Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Он имел дар любви…

Мария Феоктистова рассказывает о своем отце - схиархимандрите Николае.

Мария Феоктистова рассказывает о своем отце - схиархимандрите Николае.

17 октября к нам в редакцию «Благовеста» приехала Мария Геннадьевна Феоктистова, певчая самарского храма Трех Святителей. Она дочь известного самарского священника, которого многие почитают как старца - схиархимандрита Николая (Феоктистова, 2015).

Знаю Марию Геннадьевну довольно давно, и даже однажды довелось мне немного поучаствовать в ее судьбе. Это когда в Свято-Казанском монастыре Вышнего Волочка в 2002 году на могиле блаженной схимонахини Марии она решала главный для себя вопрос. На надгробную плиту блаженной старицы были положены две шоколадки, чтобы по ним, помолясь, сделать выбор: выпадет ей красная шоколадка (кажется, что так) - и тогда Маша вернется в Самару и будет жить в миру, а если синяя - останется в монастыре и примет монашество. Так вот, те самые разноцветные шоколадки судьбы как раз я-то и раскладывал тогда на гробнице блаженной Марии Самарской. И конечно, переживал за нее. К слову, досталась красная, и Мария осталась в миру, такой уж выпал ей жребий. С тех пор почти и не виделись мы столько лет.

Этой осенью Мария оказалась в больнице с воспалением легких. Мы решили дать в газету объявление с просьбой молиться о ее исцелении. Мария Феоктистова еще до конца не выздоровела, но силу молитв наших читателей уже на себе ощутила. Пришла вот поблагодарить… И кое-что принесла с собой в подарок…


Мария Феоктистова вручает редактору «Благовеста» Антону Жоголеву старинный Служебник.

Вынула из пакета старинную книгу в темно-синем переплете и с большим наклеенным матерчатым крестом на обложке.

- Этот Служебник передала моему папе в Саранске бабушка Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла Параскева Ивановна Гундяева. Вдова священника Василия Гундяева последние свои годы жила в столице Мордовии. Отец Геннадий - так моего папу звали в миру - несколько раз приходил к ней, причащал, исповедовал. Ведь наша семья жила в те годы в Саранске. Отец Геннадий и напутствовал матушку Параскеву Ивановну перед самой ее кончиной, которая наступила 31 октября 1974 года. До своего 90-летия она не дожила всего десяти дней. И вот в один из его последних приходов бабушка будущего Святейшего Патриарха Кирилла и подарила моему папе эту дореволюционного издания священническую книгу - Служебник. Теперь он ваш.

С этими словами Мария Геннадьевна протянула мне книгу.

Вот это подарок!.. Я даже опешил от такого неожиданного обретения. Книга, которая имеет прямое отношение к семье Святейшего Патриарха; книга, которую бабушка Его Святейшества в последние свои земные дни передала исповедовавшему ее священнику; книга, по которой молилось не одно поколение священнослужителей (на одной из ее страниц есть четкая надпись синими чернилами: «Сия книга священника Феодора Кузьмича Зайцева»), теперь эта книга у нас в редакции!..

- У вас есть маленький музей «Благовеста», где хранятся различные реликвии, вот пусть эта книга здесь и находится. Батюшка Николай очень любил вас, Антон Евгеньевич, и всю редакцию «Благовеста» любил. Думаю, он мое решение одобрил бы.

Я тут же пригласил сотрудников, чтобы передача реликвии из семьи Патриарха в дар «Благовесту» прошла в присутствии моих товарищей по работе. Что тут говорить, весьма и весьма символичный дар. Совсем недавно был у нас в Самаре Святейший Патриарх Кирилл. И вот старинная книга, некогда принадлежавшая его бабушке, пришла к нам в «Благовест». Это знак благодатный и радостный.

- Мой папа никогда не выпячивал себя, был скромный. Вот и о том, что он напутствовал перед кончиной бабушку Святейшего Патриарха, немногие знали. Он как-то всегда скромно об этом говорил: да, было, да, исповедовал и причастил, - но без каких-то подробностей. А про эту книгу говорил нам, что она ему от бабушки самого Патриарха досталась.

Наша справка. Параскева Ивановна Гундяева родом из села Лада, ныне Ичалковского района Мордовии. Она вышла замуж за Василия Степановича Гундяева, родила и вырастила восемь детей, в том числе Михаила Васильевича Гундяева, отца будущего Святейшего Патриарха Кирилла. Когда Василий Степанович вернулся из заключения, где он провел много лет в страданиях за веру Христову, то принял сан священника. После кончины мужа в 1969 году Параскева Ивановна переехала в Саранск, где скончалась в день памяти супруга. Отпевали Параскеву Ивановну в Иоанно-Богословском соборе Саранска протоиерей Николай Гундяев и архимандрит Кирилл (Гундяев), ныне Святейший Патриарх Московский и всея Руси. Параскева Ивановна Гундяева погребена на ближнем Ключаревском кладбище в Саранске. В 2011 году Святейший Патриарх Кирилл, находясь с визитом в столице Мордовии, посетил могилу бабушки и совершил заупокойную литию.

* * *

Раз уж вот встретился с Марией Феоктистовой, надо расспросить ее и про отца. Всегда интересовало, какими бывали у себя дома, со своими близкими Православные подвижники. И вот такой случай представился. Мария рассказывает о почившем родителе охотно, радостно. Для нее он и сейчас самый близкий человек. Вот какой записал ее рассказ:


Схиархимандрит Николай (Феоктистов) с дочерью Марией.

- Папа был скромный, скрывал свою прозорливость. Скажет что-то «в точку» о человеке и тут же как будто спохватится: «да что это я, да это просто так с языка соскочило». Всю жизнь, с детства, стремился он к монашеству. Но старцы его благословили жениться, служить сначала в миру и только потом принять постриг. И вот он так любил и уважал иеромонаха Силуана (Старостина), хотя у них была разница в возрасте лет тридцать, если не больше. Даже исповедовался у него, спрашивал, вот представьте себе, совета!.. Отец Силуан ведь с юности встал на монашескую стезю, и в нем отец Николай как бы видел свою возможную судьбу, которая в жизни пошла по-другому…

На брак с моей мамой, матушкой Ниной, его благословил Митрополит Иоанн (Снычев). Владыка звал мою маму Нина-ревизор. Она одно время в этой сфере работала. Мои родители в чем-то разные, мама более твердая, строгая, а отец мягкий, послушный. Но они никогда не ссорились. Ни разу!.. Если случится какая размолвка, он только скажет: «Нина, ну ты же такая умная, такая образованная - два высших образования у тебя, так почему же так говоришь некрасиво? Ведь ты же ласковая и прекрасная, ты моя жемчужинка…» После таких слов она сразу растает, и спор на этом закончится.

Он был очень любящим и так о себе говорил: «Кому-то пост, кому-то молитва, ну а я себе самое выбрал легкое - это любовь». На самом-то деле любовь и есть самое тяжелое.

Нас у родителей четыре дочери. Старшая Ксения, она много лет была заведующей регентским отделением Самарской семинарии. У нее четыре высших образования, про нее Митрополит Иоанн однажды сказал: «Ты как Индира Ганди». Потом по старшинству иду я. Со мной у матушки Нины были очень тяжелые роды в 1976 году. Мы тогда жили в Ульяновске. Папа был настоятелем кафедрального собора в честь иконы Божией Матери «Неопалимая Купина». И вот врачи маме говорят: плод омылся кровью. Советуют идти на аборт… Матушка из больницы убежала на кладбище, там тогда жил блаженный Васенька - Василий Иванович Жировов. Со всеми он юродствовал, а с матушкой говорил как обычный человек. И вот он говорит: «Молодец, матушка, что из больницы убежала. Из одной убежала, в другую ляжешь. Родится девочка, такая хорошенькая, назовешь Машенькой…» И матушка оттуда ночью шла пешком через весь город с кровотечением. Батюшка был тогда на учебе в семинарии в Москве, и он говорил потом, что сердцем чувствовал: что-то у нас не так… Приехал домой, узнал про кровотечение. И вот тогда за маленькой Ксеньечкой бабушка 90-летняя ухаживала, и она говорит, что у нее дочь - заведующая гинекологическим отделением в другой больнице. Туда моя мама и легла. Всё как Васенька блаженный сказал. И несколько месяцев она там наблюдалась. Заведующая Валентина сама решилась принимать у моей мамы роды. Было очень опасно, риск для жизни роженицы и ребенка большой.

И вот 27 марта, на Феодоровскую икону Божией Матери, как раз помогающую в родах, заведующая Валентина - а она верующая была - меня щипцами вытянула за голову. Я родилась мертворожденной, «гипоксия плода». И у мамы в это время тоже наступила клиническая смерть. Было четыре часа утра. Валентина тогда взмолилась и батюшку попросила молиться, ведь ее посадить могли за сразу две смерти при принятии родов. И батюшка ночью поехал в собор, зашел в алтарь, и там он просил Матерь Божию оставить в живых меня и матушку Нину. Позвонил в Санкт-Петербург, и там профессор Успенский тоже ночью пошел на Смоленское кладбище молиться Блаженной Ксении Петербургской. И еще папа позвонил Владыке Иоанну, попросил и его молитв. Все молились, и я ожила. Начала плакать. И матушка тоже ожила. Мы как будто с ней вместе воскресли. Меня сразу там, в больнице, «ради страха смертного», прямо под краном окрестили - в честь Царицы Небесной назвали Марией. Эта же Валентина, врач, меня и окрестила мирским чином. И вот из-за таких тяжелых родов батюшка меня особенно полюбил. Кричала я много, у мамы молока не было, так кричала я, что на папу плафон пластмассовый от лампочки из-за вибраций от моих криков падал на голову. А он со мной спокойно возится, кушать готовит, с коляской гуляет… И так меня папа любил! Стала я папиной дочкой…Он однажды сказал: ты замуж не выйдешь... будешь за мной ухаживать… «Я тебя люблю», - только и слышала от него. Платила тем же: «Папа, ты самый лучший, самый добрый!» У меня была жертвенная любовь к отцу.

Мама после таких тяжелых родов даже долго ходить не могла, и вдруг… снова беременеет. Что делать? Поехали к духовнику в Белгородскую область, к известному старцу Архимандриту Серафиму (Тяпочкину). А матушка уже на сносях. Говорит старцу: «Благословите умереть». Но так умереть, чтобы вначале жизнь ребенку даровать. Он перекрестил ей животик. «Роды легкими будут, - сказал. - Родится светлая, голубоглазая девочка. И она будет матушкой». Всё так и случилось, стала она потом матушкой Наталией, супругой протоиерея Алексия Гладуна. А тогда они от отца Серафима как на крыльях полетели домой. Но до Куйбышева-Самары не доехали, в Чапаевске ее с поезда сняли. «Скорая помощь» подъехала - и прямиком в больницу. Роды были быстрыми и легкими. Родилась светлая, голубоглазая девочка Наташа.

Батюшка нас всех любовью своей окутывал. Он говорил: «Слово есть тончайшее прикосновение к сердцу. Словом можно убить человека и словом можно возродить человека. Говорите ласковые слова!»

И с детства он придумывал нам эти ласковые слова. Мы от него только и слышали: «Я люблю тебя», «любимая моя», «ты смородинка моя», «ты яхонтовая моя», «ты солнышко мое»… Каждый день он вот что-то такое говорил и матушке, и нам, детям. И внуки от него всегда слышали: «Я люблю тебя…» Эти слова - самый большой клад в нашей жизни, самое большое наследство, самая большая драгоценность. Мне он до самой своей смерти звонил и говорил такие слова. И в храме всем говорил эти драгоценные слова… Пока он был жив, мы были под защитой его любви. Нас он учил важности этих драгоценных слов. Мы иногда стесняемся такие слова произносить. Не надо стесняться! Он нас учил своим примером: «Ты самый любимый…» А у нас у всех в жизни самый большой дефицит - это дефицит любви...

Когда начинал строить храм в Кинеле, там были серьезные трудности, искушения. Приходили озлобленные люди, в основном старухи, грозились, что «то и то» ему сделают. А он улыбнется, пригласит их войти. Спросит: может, чайку? Может, угостить чем? Спросит, как здоровье, как настроение. Те переглянутся и… уйдут восвояси. А он еще за них и помолится потом.

Отец Николай особенно любил внучку Танечку, дочку нашей младшей сестры Кати. Таня вымоленная, у ее родителей долго не было детей. И вот родилась она в 2007 году, 24 января, после того как ее папа Даниил на Афон ездил, молился там, благодатную лозу пил в одном из монастырей. И вот родилась девочка необыкновенная, сверхчувствительная. С тонким сердцем, с тонкой душой. С добротой к любому цветочку, ко всему живому. Очень восприимчивая она к любви, Татьяна Минькова, моя племянница. И батюшка столько ей любви успел дать! «Цветочек, радость моя, голубушка…» Какие слова она от дедушки слышала! Когда он умер, ей было только восемь лет (сейчас ей 12). И вот она стояла у его гроба и говорила: «Моя любовь умерла, больше меня никто, как дедушка, любить не будет. Такой любви больше нет». И она до сих пор вспоминает любовь к ней дедушки. У него был дар любви.

…Представьте: гроб стоит посреди комнаты. В гробу - отец Николай, упокоившийся после долгой, тяжелой, мучительной болезни. И маленькие внуки к нему, уже умершему, все равно ластятся. Гладят его, целуют руку, чуть ли не ложатся к нему в гроб... чуть ли не играют с умершим дедушкой… Так его любили… Так не хотели расставаться с добрым дедушкой.

И всё у него со смехом было, с улыбкой. Где песенку споет, где стихотворение вспомнит. Здесь шуточку. И обнимет. Это очень важно: «Иди, я тебя крепко-крепко обниму». Любовь закладывается в детстве. Дает иммунитет на всю жизнь. И этот привитый с детства иммунитет любви потом дает силы переносить все тяготы. У меня вот не было так, чтобы меня мужчины любили. Как-то вот всё это было как какое-то лишь испытание… Но вот папа столько дал мне любви. «Никто тебя, как я, любить не будет». И еще его любовь успокаивала. Любил он про святых нам рассказывать, особенно про блаженных… Вообще, в нашей жизни много было блаженных. Всю жизнь они рядом присутствовали. В Ульяновске Васенька блаженный, в Саранске Ванечка блаженный. С отцом Иеронимом Санаксарским они дружили в Мордовии. На всю жизнь была с ним духовная связь. И здесь в Самаре он очень любил блаженную Марию Ивановну.

Он всегда за меня переживал. «У этих-то, у нормальных-то, всё по-нормальному, а у таких, как ты, всё не как у людей». Всегда препятствия, искушения. Столько всего пережить пришлось, через сердце пропустить. Наверное, это для того попущено, чтобы научиться людей любить искренне, чисто, а это возможно только через страдания. Батюшка столько перестрадал, но через это любить людей научился. И вот теперь я его путь в чем-то таком продолжаю. Через эти скорби учусь любить людей, учусь прощать. Нет ничего больше любви!

Перед своей смертью он дал мне наказ отказаться от ИНН и не брать УЭК. Такое было от него последнее напутствие… Обещала исполнить.

…Я с детства хотела быть медсестрой. Ведь это так романтично: сестра милосердия. Пошли мы с папой к Владыке Иоанну. Он только и спросил: «Боишься крови»? - «Боюсь». - «Вот видишь! Будешь бухгалтером». Благословил в техникум, а потом и в институт поступать. Окончила экономический факультет по специальности «бухгалтерский учет и аудит». А потом захотела стать педагогом. Выучилась на педагога-психолога. Батюшка благословил меня и магистратуру заканчивать. Была защита диплома, а я тему взяла особую: «Значение Православной веры в воспитании детей в детском саду». Все в комиссии удивились такому. Пришло много преподавателей. А среди них и протестанты, и неверующие. И вдруг Господь меня осенил на защите диплома, стала им говорить о том, что без Причастия Святых Таин как же можно правильно детей воспитывать? Все от удивления рты открыли, переглядывались. Но так решили: раз дочь священника, то ей можно. Спросили в конце: а что посоветуете, какое «лекарство» детям - от психологических проблем, от стрессов и прочего вот такого. Ответила не задумываясь: «Исповедь и Причастие». Отметку поставили положительную.

Было такое однажды, в храме на Черемшанской блаженная Мария Ивановна меня прямо в алтарь тянула. Я упираюсь, а она всё тянет. Юбка есть, кофта есть, говорит, пошли! И тянет… К чему это? Не знаю. Но только с той поры работаю только в храме всегда. Сначала бухгалтером в нашем храме Трех Святителей, потом еще и певчей. А теперь только певчей на клиросе тружусь, второе сопрано. Это мое единственное сейчас послушание. И за мамой ухаживаю. Ну и еще мне хочется о папе книгу издать, чтобы люди знали, какой он был священник замечательный. И как он умел любить людей!

Записал Антон Жоголев.

235
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
11
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru