Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Малая церковь

Как живете-можете, женщины-голубки?

Записки преподавателя воскресной школы Елены Юдаковой из Тамбова.

Записки преподавателя воскресной школы Елены Юдаковой из Тамбова.

См. также...

Об авторе. Елена Александровна Юдакова живет в Тамбове, окончила Государственный педагогический институт (теперь Тамбовский университет имени Г.Р. Державина) по специальности немецкий и английский языки, работала в лингво-математическом лицее № 29 г. Тамбова. Работает с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Прихожанка храма в честь Апостолов Петра и Павла в Тамбове, преподаватель воскресной школы. Замужем, мама пятерых детей, у старшей дочери уже своя семья.

Вера

Познакомились мы с Верой, усевшись рядом в автобусе - ездили в Крестный ход в Царские дни в Екатеринбург. Не могу не написать о ней. Человек Вера настолько простой, такой крепкой веры, что я в жизни своей впервые такую женщину встречаю. Труженица, вдова. Муж ее скоропостижно скончался, когда Вере было сорок лет. Умер в больнице - оторвался тромб, никто не ожидал. Только, пожалуй, сам муж догадывался: «Ты, Вера, сильная - если что, детей поднимешь». Детей двое - сын Николай и дочь Надежда. Подняла, дождалась и внука. К Царю ехала просить, чтоб помог ей крышу дома покрыть, так рассказала. В Екатеринбурге уже была, в Крестный ход ходила в прошлом году на столетие убиения Царственных Страстотерпцев.

По молодости была у отца Серафима (Тяпочкина), просила за дочку - она болела сильно. Помог своей молитвой батюшка, сложной операции избежали. По возможности ездит Вера по святым местам, но не любопытства ради. Многих крепких молитвенников на своем пути встречала. Писала им, если приехать не могла. Письма хранит бережно. Молится непрестанно.


Елена Юдакова с дочерью Дашей.

Не любить ее невозможно. Но при всей ее простоте в общении, заметила я, прикрывает она молитвенную свою жизнь, не всё без надобности откроет. Со словами аккуратна. Рассказала мне, что платок не снимает, так еще и до замужества было. Мама их так двух сестер воспитала - Веру и Надежду - «а любовь посреди вас». По профессии Вера повар, на работе проблем из-за платка не было, голова покрыта и дома, даже когда спит, платок на ней. Я, говорит, их только меняю, какой к какому случаю. И замуж вышла - так и спала в платке. Муж к ней примерялся, к Богу шел с ее помощью.

Сейчас тяжело ей, корову уже не держит, вообще никакой живности нет, только огород остался, огромный. Потихоньку и его, говорит, урезаю. Силы не те. С деньгами туго. А на крышу надо. Кредит не дают, пенсионерка. Дети тоже деньгами не богаты, все средства сложили, да ведь и объем работы большой - крышу перекрыть. Поехала помощи просить. Сколько, говорит, Царь наш в России всего понастроил, поможет и мне. Потом уже по возвращении домой звонит мне и плачет - Люба ей звонила (прихожанка нашего храма, познакомилась с ней тоже в этой поездке) и сама предложила занять у нее деньги на крышу. «Я ведь себе на смерть отложила, а подумала - умирать-то я еще не собираюсь. Возьми, чего они лежат, и отдавать не спеши, поживу еще». Видимо, с мужем дома посоветовалась и сразу позвонила. До чего же Вера радовалась этому известию: «Как же Царь быстро на помощь пришел, через добрых людей помогает!» Брать деньги не спешила, думала, может, своими обойдется. Да где там! Встретились, обнялись, поплакали. О расписке Люба и слышать не хочет, а Вера переживает: «Вдруг что со мной, дети долг отдадут. Тут и адрес, и фамилия...» Люба деньги передала, получила от Веры гостинчик, та не могла деньги принять и ничего человеку не дать. С распиской, кажется, договорились - надо так надо. Только вера этих женщин перекрывает надежность расписки, сильнее она и верней.

А дальше начались работы и новые трудности. Оплата мастеру за работу и подсобным рабочим, которые при любом раскладе потребовались, тоже огромна. Хотела и я, конечно, помощь оказать, чем могла. Я просила дорогих моих и умеющих работать мужчин - сына своего, мужа, зятя просила и мужа сестры Людочки. Сын и муж сестры Сережа помочь согласились. Непростое было дело, все заняты и время не терпит. И болезни неожиданные приходили, и другие напасти, - ездили, старались, помогали. Сын рассказывал, что сын Веры, тоже Николай, прямо богатырь русский, но одному ему с такой работой не справиться. А как мне хотелось, чтоб мой Коля познакомился с такими людьми. Я когда в деревне росла, там только и могла настоящих людей увидеть. Они и в городе есть, конечно, только в городе общаемся мы не так тесно, как в деревне, не сразу поймешь, кто есть кто. А там труд на земле, и вообще работа сразу всё на свои места ставит.

Вера как ребенок радовалась. «Они, - говорит, - там на крыше «грохочут» (смеются), вижу, и сын мой повеселел, работа спорится, дело идет». Она ведь намеревалась листы железа подавать, а ее на огород отправили. Вера потом в телефонных звонках всё благодарила: «Слезы ты мне утирала», - а на помощников нарадоваться не могла.

Только кто кому больше помог? Ребята категорически денег не взяли, как можно, видят же, как люди живут. Дом - сплошная стройка: одно чинишь, другое вот-вот рухнет. Удобства на улице, огород-громадина. Так Вера упросила их приехать, когда с огорода урожай убрали: «Пусть хоть по кулечку картошки нашей возьмут». Я тогда и не знала, что кулечек у Веры размером в три хороших ведерка.

Живут они в деревне Татаново. Славится это место тружениками - старательными огородниками. В основном именно оттуда в Тамбов вся сельскохозяйственная продукция поступает. Приехали ребята, одарила их Вера щедрой рукой. Кроме картошки еще и моркови, и свеклы, и пряностей разных положила. Как мой сын ни отказывался, что у нас свое есть, не упросил. «Пусть Сережа возьмет», - вот и весь разговор. Так у Люды с Сережей на всю зиму овощей теперь приготовлено. У них в погребе только баночки с соленьями, а овощи понемногу по надобности покупали. А сына моего Николай потом советом выручил. Метался сын, помочь никто не мог, а Николай как раз по работе своей в этом деле силен, созвонились, помог.

Рассказывать много могу о них, каждый день вспоминаю. Закончу пока тем, что побывала и сама у Веры - налетом, правда, как ветер, но все же теперь дорогу знаю и сама доехать смогу. Видела своими глазами всё ее хозяйство, ужаснулась громадному огороду, поразилась любви, которая тут чувствуется во всем. Она и в дом завела: «Посмотри мой Божий уголок». Побывала у нее как в келейке у старицы, так хорошо. Это каждый может понять, какая сила и полнота в простоте. У Веры простота во всем - в убранстве ее русской избы, деревенской речи, обхождении с людьми, в самом ее облике. Скажет: «Я была в Божьем храме», объясняя, почему звонка не слышала, а мне думается, она и живет каждый день своей жизни как в Божьем храме, в постоянном присутствии Бога, в Его любви, и только с Его помощью управляется.

Люба

- это та самая Люба, с которой шли Крестным ходом, пели вместе Иисусову молитву и, увидев ее плохое самочувствие, усадили в автобус. Оставалось до Ганиной Ямы по указателю 5 километров. Любе уже за семьдесят, и наша руководитель Ксения уговаривала ее не идти такой длинный путь. Ксения и сама целиком его не пошла, а с частью группы влились в него позже вместе с насельниками и гостями Среднеуральского женского монастыря, где мы были накануне.

Но Люба решительно отказалась: «Я дойду - меня бы только сердце не подвело».

Удивились мы ее ответу и решительности, ни на минуту не допустила она иной вариант. В автобусе сидела она одна, и больше мы не общались.

Почти весь Крестный ход держалась она отлично, пела молитвы и шагала, не отставала. А эти пять километров последние, видим, не может уже идти. Об усталости не говорит, отдохнуть не просит. Но когда мимо нас икону несли, предложили ей приложиться подойти, видим - не может, ноги не слушаются. Поняли мы, надо ей оставшийся путь доехать. Она с той же решительностью: «Тогда вместе поедем». Я отказалась, дойти хотелось, силы были. Почему-то возмущение пришло, что она прямо командует. Валя тоже осталась. Уехала Люба в автобусе одна. А мы продолжили путь, вот только идти стало невыносимо трудно. Тогда я четко поняла, что была не права. Люба ведь из нас самая старшая была. А я даже в мыслях своих не допустила к рассмотрению ее вариант, сразу отказалась. Люба на телефонные звонки мои долго не отвечала, может, обиделась или из-за шума в автобусе не слышала. Слава Богу, всё хорошо обошлось. Слава Богу!

Почему подробно так рассказываю? Понятно, что хорошего я для Любы ничего не сделала, скорее наоборот. А она какой человек мудрый оказалась. Свои сбережения на черный день Вере отдала уже со знакомой нам природной решимостью - жить дальше. А для меня тоже какой подарок сделала, удивление всей нашей семье!

Звонит и сообщает, что у нас с ней разговор был в поездке о том, что отдает она мне земельный участок, которым давно уже не пользуется. Находится он как раз в нашем микрорайоне, практически рядом с нами. «Оформи его на себя, нам с мужем он ни к чему, денег мне ни копейки за него не надо, молитесь за сына моего, Сережу» (утонул он у нее в реке, взрослым уже). Удивилась я очень. «Не помню я, Люба, чтобы такой разговор у нас был, впервые об этом слышу». - «Ты, - говорит, - забыла, был разговор, ты сказала, вот домой вернемся и поговорим».

Уж не знаю, кто из нас и прав. Неужели я о таком разговоре забыла? Не каждый день земельные участки в десять соток подарить хотят.

Встретились, показала она мне участок, на нем пока ничего не построено, но тот участок, что видели, был меньше явно, с обеих сторон зажат огороженными заборами, да и дорога по нему грунтовая идет. Документы у Любы имеются на этот участок, но составлены бумаги просто поразительно неграмотно. Выделен был в пожизненное пользование. На нем они сажали картошку. А когда трагически погиб сын, всё забросили, да и здоровье сильно пошатнулось, лечилась долго, дали инвалидность. Около двадцати лет земля была в запустении. После поездки они с мужем решили подарить участок нашей семье. Как это можно понять? Этот вопрос задавала я и Любе. «Старые мы, умрем, молиться о нас будет некому, а вы помолитесь». Ходим мы в один храм, девочек она моих часто видит. А я с ней до поездки знакома не была.

Утешила я Любу, от души слова ей сказала, которые и бабушка моя покойная Анна часто говорила: «Если даже и не получится, то только за слова твои добрые, за это твое желание всю свою жизнь благодарить и молиться за всех вас буду».

Документы по сегодняшним меркам странные, да и столько лет прошло, объяснили нам, что связь с землей может быть потеряна за это время. Люба и суд предлагала, я судиться не согласилась и, думается, убедила и ее. Ведь если это Господу угодно будет, выйдет у нас это дело, причем легко. Рука помощи обязательно заметна будет. Ну а если нет, то судиться не стану, в молитвах поминать обязательно буду и я, и дети мои. Редкостный же случай!

А пока начали мы с ней сначала, подали эти документы на присвоение кадастрового номера этому участку, так как в то время номеров не было, но у участка нет даже адреса (указано только, что располагается он в районе четвертой водонапорной башни). Запаслись терпением и намереваемся довести дело до понимания. Мне приятно общаться с этой настойчивой женщиной, она теперь очень близкий мне человек.

Вот так поездка на Царские дни - сама была для меня как подарок, сколько времени прошло, а удивительные воспоминания не тускнеют, подарки до сих пор приходят неожиданно и даются щедро.

Были после этой поездки на Урал мне и еще предложения поехать в святые места, а мне достаточно было! Возникло чувство переполненности, совершенной достаточности, большего было просто не вместить.

Тщательная маскировка

Убедилась, что грех в нас маскируется искусно. Если вдруг придется его обнаружить, сразу начинается самооправдание, даже себе самой («ведь это вовсе и не грех, а часть моего характера»). Увидеть в себе и исповедовать грех - большой труд, милость к нам Господа и громадная радость.

Всеми силами надо удерживаться от ропота, даже в мыслях. Этим мы собираем на свою голову горящие угли. А помощь в молитве.

Необходимость задавать вопросы

Кто много спрашивает, получает много ответов (немецкая пословица -Wer viel fragt, bekommt viel Antwort). Ведь наверняка вопросы возникают.

Нельзя примириться со своим невежеством, надо достаточно много о нашей Православной вере знать. Узнавать, спрашивая, читая, прося искать ответы. И знания обязательно примерять к себе, делать каждый на своем месте всё возможное, как для Самого Господа.

Необходимость трудиться над собой и почаще причащаться стала очевидна. Причащаясь Святых Христовых Таин, весь человек освящается, а также его одежда и пространство вокруг него. В обители Веры и Любви (Среднеуральском женском монастыре) увидели, что происходит с людьми от прикосновения к одежде святого старца Гавриила (Ургебадзе). Мы пережили и страх, и радость. Плакали.

Вокруг книги...

Выбирала, что почитать детям на ночь, взяла сборник стихов, детям подарили в храме. Стихи Татьяны Петровны Шурыгиной, нашей землячки. Начала читать с нескольких стихотворений, дети заснули, а я так и не смогла оторваться, прочитала от корки до корки. Захотелось узнать больше об авторе. Узнала только, что жила Татьяна в нашем городе с мамой, что автор - инвалид, записывала стихи, вероятно, не сама. В интернете информации тоже мало. Родом она из Екатеринбурга, человек верующий, близкий; к сожалению, умерла 12 июля 2014 года. Начала писать стихи в 48 лет, хотела донести до людей то, что узнала сама. Успела издать четыре сборника. Стихи разные, похожие на детские, меня они тронули.

Одно из них:

Дань моде

Всё меняется в природе,
И безпечный человек
Отдает сполна дань моде
Вот уже который век.

Можно волосы покрасить,
Можно имидж поменять,
Себя как-то приукрасить, -
Важно лишь одно понять.

Можно сделать уже бровки
И ресницы удлинить,
Но коль нет ума в головке -
Ничего не изменить.

И еще расскажу о том, что читать...

Дети мои, особенно дочки, читают охотно и много. Сама уже не успеваю следить, что попадает в их руки. А дочка старшая Маша увидела у одной из них «Три мушкетера» Дюма, забезпокоилась и сказала открыто: «Не читай, Даша, что там хорошего!» Папа наш возмутился: «А что плохого? - ты сама фильм-то смотрела или читала?»

Маша не читала и сказала, что не обязательно и читать, ведь известно, какую жизнь вели эти книжные мушкетеры. Что там может быть для детей полезно?

И привозила детям другие удивительные книги: «Избранное» Януша Корчака, «Полианну» (Элинор Портер), «Динку» Валентины Осеевой, «Честное слово» Клавдии Лукашевич и многие другие, да и «Денискины рассказы» Виктора Драгунского можно перечитать. А дети уже увлеклись, и сильно, не раз смотрели наш давний славный, но не детский фильм «Д'Артаньян и три мушкетера», Даша с увлечением читала и перечитывала книгу. Игры были в мушкетеров, всё лето пробегали с палками. В магазине упросили купить шляпы. Рисовали только любимых героев со шпагами. Даша незаметно и быстро приобрела мальчишеские черты, резкость в движениях, некоторую грубость, отрывистость речи. И песни пелись только из фильма про мушкетеров.

Не заметить это было невозможно, заволновалась и я. Переключить их на что-то другое не получалось. Просила Господа и Матерь Божию о помощи, говорила с детьми, особенно после того, как Аня начала приходить к нам по ночам, говоря, что видит страшные сны. В одном сне она видела, как возле нее стоял человек в одежде мушкетера, и ей стало страшно. Я запретила читать эту книгу, понимая, что дело даже не в самой книге, а в том, насколько близко вошла эта история в жизнь моих детей.

Дети меня поняли и согласились. Причем Даша книгу захотела сжечь, я отговорила ее, сказав, что плохая у меня ассоциация со сжиганием книг. Убрали «Трех мушкетеров» подальше на полку, потом, наткнувшись на книгу, я увидела в ней листок с запиской от Даши: «Не трогать». Вот с какой смелостью и решительностью взялись за дело дети.

Даша пострадала вскоре после этого, пострадала страшно. Папа попросил их смотреть за небольшим костром перед нашим домом, на нем в большом казане мы варили мелкий картофель курам. Попросил присмотреть, чтоб огонь не разошелся. Они и раньше делали это не раз. Как рассказала потом Аня - она была тут же возле огня, - Даша ткнула себе в глаз горячим концом палки, которой она перемешивала угли.

Как могло такое случиться? Я потом осмотрела палку, она была очень длинная, не укладывается в голове, как сам человек может себе это сделать? Я уверена, дети не обманывают, они не баловные. И спрашивала я, когда страсти улеглись, всё закончилось и было позади. Размаха не хватило бы у такой маленькой руки, длина палки была больше метра, а от удара Даша упала вниз лицом на траву. Даша столько вытерпела. У нее на белке глаза был уголь, большой кусочек, который мы пытались удалить вначале дома. С испугу дети сказали, что от костра что-то отлетело в глаз. Поехали в глазную поликлинику и пробыли там почти целый день, всё обследовали, ведь из костра могло вылететь всё что угодно. Дашу положили в больницу с ожогом роговицы и проникающим ранением. Вот это война! Потом второе исключили, повреждение оказалось не проникающим. Но какой-то предмет наколол глаз. Даша лежала одна, держалась молодцом и терпела все процедуры. Не давалась только поставить специальную линзу на зрачок, для лучшего обследования. Потребовалась консультация специального хирурга из лучшей клиники города - МНТК микрохирургии глаза им. С.Н. Федорова.

Врач оказался очень опытным специалистом, и хотя Даша снова отказалась, несмотря на уговоры, поставить линзу, он все же рассмотрел и исключил разрыв сетчатки и ее отслоение. Если бы вы видели, как врач был рад! Он откинулся на спинку кресла с таким облегчением и выражением лица. Я видела что-то подобное, когда смотрела игру «Что? Где? Когда?», если игрок на вопрос, который он не знал, дал верный ответ - нашел его путем размышлений, колоссального напряжения всех своих сил!

Потом были дообследования уже в этой клинике. И когда наконец Даша согласилась на линзу, врач увидел только истонченную сетчатку, а не разрыв и отслоение, тем самым подтвердив свой диагноз. Вероятно, это врожденная особенность. Надо было обследовать и Аню, всё стало бы еще яснее, они ведь близнецы. Но у нас у всех истощились все запасы, в том числе терпенья и сил. Теперь наблюдаемся регулярно, пока всё хорошо, даже очков не порекомендовали.

Сколько людей молились вместе с нами за Дашу. Спаси всех Господи! На нашем приходе батюшкам писала смс, сообщала результаты обследований, и они молились за нас. Вынести все эти испытания без помощи было бы невозможно. Выводы из случившегося мы сделали.

А я во все поликлиники с бумажной иконой Царской семьи ездила. С той, что пронесла Крестным ходом из Екатеринбурга до Ганиной Ямы. Хожу с ней и езжу по самым важным делам, прошу и молюсь. Хотела ее, как и другие подарки, которые привезла для родных и знакомых, подарить, да передумала. Были у меня и другие иконы - подарочные. А эта на тесемочке бумажная весь долгий путь была со мной. Для меня она ценна, а для других - кто знает? Может случиться, и еще Крестным ходом вместе пойдем.

Елена Юдакова.

71
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
6
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru