‣ Меню 🔍 Разделы
Вход для подписчиков на электронную версию
Введите пароль:

Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.

Православный
интернет-магазин





Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Загадочная надпись

Блаженная схимонахиня Мария задолго до начала пандемии предупредила о грядущем испытании…

Блаженная схимонахиня Мария задолго до начала пандемии предупредила о грядущем испытании…

Здравствуйте! Мне довелось в раннем детстве лично общаться с блаженной Марией Ивановной Матукасовой.

Несмотря на очень малый возраст, одно событие очень хорошо мне запомнилось. Однажды матушка Мария пришла к моей бабушке, жившей на ул. Ефремова в с. Кинель-Черкассы Самарской области, положила на голову белый кусок материала (х/б) и довольно долго читала молитвы, крестила мою голову…

На этом материале всегда были написаны плохо понятные для меня вещи. Иногда доставая этот материал, я мог понять лишь два-три слова. Сейчас, по прошествии времени, я вновь достал эти записи и прочел в самом же начале следующую фразу: «Как грозный витязь смерть нашла».

Недавно покупал для ребенка веревочку для крестика в Православном магазине на улице Пушкина в Самаре и заодно купил вашу газету. Тот выпуск, в котором рассказывается о священниках, умерших от ковида-19… Также есть уже у меня довольно много знакомых, да и друзей, умерших от этого заболевания. А тут такая фраза от нашей матушки: «Как грозный витязь смерть нашла».

Не знаю, к чему именно она относится, возможно, и к нашему времени…

Решил написать вам, Антон Евгеньевич, поскольку из-под вашего пера вышла книга о блаженной схимонахине Марии. И те чувства и вера, которые вы передали благодаря этой книге, очень близки мне. Ведь моя семья также испытала на себе дар провидения блаженной Марии Ивановны. А мое духовное общение с ней продолжается и по сей день, она с теми, кто к ней молитвенно обращается за помощью.

Высылаю фотографию плата. Я верю, что вы сможете ей правильно распорядиться.

Александр Доровских, г. Самара.

В Новолетие, 14 января, исполняется 21 год со дня смерти самарской подвижницы схимонахини Марии (Матукасовой). И вот как раз к этой дате пришло в редакцию такое необычное письмо, да еще с такими необычными фотографиями. И при самом поверхностном рассмотрении присланных нам фотографий становится ясно, что это не простой, а «юродивый» платок, и он содержит в себе некую тайну. Не зря же именно этот плат блаженная клала на голову болящему ребенку и молилась о его исцелении. Но так как на платке много всего уместилось - тут и ссылки на Новый Завет, и строки из Богослужебных текстов, и длинное стихотворение, и картинки (в нарочито детской манере) с изображением Божией Матери, святых, и даже пересказ отрывка из «Мытарства блаженной Феодоры», смысл послания как бы искусственно спрятан от нас.

Но я-то ведь хорошо знаю манеру, духовный стиль нашей самарской юродивой Христа ради! Многим, кто подходил к ней с вопросами, она отвечала четко и прямо - но одной только главной фразой, обычно - самой первой, а потом «путала и плутала», говорила всякие несуразности. Иногда эти главные слова были «зашиты» в ее речь, звучали не в начале и не в конце, а как бы «между строк», и надо было еще суметь их уловить, понять, услышать. Зачем это было ей так нужно? Могу лишь только предположить. Например, чтобы не «слыть» прозорливой среди людей духовно неподготовленных («мало ли какую околесицу несет эта старуха?»). Давала людям шанс «не понять» ее пророчества, а значит и не следовать ее советам (тогда и ответственность на них за это будет меньше). Даже с людьми близкими ей, - а я был в их числе, - она редко говорила прямо. Безценные зерна вполне конкретных указаний и духовных советов звучали как бы скороговоркой. Прятались в шелухе незначащих, случайных, нарочито запутанных слов. Таким был ее стиль, и значит были у нее для этого свои причины.

То же и с платком. Тут много интересного: молитвы, отрывки из Богослужебных текстов… И если начать через весь этот частокол продираться, ничего не поймешь, ничего не отыщешь, и только запутаешься во всех этих самих по себе очень важных высказываниях, но почти что не связанных одной общей идеей. Буквально разбирая каждую строку и каждую ссылку, не увидишь того, что у тебя перед носом. Ну посудите сами, какая может быть связь с общим замыслом у такой вот почти цитаты из «Мытарств блаженной Феодоры»: «Мытарство кражи. Мы пришли къ мытарству воровства. Здесь немного тоже дали [монет] злымъ духамъ и пришли свободно. Мытарство неправды и лицеприятия. Вот мытарство девятое, - неправды и лицеприятия. Въ нихъ я была невиновна и скоро мы отправились отсюда». А рядом с этим - целый список цитат из Нового Завета! Возможно, и в подборе ссылок на новозаветные тексты кроется какой-то важный смысл, не зря же блаженная на этом платке-послании выделила для нас именно эти строки, а не какие-то другие: «А Филипп оказался в Азоте и, проходя, благовествовал всем городам, пока пришел в Кесарию» (Деян. 8:40). «Ибо, хотя у вас тысячи наставников во Христе, но не много отцов; я родил вас во Христе Иисусе благовествованием» (1 Кор. 4:15). «Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16:24). «А Мария сохраняла все слова сии, слагая в сердце Своем» (Лк. 2:19). «Иосиф же муж Ее, будучи праведен и не желая огласить Ее, хотел тайно отпустить Ее» (Мф. 1:19). «При кресте Иисуса стояли Матерь Его и сестра Матери Его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина» (Ин. 19:25).

И только одна цитата, из Ветхого Завета стоит особняком - и в прямой связи с сутью всего послания. Это отсылка к Псалму ХХII, 4 стих: «Аще бо и пойду посреде сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси: жезл Твой и палица Твоя, та мя утешиста».

Почему так уверенно об этом пишу? Потому что эта цитата на платке стоит как раз рядом с тем текстом, который и является сутью всего послания. Раскрывает нам его смысл, дает надежду на то, что и в самых тяжелых, даже смертных испытаниях Бог всегда рядом, не оставляет нас без надежды. Судите сами: сразу же после отсылки к этой строке Псалмопевца идет довольно длинный стихотворный текст, перекликающийся по смыслу с этой псаломской строчкой. Которая стала как бы эпиграфом к стихотворению. Вот это стихотворение, на которое как на главное в послании указал нам и хранитель платка Александр Доровских. Он тоже каким-то духовным наитием выделил на платке самое главное, понял, в чем же суть послания, а что на платке вторичное и случайное. Итак, читаем на плате:

Как грозный витязь смерть нашла,
Меня как хищник низложила,
свой зев разинула могила
И все житейское взяла.
Спасайтесь, сродники и чада! -
Спасайтесь, сродники и чада!
Из гроба к вам взываю я, -
Спасайтесь, братья и друзья,
Да не узрите пламень ада!
Вся жизнь есть царство суеты.
И, жизнь есть царство суеты.
И дуновенье смерти чуя,
Мы увядаем, как цветы.
Почто же мы мятемся всуе?
Престолы наши суть гробы,
чертоги наши - разрушенье.
Прими усопшего раба,
Господь, в блаженные селенья!

Кто словеса Мои блюдет,
Сказал Ты, Боже, мой Спаситель,
Во Мне всегда пребудет тот,
И будет Троицы обитель.
И сердце чисто мне создай.

За исключением последних пяти строк, это - самую малость измененные, ведь писались похоже что по памяти, поэтические строки известного поэта Алексея Константиновича Толстого (1817-1875) из его поэмы «Иоанн Дамаскин». Вот как звучит весь отрывок этого произведения (приведенные на плате строки я выделил здесь курсивом, а главную строку выделил жирным):

Какая сладость в жизни сей
Земной печали непричастна?
Чье ожиданье не напрасно?
И где счастливый меж людей?
Все то превратно, все ничтожно,
Что мы с трудом приобрели, -
Какая слава на земли
Стоит тверда и непреложна?
Все пепел, призрак, тень и дым,
Исчезнет все как вихорь пыльный,
И перед смертью мы стоим
И безоружны и безсильны.
Рука могучего слаба,
Ничтожны царские веленья -
Прими усопшего раба,
Господь, в блаженные селенья!
Как ярый витязь смерть нашла,
Меня как хищник низложила,
Свой зев разинула могила
И все житейское взяла.
Спасайтесь, сродники и чада,
Из гроба к вам взываю я,
Спасайтесь, братья и друзья,
Да не узрите пламень ада!
Вся жизнь есть царство суеты,
И, дуновенье смерти чуя,
Мы увядаем, как цветы, -
Почто же мы мятемся всуе?
Престолы наши суть гроба,
Чертоги наши - разрушенье, -
Прими усопшего раба,
Господь, в блаженные селенья!
Средь груды тлеющих костей
Кто царь? кто раб? судья иль воин?
Кто царства Божия достоин?
И кто отверженный злодей?
О братья, где сребро и злато?
Где сонмы многие рабов?
Среди неведомых гробов
Кто есть убогий, кто богатый?
Все пепел, дым, и пыль, и прах,
Все призрак, тень и привиденье -
Лишь у Тебя на небесах,
Господь, и пристань и спасенье!
Исчезнет все, что было плоть,
Величье наше будет тленье -
Прими усопшего, Господь,
В Твои блаженные селенья!

И Ты, Предстательница всем!
И Ты, Заступница скорбящим!
К Тебе о брате, здесь лежащем,
К Тебе, святая, вопием!
Моли Божественного Сына,
Его, Пречистая, моли,
Дабы отживший на земли
Оставил здесь свои кручины!
Все пепел, прах, и дым, и тень!
О други, призраку не верьте!
Когда дохнет в нежданный день
Дыханье тлительное смерти,
Мы все поляжем, как хлеба,
Серпом подрезанные в нивах, -
Прими усопшего раба,
Господь, в селениях счастливых!

Иду в незнаемый я путь,
Иду меж страха и надежды;
Мой взор угас, остыла грудь,
Не внемлет слух, сомкнуты вежды;
Лежу безгласен, недвижим,
Не слышу братского рыданья,
И от кадила синий дым
Не мне струит благоуханье;
Но вечным сном пока я сплю,
Моя любовь не умирает,
И ею, братья, вас молю,
Да каждый к Господу взывает:
Господь! В тот день, когда труба
Вострубит мира преставление, -
Прими усопшего раба
В Твои блаженные селенья!»

Как видим, последних пяти строк («Кто словеса Мои блюдет…»), полных надежды и упования, - я тоже выделил их курсивом - выписанных на загадочном платке, их нет у А.К. Толстого в поэме. Их для нас, по-видимому, написала сама блаженная старица Мария. Чтобы мы не отчаивались в грядущих тяжелейших испытаниях. Надеялись и верили. Не слепая черная сила без разбору терзает нас в пандемию, это по нашим грехам пришла беда. Но за всеми испытаниями стоит Промысл Божий, желающий нам покаяния и спасения. И если услышим Его призыв, будем спасены и в этой, и в Вечной жизни…


Часть плата, на котором рукой блаженной Марии Ивановны написаны таинственные пророческие слова.

Интересно, что самая главная строка (и на платке она главная, и в поэме) чуточку искажена на плате. У блаженной Марии Самарской она звучит: «Как грозный витязь смерть нашла». Тогда как у поэта Толстого звучит она несколько иначе: «Как ярый витязь смерть нашла…» Скорее всего, и это не случайно так. И не столько память подвела схимонахиню, сколько Дух Святый благословил старицу чуть изменить текст поэмы. Грозный – грозит, а ярый рубит…

Ясно и то, почему именно сейчас пришло к нам это послание на плате! Как терпящие бедствие мореплаватели запечатывают послание в бутылку и кидают в море, вдруг да кто прочтет о кораблекрушении и придет им на помощь, так вот примерно и здесь. С той лишь разницей, что блаженная Мария Ивановна еще тогда чувствовала, быть может, не слишком конкретно, и скорее всего без четких «дат», что настанет день, когда ее послание кому-то может пригодиться. Слишком большие испытания обрушились на нас в пандемию. И старица, возможно, задолго до этого захотела предупредить об опасности и поддержать верных таким вот необычным способом.

А что она умела в какой-то степени обращать время вспять (силой своей молитвы!), я в этом однажды сам убедился. На первую годовщину ее смерти, в январе 2001 года, решил дома пересмотреть архивную видео-запись для фильма о блаженной. Это была более полная запись, сделанная еще в 1995 году, не вся она вошла тогда в киноленту. И вот смотрю - и глазам своим не верю: блаженная Мария Матукасова обращается с экрана лично ко мне, и словами и даже жестом говорит о том, что никто другой, кроме меня, не мог знать, не мог понять, уразуметь. Выходит, она заранее знала, на шесть лет вперед, что настанет день, и я захочу пересмотреть эту запись. И заранее приготовила мне такой вот духовный сюрприз. Чтобы я что-то важное понял тогда для себя.

Так почему же нам не предположить, что старица заранее решила обратиться и с таким вот «юродивым» посланием на платке ко всем читателям «Благовеста»? Очень возможно, что именно для пандемии «приберегла» блаженная эти пришедшие ей на память строки поэмы «Иоанн Дамаскин» (кстати, на одном из ее рисунков на плате изображен как раз этот святой). А смысл послания очевиден: за всеми испытаниями стоит Господь. И всё в нашей жизни определяет не слепой случай, а Господь Бог, Его Промысл о каждом из нас. И надо каяться, горячо молиться, чтобы испытания поскорее закончились…

Свое письмо, а чуть позже и фотографию плата, Александр Доровских прислал в редакцию в начале декабря. Я все откладывал работу над расшифровкой послания. Чувствовал, что не только «всем вообще», а и конкретно мне откроется здесь какое-то грозное предупреждение. И вот незадолго до Николина дня решился начать расшифровку весьма неразборчивых «каракулей» на плате. Дело пошло на удивление легко. Сразу догадался, что это не просто чьи-то самодеятельные поэтические вирши, а стихи большого поэта. И легко нашел в интернете тому подтверждение. Стал расшифровывать дальше. Общий смысл текста стал мне понятнее… и тут…

18 декабря закончили мы в редакции газетную и журнальную, и даже интернет-верстку. Весь печатный год завершили мы, можно сказать, досрочно, все обязательства перед читателями выполнили. Можно было теперь чуть перевести дух, впереди ведь праздники. Но накануне увидел тревожный сон. Как будто стою в какой-то мрачной, медленно движущейся длинной очереди, где рядом со мной безликие фигуры людей, и каждому из нас предстоит пройти чрез какие-то узкие врата. Это был уже больной сон. Проснулся с кашлем. Была и какая-то смутная тревога. А уже на Николу Зимнего стало ясно: ковид. Поражение легких до десяти процентов, не так много, у других бывает и похуже. Но болел тяжело, хотя и дома. Кроме своих домашних, - а это жена, дочь и мама (она «на удаленке» горячо молилась всеми ночами за сына), самоотверженно помогавших мне перенести тяжелый недуг, - хочу поблагодарить медицинский персонал самарской поликлиники № 6, не оставивший меня наедине с недугом. А еще - Светлану Александровну Козуб, фармацевта, давнего друга нашей редакции, она помогала советом и участием. И уже вскоре после 22-го декабря, дня рождения дочери, на Нечаянную Радость, услышал во сне загадочные слова: «Трех дней ему будет достаточно». Понял, что уже почти прошел ту меру страдания, которая мне определена. И вскоре пошел на поправку.

Теперь вот и диагноз «ковид» уже давно с меня сняли, и больничный закрыли. И жену Людмилу, наконец, выписали из больницы. И сижу уже у себя в кабинете, в редакции, готовый и дальше с Божьей помощью продолжать то служение, на которое поставлен.

Но в лечебной круговерти мне как-то совсем забылось, отошло куда-то в сторону то грозное пророческое, но все же не безнадежное послание от блаженной схимонахини Марии. Над «расшифровкой» которого я бился перед самой своей болезнью. А тут пришел на работу, включил компьютер и сразу все вспомнилось: «Как грозный витязь смерть нашла…» От какой же страшной опасности уберег меня и моих близких Господь!

Богу нашему слава!

Антон Жоголев.

394
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
-1
3
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Православный
интернет-магазин



Подписка на рассылку:



Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:
Пожертвование на портал Православной газеты "Благовест": банковская карта, перевод с сотового

Яндекс.Метрика © 1999—2021 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы

Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru