Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

Самый святой город мира

Иерусалим глазами фотографа Дарьи Сиротиной.

Иерусалим глазами фотографа Дарьи Сиротиной.

Дарья Сиротина - родом из Самары. Хотя уже много лет живет в Москве и вполне вписалась в столичную жизнь: стала известным блогером, законодательницей мод и стиля, автором книги-бестселлера «Чемоданные настроения (правила самостоятельных путешествий)». Она прекрасный фотограф и внимательный наблюдатель жизни мировых столиц. Ведь путешествия - ее специальность. Ну а на Святой Земле все паломники! В дни Святой Пасхи взоры и сердца всех Христиан устремляются на Святую Землю. И вот в этом Пасхальном выпуске «Благовеста» мы решили показать Святую Землю глазами фотогида Дарьи Сиротиной. Дарья уже не раз бывала в Израиле и всякий раз привозила оттуда замечательные снимки… Перед началом эпидемии коронавируса Дарья успела еще раз побывать на Святой Земле. Некоторые ее фотографии сопровождаются небольшими ремарками и пояснениями. Приводим и их - для ощущения полноты присутствия.

Дарья младшая дочь известного самарского поэта Бориса Сиротина и сестра певицы Людмилы Жоголевой, супруги редактора газеты «Благовест» Антона Жоголева.

Вот такой у нас сегодня экскурсовод…

***

...Иерусалим - это фантастическое переплетение всего на свете. Веры и традиций, добрых и недобрых побуждений, горя и радости, востока и запада, это перекресток дорог, город-памятник и город, просто живущий своей жизнью с незапамятных времен (на первой странице цветной обложки журнала - вид Иерусалима с Елеонской горы. На переднем плане православный храм Елеонского монастыря, который называют Русской свечой). Конечно, приехать сюда на дневную экскурсию - мало. Лучше всего здесь ночевать, причем выбирать место поближе к Старому городу, чтобы иметь возможность спокойно рано утром пройтись и побыть с городом наедине. Но и вот так, одним глазком на него взглянуть, - тоже большое счастье.

Никто не знает наверняка, действительно ли именно здесь, по современной Via Dolorosa Господь Иисус Христос нес крест (смотрите четвертую страницу цветной обложки). Скорее всего, идем мы с молитвой не по тем же самым камням (хотя ничего нельзя исключать), но лично меня потрясает сама атмосфера. Только представьте, сколько самых чистых мыслей, сколько слез скорби и радости, сколько счастья, надежды, отчаянья и боли пронесли с собой по улицам старого Иерусалима мужчины и женщины, побывавшие здесь за два тысячелетия. Представляете, какая намоленность у этих камней?


Камень Помазания в Храме Воскресения Христова в Иерусалиме.

Самый правильный способ этот путь пройти - это прийти в Старый город рано утром, до рассвета. Никого. Только вы и Вечность.

Старый Иерусалим застроен настолько плотно и представляет собой такой запутанный лабиринт узких улиц, что Храм Гроба Господня (вторая страница цветной обложки) вы увидите не на большой площади, не полюбуетесь его фасадом издалека, а просто столкнетесь с ним за очередным поворотом. Храм Гроба Господня сейчас выглядит почти так же, как в те дни, когда город покинули крестоносцы.

Совершенно особое чувство - прийти в Храм так рано, когда ничто и никто не отвлекает тебя от возможности побыть наедине с собой, найти укромное место, где можно посидеть в тишине и одиночестве, послушать отголоски служб на разных языках, внимательно рассмотреть детали. Селитесь в Старом городе или как можно ближе к нему, чтобы иметь возможность оказаться тут как можно раньше - вот мой совет.

В Храме Гроба Господня в этот раз застала три богослужения друг за другом - копты, армяне, католики. Каждую службу сопровождают церемониймейстеры, наследники еще османских времен и порядков. Они с посохами! Пока одни служат, а другие только готовятся, можно и отдохнуть. Отдохнуть на ступенях, ведущих к Голгофе (снимок внизу, слева).

Ключи от Храма Воскресения Христова с 1109 г. хранятся в арабской мусульманской семье Юдэх, а право отпирать и запирать двери Храма этими ключами принадлежит другой мусульманской семье - Нуссейбэх. Эти права и сами ключи передаются по наследству от отца к сыну. Слева от входа в Храм вы увидите скамейку, на ней - вот этого господина в меховой шапке, который, если попросить, покажет вам, как и чем запираются двери (снимок внизу справа).

Потолок старинной часовни в Храме Воскресения Христова, установленной еще крестоносцами, украшает одна из самых старых мозаик в Храме, датированная XII веком. На ней изображен Воскресший Спаситель (смотрите цветной снимок на третьей странице обложки).

В Иерусалиме ничто не имеет такого значения, как религия. Хотя это один из самых многоязычных городов на земле, здесь как бы и нет национальностей. Человек редко называет себя швейцарцем, немцем, армянином, персом, коптом или греком.

Он либо христианин, либо мусульманин, либо иудей. Эти три религии играют в Иерусалиме ту роль, которая в других городах отводится национальностям.


Здесь живут люди разных традиций, разных религий и мировоззрений.
На одной улице Старого города можно встретить словно разные миры.

В стенах Иерусалима три религии находятся в постоянном соприкосновении. В Иерусалиме я покупаю свечи для папы-Православного и четки для бабушки мужа, мусульманки, жалея о том, что судьба обделила меня еврейским дедушкой для комплекта, хотя бы троюродным.

В дымке тонет Елеонская или Масличная гора, та самая, с которой вознесся Господь Иисус Христос, и у подножья которой находится Гефсиманский сад.

Иерусалим… Это город, увидеть который я желаю каждому из вас.

Стоит привыкнуть к тому, что город, который считает самым святым больше половины населения Земли, живет и вполне обычной повседневной жизнью. Я имею в виду не только современный Иерусалим, лежащий за стенами, но сам Старый город - люди здесь спешат на работу, дети ходят в школу, тут торгуют, торгуются, стирают и сушат белье.


Эти старинные оливы помнят гефсиманскую ночь Христа.

Все три мои поездки сюда пришлись на весну. Март и апрель - то самое время, когда здесь можно комфортно гулять, пить кофе на террасах, искать сокровища на «блошином» рынке, не боясь быть испепеленным жарким израильским солнцем. В марте уже все цветет, давая тебе возможность опередить время и вырваться за границу сезона.

Один из лучших способов знакомства с со Старым городом Иерусалима - это прогулка по окружающим его крепостным стенам (смотрите на снимке внизу). Эти стены словно зримые границы незримого - отделяют великое прошлое Иерусалима от его настоящего. В своем современном виде эти стены существуют примерно с XVI века, они построены в то время, когда Иерусалим входил в состав Османской Империи. А ей тогда правил известный не только историкам, но и любителям телесериалов Сулейман Великолепный.

Не буду вас спрашивать, как обстоят дела с вашими планами на ближайшие путешествия - не те сейчас времена. Просто пожелаю и себе, и вам, чтобы в наше тревожное время мы были здоровы и благополучны. А уж куда съездить, если захочется, - всегда придумаем.

Закончить свой рассказ об Иерусалиме я хочу стихотворением моего отца Бориса Сиротина, написанным им после нашего с ним путешествия по Израилю в 2012 году.

Голгофа

Мы с дочерью бродили по уступам
Старинных стен, а солнце щеки жгло,
И думалось о том, как было тупо
С дрекольем и мечами наголо,
Смиренного, с льняными волосами,
Струящимися длинно на ветру,
Вести Его; и с синими глазами…
Портрет сей, грех сей, на себя беру.
Да, был Он иудей темноволосый,
Но эллинов и иудеев нет, -
Вот мой ответ на ваши все вопросы,
Вполне неубедительный ответ.
Для воинов обычная работа -
Распяли. Но увидеть не смогли,
Как капли окровавленного пота
На землю пали и ее прожгли.
А капли те стремительно до центра
Земли дошли, и на небе затем
Гром загремел, мир лопнул, как плацента,
И на Голгофу опустилась темь.
Затмение. Но тут же стрелы света
Пробили брешь глубокую во мгле
Как утвержденье Нового Завета
На рабской изолгавшейся земле.
А стражники подолгу не сменялись,
Копьем касались бедер и груди,
И каждый раз плевались и смеялись:
«Коль Бог Ты, Сам Себя освободи».
Случилось это не во время оно,
А в наши дни, и вовсе неспроста,
Поскольку мудрецы синедриона
Всё распинают, радуясь, Христа.
Всё так же мы на Пасху славим Чудо,
«ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!» - целый мир гласит,
А поздно повинившийся Иуда
В глухом лесу на дереве висит…
Пусть вольными покажутся вам строфы.
Пусть вольными. Но это ли беда,
А главное - что тьму и свет Голгофы
Мы с дочерью познали навсегда.

Борис Сиротин.

85
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
-1
7
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2020 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru