродить не только храм, но и создать здесь монастырь. Место благодатное, да и когда принялись за строительные работы, у его стен обнаружили захоронение множества людей. Поняли, что это место расстрела. Подтвердилось это и документами - сюда свозили из Ставрополя-на-Волге (нынешнего Тольятти) восставших крестьян, так называемых чапанов (чапан - халат, верхняя одежда местных крестьян). Чапанное восстание 1919 года описано в замечательном романе «Чапаны» писателя Артема Веселого. Он родом из Самары, вошел в историю литературы как автор романа «Россия, кровью умытая».

У стен порушенного храма Казанской иконы Божьей Матери вместе с духовенством расстреляли восставших чапанов. Узнав об этом, Владыка укрепился в мысли о строительстве именно здесь монастыря - на крови мучеников всегда возводились храмы и монастыри.

И власти поддержали Владыку.

И стал как бы из-под спуда, трудом и волею всего народа самарского, под водительством Владыки строиться монастырь, названный, как и церковь, здесь ранее бывшая, - в честь Казанской иконы Божией Матери.

Строить его стали по типу афонских монастырей, но с учетом местного рельефа. А колокольню решили построить в виде маяка. И он прекрасно выразил самую суть смысла и назначения монастырей, самой Церкви - светом Христовым освящать жизнь и труд людей. Белоснежный храм с золотым крестом на луковице - прямым, снова сияющим на солнце, - утвердил, что вера в народе не утрачена, а жива, светится золотыми лучами. А свет колокольни, как маяк, горит и хорошо виден всем, кто на лайнерах проплывает теперь не мимо по Волге, а причаливает к построенной здесь пристани, чтобы посетить монастырь, который теперь по праву называют Волжским Афоном. Потому что здесь создан один из духовных центров Поволжья.

* * *

Позволю себе лирическое отступление.

Когда мы были с Владыкой на его малой родине, на том месте, где раньше находилась школа, он попросил оставить его ненадолго - наедине с воспоминаниями. Я отошел в глубину леса и вдруг почувствовал под ногами сырость. Прошелся еще немного вперед - и передо мной оказался лесной родник. Он был небольшой, по краям лежала палая листва, и потому его издали нельзя было заметить.

Родник бил из-под песка, фонтанчиком, скатываясь вниз покатыми, плавными боками в озерцо, а потом, как выяснилось, в озеро. Вода прозрачная, которую называют хрустальной. Но ведь это неточное определение, потому что хрусталь все же тверд, а вода текуча. Скорее ее можно назвать родной, ведь слово родник одного корня с Родиной.

И вспоминаю стихи прекрасного современного поэта иеромонаха Романа (Матюшина), которые он положил на музыку и сам проникновенно спел:

Если тебя неудача постигла,
Если не в силах развеять тоску,
Осенью мягкой, осенью тихой,
Выйди скорей к моему роднику.
За родником белый храм,
Кладбище старое,
Этот забытый край
Русь нам оставила.

Сейчас, когда я пишу эти строки, ранняя весна. А там, где я был весной уже цветущей, за родником Храм. Правда, не белый, а из красного кирпича. Но он у старого кладбища, где упокоились родители, деды и прадеды Владыки.

Если глаза затуманились влагой,
Из родника поплещи на глаза.
Можешь поплакать, спокойно поплакать,
Кто разберет, где вода, где слеза?

Стихи эти о том самом, родном, заповедном, что хранит каждое русское сердце. Да, край забытый, но его оставила нам Русь Святая.

И потому сердце полно, оно трепетно вздрагивает и бьется, когда видишь вот такой родник, вот эти ели, сосны, березы.

И потому веришь, что край этот будет жить, возродится, пробьётся к свету, как пробился лесной родник.

Алексей Солоницын, писатель, киносценарист.

161
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
10

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2021 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru