Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

И такое бывает

Рассказ прихожанки.

Рассказ прихожанки.

15 июня отошла ко Господу прихожанка Свирского храма раба Божия Людмила Бутенко. Людмила несла в храме послушание в трапезной. Очень непростое послушание Марфы, тогда как многие из нас (и я в том числе) безуспешно старались примерить на себя крест Марии. Как, наверное, хотелось и Людмиле спокойно и вдумчиво помолиться во время службы! Но, будучи профессиональным поваром, она безропотно и со смирением выполняла порученное ей дело, вместе со вторым поваром Зоей готовила наивкуснейшие блюда из самых простых продуктов, старалась разнообразить трапезу, особенно к праздникам.


Людмила Бутенко несла послушание в трапезной храма.

- А как же! - удивлялась она на мои вопросы. - Это же всё даже не столько для вас, сколько для Богородицы делаю (храм в городе Свирске Иркутской области - в честь Благовещения Пресвятой Богородицы).

Когда семь лет назад я впервые перешагнула порог Благовещенского храма и скромно встала в уголок притвора, прихожанки не дали мне долго прятаться в своей «норке». Каждая из них пыталась вытащить меня на свет Божий. Со всех сторон сыпались приглашения на трапезу. Но мы с мужем и дочкой скорехонько ретировались, боясь обременить своим посещением трапезы совсем не богатый приход. В первый раз нам удалось уклониться от угощения. Но во второй раз, когда я уже сидела в машине, а муж замешкался в храме, к машине неожиданно подошел отец Димитрий Черепанов, настоятель храма:

- Виктория! Не уезжайте. Разделите с нами трапезу.

На улице было довольно прохладно, а батюшка вышел в подряснике. Жалея его, согласилась, стушевавшись таким вниманием к своей скромной персоне. Несколько лет назад в разговоре с отцом Димитрием выяснилось, что он не помнит этого случая. Оно и не мудрено - велико ли событие! Да и священники наши загружены самыми разными неотложными делами, чтобы помнить такую малость. Но моя самолюбивая память не отпускает в свои отдаленные кладовые этот, в общем-то, малозначимый случай.

И далее каждый раз нас никак не отпускали без трапезы. На все наши возражения был один ответ:

- Вот сейчас потрапезничаете и езжайте с Богом по своим делам. Это же не просто трапеза, а ТРАПЕЗА ЛЮБВИ!!!

Последний аргумент был очень весомым! И мы сдавались.

Дверь в трапезную расположена в дальней от алтаря части храма. Людмиле приходилось не раз пересекать пространство храма, чтобы через запасной ход на улицу попасть в кладовую, где хранились продукты. Так она и сновала с кастрюльками, пакетами, тазиками и ведрами. Батюшка не один раз сокрушался о таком временном неудобстве:

- Вот достроим большой храм, и все там будет, как положено - для трапезной отдельное здание. А пока так…

Однажды во время службы батюшка совершал каждение, а Людмила пересекала дальнюю часть храма с очередной кастрюлькой наперевес. Застигнутая на полпути, она так и встала, как вкопанная, склонив голову и не выпуская кастрюлю. Отец Димитрий скажет позже:

- Иду с кадилом, смотрю, Людмила со своей кастрюлькой стоит. И про себя подумал: «Вот так с этой кастрюлей в Царство Небесное и войдет!»

Есть на свете категория людей, которых я про себя называю солнечными. Идет от них какой-то свет. Вот и Люда - всегда с улыбкой, очень приветливая, ни капли натянутости или наигранности. С такой же ясной солнечной улыбкой сказала она мне однажды:

- А у меня бластома.

А я, разомлевшая от ее солнечности, даже не поинтересовалась, что это такое? Не вникла в суть этого страшного диагноза.

После Рождества пришло известие, что Люда в больнице. Упала, потеряла сознание. После больницы она еще пришла однажды в храм. Кажется, на Крещение Господне. Сказала, что дала согласие на операцию. Слабая и бледная, она продолжала улыбаться. Собираясь домой, мы обнялись. Никто не обнимал меня крепче Людмилы. Маленькая, худенькая, но такая сильная! И физически и духовно! И еще ее слова, которые она мне все время повторяла:

- Люблю тебя! Я так тебя люблю! Сама не знаю почему, но очень люблю!

И это не потому, что я такая хорошая, а просто у Люды было большое любящее сердце. Она всех любила. Когда мы иногда приезжали в храм без дочки, Люда после трапезы нагоняла меня у машины и совала в руки кульки с конфетками: «Настёне».

Потом была операция. Конечно, все мы молились, как могли, за нашу Людочку. И даже было какое-то улучшение, когда казалось, что все будет хорошо. Но потом наступило резкое ухудшение и стало ясно, что дни Людмилы сочтены. Последнее известие мы получили 14 июня, когда было понятно, что счет идет на часы. Это был счастливый день для нашей семьи - из дальней поездки вернулся муж. Кроме того, в этот день была годовщина нашей свадьбы. И я как бы мысленно попросила: «Людочка, только не сегодня…»

Люда умерла в ночь на 15 число. Будто услышала…

Вечная память рабе Божией Людмиле!

О своей жизни Люда рассказывала очень мало. Практически ничего. Но пару рассказов с ее слов я записала.

***

После смерти папы всегда приходила на его могилку в Радоницу, в родительский день. А в тот год не пришла. Накануне перенесла операцию, чувствовала себя очень слабо.

И вот снится мне папа. Отвернулся он от меня, даже не взглянет. «Папа, - спрашиваю, - ты за что-то обиделся на меня?» Он молчит, ничего не отвечает. Через некоторое время снится мне опять сон - папа сидит ко мне спиной, всем видом показывает, что не хочет со мной разговаривать. «Папа, за что же ты так на меня обиделся?» Молчит.

И в третий раз приснился мне мой родитель таким же сердитым. Так мне обидно стало!

- Папа, что я тебе такого сделала, что ты и глядеть на меня не хочешь?! И слова сказать мне не хочешь!!!

Тогда он повернулся ко мне и говорит:

- Все были, а тебя не было!

Тогда я поняла, что он про Радоницу говорит. И так мне стало стыдно! С тех пор - болею или не болею, что бы ни случилось, обязательно стараюсь в этот день посетить могилки усопших родственников. Особенно папину.

***

Получили мы с мамой телеграмму от нашей сватьи из Смоленской области примерно следующего содержания: «Коля убил Лену. Приезжайте». Коля - мой брат двадцати трех лет, который жил и работал в Смоленске, а Лена его жена. Мы с мамой, конечно, пережили шок. Но делать нечего, собрались в дорогу поездом - из Сибири в Смоленск. «Хоть, - думаем, - поклонимся могилке невестки и Колю, Бог даст, повидаем. Если свидание с ним разрешат». А я не так давно операцию перенесла, тяжело было ехать.

С пересадками добрались до села Устиново в Смоленской области. В этом селе родители невестки жили, там же и произошла трагедия. Только с автобуса сошли, женщина подходит:

- Вы сестра Коли Пестюрина?

- Да, - говорю, - а вы откуда знаете?

- Вы с ним очень похожи.

- Мы, - говорю, - приехали Колю проведать. Его, конечно, задержали после убийства?

- Да вы что! Колю вашего еще вперед Лены убили!

И рассказала эта женщина нам, как Колина теща сразу всю вину возложила на убитого Колю - зятя своего. Мол, сначала жену порешил, а потом свел счеты с собственной жизнью. Родня Лены отвернулись от покойного. Лену похоронили, а Колю оставили в морге. Но люди в селе не верили в такую версию случившегося. И следствие установило позже, что в Лену неизвестный убийца стрелял в упор. А Коля был убит с дальнего расстояния. Не мог же Коля, расправившись с женой, стрелять в себя с дальнего расстояния! Но Колину тещу этот факт не убедил.

Мама как услышала про это, голова у нее на плечо склонилась, так потом много месяцев и не могла разогнуть шею. Оплакали мы нашего сына и брата. Хоронить надо, а денег нет. У нас деньги только на дорогу были. Дали телеграмму домой.

Заказали мы в ритуальном агентстве гроб, оплатили могилу на кладбище, все как положено. В прощальном зале мы у Колиного гроба вдвоем с мамой стояли. Никто из родственников его жены не пришел. Деревенские Колю не знали толком и тоже не пришли. А товарищи по работе брата в Смоленске остались.

Вот подошла машина - катафалк. Надо гроб грузить, а носильщиков нет. Шофер наотрез отказался нам помогать. Я вышла на улицу - смотрю, мужички сидят. Прошу помочь, а они тоже отказались. Ни в какую не соглашаются, даже за деньги. Тело почему-то некоторое время лежало вне холодильника, уже смердеть начало. А что мы с мамой можем сделать вдвоем? Я после операции… Опять подхожу к тем мужикам, плачу, причитаю:

- Христа ради! Помогите, пожалуйста!

- А почему у вас никого нет? Почему вам никто не помогает?

- Да мы из Сибири приехали… нас только двое…

Тогда уже помогли они нам гроб погрузить. Приезжаем на кладбище, а выгружать не с кем. Шофер отказывается нам помочь. Мы с мамой в рев. Шофер повел нас к кладбищенскому сторожу. Сторожем оказался пьяный дедок с женой-старухой и дочкой. Он к нам с тем же вопросом:

- Почему вам никто не помогает?

А мы ему про свое:

- Да мы из Сибири вдвоем приехали, здесь никого не знаем…

Гроб они нам помогли выгрузить. И тут выяснилось, что могилу по нашему заказу не выкопали!

Что делать?! Вот Коля наш в гробу, а могилы нет, и день к вечеру клонится. Не ночевать же здесь, на кладбище! Стали мы впятером могилу рыть: пьяный сторож старик, его старуха жена, их дочка, мама моя и я после операции. Вроде кое-как вырыли. Стали Колю спускать. Гроб до середины дошел, а дальше никак! Пришлось назад вытаскивать. А Коля широкоплечий был, совсем не худенький, одним словом, очень тяжелый. Едва подняли наверх.

Могилу подправили и стали во второй раз опускать. Тут пьяный дед как-то поскользнулся и свалился в могилу вперед Колиного гроба! Представляете! Дед придавленный из могилы верещит не своим голосом, а где же мы так сразу эту тяжесть поднимем?! Да еще без деда! Хмель из сторожа махом выветрился! Вот мы тогда потянули! Старуха сторожиха, ее дочь, моя мама и я после операции! Кое-как чудом вытянули наверх! Сколько дедок покойников перехоронил! А наш покойник чуть самого деда не схоронил. И только с третьей попытки, наконец-то, опустили домовину в землю. Зарыли, когда уже смеркалось. Вот так. Никак не хотел наш Коля в землю идти. Или земля не хотела его принимать. Кто рассказал бы - не поверила. Бывает же такое!

Виктория Белькова,
с. Балухарь Черемховского района Иркутской области.

156
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
5
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru


Warning: fopen(/home/b/blagovesrf/public_html/cache/desktop/public_page_41360): failed to open stream: No such file or directory in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1260

Warning: fwrite() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1261

Warning: fclose() expects parameter 1 to be resource, boolean given in /home/b/blagovesrf/public_html/engine/start.php on line 1262