Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Святыни

«В Самару меня привел святой Иоанн Кронштадтский»

Известный петербургский священник Геннадий Беловолов совершил паломничество по волжским городам.

Известный петербургский священник Геннадий Беловолов совершил паломничество по волжским городам.

Утром 8 августа Божественную литургию в самарском Кирилло-Мефодиевском соборе служил гость из Кронштадта протоиерей Геннадий Беловолов. Ему сослужил наш самарский протоиерей Георгий Жарков. Надо ли представлять отца Геннадия? - риторический вопрос, ведь многие тысячи верующих побывали (ну а кому так не посчастливилось, знают по множеству публикаций) в необыкновенном музее, который он создал и является безсменным директором, - Мемориальной квартире святого праведного Иоанна Кронштадтского. А еще протоиерей Геннадий - научный сотрудник литературно-мемориального музея Ф.М. Достоевского в Санкт-Петербурге, в последние годы - настоятель Петропавловского храма в селе Сомино Бокситогорского района Ленинградской области. Ну а его труды по наследию святого праведного Иоанна поистине безценны! За каждой публикацией, как и за каждой находкой, стоит великий труд, годы изысканий, поездок и встреч…


Протоиерей Геннадий Беловолов в свой день рождения на Волге в Самаре.

Вот и в Самаре отец Геннадий Беловолов и две его помощницы, сотрудницы Мемориальной квартиры, оказались далеко не случайно. Они совершают поездку «По стопам отца Иоанна Кронштадтского» - по волжским городам, которые в разные годы посещал Батюшка Иоанн. Но об этом - чуть позже. Впереди был долгий день, наполненный встречами, прикосновением к святыням.

Окончилась Литургия, и я подошла к ожидающим отца Геннадия его спутницам. Поинтересовалась:

- Вы ведь с батюшкой приехали? - И, обернувшись к той, что вроде бы помоложе, не очень уверенно спросила: - Катя?

- Я - Катя, - с теплой улыбкой ответила другая, в иноческом облачении. - Теперь - инокиня Аркадия. А это Виктория Паникашвили. Она руководитель паломнической службы Мемориальной квартиры святого Иоанна Кронштадтского.

С помощницей, поистине правой рукой протоиерея Геннадия - Екатериной Владимировной Ковиной мы когда-то виделись в Кронштадте, а потом пару раз созванивались по редакционным делам. Теперь вот увидела ее в строгом иноческом облачении - и восхитилась этой переменой. Да ведь само ее новое имя - как награда: Аркадией была наречена в иноческом постриге Мария Васильевна Солопова, будущая Леушинская игумения Таисия, писательница, сподвижница, духовный друг и сомолитвенница святого Иоанна Кронштадтского. Отца Иоанна современники называли Всероссийским Батюшкой, а матушку Таисию, возродившую к жизни многие монастыри, - игуменией всея Руси…

Пока мы обменялись парой фраз, из алтаря вышли настоятель Кирилло-Мефодиевского собора протоиерей Сергий Гусельников и отец Геннадий. Оказывается, 8 августа отцу Геннадию исполнился 61 год, поэтому для него особенно важно было причаститься, а если получится, то и послужить в этот день. И это сбывшееся желание стало для него безценным подарком! Ведь в дороге, в незнакомом городе не всегда возможно найти храм, где как раз в этот день служится Божественная литургия. Но Самара одарила дорогих гостей и другими духовными подарками. Да ведь и они не остались в долгу!

Мы заранее договорились, что я постараюсь показать кронштадтцам святые места, связанные с именем отца Иоанна Кронштадтского. И первым пунктом самарского маршрута стала… редакция Православной газеты «Благовест»!

Не только потому, что мы очень любим и чтим Батюшку Иоанна и много писали о нем.

Не только потому, что двадцать один год назад самый первый номер нашего журнала «Лампада» вышел с портретом Батюшки на обложке и подборкой составленных им молитв.

Но - давайте вспомним майские дни 2001 года, когда «Благовест» отмечал свой первый, десятилетний юбилей…

Почти фантастическая история

Руководство корпорации «Федоров», в которую тогда входила наша газета, обрадовало нас: можете присмотреть себе подобающий подарок - хотя бы в антикварной лавке «Раритет», мы оплатим и подарим на праздновании. Вот в «Раритет» и отправились мы с редактором, Антоном Евгеньевичем Жоголевым. И там среди прекрасных старинных икон, рядом с роскошным пейзажем в огромной золоченой раме увидели оттесненный в дальний уголок небольшой портрет в скромной картонной рамке.


Протоиерей Сергий Гусельников вынес для поклонения ковчег с мощами Вифлеемских младенцев.

Но это же был портрет Иоанна Кронштадтского!

Притом - с его собственноручной надписью «Одобряю для воспроизведения на шелку. Благословляю. Протоиерей Иоанн Сергиев. 19 мар. 1904» - по правому краю рамки.

Сказать, что оба мы онемели - значит ничего не сказать. Мы стояли, не в силах шелохнуться.

А-ах, если бы у нас уже были деньги! - купили бы, не задумываясь, и ушли бы счастливее некуда. Так ведь не было их, денег-то. Когда еще выдадут обещанную сумму…

Успокоило то, что портрет выставлен на продажу месяц назад - ну, стало быть, повисит еще немножечко, несколько часов, пока мы раздобудем нужную сумму.

И мы отправились в редакцию. Позвонили человеку, который не раз помогал нам в те дни. Он пообещал помочь. Но когда мы радостно позвонили в «Раритет», теперь уже продавец потерял дар речи.


Святых Христовых Таин самарян причащает протоиерей Геннадий Беловолов.

Оказывается, портрет уже продан! Мы же не догадались предупредить, чтобы его не продавали до вечера…

- Знаете, мы очень переживали в те дни, думали: в чем так прегрешили перед Батюшкой Иоанном, что он не захотел в своем портрете прийти к нам в редакцию? - рассказывала я отцу Геннадию. - И вот наступают праздничные дни, из Москвы приезжает Олег Иванович Бельченко с мироточивой иконой Государя, были и другие дорогие гости, священнослужители, миряне, само торжество проходило в просторном зале Духовной семинарии. В праздничных торжествах принял участие Владыка Сергий. А Александр Тимофеевич Сидоров (теперь он монах Павел), который обещал купить в подарок редакции тот чудесный портрет, привез что-то большое, в красивом дорогом киоте, до времени укрытое покровом…

И вот Александр Тимофеевич поднимается на сцену, снимает покров - и мы ахаем: портрет! Тот самый! Только уже в красивом киоте… И с отчеканенной надписью: «Редакции «Благовеста» за стояние в вере Православной, 26 V 2001 г. р.Б. Александр».

Александр Тимофеевич знал, что мы тогда очень расстроились. Сумел отыскать того удачливого покупателя и перекупил у него портрет. А потом заказал киот - и сделал нам такой незабываемый подарок!

Так что - слава Богу! - есть у нас в редакции настоящая святыня, связанная с Батюшкой Иоанном.

В редакции «Благовеста»

Мать Аркадия вслед за навигатором подсказывает отцу Геннадию, куда повернуть, где объехать неожиданное препятствие. А всеведущий Яндекс в ее смартфоне еще и подсказывает достопримечательности, мимо которых мы проезжаем. Она-то и была настоящим гидом, а я, далекая от автомобильных дел, лишь сидела молчком рядом с батюшкой.

Вот и купола Крестовоздвиженского храма. Здесь, в редакции, за чашкой чая мы поговорили о многом. О литературной жизни Самары - и о невосполнимой потере, которой стала для всех ранняя кончина замечательного писателя и человека, друга «Благовеста» протоиерея Николая Агафонова. О том, как выживает «Благовест» - Божией милостью, молитвами и лепточками наших верных читателей, многим из которых и самим ведь не так легко живется.

Говорим о крупнейших заводах города - увы, переживающих непростые времена. Но уж если вспомнить, что было в девяностые, когда космическая программа страны висела на тонкой ниточке, когда уникальные мастера, что «ловили микроны», были вынуждены торговать турецкими свитерами и кроссовками… Опять же просто милость Божия, что несмотря на все напасти Самара сохранила завод «Прогресс», а Россия - космическую индустрию.


Кронштадтские гости в редакции газеты «Благовест».

…А рядом с нами, у компьютера, с помощью которого мы верстаем каждый выпуск «Благовеста» и «Лампады», в эти минуты стоит великая святыня - наперсный крест отца Иоанна Кронштадтского! Пусть недолго был этот крест в нашей редакции, его с собой принес отец Геннадий, но освятил ее, как благословение самого Батюшки! Даже и на моем столе немножко побыл… И вообще мне досталось благодати сверх всякой меры.

Мы прошли в кабинет редактора, где рядом со столом Антона Евгеньевича висит тот самый портрет протоиерея Иоанна Сергиева - Кронштадтского Батюшки - с его подписью. И даже наши гости, почти ежедневно соприкасающиеся в музее-квартире с наследием Батюшки, его личными вещами, были впечатлены. А я показала им еще и другие наши редакционные святыни, иные из которых не во всяком церковном музее можно увидеть.

Однако время не ждет - пора ехать дальше. Прежде всего - в Епархиальный Церковно-исторический музей, где хранятся сапожки, принадлежавшие Иоанну Кронштадтскому! Об этой святыне отец Геннадий впервые услышал этим утром от протоиерея Сергия Гусельникова. И конечно же, ему не терпелось поскорее увидеть сапожки воочию, а может быть, и прикоснуться к ним. К тому же в Самарской Духовной семинарии, где находится музей, в свое время побывал Кронштадтский пастырь. Отец Иоанн во время посещения Самары встречался с преподавателями и семинаристами.

Пока едем, спрашиваю отца Геннадия:

- Это ведь не первая ваша такая поездка - вы, помнится, и раньше ездили по другим местам, связанным с памятью отца Иоанна?

- Не первая, конечно. Не так давно, зимой, проехали по Каме, побывали в Сарапуле, где Батюшка Иоанн побывал 115 лет назад. Наша встреча в Сарапульской епархии была очень теплой, даже потом икону Иоанна Кронштадтского с частицей облачения написали для них. Пермь тоже посетили - отец Иоанн несколько раз там бывал. Его грозное пророчество, что над Пермью висит крест, - многие не понимают: почему над Пермью? Над Екатеринбургом же должно было быть это видение. А дело в том, что Екатеринбург тогда входил в Пермскую губернию. Так что это пророчество было и о Царской голгофе.

- Вот как!.. К тому же ведь и в самой Перми пролилась кровь представителя Царского рода. Там был расстрелян Великий Князь Михаил Александрович, младший брат святого Царя Николая.

- Ну а наши более мелкие маршруты трудно и перечислить - ездили в Кярово, Дно Псковской области - на родину супруги отца Иоанна Елизаветы Константиновны. Но все такие поездки, большие или малые, очень интересны. Вслед за Батюшкой более чем через сто лет проезжать по городам и весям, узнавать адреса, храмы - даже если они разрушены. Вот и в Самаре - вам, наверное, тоже будет интересно - попробуем найти адреса, где отец Иоанн бывал. Есть книга, в которой подробно описаны два волжских путешествия отца Иоанна, в том числе и 1894 года.

Сапожки дорогого Батюшки

- Это сапоги дорогого Батюшки? Даже не верится! - Отец Геннадий снял скуфью: - Такую святыню надо без головного убора принимать!

И благоговейно приложился к сапожку.

Встретившая нас в самарском Епархиальном Церковно-историческом музее главный хранитель святынь Елена Владимировна Деева, узнав о том, что история этих сапожек отцу Геннадию пока неизвестна, рассказала:


Сапожки праведного Иоанна Кронштадтского!..

- В Башкирии жила одна благочестивая семья, которая в двадцатые годы, когда монастыри закрывались и насельники бежали от гонений, принимала странников. И однажды к ним пришел странник, который, уходя, оставил эти сапожки - со словами, что они принадлежали Иоанну Кронштадтскому. «Пока о них никому нельзя рассказывать, вы их спрячьте до поры». Вот в этой семье они хранились, и хозяйка дома своих дочек этими башмачками по лобику вразумляла.

- Вот так, да? - спросил отец Геннадий, постучав по своему челу подошвой сапожка. А потом и нас всех благословил легкими прикосновениями сапожка к нашим склоненным головушкам: - Вразуми, наставь, дорогой Батюшка, ходить стопами Божьими вслед Христу за тобою!..

- И потом, - продолжила рассказ Елена Владимировна, - когда пришли 90-е годы, хранившая сапожки женщина, которая в 20-е годы была маленьким ребенком, понимая, что благоприятные времена приходят, сама же она уже в преклонном возрасте - и неизвестно, как распорядятся этой святыней ее дети, - она решила отдать их Архиерею. А уже отец Иоанн был прославлен, и она понимала, что это сапожки святого. И понимала, что такую святыню она может отдать только Архиерею. Поехала сначала в Уфимскую епархию, но там Правящий Архиерей был в отъезде. Она приехала тогда в Самару, и наш Владыка Сергий оказался в этот день в Епархии. Женщина передала Владыке сапожки, а он уже передал их в наш музей.

- Символично! - сказал отец Геннадий. - Батюшка Иоанн бывал в Самаре, и это чудесное обретение святыни произошло как бы в память о его посещении. Много святынь, принадлежавших отцу Иоанну, сохранилось - чаще всего это Богослужебные облачения. У нас вот в Кронштадте, в Мемориальной квартире, есть его палица, есть его епитрахиль. Есть бытовые предметы, в частности, ручка-вставка. Но вот сапоги… - понятно, обувь изнашивается быстро, и я думаю - ну, может быть, где-то еще такие сапоги есть, но это большая редкость!

- Мы не знаем, как эти сапожки попали к тому страннику, но ведь батюшка много вещей с себя снимал и отдавал нищим, - добавила Елена Владимировна. - Ну а те, кто понимал, из чьих рук получили подобный дар, хранили его - и передавали потом для хранения… до лучших времен. Нет сомнения, что это сапожки отца Иоанна, он же был небольшого роста, и они соразмерны его комплекции.

- Да, на всех фотографиях видно - отец Иоанн был не самым высоким среди мужчин, - подтвердил отец Геннадий Беловолов.

Елена Владимировна торопилась, ведь она, кандидат философских наук, еще и преподает в семинарии историю Христианского искусства. Но в те несколько минуток, что еще оставались у нее, Елена Деева познакомила гостей с воссозданной в епархиальном музее мемориальной кельей Митрополита Мануила (Лемешевского), рассказала о его богословской деятельности. А потом еще и подвела нас к стенду с личными вещами Самарских Архиереев XX века. И там мы увидели необычную панагию Митрополита Мануила - сделанную для него заключенными из алюминиевой ложки! Ведь в лагерях и тюрьмах, где Владыка Мануил провел в заключении много лет, не только не разрешали носить архиерейскую панагию, но отбирали и нательные кресты. Но там, где Владыка Мануил находился в узах, уголовники становились верующими людьми!

…Выходим из семинарии растроганные, взволнованные. Даже и у меня, хоть столько раз бывала в епархиальном музее и видела те же сапожки Батюшки Иоанна, как-то по-особому светло на душе. Может быть, и от прикосновения - впервые - к этой реликвии? А отец Геннадий негромко промолвил:

- Батюшка своими сапожками еще раз пришел в Самару…

Взыскание погибших

Бывал ли в нашем Покровском соборе Иоанн Кронштадтский? Упоминаний об этом нет ни в Самарских ведомостях 1894 года, ни в книге, что стала путеводительницей отца Геннадия Беловолова и его спутниц по Самаре. Но отец Геннадий и до нынешней поездки знал о Митрополите Мануиле - несгибаемом Христовом служителе, который, к тому же, родился под Петербургом и в послереволюционные годы своим пламенным словом успешно воевал с питерскими обновленцами. И через мужественного архипастыря многие погибавшие души были взысканы - и приведены ко спасению. Так что мы решили, что непременно посетим место погребения Святителя.

Митрополит Мануил покоится под спудом в притворе Покровского собора. Приложились мы к мраморному надгробию, и отец Геннадий помазал нас елеем из стоящей на надгробии лампады - здесь всегда лежит кисточка, и каждый может сам помазаться освященным маслицем от приснопоминаемого Митрополита Мануила. А как благодатно принять помазание от руки протоиерея Геннадия Беловолова!..

Конечно, не могла я не привести кронштадтцев к хранящейся в украшенной сени чудотворной иконе Божией Матери «Взыскание погибших». Удивительное переплетение духовных событий: настоятельница Раковского монастыря игумения Анатолия (Кадышева), потомок саратовского воеводы, что обрел этот образ, приплывший по Волге, ездила в XIX веке с этой иконой в стольный Петербург - и оставила в дар Мариенбургу сделанный собственноручно список с чудотворной иконы!

- Надо же: я видел в Мариенбурге этот список, но не мог и представить, в каких же краях находится Большая Раковка, где хранилась сама икона. А уж тем более, что увижу саму эту явленную икону и смогу к ней приложиться! - произнес отец Геннадий.

С верой, надеждой, любовью

- Вот, наконец-то, старая Самара! - воскликнул отец Геннадий, глядя на проплывающие по обе стороны улицы невысокие двухэтажные дома. - Смотрите, какая красивая архитектура. А здесь - деревянная резьба… Куда мы сейчас?


У памятника воеводе Григорию Засекину. Слева Виктория Паникашвили, справа - инокиня Аркадия (Ковина).

Инокиня Аркадия ответила:

- В храм Веры, Надежды и Любови и матери их Софии. Там, в Мариинском приюте, тоже бывал Батюшка Иоанн.

И машина поворачивает на улицу Чапаевскую - бывшую Николаевскую.

В храме нам подтвердили: да, Иоанн Кронштадтский посещал Мариинский приют и оказывал ему помощь. Работницы храма даже присоединились к гостям и вместе с ними спели тропарь, кондак и величание любимому святому.

Долго пришлось бы рассказывать о красоте этого намоленного храма, но - вы лучше придите сами и помолитесь, и приложитесь к частицам мощей мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, хранящимся в ковчеге.

А отец Геннадий восхитился тем, как благородно сохранили для потомков кусочек оставшегося от прежних времен пола: под небольшим квадратом толстого стекла видны красивые старинные кафельные плитки.

«Я хочу домой!»

В 1894 году отца Иоанна приглашали в Иверский женский монастырь, да только, похоже, у него просто не хватило времени для этого посещения. Но ведь в этой обители лежит мощами святой праведный Александр Чагринский, о котором был наслышан отец Иоанн Кронштадтский. И паломникам из наших краев он говорил: «Что вы ко мне едете, когда у вас есть свой такой светильник - отец Александр Юнгеров!»

И вот мы в величественном Иверском храме, прикладываемся к дивным иконам, а затем с земными поклонами припадаем к раке с мощами самарского святого, чья молитва не только исцеляла больные телеса и души, но и умершего воскресила - ради покаяния и последнего Причастия.

- Откуда этот батюшка? - тихонько спросила сухонькая инокиня.

- Из Кронштадта… Отец Геннадий Беловолов…

Инокиня Архелая всплеснула руками:

- Ой, я же тоже из Питера, вот уж сколько лет здесь…

И в захлестнувшем душу умилении взяла отца Геннадия за руку и повела за собой на солею:

- Видите - вон там, вверху, образ Иоанна Кронштадтского! А здесь вот - икона Божией Матери, вы приложитесь к ней!..

Мать Архелая рассказала нам, что эта небольшая, но явно храмовая икона была в чьем-то доме, у обычных мирян. И вдруг однажды от нее раздался голос: «Я хочу домой!»

- Можете себе представить, какой трепет объял этих людей. Они принесли икону в монастырь и оставили здесь. Теперь она дома

Батюшка Геннадий увез с собой многие истории, поведанные инокиней Архелаей. И еще - горячую просьбу молиться о болящей настоятельнице Иверского монастыря, схиигуменье Иоанне.

А вот в Казанском кафедральном соборе, самом первом храме еще крепости Самары, не просто побывал, но служил Литургию Батюшка Иоанн. И конечно, как хотелось бы и нам прийти под своды этого старинного храма, помолиться, поклониться иконе святого праведного Иоанна - она, безусловно, появилась бы в этом храме.

Да только давно уже нет этого собора. И даже прийти, постоять там, где молились благочестивые самаряне, невозможно: высокая бетонная стена с колючей проволокой поверху обступила всю территорию уничтоженного «до основанья, а затем…» храма. Только маленький кусочек заостренного кверху частокола и стена бревенчатой башенки с уже подгнившими досками крыши напоминает о том, что здесь, у впадения в Волгу Самары, стояла крепость. Ну а храм… - мало ли их снесли в одной только Самаре!

Но Господь поругаем не бывает. И нет больше завода клапанов, расползшегося во всю ширь за бетонной стеной, закрыт. А храмы восстают из пепла, возвращаются к людям.

Вот только Казанский собор вряд ли уже вернется на Самарскую луку.

«Я принял Самару в свое сердце»

…Давно погас закат, когда усталые путники, побывавшие и у дома с атлантами, где жил знаменитый в Самаре купец и храмостроитель Антон Шихобалов, и у дома Неклютиных, где побывал Иоанн Кронштадтский, и на площади Куйбышева - бывшей Соборной, где Батюшка на паперти строившегося (а в 30-е годы взорванного) Воскресенского кафедрального собора служил молебен, и у памятника основателю самарской крепости князю-воеводе Григорию Засекину, и у вознесшегося ввысь над Волгой Софийского собора, - наконец-то поставили точку в маршруте этого дня. И мы смогли уже обстоятельно побеседовать с протоиереем Геннадием Беловоловым.


Крест Иоанна Кронштадтского в эти часы находился в редакции «Благовеста».

- Как же это получилось, что вы со своими сподвижницами отправились в такой далекий путь?

- Да ведь этот год - непростой, юбилейный. Почитатели батюшки Иоанна празднуют, во-первых, 110-летие со дня его кончины 2 января 1909 (20 декабря 1908 года по старому - тогда единственному стилю). То есть год начался уже с юбилея. 1 ноября исполнится 190 лет со дня рождения - год завершится другим юбилеем. В этом году еще и 55 лет со дня первой канонизации Иоанна Кронштадтского Русской Зарубежной Православной Церковью, совершенной Святителем Иоанном Шанхайским. А 20-летие открытия в Кронштадте Мемориальной квартиры Иоанна Кронштадтского - это уже наш праздник кронштадтский, праздник нашего музея. Как же достойно почтить эти юбилеи? Вот пришло на мысль такое особое паломничество - по следам Иоанна Кронштадтского.

Мы уже ездили на родину Батюшки, в Суру, - и сами, и в 2015 году в составе большой группы: в ней было около двухсот священников из храмов Иоанна Кронштадтского. Отец Иоанн ездил и в западный край, в Пюхтицу, и, наверное, он охватил всю Россию.

- Всероссийский батюшка!..

- Да, и это его определение как всероссийского пастыря носит не только образный, уважительный характер, но и совершенно конкретно обозначает, я бы сказал, географию его пастырской заботы. Известно, что отец Иоанн Кронштадтский ездил на пароходе по Волге до самой Астрахани. И вот у нас возникла мысль проехать по волжским городам, которые посещал отец Иоанн Кронштадтский. Поездка, которую мы решили совершить вместе с сотрудниками Мемориальной квартиры Иоанна Кронштадтского, сестрами, которые несут там послушания, - это наша своего рода научно-исследовательская экспедиция. Мы поставили целью увидеть те места и сравнить, что было и что стало. Может быть, где-то выявить, где-то самим узнать и открыть православным в этих городах и весях посещение отца Иоанна Кронштадтского. Задача минимум - составить маршрут, зафиксировать его, описать. А задача максимум - обозначить идею паломничеств по этому маршруту почитателей отца Иоанна. Чтобы по Волге ходили не только туристические суда, но и совершались бы паломнические поездки, стержнем которых могла бы стать тема Иоанна Кронштадтского. Это имя настолько притягательное и тема настолько интересная, что эта идея вполне реальна. В идеале хотелось бы выявить эти места и подумать, чтобы их обозначить где-то мемориальной доской, где-то почтить памятным крестом; в какой-то храм, где бывал отец Иоанн, написать его икону и преподнести, чтобы она напоминала об этом событии.

- А где начался ваш маршрут?

- Начался он из Нижнего Новгорода. Поскольку отец Иоанн часто ездил по Волге, поднимаясь по Каме вверх, то мы посчитали интересным проехать уже другую часть Волги, от Нижнего до Астрахани. Мы уже проехали Нижний Новгород, Чебоксары, Казань. Вчера проехали Симбирск, вот сегодня Самара, затем будут Сызрань, Хвалынск, Алексеевка, Вольск, Саратов, Камышин, Царицын, ну и Астрахань. И мы для себя сделали множество открытий. Когда просто читаешь о том, что отец Иоанн всероссийский пастырь, это одно. Но когда ты едешь - и практически в каждом городе открывается целая история, сюжеты, события, связанные с отцом Иоанном, - где-то он внес пожертвование на учебное заведение, благотворительное учреждение; где-то участвовал в закладке или освящении храма, - это уже совершенно иное! И ты понимаешь масштаб деяний отца Иоанна Кронштадтского. Такая просветительская, миссионерская поездка дает больше, чем просто чтение жития отца Иоанна. Это как бы его житие, воплощенное в реальности - в городах, храмах. И у меня действительно ощущение, что мы читаем некую книгу, и каждый город - глава в ней, и каждый храм - страница.

- И даже старые дома…

- И старые дома. Их приходится выявлять. Вот сегодня мы вместе с вами исходили благословенную Самару - искали дома Шихобалова, Неклютиных, в которых отец Иоанн останавливался, где его принимали. К сожалению, многие храмы утрачены, и приходится на месте выяснять, где мог стоять тот храм, в котором отец Иоанн мог служить Литургию. Уже нет в Самаре древнейшего Казанского собора, имевшего статус кафедрального. Но мы не можем предать забвению то, что на этом месте стоял собор, в котором служил отец Иоанн Кронштадтский. Вот такие крупицы памяти необходимо сохранить. Нужна целая программа, над которой мы тоже будем думать: где можно утвердить мемориальную доску, где поставить памятный крест, где написать памятную икону.

А может быть, в каком-то городе установить бюст или даже памятник отцу Иоанну Кронштадтскому - почему бы нет? Это же совершенно естественно, потому что он жил не так давно, сохранились его фотографии, его легко представить в реальности, во плоти. И у нас в Кронштадте памятник отцу Иоанну настолько полюбился всем, стал привычен, и он уже оказался как бы вынесенным на улицу образом Батюшки, доступным каждому. К памятнику люди подходят и утром, и вечером, и даже ночью, заполночь приходят, молятся. Храмы уже закрыты, а этот памятник доступен. И получается, что Батюшка как бы продолжает выполнять свою пастырскую миссию вот этим памятником. Подобные памятники установлены в Иркутске, в Воронеже и даже за границей - в этом году памятник Иоанну Кронштадтскому установлен в Гамбурге, готовятся открыть памятник в Америке.

Поэтому я считаю, что памятники отцу Иоанну Кронштадтскому в тех городах, где он бывал, нужны. Это уже особая программа, требующая более серьезных финансовых усилий, но думаю, что это окупится. Благодарная память должна быть воплощена в таких памятниках Иоанну Кронштадтскому. И мне бы очень хотелось, чтобы в Самаре был обязательно установлен памятник дорогому Батюшке - судя по всему, он этот город полюбил, ведь не каждое место, где отец Иоанн бывал, удостоилось его двукратного посещения. И слава Богу, что в городе сохраняется память о нем и хранятся святыни - не случайно сюда «пришли» сапожки отца Иоанна! Батюшка как будто сам свои сапожки здесь оставил, они хранятся в епархиальном музее. К тому же в Самарской Митрополии есть несколько храмов во имя Иоанна Кронштадтского. Думаю, такой памятник безусловно украсил бы Самару и раскрыл бы духовный образ города. Поэтому давайте помолимся о том, чтобы Батюшка Иоанн явился бы здесь в образе бронзовой иконы.

- Да, если бы в Самаре появился такой памятник, как в Кронштадте, это было бы просто счастье! Потому что он не просто красивый, но такой… родной!

- С ним хочется общаться! Он такой доступный, близкий. Знаете, как ни странно - когда батюшка изображен в служебном облачении, с потиром, к нему как-то боязно прикасаться. А когда он просто сидит и как бы беседует, готов тебя выслушать, и памятник не на высоком постаменте, а на уровне твоего лица - такой памятник становится близким и понятным, с ним хочется пообщаться, поговорить…

- Душа с душой…

- Когда в 2008 году ныне покойный викарный Епископ Царскосельский Маркелл освящал этот памятник у нас, во дворе Мемориальной квартиры в Кронштадте, Владыка прочел молитву на освящение иконы, освятил его по чину иконы. И пояснил, что памятник этот является иконой в бронзе и ему можно молиться, можно прикладываться без какого-либо угрызения христианской совести. Православное учение об иконопочитании строго не регламентирует материал: это может быть икона, написанная на дереве, это может быть и мозаика, и шитье. Это может быть и образ, отлитый в бронзе. И мы знаем много таких почитаемых скульптур. Есть они и в Самаре.

- А было ли что-то особенно порадовавшее в тех городах, которые вы уже проехали?

- В Нижнем Новгороде порадовало то, что отец Иоанн посетил тот самый Печерский монастырь, который, по сути, стал началом спасения России в Смутное время. Ведь князь Димитрий Пожарский возглавил народное ополчение после того, как к нему обратился, приехав в его имение во главе делегации нижегородцев, наместник Нижегородского Печерского Вознесенского монастыря архимандрит Феодосий. И ополчение получило благословение этого монастыря. Спустя столетия отец Иоанн посетил Печерский монастырь, помолился в нем. Для него, наверное, это был важный момент духовной связи с историей благословения Нижнего Новгорода. Пару лет назад в Печерском монастыре в память о посещении отца Иоанна на стене главного собора была установлена мемориальная доска. Можно сказать, Печерский монастырь подал добрый пример для подражания. Почему бы в Самаре не установить мемориальную доску на доме Николая Гавриловича Неклютина, на других зданиях, где отец Иоанн бывал.

Далее интересный сюжет - в Чебоксарах. Ну вот не нашли мы информации о том, что в Чебоксарах был Иоанн Кронштадтский. И тем более были удивлены тем, что в Чебоксарах есть храм его имени! Заехали туда, познакомились с настоятелем этого храма, протоиереем Николаем Медведевым. Храм красивый, уникальной архитектуры, построенный еще до революции - это была большая часовня-усыпальница на кладбище местного благотворителя Ефремова. Здание восстановили, и Митрополит (тогда еще Архиепископ) Чебоксарский Варнава благословил освятить его как храм в честь Иоанна Кронштадтского.

И я спросил, почему - в его честь. А батюшка Николай объяснил, что Владыка Варнава участвовал в канонизации Иоанна Кронштадтского 14 июня 1990 года вместе с приснопоминаемым Патриархом Алексием II в Петербурге, на Карповке.

- Это ведь было едва ли не первое деяние Патриарха в его новом сане?

- Самое первое деяние! 10 июня состоялась интронизация Патриарха Алексия, а 14-го уже был канонизирован Иоанн Кронштадтский. Один из первых указов был именно о его прославлении. И вот на память о участии в этом торжестве Патриарх подарил Владыке Варнаве икону Иоанна Кронштадтского, надписав ее, и Митрополит привез ее в Чебоксары. И благословил устроить храм Иоанна Кронштадтского. И вот посмотрите: даже икона Иоанна Кронштадтского имеет такую силу благодати, что ее участие в акте канонизации, а затем привезение в город послужило тому, что Владыка благословил строить храм. Вот какая сила Батюшки! Это, по сути, уже чудотворная икона, потому что икона послужила появлению в Чебоксарах храма во имя дорогого Батюшки Иоанна Кронштадтского!

Ну а в Симбирске отец Иоанн Кронштадтский был несколько раз. Троицкий собор, в котором отец Иоанн служил, взорван, на его месте стоит памятник Ленину. То есть там, где служил Иоанн Ильич, теперь стоит совсем другой Ильич - вот такая подмена произошла. Но монастырь, который батюшка посетил, - Спасский монастырь в центре города - хотя и был сильно разрушен, возрождается из небытия. Сестры молятся Иоанну Кронштадтскому. И вот тоже: на месте монастыря построен концертный зал, какие-то коммерческие здания в стиле хай-тек. И все же они между этими зданиями строят колокольню, возрождают келейные корпуса, молятся в храме. Кажется, там невозможно возродить монастырь, а он вопреки всему возрождается. Думаю, что это тоже молитвами Иоанна Кронштадтского.

Самара, конечно, меня поразила. Россия - она такая великая, такая необъятная, что трудно вместить. При всем том, что я люблю Россию и интересуюсь ею, но, к сожалению, раньше я даже не представлял себе, что это за город - Самара. И здесь я оказался исключительно благодаря имени
Иоанна Кронштадтского. Меня в Самару привел Иоанн Кронштадтский, и я увидел, что это не «Самара-городок», как в известной песне, а великий град на Волге, что это именно твердыня России и твердыня Православия. Хотя город в советское время называли Куйбышевом, но мы вспоминаем не этого довольно заурядного партийного деятеля. В благодарной памяти остаются имена Царя Феодора Иоанновича, по чьему Указу был основан город, и князя-воеводы Григория Засекина. К слову, памятник Григорию Засекину нам всем очень понравился! От Софийского собора хорошо видна вертикально установленная ракета-носитель «Союз», построенная в Самаре. Конечно, поражает и красавица Волга, и обилие храмов. И во всех храмах, которые мы сегодня увидели, я отметил наличие шатровых куполов, которые устремляются к небу. Они как духовные ракеты, которые зовут душу туда, ввысь; какой-то характерный стиль самарских храмов, что все они как будто готовы взлететь куда-то в Царство Небесное. И собор Софии, Премудрости Божией, который готовится к освящению, - это, конечно, жемчужина храмового зодчества. Мы заглянули внутрь - там великолепные росписи, резьба по камню, всё необычайной красоты и высочайшего уровня. Ну а снаружи сложнейшая архитектура - она современная и в то же время глубоко укоренена в традиции. Это настоящее украшение города, я думаю, Софийский собор станет его визитной карточкой. И, видимо, не случайно дано название храму - Софийский собор: такие соборы воздвигали только в самых важных, главных городах Русской земли - Киеве, Новгороде Великом, Москве. Когда Иван Грозный хотел перенести столицу в Вологду, он прежде всего построил там Софийский собор. У нас в Санкт-Петербурге в Царском Селе повелением Императрицы Екатерины II тоже был воздвигнут Софийский собор. А в Кронштадте Морской собор - архитектурная копия Софийского собора в Константинополе. И хотя он посвящен Николаю Чудотворцу, но у нас его часто называют София Кронштадтская.

Там, где София, - там, говорили, Великий Новгород. Можно сказать, там государственный центр России. И то, что на брегах ли Невы или в Самаре воздвигается Софийский собор, означает, что здесь действительно государствообразующий град, здесь один из опорных центров государства Российского. И я отдаю должное тем строителям и тем мыслителям, которые воплотили эту идею в образе Софийского собора в Самаре. Мы будем теперь говорить о Софии Константинопольской, Софии Киевской, Софии Новгородской и Софии Самарской. Так что это, я думаю, некое рубежное событие в истории Самары и ее самосознания, осмысления самой себя и статуса. Я не знаю больше на Волге городов, в которых есть храмы, посвященные Софии, Премудрости Божией. Так что это, можно сказать, заявка на то, чтобы стать духовным центром Волги как русской национальной реки, как нашей Православной цивилизации. И не случайно рядом воздвигнут памятник Крестителю Руси, святому благоверному князю Владимиру, положившему начало Христианству на Руси. Его присутствие усиливает державный смысл храма и государствообразующее значение Самары.

- Отец Геннадий, благодаря вам читатели смогли познакомиться с духовным наследием отца Иоанна Кронштадтского. Ну а сами что-то в последние годы написали, какие-то книги?

- Книги? - нет, к сожалению. Я всегда поражаюсь тем батюшкам, которые успевают и служить, и окормлять паству, и строить, да еще и книги писать. Из меня многостаночник не очень хороший… Приходится и храмы восстанавливать - восстановил Леушинское подворье в Санкт-Петербурге, в селе Сомино Петропавловский храм, несколько храмов построил в глубинке. Принимал участие в создании нескольких музеев, главный из которых - Мемориальная квартира Иоанна Кронштадтского, это все тоже требует и сил, и времени. Поэтому книгами не могу похвалиться. Какие-то статьи, заметки, Живой журнал… Сейчас, по-моему, люди больше всего читают в интернете, по крайней мере, мою страницу «Вконтакте» и дневники в ЖЖ читают. Мы будем публиковать отчеты об этой поездке. И самарская поездка займет в них достойное место.

Важно найти опорные точки для дальнейших поисков, составления списков мест, где бывал отец Иоанн Кронштадтский, которые могут стать основой для экскурсии «Иоанн Кронштадтский в Самаре» - правда ведь, мне кажется, это было бы интересно. Так же как и в других городах этот материал, который мы нарабатываем, может стать основой для подобных экскурсий. Тематические экскурсии, которые могут дополнять обзорные для паломников по городу.

Ну и мне, конечно, было особенно приятно в Самаре встретить свой день рождения, я признателен протоиерею Сергию Гусельникову за возможность помолиться в этот день, послужить в величественном храме в честь Кирилла и Мефодия. Для меня посещение Самары, знакомство с ней имело еще и литургический смысл. Можно сказать: там, где ты причастился - там ты сущностно побывал. Не просто проехал, увидел… - но в том месте, где ты послужил Литургию, где причастился, ты в этом месте встретил Христа! И я уже по себе знаю: это место становится необыкновенно близким и дорогим. Это место входит в твое сердце. И я Самару полюбил, принял в свое сердце, Самара стала для меня родным, близким городом, где я встретил Христа. Да еще в день рожденья!

Мы в полном восторге от Самары. Это какой-то таинственный и мистический город, точно Новая Самария. Благодарим вас за открытие его тайны.

Ольга Ларькина.
Фото автора.

189
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
11
1 комментарий

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru