Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Батюшка из Чубовки

Отошел ко Господу игумен Петр (Луканов).

Отошел ко Господу игумен Петр (Луканов).

11 ноября скончался настоятель Покровского мужского монастыря в с. Чубовка и строитель Покровского Александровского Чагринского женского монастыря Кинельской епархии Самарской Митрополии игумен Петр (Луканов). Все тот же ковид забрал от нас еще одного замечательного пастыря…


Фото Екатерины Жевак.

В конце прошлого года, в связи с пятидесятилетием отца Петра, мы подробно рассказали в двух выпусках газеты его биографию. Не стану сейчас повторяться. А просто поделюсь скорбью, которая нас вновь посетила.

Два раза мы вместе летели на самолете в Крым и обратно - я с семьей, а он с духовными чадами. А в третий раз, летом 2019 года, он летел из Крыма один, и мы как-то больше обычного пообщались во время перелета.

…Ждем уже в «Курумоче» багаж и все никак не можем наговориться. И даже удивляемся: почему же раньше не встречались, не дружили. Почему не бывали друг у друга в гостях - он у нас в редакции, мы у него в Чубовке, в монастыре. Почти и знакомы-то не были. Смеемся над тем, что иногда нас с ним путают (мы внешне, говорят, похожи). Я-то думал, это только меня путают с отцом Петром как с человеком более меня известным. Оказалось, его со мной тоже иногда путают. И вот багажные чемоданы медленно едут к нам по кругу. Значит, скоро нам прощаться. И вдруг что-то на меня нашло:

- А когда у вас юбилей? - спрашиваю в самую точку.

Оказалось, в декабре ему исполнится 50. Важная дата. Обычно мы такие даты у наших добрых знакомых не пропускаем. И вот договариваюсь с ним на осень на большое юбилейное интервью. И ведь не забыл же об этом! Спустя три месяца встречаемся в редакции, общаемся, по сути дела, заново знакомимся. В общении нашем словно зазвучала особая какая-то музыка. Которой уже давно не ощущаю в разговорах с новыми людьми. Обычно от знакомств теперь только чувство тяжести, и хочется поскорее распрощаться, а тут…

Потом пьем чай уже со всеми сотрудниками. Как-то легко и хорошо с ним. Сильный он, яркий. Настоящий духовный лидер. За таким пойдут люди. Такому доверяешься как-то сразу. Много у нас людей умных, верующих, глубоких. Не хватает при этом сильных. Их тщательно выжигали каленым железом в нашей столетней истории самыми первыми. Такие люди и есть самый большой дефицит. А тут - самородок такой, Петр - кремень, камень! Очень подошло ему это имя, полученное в монашеском постриге Владимиром Васильевичем Лукановым из самарского села Большая Глушица. Петр не раздумывает, делает. Не колеблется, не елозит, прямо идет. Мне кажется, он тоже мне доверился, и потому интервью получилось искренним, светлым.

Казалось тогда, оба еще мы не старые. И есть время сблизиться. Вот будем встречаться, дружить. Но после этого интервью он успел всего один раз побывать в нашей редакции.

Тогда-то и произошел этот казус. У нас в редакции сломался стул. Я пару раз просил нашего завхоза заменить этот стул на другой или починить. А потом уже как-то забывал напомнить. И он не успел этого сделать. И вот каким-то странным стечением обстоятельств этот сломанный стул достался именитому гостю - игумену Петру. Пьем чай, разговариваем, и вдруг… он пятится назад, сползает чуть вниз, едва-едва удерживает равновесие. И все-таки не падает, когда у стула вдруг разъезжаются ножки… Удержался! При этом вот не поверите, на лице его не было ни страха, ни даже особого удивления. Он не потерял лица, в прямом смысле слова, в далеко не обычной для игумена ситуации. Какой-то прямо буддийский «коан», в самом деле, получился. А по-нашему - монашеское искушение. Из которого он неожиданно нашел выход. С реакцией у отца Петра оказалось все в порядке. Мы все извинялись перед гостем. Особенно я. Сейчас уже этот случай вспоминается как курьез. А тогда… краска стыда залила мое лицо. Думаю, и сотрудники тоже испытали неловкость. Но он, казалось, даже и не особо смутился. Сел на другой стул и как ни в чем не бывало продолжил рассказ о монастырском житье-бытье.

За столом вместе с нами сидела бухгалтер редакции Ольга Григорьевна Левченко (до замужества Игуменова). И только спустя почти год узнал я в связи с болезнью отца Петра, что Ольга Григорьевна, оказывается, троюродная сестра игумена Петра (Луканова). Их матери - двоюродные сестры. Ольга Григорьевна из скромности о своем родстве с известным священником сказала нам тогда так тихо, что не все и услышали, я вот не услышал. Оказывается, отец Петр был в прямом смысле слова родней нашей газете. Одной крови!..

Вот представьте: человек в самом расцвете сил, и уже известный в Самарской Митрополии. К нему в монастырь приезжают каждое воскресенье паломники из Самары. Есть среди них состоятельные люди на дорогих иномарках. Можно развивать монастырскую инфраструктуру, принимать новых насельников в обитель. Вот она, настоящая жизнь!.. О которой юному Владимиру Луканову, студенту исторического факультета Самарского пединститута, когда-то можно было только мечтать и мечтать. А он… он опять начинает на пустом месте, с нуля. В чистом поле возрождает старинный разрушенный до основания Свято-Покровский Чагринский монастырь. И ладно бы еще, если от Чубовки рукой подать. Но нет же, от монастыря и до монастыря сто тридцать километров, не наездишься. А он все равно взялся. «Кто, если не ты». Такой уж вот человек. И построил монастырь целиком заново! Сейчас в нем идут службы. И еще построил пять храмов. В этом есть что-то невероятное. Почти фантастическое. А он за свои полвека успел совершить такое, что и многим подвижникам, о которых написано вкнигах, далеко не всегда удавалось.


Этот снимок игумена Петра я сделал ровно год назад - 20 ноября 2019 года, к 50-летнему юбилею священника. И, конечно же, никто не мог предположить тогда, что уже так скоро мы будем провожать в Вечность отца Петра с этой же фотографией в газете… Вечная память!

В тот свой последний приезд отец Петр Чубовский (его многие так называли) рассказал один недавний необычный случай. К ним в монастырь из какого-то далекого, нездешних мест монастыря приехал «иеромонах N». Его приняли с честью. Но что-то в нем все-таки настораживало. Вроде бы все делает правильно: и исповедует паломников, когда большой наплыв в праздник, и благословляет, а все как-то смущение от его присутствия не проходит. Отец Петр попросил своего помощника иеродиакона Никандра разузнать поподробнее о госте, откуда приехал, чем дышит. Он дозвонился до того дальнего монастыря и узнал, что, оказывается, непрошенный гость - самозванец. Никакой не монах, никакой он не священник. И ни исповедовать, ни благословлять, конечно же, никакого права не имеет. Он действительно какое-то время жил в том дальнем монастыре.

Но покинул его со скандалом. И вот теперь возит по Руси сомнительный ковчежец с частицами мощей святых, как он утверждает, и выдает себя за иеромонаха, обманывает доверчивых черноризцев…

Отец Петр решил его вывести на чистую воду за трапезой. Ряженый как ни в чем не бывало пришел на обед, а его там встретило… гробовое молчание братии. Дверь многозначительно затворили. Озирающийся пришелец сразу все прочитал по их суровым заросшим бородами лицам. «Могут побить!» - пронеслось в сознании обманщика. Раньше его уже не раз бивали, когда разоблачали обман, так что не новость для него. Но тут все было торжественно и грозно. Отец Петр благословил отца Никандра вслух перед всей братией прочесть письмо из того монастыря. Прочел.

- Что будем делать с обманщиком-самосвятом? - спокойно и величественно вопросил игумен.

- Прогнать в шею! - раздалось несколько голосов. Молодые трудники поднялись и вопрошающе глянули на игумена. Он покачал головой: нельзя. Те разочарованно присели на дубовую широкую скамейку. Готовые по первому же настоятельскому поднятию бровей объяснить обманщику, что к чему.

- Пошел прочь, ворог! - с расстановкой, нараспев воскликнул отец Петр - и указал пришельцу на дверь. Монахи распахнули перед ним дверь в трапезную. Все встали. «Пошел прочь!» - воскликнули все чуть не хором. И «ворог» встал, не зная сам, радоваться ему, что не намяли бока, или сокрушаться, что выгоняют с теплого местечка, да еще с таким позором. И поплелся к выходу, вобрав голову в плечи. «Пошел прочь!» - как заклинание твердили по ходу его движения суровые монахи.

- И вот ушел он, уехал, скрылся, - рассказывал нам отец Петр. - И вот сейчас только я вспомнил, что у нас в монастыре остался принесенный им ковчежец с частицами так называемых «святых мощей». Частица мощей святой Анны. Еще несколько частиц, не помню каких святых. Конечно, это тоже обман. Приеду от вас в монастырь и первым делом в печку брошу эти так называемые «мощи». Чтобы люди ими не смущались. Откуда у ряженого могут быть подлинные святыни…

Мы с сотрудниками редакции молча переглянулись. Я прекрасно понимал, что рискую добрыми отношениями с отцом Петром, которого уже полюбил всем сердцем. И все же позволил себе ему возразить. Стал уговаривать обождать, не бросать в огонь те сомнительные частицы мощей. Ведь неизвестно, откуда они взялись. И если это обман, то дело ясное. А если действительно святые мощи? Отец Петр человек горячий и твердый. Человек действия. И конечно не любит, когда противоречат игумену. Да еще в таком важном вопросе. Сверкнул глазами, но вспомнил, что не в своем он сейчас монастыре. А в чужой монастырь со своим уставом не ходят. И стали мы спорить. Я убеждал его, что и у обманщика-самосвята вполне могли оказаться подлинные частицы мощей. Может, украл в каком монастыре… Откуда мы знаем. А это ведь святая праведная Анна! Мать Пресвятой Богородицы, бабушка Господа нашего Иисуса Христа! У меня дочь в честь нее названа… И твердо стоял на своем: сжигать не спешите. Поспешность, как учил меня отец, нужна только при ловле блох. Ну а в духовных вопросах всё лучше делать с пожданием. А то как быть, если он кинет их в печку, а они окажутся подлинными частицами святых мощей? Грех какой будет… И зачем на себя брать такой риск?

Сотрудники давно уже примолкли. Только глядят во все глаза, как два «игумена», один настоящий игумен, по сану, другой «игумен» в кавычках, редактор газеты, горячо спорят, до белых искр. Я не сдавался, старался удержать его от ошибки (на несколько лет все же старше его, и потому позволительно отчасти).

- Вдруг мощи подлинные, что тогда? И раз он сам обманщик, не значит, что все от него - один обман! Не в печку же из-за этого кидать святыню.

Отец Петр все еще спорил, но как-то все тише и тише. («В другой раз уже к нам не приедет», - с грустью подумал я). Но мощи не мог же я оставить на произвол судьбы. Вернее, на произвол его прямого решительного и сильного характера. Советовал ему отложить пока что в сторону святыню. «Не принимать и не отвергать». Золотое аскетическое правило. Или лучше отвезти в Епархию. С глаз долой, из сердца вон… В общем, благостного «чаепития в Мытищах» не получилось у нас. Но вот когда вернулись ко мне в кабинет, он вдруг тихо шепнул не при посторонних:

- Спасибо, Антон Евгеньевич. От большой беды вы меня удержали...

Сумел отыграть назад… Честь ему и хвала. Не многие на такое способны. «Своя правда» им застит глаза и заставляет на ровном месте совершать ошибки. Отец Петр был не из таких. Мы обнялись.

Но больше он к нам уже не приезжал. Может, из-за этого спора. А может, просто дорога рядом с нами не пролегала.

Спустя почти год узнал я, что он в больнице и у него ковид… Стал о нем горячо молиться. Был уверен, что выдюжит, справится с болезнью. Ведь он из крепкой крестьянской породы. А вот сегодня пришла весть о его кончине. Руки опускаются от таких известий. Сегодня еще и узнал, что, предположительно, заразил его кто-то из духовных чад. А духовных чад у него было очень много! Позвали к себе домой для исповеди и причащения. И забыли сказать, что заражены этим вирусом, или, может, не знали (так ли, не так все было, точно этого никто сказать не может, и я тоже не могу с уверенностью утверждать). Приехал… И вот результат. Давайте жалеть наших батюшек! Ведь скольких мы уже потеряли за эту осень утрат.

Больше меня с отцом Петром никто уже не спутает. Не с кем стало путать. Остался один, без друга. Да и дружба наша так и не успела сложиться, хотя и могла. Просто был он с нашей редакцией одного поля ягода. А своих терять особенно больно.

В храмах Кинельской епархии по благословению Преосвященнейшего Софрония, Епископа Кинельского и Безенчукского, установлено 40-дневное молитвенное поминовение новопреставленного игумена Петра. А в двух построенных им обителях будут вечно сугубо поминать почившего игумена и строителя.

Царствие Небесное игумену Петру! Вечная память!

P.S. 13 ноября в Покровском мужском монастыре села Чубовка состоялась Божественная литургия и отпевание новопреставленного игумена Петра (Луканова). Возглавил Богослужение Епископ Кинельский и Безенчукский Софроний. В отпевании приняли участие более двадцати священнослужителей Самарской Митрополии. Игумен Петр похоронен на территории монастыря.

Антон Жоголев.

11
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
0
0
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru