Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:


Продолжается Интернет-подписка
на наши издания.

Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.






Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Блаженная схимонахиня Мария», Антон Жоголев

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

«Моя проповедь обращена к простым людям»

Интервью с известным московским миссионером протоиереем Андреем Ткачевым.

Интервью с известным московским миссионером протоиереем Андреем Ткачевым.

15 декабря Православная выставка-ярмарка в Самаре встречала долгожданного гостя - протоиерея Андрея Ткачева. С каждым годом его популярность всё возрастает: издаются новые книги, выходят телепередачи с его участием… И в Самару на выставку он приезжает уже в третий раз. Его миссионерская работа поражает воображение, кажется, всего за эти несколько лет общероссийской известности он успел исколесить всю страну!

В просторном зале ВК «Экспо-Волга» яблоку негде было упасть. Люди даже стояли в проходах. И не только молодые люди, а пожилые и средних лет. Для Православных всех возрастов значимо его пастырское слово. Не зря же одну из своих последних книг он посвятил нравственным проблемам старения. Но молодежи в зале все же было заметно больше. И все вопросы к отцу Андрею так или иначе крутились вокруг того, что на самом деле волнует людей, о чем горят сердца. А это - проблемы семейные, личные. И отец Андрей честно отработал целый час перед такой разной, но такой благодарной аудиторией, внимавшей затаив дыхание каждому слову известного проповедника. Время пролетело незаметно. А потом, без преувеличения, десятки и даже более сотни людей стали протягивать отцу Андрею Ткачеву его книги для автографа. Как уж он справился с этой даже физически не столь и легкой задачей, я не знаю. Но справился. А я тем временем поджидал его в vip-зале, где была намечена, а потом и состоялась наша встреча.

Отец Андрей шагнул в просторный зал для гостей, как с линии фронта, как с передовой. Видно было, что непросто далась ему миссионерская встреча с такой большой аудиторией. И выложился он, что называется, по полной. Но от интервью не отказался. А я достал диктофон, приступил к работе.

- Каким был для вас уходящий 2018 год?

- Пролетел, как один день. И даже не дает возможности проанализировать себя, потому что как-то еще не осознаётся он как год уже прошедший. Очень быстро…

- Год назад здесь же на выставке на встрече с вами тоже было немало народа. Но сейчас… просто аншлаг! Все места были заняты. Почему именно на вас вдруг замкнулось столь многое? И в чем ваша персональная миссия состоит?

- Я не мог бы в полной мере ответить на этот вопрос, даже если бы знал прямой ответ. Но я, во-первых, могу о чем-то лишь догадываться. А во-вторых, с точки зрения этической отвечать неудобно. Даже если бы знал ответ, мне не захотелось бы это произносить. Но я напрямую ответа не знаю, в ответе не уверен. А миссия… Миссия такая: лишить избыточной «немоты» образ мирянского благочестия нашего, добиться того, чтобы моими устами заговорил обычный православный мирянин. Научиться самому и научить других разговаривать о Господе…

- Поясните!

- Наши недостатки - продолжения наших достоинств. И Православная Русь была молчаливая столетиями, не доверяла слову. «Сначала стань святым, тогда мы тебе поверим». А так… Пусть говорит лучше колокол, пусть говорят чудеса. Пусть мощи святых говорят сами за себя, прославляются чудесами. Этому мы доверяем, а словам - нет. «Мало ли кто чего скажет». Ну и вот вышло так, что нас побивают на всех фронтах те, кто умеет говорить и говорит… У меня вдруг такое вот природное умение нашлось проповедовать… И вот я взял на себя эту миссию заговорить от лица толщи мирянской, народной.

- Но вы же не мирянин, священник!

- Но я же простой священник, народный. Это, может быть, неудачное слово - народный. Ну, скажу тогда так: круг моего общения - вовсе не элита общества и вовсе не элита церковная, а простые люди. И я, конечно, не являюсь голосом простых церковных людей, но являюсь как бы их стимулом к их самостоятельной внутренней работе. Где-то, может быть, кто-то и позаимствует что-то с моего голоса на свой и потом перепоет это, я не против. У нас общее ведь дело. Если бы Святитель Иоанн Златоуст жил сегодня, он бы не требовал соблюдения «авторских прав» за использование в каких-то других книгах цитат из его проповедей, например.

- Что для вас важнее, письменное слово или устное?

- Писать получается лучше. И мне больше хочется писать. Но много писать сейчас невозможно просто потому, что у меня стало больше устной работы. Телевидение отнимает очень много сил.

- Кто для вас авторитет в деле проповеди?

- На Святителя Николая Сербского ориентируюсь. На него, это однозначно. Мне нравится то, о чем он говорил.

- Вы выросли и начинали как пастырь на западной Украине, а в Москву переехали из Киева.
И потому спрошу вас об Украине. Сегодня множество телевизионных ток-шоу на ведущих телеканалах под завязку заполнены украинской темой. Почему это так?

- Перед Россией, очевидно, встает сегодня задача разобраться со своими «архетипами», которые живут в каждом из нас. Вот пришло время эти наши общие архетипы осмыслить как-то, понять. Не столько важно понять, кто такой украинец (хотя это тоже важно для нас), сколько важно понять, и это гораздо главнее, кто такой русский. Кто такой россиянин… И насколько ценен для нас тысячелетний период прожитой истории, как мы видим свое будущее… А это и есть вопрос архетипов. Потому и сегодня вновь поднимается на щит «новое язычество» как некий альтернативный путь России (тупиковый, конечно же, путь). Это как бы попытка реванша языческих богов.

- Русский и украинец - это одно и то же или все-таки нет?

- Человек - это и мужчина, и женщина. В прямом смысле слова это одно и то же, человек. Но в каком-то смысле все-таки это разные понятия. Так и здесь, русские и украинцы одно и то же, но в каком-то смысле все-таки разные. Русские и украинцы не имели бы разных имен, если бы были совсем одним и тем же. Но ведь и омичи с вятичами не совсем одно и то же, хотя и те, и те - русские. Так что ответ на ваш вопрос такой - и да, и нет. Украинцы и русские - одно и то же, в каком-то смысле. А в каком-то ином смысле не одно и то же. Но я вот вырос на западе Украины, во Львове, теперь живу в России и не испытываю ни малейшего ментального дискомфорта. Это тоже надо учесть.

- Чего вы ждете от церковной ситуации на Украине?

- Я жду посрамления наших врагов. Православная Украина устоит! Сейчас можно уже говорить, что сценарий, который придумали «режиссеры» этого процесса распада, в полной мере не сбывается. Несколько сценариев уже было, и все они не вырабатываются в полной мере. В связи с развитием церковной ситуации украинской есть у меня чувство некоей иррациональности Божьих путей. Надеюсь, что Господь и в этот раз смешает карты всем этим аналитикам. И в результате Православная Украина будет только ближе к России. Мы входим в тот же самый исторический круг, но уже на новом этапе, так уже было в XVII веке, когда Украина сделала свой выбор, так что ничего принципиально нового нет. И сейчас так будет, как бывало и раньше. Да, жду посрамления врагов. Но враги посрамятся не от наших усилий, а как говорит Псалмопевец Царь Давид: «не на лук мой уповаю, и не меч мой спасет меня; но Ты спасешь нас от врагов наших, и посрамишь ненавидящих нас» (Псалом 43). Надеюсь, что Господь Бог наш как «Отец сирых и судия вдовиц» (см. Псалом 67) встанет на сторону неправедно гонимых. Надеюсь, что Его вмешательство на стороне неправедно гонимых будет ощутимо, и вновь спутается вся эта хитрая аналитика наших противников.

- Удается ли вам при таком обилии дел, выступлений, всевозможных обязанностей сохранять внутреннюю свободу?

- Я себя считаю лишь относительно свободным человеком. Мне говорят люди, пригласившие меня к вам в Самару: «Оставайтесь на завтра, для вас будет культурная программа насыщенная, а в обед ресторан с кухней хорошей». Я отвечаю: «Спасибо, конечно, но не могу остаться». У меня ведь завтра служба церковная. Свободен ли я остаться? Нет.

Семья, работа, совесть есть у тебя? Тогда как же можно тебе быть свободным? Мне совесть не позволяет сделать то-то и то-то, значит, уже не свободен. Совесть ведь тоже ограничивает свободу. Но разве это плохая несвобода? Заповеди ограничивают человека, но для чего? Чтобы ты был рабом этих заповедей? Нет, как раз для того, чтобы ты мог быть свободен от греха.

На дороге есть правила движения, и эти правила в чем-то ограничивают нашу свободу («через двойную сплошную нельзя»). Но они же и делают наше движение хотя бы просто возможным. Иначе бы и ехать было в принципе нельзя. Эти правила для того, чтобы все участники дорожного движения просто были живы.

У меня товарищ успешный скрипач, он говорит: «Если десять часов в день не занимаешься, то уже через три-четыре дня теряешь форму». Свободный он человек? В высшей степени несвободный, занятый. Но благодаря этой его «несвободе» мы можем слушать прекрасную музыку Рахманинова, Мусоргского, Чайковского… Вот чем покупается красота, вот чем покупается успех. Конечно, и я тоже несвободный человек. Но мне такая несвобода не в тягость.

Свобода - это вообще страшное слово. Если кого-то вызывает начальник и говорит: «Вы уволены» - иди, ты свободен. Разве же это хорошо? Или муж говорит жене: всё, ты свободна, - а он себе другую нашел… Что это вообще такое? И я не встречал ни одного таксиста, который бы хотел быть свободным. Нет, он хочет противоположного. Он хочет быть нагруженным, а не свободным. Хотя тема эта гораздо шире - и неисчерпаема, конечно же.

- Как реагируют в церковной среде на вашу проповедь?

- У меня нет времени сидеть и всё это анализировать. Да и не очень я такое занятие люблю. Но если слово сказано вовремя и о том, о чем надо было сказать, и по тональности, и по длине волны попало оно куда надо, то есть в сердце, - то всегда это сказанное точно слово будет иметь как сторонников, так и тех, кого это слово не очень обрадует.

- Ваше участие в телепередаче на телеканале «Спас» для многих молодых людей стало событием. Как вы к этому относитесь? Как к миссионерской рутине или к чему-то и впрямь судьбоносному?

- Спокойно смотрю на это, можно сказать, технически. Наша телепередача - очень интересный опыт. Была записана одна такая беседа с молодыми людьми, и директор «Спаса» Борис Корчевников после записи сказал: «Если поставим три телекамеры, то это будет телепередача. Давайте снимать». Попробовали, пошло. Молодежь меня радует, с ними совсем не тяжело общаться. Я им не подыгрываю, ведь они вполне разумные, самостоятельные люди. И спектр участников нашей передачи широк: молодые мамы, домохозяйки, врачи, инженеры - от 18 до 35 лет… Это не постановочное, а живое общение. Я вижу, они приходят сами, просто им это нравится, и мне нравится с ними общаться.

- Что было бы, если бы каждый священник на своем приходе миссионерствовал с той же отдачей, как вы?

- Да наши священники работают так же! У нас очень хорошее духовенство, и очень много «пчелок трудовых», просто не каждому полезно быть на виду, не каждый этого хочет, не каждый может. Есть такая пословица: не только свету, что в окошке.

- У этой пословицы и продолжение есть: …на улицу выйдешь - больше увидишь!

- У нас есть и тюремное служение, и детское служение, и спортивное… Монашество сильное… И есть просто чудные пастыри. Россия благодаря тому только и выстояла, что у нас остались, все-таки сохранились два сословия: офицерство и духовенство.

Наша общая задача - увеличить в разы число Православных верующих в России. Если сегодня лишь пять процентов крещеных россиян приходит в храм по воскресеньям, то нужно сделать так, чтобы через год-два-три нас было уже десять процентов. А через пятнадцать лет чтобы в храме в воскресные дни было пятнадцать процентов. А еще через какое-то время чтобы все россияне крещеные были в воскресенье в храме. Это сверхзадача. А пока огромная масса наших людей ходит вокруг храмов, как будто они иностранцы. Словно мимо буддийской пагоды, проходят они мимо своих же Православных церквей… Так что работы хватит всем пастырям, и с избытком.

- Закончу тем же, с чего и начинал беседу. Всем стал заметен рост вашей популярности. А вы сами удивляетесь порой тому, что случилось с вами в последние годы?

- Да. И нет. Потому что бывают вещи гораздо более удивительные.

Записал Антон Жоголев.

Фото автора.

272
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
10
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2019 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru