Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

События

Дорогу осилит идущий

В четвертый раз прошел Крестный ход из Самары в село Каменный Брод. А в этом году - и дальше, до возрождающегося Чагринского монастыря.

В четвертый раз прошел Крестный ход из Самары в село Каменный Брод. А в этом году - и дальше, до возрождающегося Чагринского монастыря.

20 июля, в день субботний

«Ну уж в нынешнем-то году обязательно пойду в Крестный ход в Каменный Брод с первого дня!» - с кремневой твердостью решила я в первые дни отпуска. Но - нет, не любит меня господин Бонапарт. Что я только ни надумаю непременно сделать - он тут как тут, ехидно ухмыляется над лохмотьями моих наполеоновских планов…


Протоиерей Алексий Чичановский возглавил Крестный ход.

Так и пришлось опять, как и в прошлом году, присоединиться к Крестному ходу лишь на второй день, не от Сухой Самарки, а уже от Воскресенки. Зато оказалось, что теперь Крестный ход не закончится в престольный праздник, на Казанскую, и от Каменного Брода мы будем идти еще два дня.

А в Воскресенке утром 20 июля в самой церкви и рядом с ней, во дворе, было много народа, большинство - пришедшие сюда накануне крестоходцы. На начавшейся вскоре Литургии настоятелю Воскресенского храма иерею Максиму Портнову сослужили двое пока незнакомых священников. Что-то мне подсказывает - не иначе как отнюдь не морской загар на их лицах, - что и они пришли сюда с Крестным ходом. Стало быть, в пути, Бог даст, и познакомимся хотя бы по именам. С отцом Максимом знакомиться не буду, это мой родной зять.

Год назад отец Максим тоже шел в каменнобродском Крестном ходе, но нынче суббота, вечером ему надо служить в своем воскресенском храме, и он поневоле должен остаться. А в проповеди на Литургии он сказал:

- Крестный ход - это наша попытка пройти путем Христовым. Но это и олицетворение нашей жизни, тех трудностей, сложностей и препятствий, внешних и внутренних, которые встречаются на пути каждого человека. Кто хоть раз ходил в Крестный ход, тот поймет, а кто ни разу в нем до этого не был, тот узнает, насколько мы немощны, узнает, что невозможно полагаться на свои силы. Это наши предки могли пешком идти до Иерусалима. Такие подвиги не для современного человека, привыкшего к комфорту. Поэтому Крестный ход - это очень трудный и сложный путь, который преодолевать можно только с Божией помощью. Только когда дошел до точки - всё болит и нет сил больше идти, - вот в этот момент полного отчаяния человек вдруг понимает особенно глубоко, что он - православный. И он через боль и труд идет в Крестном ходе и начинает так молиться Господу, как, наверное, никогда раньше не молился. И думает: ну вот пройду еще двадцать метров… И проходит двадцать, и сто метров, и километр, и еще и еще. И в этот момент он полностью осознает истину слов: «Сила Моя в немощи совершается». И понимает, что сила - не в нем. Сила эта - Божия.


Казанская икона Божией Матери - главная святыня этого молитвенного шествия.

И вот уже вынесены большая Казанская икона Божией Матери и хоругви, крестоходцы, подкрепившиеся благодатью Евхаристии, а затем и обильной трапезой, с молитвой в сердце и устах встают в колонну и выходят за церковные врата. Крестный ход продолжается. Путь неблизкий, дойдем к вечеру.

…Почему вдруг подкрадывается усталость? От жары? Но девять лет назад, когда мы с младшей дочкой как раз в такие же июльские дни шли по Украине, было несравнимо жарче, до 47 градусов. Вот только шли мы не по раскаленному шоссе (это просто было невозможно, асфальт плавился), а вдоль него, но поодаль, стараясь держаться в спасительной тени деревьев. Сейчас все мы идем по дороге, деревья далеко. Но вместе с нами идут те самые священники - иереи Сергий и Евгений, диакон Владимир из Каменного Брода и, конечно, руководитель и духовный вдохновитель Крестного хода, настоятель Казанского храма села Каменный Брод протоиерей Алексий Чичановский. Отцы наши распределяются в колонне, их зычные голоса задают тон общей молитве. И легче идти, подхватывая в свою, женскую череду:

- Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!

В этот день в пути было два привала - с арбузами и сытным угощением, а еще радостное, ни с чем не сравнимое купание в реке. Платье и шарф, прекрасно заменившие мне купальник (и не одна я была такая хитренькая), очень скоро высохли. Но как подкрепила силы речная свежесть!.. И бутылочки с питьевой водой, которые щедро раздавали на каждом привале.

Наконец вступаем в село Каменный Брод, и в самом конце его нас встречает радостным звоном колоколов белоснежный храм. А батюшка Алексий Чичановский, успевший облачиться в голубую ради Богородичного праздника фелонь, сердечно благодарит всех пришедших:

- Спаси вас Господи за ваше терпение, за вашу молитву, за вашу любовь к Богу и Матери Божией. И на вечернем Богослужении, а утром на праздничной Литургии помолимся о том, чтобы Царица Небесная дала нам силы для дальнейшего пути. Всем вам Божией помощи, многая и благая лета!

У Казанской Божьей Матери

Стоит присесть на скамейку, как усталые глаза мгновенно слипаются, а голова склоняется на грудь. Но так же нельзя: вечерняя служба уже началась!


Рядом с протоиереем Алексием Чичановским идет священник Сергий Квасов.

И, превозмогая себя, опять встаю, качаясь, «яко трость, ветром колеблемая». Немилосердно щиплю свои руки, но и это слабо помогает. Вслушиваюсь в молитвы и стройное пение, вглядываюсь в тонкие лики изнесенных на середину храма двух больших Казанских икон - храмовой и той, что плывет в Крестном ходе от самой Самары. Заступница Усердная, Мати Господа Вышняго…

После службы успеваю перемолвиться с матушкой Мариной Чичановской и даже сфотографировать ее, беседующую с женщиной, которую матушка представила как Наталью Александровну (вот они, рядышком, на снимке...).

Наталья Александровна чуть позже и увезла меня и еще пятерых крестоходцев к себе домой, в недальний поселок Чапаевский. Местные жители тоже разобрали паломников по домам.

С двумя спутницами по Крестному ходу, Галиной Сипатовой и Еленой Кравцевой, мы крепко сдружились - и на следующий вечер, в районном центре Красноармейское, уже постарались попасть на ночлег втроем к одной семье. И обе ночи для нас топили бани…Скажете, ничего особенного? А вы просолитесь в Крестном ходе - и потом зайдите в натопленную баньку, где для вас приготовлено вдоволь горячей и холодной воды. И вот когда смоешь прикипевший пот и дорожную пыль, право же, будто заново родишься!

Наталья Александровна специально ради нас попросила соседку истопить баню, хоть и есть у них дома удобная ванна. Но это же совсем не то!

За вечерним чаем наша хлебосольная хозяйка рассказывает о Казанском храме, в котором один из алтарников - ее старший сын, студент Тимофей. О том, как три года назад в первом Крестном ходе из Самары в Каменный Брод пришел молодой человек - да и не смог, не захотел никуда уйти, остался в селе и при храме. Этим утром в Воскресенке я обратила внимание на то, как на клиросе четко и красиво читал Часы незнакомый юноша в очках, а потом он шел с нами в Крестном ходе. Он и есть - Сергей, теперь уже каменнобродский житель.


Казанский храм в селе Каменный Брод.

Испив чаю, встаем перед иконами. И крестовоздвиженский крестоходец, потому как прихожанин самарского храма в честь Воздвижения Креста Господня, Димитрий читает вслух вечерние молитвы, Каноны и Последование ко Святому Причащению. Утром отец Алексий с едва слышной укоризной в голосе скажет нам, что надо было исповедаться накануне, батюшки до глубокой ночи принимали Исповедь. Виноваты… Только, наверное, так надо было - нас позвали, и мы поехали, и очень хорошо отдохнули перед новым крестоходным днем. И, слава Богу, батюшка и нас не оставил без Исповеди и Причастия!

Праздник, начавшийся Божественной литургией, продолжился в семейном Православном центре «Радуга». Мы уселись на скамейках под открытым небом, а на сцене начался концерт. И живым серебром разливался дивный голос матушки Марины Чичановской:

У Казанской Божьей Матери
Тихо теплятся огни.
Жены, дочери и матери
К Ней приходят в эти дни.

И цветы к Ее подножию
Ставят с жаркою мольбой:
«Матерь-Дева, силой Божией
Охрани ушедших в бой»…

И были другие певцы, и очень целомудренные танцы, и постановка «Петр и Феврония». Мы увидим потом в Крестном ходе юную исполнительницу главной роли.
А может быть, и столь же юный «Петр» тоже шел - не знаю. Но радостно было оттого, что для молодых сельчан сегодняшний день не только праздник, но и труд, молитвенный путь вместе со всеми крестоходцами.

…А их Ангелы ведут

Когда шли по Каменному Броду, видела указатель: до села Красноармейское - 21 километр. Стало быть, столько нам сегодня предстоит пройти. И как только закончился праздничный концерт, мы вернулись к храму, мужчины подняли хоругви и нашу главную Странницу - Казанскую икону из Самарского Смоленского храма, от которого и начинается этот Крестный ход. Да ведь Смоленская икона, в честь которой назван храм, - Одигитрия, Путеводительница! И хотя идем мы с Казанской иконой, а все равно в этом пути она - наша Одигитрия. И все мы вновь и вновь спешим пройти под иконой. Пресвятая Богородице, прими нас, грешных, под Свой Покров!..


Нина и Александр из Александро-Невского храма.

Прохладнее не стало, но никто же и не обещал, что будет легко. О-отставить саможаление!

Вот только ноги вдруг совсем ослабели, с каждым шагом я всё больше отстаю от идущих в первых рядах, а потом и в середине. Стыдоба: плетусь в самом конце. И я осмеливаюсь попроситься во вторую машину сопровождающих нас работников ГАИ. Мне бы только несколько метров проехать, дать чуточку отдохнуть ногам - а там опять пойду, как все. Но блюститель дорожного порядка лишь строго покачал головой: не положено, мол. Ох, в Крестном ходе вокруг Самары, бывало, сотрудники ГАИ не были столь суровы, из окон их машин постоянно выглядывали притомившиеся старушечки. Может быть, не в строгих правилах дело?

Опустив голову, бреду дальше. Даст Бог, очень уж не отстану. Как же в песне поется: «В Русалим они идут, / А их Ангелы ведут. / Аллилуйя, Аллилу-у-ия…»

Как вдруг обогнавшая меня другая машина остановилась, и отец Евгений Вдовин приветливо распахнул дверцу: садитесь!

И ехать-то оказалось всего ничего, меньше двухсот метров, все как раз вошли в лесок, где опять были привал и трапеза, и легкая передышка вернула бодрость и силы. А пока ехали, отец Евгений утешил меня тем, что до райцентра уже не так далеко. Немножко потерпеть…

- А в Михаило-Архангельском храме в Красноармейском под спудом покоится схиигумен Никандр.

- Сапожников?! - не могу скрыть радостное удивление.

- Да, Сапожников. Надеемся на его прославление в лике святых, собираем материалы к канонизации, - это же был такой праведник, исповедник Православия. А завтра придем в наш храм святого праведного Александра Чагринского - маленький храм, в обычном пятиэтажном доме комната, где раньше был магазин… Идти завтра и вовсе не так далеко, до поселка Кировский, где наш храм, одиннадцать километров. И потом еще немножко.


Игумен Петр (Луканов) и участница Крестного хода на пути к Чагринскому монастырю.

На привале долго не рассиживались. Малость отдохнули, подкрепились - и вперед. Под икону, а затем - следом за ней.

- Братья и сестры, посмотрите налево - это дорога к нашему любимому храму Александра Невского! - сорванным голосом выкрикнула не самая молодая наша спутница, раба Божия Нина. О ней мне потом скажут - великая труженица, всегда готова помочь идущему в Крестном ходе батюшке Сергию Квасову, настоятелю Александро-Невского храма в поселке Ленинском.

- Вот смотрите, какая необыкновенная икона святого князя Александра - из нашего храма, - это опять неугомонная Нина. - И несет икону, между прочим, тоже Александр!.. Ну-ка, быстрее, быстрее шагайте! Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, поми-илуй нас!..

А в Красноармейском мы увидели неописуемо красивый Михаило-Архангельский храм, и иерей Андрей Пушкарев с прихожанами стояли, встречая Крестный ход, - и не утерпели, пошли навстречу.

И в правом притворе храма на каменном надгробии над захоронением батюшки Никандра горели свечи, а в храме начиналось Богослужение.

Завтра будний день, но будет Литургия, ведь это такой праздник - Крестный ход пришел!

А понедельник, между прочим, Ангельский день…

В звенящей звездной тишине

- Оля, ты с нами? - бросилась ко мне Елена. - Вот - Галина, она нас троих берет на ночлег.

Очень приятно: еще одна чудесная Галина. Она привела нас с Леной и Галей к себе домой, познакомила с супругом и болящим братом. Конечно же, накормила ужином. Определила на ночлег в летний домик в глубине цветущего двора. И предложила:

- А хотите, сходим к речке - тут недалеко, посмотрите, как у нас хорошо.


Плывет икона над Крестным ходом - на крепких мужских плечах...

Кто бы отказался от такого предложения! И как славно было идти по дремлющему селу, по новому мосту через реку Сухая Вязовка. И стоять на лугу - в звенящей звездной тишине, ничуть не нарушаемой пением множества цикад. Всякое дыхание да хвалит Господа!.. А в темной речной воде трепещущими искорками отражались звезды.

Пока Лена и Галя купались в бане, мы с Галиной посидели вдвоем в ее летнем домике, поговорили.

- Однажды мы очень сильно поссорились с мужем, - поделилась Галина. - Он обиделся, ушел сюда, в летний домик. А я встала перед образами, молюсь и плачу. Мне-то ведь тоже обидно, и что делать - не знаю. И вдруг в душе как будто от иконы Блаженной Матроны явственно услышала: «Сейчас же иди, встань перед мужем на колени и попроси у него прощения!» Я еще помедлила: как же - мне перед ним на колени вставать? Да разве же я виновата! Но голос строго повторил: «Скорее иди и на коленях попроси прощения!» И я пошла и опустилась перед мужем на колени и расплакалась, с любовью попросила прощения.

Он так обрадовался - и тоже, обняв меня, попросил простить его.

- А кто знает, что было бы, если бы вы не послушали Матронушку!..

- Кто знает… - вздохнув, согласилась Галина.

Бог помогает тем, кто трудится

Утром после Литургии, пока молитвенное шествие не началось (как знать, будет ли потом время), достаю диктофон и расспрашиваю матушку Марину Чичановскую - прежде всего о том, как появилась идея этого Крестного хода. И матушка ответила:

- В 2016 году мы готовились к 185-летию нашего Свято-Казанского храма в селе Каменный Брод. Батюшка говорит: давайте как-то по-особому этот праздник проведем. И начали думать: как по-особому? - «А давайте Крестный ход проведем». - «По Красноармейскому району?» - «Нет, из Самары до нашего села». - «Но это же далеко, трудно…» - «Так ведь ходим же в Ташлу - дойдем и до Каменного Брода!»

Самарский Митрополит Сергий и Епископ Кинельский и Безенчукский Софроний дали свое благословение. И первые три года мы шли от самарского храма в честь Смоленской иконы Божией Матери - до нашего Казанского.

Почему именно от Смоленского храма? Ну просто он же на выходе из города - и идти не так далеко, и не так трудно добиться у городских властей разрешения. Хорошо бы, конечно, идти от Казанского храма, где Губернский рынок, - но тяжелее получить разрешение. Очень загруженная дорога проходит мимо железнодорожного вокзала…


Возрождается Покрово-Чагринский монастырь!..

Первые три года мы шли через Новокуйбышевск, заходили во все храмы этого города, нас там ждали, встречали, и многие присоединялись к нам. К сожалению, в этом году это не удалось. И тогда мы решили изменить маршрут. В этом году из-за строительства Фрунзенского моста благословение дали идти от Сухой Самарки. Мы молились в храме Великомученика Пантелеимона, зашли в храм Иоанна Воина, и в первый день, как всегда, пришли в Воскресенку. Очень тепло, радушно нас встретили, здесь была и Всенощная, и Литургия… Ну а дальше - вы сами всё видели.

Женщина одна подошла в Ташлинском Крестном ходе - и говорит: «Мне хочется и в ваш Крестный ход пойти, потому что все уж больно его хвалят. Что уж в нем такого?»
Я только плечами пожала: «Ничего такого уж особенного, обычный Крестный ход». А вчера я ее увидела, она говорит: «Ну, теперь я всё поняла. Каждый год ходить буду!»

- Да - пока дает Господь силы, пока время еще отпущено нам, надо идти.

- Надо! Но искушений сколько бывает. Я уж и плакала…

- Так ведь благое дело делаем! Без искушений дорога широкая да легкая, только ведет не туда.

- Вот и мы с батюшкой так думаем, - с легкой улыбкой согласилась матушка Марина.

- Помню батюшку Алексия еще молодым, с темными кудрями, алтарником в нашем Кирилло-Мефодиевском храме, а вскоре он стал священником. И теперь вот Литургию служит с открытыми Царскими вратами по «Отче наш» - великая честь удостоиться такой награды! А когда он стал служить в Каменном Броде?

- В 2004-м. Дело было так. Батюшка служил в Волчанке, и когда мы проезжали мимо, всякий раз смотрели на разрушенный храм - крыши не было в одном месте, из стены наверху росло дерево, окон и дверей не было, кругом лужи, голуби гнездились, и всё было загажено. Внутрь зайдешь - мрак, сырость…

И у батюшки так заболело сердце о порушенном, поруганном храме… «Давай возьмемся этот храм восстанавливать!» - «Батюшка, да ты что, это же невозможно!» Он же как раз заболел, четыре грыжи позвоночника. Ну как в таком состоянии - восстанавливать храм из разрухи! Но он одно только и твердил: я так хочу его восстановить! Ну хочешь - берись.

И 25 мая, в свой день рожденья, он пошел к Митрополиту Сергию, тогда еще Владыка был Архиепископом и была одна епархия. И Владыка, выслушав отца Алексия, сразу дал благословение.

Батюшка пришел домой, сел в кресло и говорит: «Может быть, я неправильно сделал. Вдруг не смогу?» Тут уж я стала подбадривать: ну раз благословение есть, так всё получится!

А еще до этого - у нас была «газель» пассажирская, и мы всегда брали с собой на службу в Волчанку людей из Самары. В Волчанке храм красивый, намоленный, и близкие нам люди ездили туда помолиться. Посадим их в машину и едем вместе на службу. И вот однажды едем из Волчанки, батюшка и говорит: «Мы с вами сейчас в одно место заедем». - «А куда?» - «Сейчас увидите». Подъехали мы к этому храму. Они смотрят на эти руины, смотрят друг на друга, на нас с батюшкой - и не поймут, зачем батюшка сюда их привез. А он им: «Я хочу взять благословение восстанавливать этот храм». Женщины только смотрели и молчали. До самой Самары доехали в полной тишине - хоть бы слово кто сказал! Человек так болеет, у него инвалидность второй группы - и решил взяться за такое тяжелейшее дело! И сам хочет просить благословения на такой неприподъемный труд!

И с Божией помощью, с благословением Владыки Сергия взялись мы за это дело. Как-то даже один благотворитель приехал, посмотрел - и только сказал: «Батюшка, у тебя жизни не хватит, чтобы этот храм восстановить!»

- А вот хватило же!

- Хватило. Один человек помог - окна поставил. Потом нашелся человек, который крышу сделал, стены оштукатурили. Ну и с Божией помощью потихонечку, года за три мы всё сделали. Владыка Сергий приехал: «Ты сколько здесь служишь?» - «Да вот, три года». - «И всё это за такое время сделал?!»

Ну вот - видели, какой красивый храм у нас теперь в Каменном Броде.

А народу очень мало ходит. Хочется, чтобы люди в храм ходили, чтобы жили с Богом в душе. Но как заинтересовать? Решили открыть семейный православный центр. Написали заявление главе района, и нам передали пустующее помещение.

Но… на храм-то денег нет, а тут еще и центр! В этом здании раньше больница была, батареи старые, плохие. Молимся, трудимся, ищем благотворителей. Раз - человек находится: давайте поменяем батареи. Дает на это деньги. Двери больничные - представляете какие: покрашенные когда-то белой краской, уже облезшие. Еще добрый человек находится - двери мы поменяли. Окна… - ну ладно, пойдут еще, рамы покрасим, да и уж как-нибудь. Но и здесь помощь подоспела. И как-то незаметно, потихонечку не только храм мы восстановили, но сделали и православный семейный центр «Радуга». Сейчас празднуем в нем и Рождество, и Пасху, отмечаем престольные праздники, и День пожилого человека, и вечера для семейных пар. Приглашаем по две пары, муж и жена сидят за столом. И всякий раз что-то новое, интересное для них придумываем. Женщины охотно идут, а мужчины, бывает, упираются: да чего это я пойду, нет, не хочу! Уговариваем: ну что тут такого, это же не храм, здесь всё просто - по-семейному… Все праздники и концерты у нас в «Радуге» проходят. Стараемся, чтобы по-православному всё было - и скромно, и красиво. К Рождеству готовим 450 подарков, потому что у нас собираются дети не только из Каменного Брода, но и из Колывани, и поселка Чапаевского. Три школы и три садика, и везде ждут отца Алексия.

О, вот и сам он, протоиерей Алексий Чичановский. Прошу уделить мне минуточку-другую. Интересуюсь:

- Храм изначально был Казанским?

- Да, престол был освящен в честь Казанской иконы Божией Матери. Храм наш построен в 1831 году всего лишь за два года. Строили всем миром. С каждого двора принесли по 50 яиц, чтобы добавить их в раствор - для крепости фундамента. И ровно сто лет совершалась служба в этом храме. А в 1931 году храм был закрыт. Местные власти устроили в нем библиотеку, потом клуб - ну, недолго культработники здесь хозяйничали. Потом отдали его под зерносклад.

- Но ведь за столько лет ядохимикаты в стены въелись!

- И не только. Когда Митрополит Сергий назначил меня служить в этом храме, то последнее зерно, которое туда было засыпано, оно было влажное. И испарение от всей этой сырой массы повлияло на стены, штукатурка стала отходить от кирпичной кладки. Ну потом мы это здание очистили, в 2000 году его передали на баланс Самарской епархии. На большие праздники священники по благословению Владыки приезжали, служили молебны. Ну а в 2004 году я получил благословение на восстановление храма. И вот уже пятнадцать лет мы на этом приходе. Трудимся, служим, молимся, восстанавливаем...

- А в Волчанке до этого?..

- Четыре с половиной года.

- То есть уже двадцать лет вы у престола!

- Ну да, время быстро бежит. Даже эти вот пятнадцать лет в Казанском храме - как один день.
В делах, заботах и молитвах время бежит быстрее, чем у тех, кто живет с прохладцей. Зато вы сами видели, какой теперь у нас храм.

- Великолепный храм - как будто ничего трагичного и не было в его судьбе.

- Я благодарен тем людям, которые помогали нам в этих восстановительных делах, кто своей лептой, кто трудом. Всем им желаю Божией помощи, и огромная благодарность за их внимание, за доброту. Если бы не они, то мы бы еще долго колупались, в одиночку такое дело не осилить. Наверное, так Матерь Божия распорядилась и послала нам в помощь благотворителей. Ну и сейчас, естественно, мы не сидим на месте, а что-то благоустраиваем, пора уже и территорию привести в должный вид. А значит, нужно людей, которые подсказали бы, как украсить ландшафт. Ну - мир не без добрых людей. Все откликаются, помогают, кто как может. Но самое главное, что в этом храме совершается молитва, Божественная литургия. Исповедь, Причастие… - это самое важное.

Ну - пора идти. С Богом!

И возрождается обитель!..

Одна из многих радостей Крестного хода - встреча с хорошими людьми: кто давно уже в благодарной памяти и молитвенном поминовении, кого-то видишь впервые.

Пусть и некогда словом перемолвиться, только поклонилась-благословилась - и дальше, а все равно отрадно, что рядом идет игумен Петр (Луканов). Жаль, не получилось сфотографировать, как отец Петр вдвоем с отцом Евгением несут большую Казанскую икону - я-то щелкнула фотоаппаратом, да идущие рядом крестоходцы в это мгновение обогнали батюшек и закрыли отца игумена… Еще один священник присоединился к шествию в последний день - иерей Алексий Кузнецов. Совсем недавно он был настоятелем Смоленского храма, откуда и начинался обычно этот Крестный ход. А сейчас отец Алексий служит клириком Казанского храма, что в центре Самары, у Губернского рынка. Верно, осталась в Каменнобродском Крестном ходе и его частичка души, что хотя бы на последний этап улучил денек (21 июля был ведь престольный праздник и в том храме, где сейчас служит отец Алексий - как бы он раньше мог отпроситься у настоятеля!..) и с молитвой пошел уже по новому, еще нехоженому маршруту.

И снова по обе стороны дороги - родные привычные пейзажи, зыблются колосистые хлеба, чуть дальше - желтые подсолнухи, не случайно названные по-гречески илиотропионами (от слова Гелиос - солнце). Их золотистые цветы, едва откроют лепестки, обращаются к солнцу и весь день так и поворачиваются, куда солнышко - туда и они. Вот бы и нам, и мне бы так - всей своей жизнью, не уклоняясь, следовать за Солнцем правды - Христом… Впрочем, всё это уже было сказано Святителем Иоанном (Максимовичем) в замечательной духовной книге «Илиотропион, или Сообразование с Божественной Волей».

Не так далеко отошли от Красноармейского, нас догнала машина. Плотный казак в черной майке с надписью «Конвой памяти Царя-мученика Николая II» выносит большую икону, на которой Государь-Страстотерпец изображен в полный рост рядом с прижавшимся к нему Цесаревичем Алексием. И оба они, святые мученики, в своей иконе идут с нами в Крестном ходе! До самой последней его точки… И сердце омывает горячая волна благодарности за такую великую милость.

В поселок Кировский пришли достаточно быстро, за пару часов. И настоятель храма Александра Чагринского, тихий, незаметный батюшка Евгений Вдовин, уже в голубом праздничном облачении, волнуясь, произносит очень короткое приветственное слово:

- Мы с вами вместе прошли в этом Крестном ходе - и вы теперь мои братья и сестры. А я ваш…

После молебна отец Евгений показал нам свой скромный маленький храм внутри обычной пятиэтажки. Да, скромный и маленький. Но это храм удивительного святого - праведного Александра Чагринского!

И опять трапеза. И - последний отрезок пути. Что-то около двух километров - может быть, чуть больше. Ноги, засидевшиеся за хлебосольными столами, разленились и пытаются убедить, что и так довольно потрудились, пора и честь знать.

Да только мало чести - взять и сбежать, не дойдя до виднеющегося на горизонте, на возвышенном месте, монастыря.

Есть дорога покороче, но после недавно прошедших дождей по ней лучше не идти. Да и не так уж намного длиннее другая дороженька. Не успели оглянуться, а уже - пришли!

Всё: вот он, восстанавливающийся Покровский Чагринский монастырь, где некогда служил уже заштатный по возрасту протоиерей Александр Юнгеров и где упокоился сам он и верная его спутница матушка Елисавета почила.

В Покровском храме под большой иконой святого праведного Александра Чагринского - рака с частями гроба и облачения батюшки.

Игумен Петр (Луканов), наместник созданного в селе Чубовка Покровского мужского монастыря, в 2017 году взялся вместе с братией восстанавливать и этот женский Покровский монастырь. Окруженный крестоходцами, игумен Петр (Луканов) рассказывает:

- Эту икону подарила восстанавливающемуся монастырю матушка настоятельница Самарского Иверского монастыря схиигумения Иоанна. Икона много лет покрывала мощи святого праведного Александра Чагринского в Иверском монастыре.

Возрождающаяся обитель, в которой мы с вами сейчас находимся, подобна граду Китежу, который скрылся от врагов, ушел под воду, чтобы потом восстать в своей славе. До революции здесь был Покровский монастырь, в 1927 году он был закрыт, сначала еще здесь была трудовая артель, какой-то колхоз… Но потом и от него ничего не осталось, всё снесли, и место это пришло в запустение. Буквально три года назад на этом заросшем бурьяном месте ничего не было, только стоял крест, напоминавший о том, что здесь была могилка Александра Чагринского. И был колодец, в котором тогда даже нельзя было набрать воды.

Случайный путник не мог бы и догадаться, что здесь стоял большой Покровский монастырь со множеством - даже до трехсот насельниц: монахинь, инокинь, послушниц, а также трудников.

Последние двадцать лет своей жизни в этой обители подвизался святой праведный Александр Чагринский. Отец Александр Юнгеров был прежде настоятелем храма в городе Балаково Саратовской губернии, почти сорок лет служил у престола и попросился за штат по болезни - он был болезненный с самого детства. И в семинарии в годы учения ему было нелегко из-за болезни, но своим усердием, трудом он всё преодолевал. За годы служения в Балаково батюшка-протоиерей заслужил любовь, уважение прихожан. И когда он попросился на покой, то Архиерей дал ему иное благословение: поехать духовником во вновь созданную Покровскую обитель на реке Чагре. Конечно, старец мог по немощи телесной отказаться, но святой Александр покорился воле Божией и поехал вместе с матушкой. Дети у них были уже взрослые, кто-то был священником, другой был очень известный профессор-библеист, до сих пор книги Павла Александровича Юнгерова рекомендуют к изучению в Духовных семинариях, духовных школах.

Ну вот служил отец Александр в храме, потом упокоился… - и мы бы его не знали. Но святого праведника, покровителя земли Самарской, молитвенника о земле Самарской - узнали, когда он принял благословение Архиерея как глас Божий, как волю Божию. И последние двадцать лет, не имея здоровья, он явил великую силу духа Божия. Дух Божий являлся через его немощь. И вы можете прочесть в его житии о многих чудесах, совершавшихся по молитве скромного монастырского пастыря.

На месте могилки упокоившегося в 1900 году отца Александра стоит часовня. Впоследствии его мощи были подняты и перенесены в Иверский монастырь. После молебна можно будет зайти в часовню и из ковчежца набрать земельки. Вы знаете, эта традиция старая: на могилку батюшки после его упокоения приезжали люди и набирали земельку. Так что каждые несколько месяцев приходилось подвозить туда подводы земли, чтобы насыпать взамен увезенной благочестивыми паломниками.

Ну а мы, возвращаясь к легенде о граде Китеже, скажем, что этот наш монастырский град никуда не исчез. Он просто ушел под землю, а сейчас вновь пробивается ввысь. И восстанут не только стены. В конце времен восстанут во плоти Серафимы, и Агнии, и Магдалины (батюшка назвал имена игумений Покровского монастыря на Чагре) - восстанут и оживут. Поднимутся кости смиренные. Мы на это надеемся и верим в это. Для Бога нет ничего невозможного.

И свидетельством тому - высящиеся храмы, часовня, святой источник - на месте запустения.

После молебна отец Петр дополнил свой рассказ:

- Этот Покровский храм построен на месте старого, тоже Покровского храма. Когда расчищали площадку, мы видели старый фундамент, алтарную часть. Тот, прежний храм был большой. Не сохранилось никакой фотографии или иной картины этого храма, но до нас дошло его описание. И алтарь нового храма находится на месте алтарной части, а само здание на фундаменте главного храма Покровской Чагринской обители. Когда мы выбирали, где построить большой храм в честь праведного Александра Чагринского, то нашли место, где предположительно была келья отца Александра - избушка, в которой он жил и молился, куда к нему приходили люди. Вот примерно на этом месте и строится храм в его честь. Как видите, он уже увенчан куполом и крестом. Ну а в этой часовне-усыпальнице есть таблички всех, кто подвизался в монастыре - игумений, монахинь, послушниц. Мы не стали записывать трудников и трудниц, потому что их очень много было. А вот послушницы - все записаны. Все имена взяты из архива.

В усыпальнице два склепа. Когда обретали мощи отца Александра, то нашли и могилку первой игумении Покровской обители, матушки Серафимы. Ее прах тоже подняли и отвезли в Иверский монастырь, и там он под спудом находится. И вот когда в монастырь вернется монашеская жизнь, когда здесь будут сестры, тогда будем ставить вопрос о том, чтобы сюда перенести останки матушки Серафимы. Тем более, склеп для нее уже готов. И рядом с той часовней надгробный камень, на котором можно прочитать о игумении Серафиме. Откуда она была, эта первая игумения Покровского Чагринского монастыря, какого она рода, какое у нее было образование. И в прежние времена была связь Чагринского монастыря и Иверского, и сейчас она тоже осталась. И матушка Иоанна - схиигумения уже теперь - всегда очень поддерживала нас в строительстве Чагринского монастыря, приезжала сюда. Молитесь о матушке, сейчас она в очень тяжелом состоянии… сильно болеет…

- А гостиница для паломников будет? - спросила старенькая паломница. И с чувством перекрестилась, услышав ответ батюшки: «Будет. Внутреннюю отделку делаем».
И воскликнула:

- Слава Тебе, Господи!..

Уже загудели моторы автобуса и «газели», на которых трудники Крестного хода вернутся в Самару. Но отец Алексий Чичановский остановил нас, чтобы сказать еще несколько слов. Сердечных слов благодарности:

- Братья и сестры, я вас всех благодарю за то, что вы разделили со мной и другими батюшками радость Крестного хода, за то, что прошли от Самары и до этого святого места, монастыря Александра Чагринского. Спаси вас Господи за вашу молитву, за вашу поддержку!

Через два года исполнится 190 лет каменнобродскому Казанскому храму. И отец Алексий с матушкой Мариной уже сейчас задумываются: а что же теперь, чем отметить такую большую дату?..

Ольга Ларькина.

Фото автора.

171
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
26
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru