Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

​Сухарики батюшки Серафима

Моя нечаянная радость и светлая печаль…

Моя нечаянная радость и светлая печаль…

В начале 2000-х годов мы приехали в Удмуртию и прожили там около года. Племянница уехала в Ижевск, а маму одну оставлять нам не хотелось.


Родители Людмилы Чирковой
Геннадий Николаевич и Вера Ивановна Чирковы.

Утром, в один из весенних дней, мы затопили русскую печку. С треском горели поленья. В такие моменты засмотришься на огонь и даже не замечаешь, что время проходит, а еще многое надо успеть сделать, пока печка топится. В чугунке варилась картошечка. Тесто разложено по формам, оно еще должно успеть подняться. Дрова все сгорели, и настало время выпекать домашний хлеб. Я взяла садник и отправила наш будущий хлеб в печку, закрыла ее железной заслонкой. Проходит примерно час, из печи достаю только что испеченный румяный, душистый с хрустящей корочкой хлеб. По всему дому разносится приятный запах свежеиспеченного хлеба!

Я всегда любила такие минуты, когда мама звала нас попробовать свежий горячий хлеб. Да еще и со сметаной! Кто же откажется от такого угощения! Горячий хлеб на столе, домашняя сметана, разносолы, шаньги наливные и с картошкой, пирожки с малиной и грибами. Всё свое было у мамы - с летних припасов заготовленные сушеные грибы и малина, рябина, лесная клубника. Еще с детства мы очень любили удмуртское национальное блюдо - испеченные в русской печке из пресного теста пирожки с калегой (брюквой).

После выпекания хлеба решила засушить ржаные сухарики. Когда я уезжала из Дагестана, монахиня Клавдия передала освященные сухарики Батюшки Серафима. Каждое утро по одному кусочку мы их принимали с молитвой и святой водой. В мешочке оставались несколько сухариков. Нарезала мелкими кусочками ржаной хлеб, помолившись, сложила их на противень. С четырех сторон крестообразно положила освященные сухарики на противень. Прочитала молитву «Отче наш», «Богородице Дево, радуйся» и тропарь Преподобному Серафиму Саровскому. Перекрестила еще раз хлеб, открыла заслонку, и тут меня осенило, вслух сказала: «Батюшка Серафим, прошу тебя, сам приди и освяти наши сухарики». Противень отправила в печь.

Прошла в зал. Сели с мамой на диване и начали вместе вспоминать прожитые ее детские и юные годы. В такие моменты, когда мама рассказывала об ушедших годах, я жалела ее. Трудное детство было в то время у многих детей. На ее детских плечах на целый день оставались трое малолетних детей, когда бабушка была на работе. Дедушка работал в городе на заводе и приезжал редко. Мама рассказывала, как они с песнями бежали на пригорки, собирали душистую землянику и клубнику.

В теплый летний вечер в июле 1938 года в деревню пришли молодые батюшка с матушкой. Бабушкин дом был первым в деревне. Войдя в дом, батюшка спросил бабушку, могут ли они остаться у них на ночь. Она с радостью согласилась. Батюшка рассказал, что они уходят от преследования властей на Урал. Наша деревня Колпаки находилась как раз на границе с Пермской областью. Весть о пришедших в деревню священнике и матушке быстро разнеслась по деревне. Многие захотели окрестить своих детей. Святое Крещение в этот день приняла и моя тетя Людмила, тогда ей было два годика. Пройдя по огородам, женщины с детьми, мужчины для охраны пришли во двор дома, где договорились окрестить всех некрещеных детей нашей деревни. В густом малиннике, где было много спелой малины, поставили большой чан с водой. Всех детей деревни в этот летний вечер окрестили в этом малиннике.

- Почему же не в доме, а в саду крестили? - спрашивала я маму.

- Оттуда по огородам, пройдя по мостику через маленькую речку, легко уйти в лес, - рассказывала мама.

Ранним утром - в июле начинает светать уже в три часа утра - батюшка с матушкой собрались уходить. Бабушка передала им крынку молока и каравай хлеба в дорогу. Благословив жителей деревни, они ушли. Как звали батюшку, сейчас уже никто не знает. Маме тогда было восемь лет, она не запомнила их имена. Бабушка нам об этом не рассказывала. Помяни, Господи, в Царствии Небесном батюшку, крестившего в малиннике, и его матушку - их же имена Ты Сам, Господи, веси!

В годы войны в доме бабушки зимними вечерами дети чистили, а бабушка пряла шерсть. К тому времени мама уже научилась вязать. Вместе с бабушкой они вязали носки и варежки для воинов и подрастающих братьев и сестер. Старший брат мамы в начале войны служил на границе Украины. А уже в сентябре 1941 года пришло извещение с сообщением: «Ефрейтор Трефилов Всеволод Михайлович пропал без вести». С печалью вспоминала мама о старшем брате. Шла война, а брата уже не вернешь.

Бабушка, Евдокия Васильевна Тронина, была очень похожа на Матронушку Босоножку. Когда я подарила своей тете фотографию Матронушки Босоножки, она, взглянув, сказала: «Да это наша тетя Евдокия!»

В воспоминаниях мамы была и такая история. Однажды она с подругой с ветерком качались на самодельных качелях. Громко на весь двор пели: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас!». К тому времени дедушка уже приехал из города. Питание на заводе было плохое, и он заболел чахоткой. Услышав их пение, спросил: «Вы меня, что ли, уже так провожаете?» Они, смутившись, замолчали. Дедушка умер в 1954 году.

За нашими душевными воспоминаниями мы не заметили, как тихонько открылась входная дверь. На пороге появилась племянница Вера. Щеки у нее горели, хоть и весна, но на улице еще было морозно. И с какой-то радостью, с порога она мне говорит:

- Тетя Люда, посмотрите, я вам подарок из Ижевска привезла! - Достает из сумочки маленькую икону... Преподобного Серафима Саровского!

Племянница рассказала, что зашла в церковь - и очень захотелось купить икону Батюшки Серафима. В этот волнующий момент нечаянной радости я растерялась, смотрела на удивленную от этого чуда маму и племянницу. Открываю заслонку русской печки и достаю освященные Батюшкой Серафимом Саровским наши сухарики. И уже говорю: «Мама, вот Батюшка Серафим сам пришел и освятил наши сухарики!»

Прости меня, Господи, что вот так дерзнула сказать. Возможно, когда я это говорила, во мне была какая-то неуверенность в том, что Ты сможешь сотворить такое чудо! Слава Богу за всё!

Мамы уже нет. Умерла на Красную горку, в Фомину неделю 2007 года.

Перед этим последний раз причащалась на Вербное воскресенье. Причастить ее на Светлой Седмице уже не получилось.

Еще за несколько месяцев до этого, в декабре 2006 года матушка Клавдия мне сказала: «Не переживай, скоро поедешь в Удмуртию. Даже и на Пасху дома с мамой будешь». Поехала я в Удмуртию в начале февраля 2007 года. Мама уже болела, я с ней ходила по врачам, анализы сдавали. Но она слабела с каждым днем. И еще что удивительно, мама рассказывала, как осенью выкопала картошку и сама себя спрашивала: откуда такие силы нашлись, что почти всю картошку одна выкопала.

На Пасху я сходила на ночное Богослужение. Под утропришла домой и сразу к маме, ей Пасхальное яичко даю, а она: «Вот и до Пасхи дожила. Христос Воскресе!»

В субботу вечером на Светлой Седмице, до закрытия Царских Врат можно было еще звонить в колокола. Марина, племянница в субботу мне говорит: «Тетя Люда, в колокола можно еще звонить? Я с вами на службу пойду и вместе в колокола позвоним». Я ей сказала, что до вечерней еще можно. Мы с Мариной поднялись на колокольню, звонили долго, хотелось, чтоб все услышали колокольный звон. Может, я как-то не так держалась за веревку, и у меня на руках появились мозоли. А такая радость была! Пришли домой и маме рассказываем, как мы звонили в колокола. А на следующее утро, на Красную горку, мама почувствовала недомогание. Я вызвала тетю Людмилу.

Мама до последней минуты была в сознании. Последний раз я попросила у мамы прощения. Она смотрела на нас, но уже что-то сказать не смогла. После обеда в половину третьего ее не стало. И для меня было непонятно, как так может быть: вот только мама была с нами. А теперь ее нет!..

Были в последние дни маминой жизни и чудеса. Вышла я в сарай за дровами, в голове слышу голос отца: «Не на Пасху, а на Антипасху». Я не поняла, что это. А вот Господь меня, видимо, так подготавливал.

Еще на Светлой Седмице у меня разболелась голова, в шкатулке с лекарствами начала искать таблетку от головной боли. И нашла там ладан. Когда-то матушка Клавдия мне передавала для мамы набор от Матронушки Московской, в нем был деревянный крест, маленький огарок свечи и ладан. Деревянный крестик мама носила, свечи уже давно не было. Вот остался ладан. Я взяла да и положила ладан на горящую печную плиту, перекрестила. А дальше произошло чудо: ладан расплылся в виде Креста. Все увидели, может, кто-то испугался в семье. Но в тот момент я поняла, что мама уйдет...

Пишу и плачу. Нахлынули воспоминания…

Людмила Чиркова,
г. Махачкала, Дагестан.

«Дом для мамы» ждет помощи

В Самарском епархиальном центре «Дом для мамы» опять аншлаг! В центре много деток. Всегда нужна помощь продуктами питания. Опять катастрофически не хватает постельного белья. Нужны одеяла, обогреватели. Очень нужны детские пеленки тонкие и плотные, фланелевые, одноразовые, детское питание, памперсы. Большие и маленькие, и банные полотенца.

В этом году с косметическим ремонтом очень помогла Епархия. Поменяли лампы, стало в комнатах светло, приклеили выпавшие плиты, исправили разрушенный порог. Нам удалось общими усилиями сделать ремонт в двух комнатах - и очень надеемся, что в начале октября начнет работу с детками и родителями православный психолог.

Нам очень нужно в большую комнату гардины, 20 одинаковых легких стульев и длинный журнальный столик. Очень нужны: холодильники (мечта, чтобы стояли на каждом этаже), морозильная камера и духовой шкаф; комоды, вешалки со штакетниками, напольные вешалки. Нужны тумбочки, шкафы, стулья, табуретки, детские и взрослые столы. Очень нужен большой стол. На маленькой кухне очень неудобно питаться, необходимо срочно оборудовать под столовую одну из комнат, пока используем стол-раскладушку, но это не вариант.

Очень просим привозить продукты и вещи по согласованию. Нас периодически засыпают совершенно ненужной одеждой почему-то для бабушек. Но бабушки в нашем центре не проживают. Места под склад у нас нет, захламили мансарду, из которой хотим сделать детскую игровую зону.

Телефоны для дополнительной информации: 8-937-100-04-47 и 8-937-205-05-87.

Оксана Владимирова.

138
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
7
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru