Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Чудеса Божии

Две капельки вечности

В доме у редактора «Благовеста» Антона Жоголева вновь замироточило художественное изображение блаженной схимонахини Марии (Матукасовой). Это чудо произошло в самый канун ее 110-летия…

В доме у редактора «Благовеста» Антона Жоголева вновь замироточило художественное изображение блаженной схимонахини Марии (Матукасовой). Это чудо произошло в самый канун ее 110-летия…

Исполнилось 110 лет со дня рождения той, которой «весь мир недостоин», - это если вдруг взять да и заговорить подобающим здесь «высоким штилем» старины. А если выразиться проще да современнее, то выйдет вот так. 11 апреля (н. ст.) 1908 года народилась на свет в нашей с вами Самаре будущая подвижница - блаженная схимонахиня Мария. А тогда, скорее всего, Наталья Яковлевна и Иван Викентьевич Матукасовы просто радовались рождению ребенка, крохотной щекастенькой голубоглазой девочки, и вовсе даже не предполагали, что в их семье родилась в тот день будущая подвижница и даже юродивая Христа ради.

Я уже столько написал про блаженную Марию Ивановну, что теперь всегда есть риск начать повторяться. А я этого совсем не хочу. Кто желает узнать подробнее об этом человеке, найдите мою книгу о ней и прочтите - не пожалеете! И если воспримете сердцем прочитанное, возможно, блаженная Мария Самарская возьмет вас под свой молитвенный покров. Я такие случаи знаю.


Блаженная схимонахиня Мария и Антон Жоголев. Село Клыково Калужской области, август 1998 года.

10 апреля вечером собрался я помолиться блаженной - взял с нижней полки ее иконочку (называю так вот условно ее живописное изображение) и переставил наверх, чтобы была перед глазами. И что же! На иконочке той застыли две капли мира! Одна капля, особенно крупная, сверкала у правого локтя Блаженной, подобно жемчужинке. Капли эти таинственные скатились с верхней части изображения, оставив едва заметный след. Вот уже и четвертое (!) мироточение на этой иконке за год. В первый раз я глазам своим не поверил. Тогда потребовался второй. Дальше меня не надо было уже убеждать - факты свидетельствовали о чуде со всей очевидностью. Следы прошлого мироточения (четыре или пять месяцев назад) до сих пор еще хорошо заметны, еще не высохло то миро совсем. И вот проступили новые капли небесной росы! Мария Самарская вот так вот чудесно напомнила о себе. И случилось это в самый канун ее 110-летия…

Блаженная Мария Ивановна хотя и современница нам, но, словно комета, спустилась на Землю она будто бы из каких-то таинственных, неисследимых созвездий нашего Имперского прошлого. Ей было десять лет уже, когда большевистские изуверы казнили Царя. Много видела она чего такого, что и не снилось никаким мудрецам более поздних времен… Сажали ее в тюрьму. Отнимали последние квадратные метры жилья. Арестовывали по какому-то там «указу» (видно, о борьбе с «нетрудовыми элементами» какими-нибудь). Видела она страшное церковное оскудение. Дожила и до пышного церковного возрождения. Выгоняли ее из школы (странная учительница поила детей святой водой на переменах). А в конце своей жизни на правах чуть ли не общепризнанного пророка посетила она Самарское Духовное училище (сейчас семинария) и общалась там несколько дней с учащимися и преподавателями.

И гоняли ее, и оскорбляли, и, наверное, били, и не было ей где приклонить главу… Но, думаю, самым тяжелым ее испытанием было видеть своих советских сограждан. Общаться с ними, замороченными марксизмом, отрезанными от Неба, не видящими ничего дальше своего носа… И вот таких вот попробуй любить! Вот в таких вот сумей различить образ Божий, узреть Промысл о каждом из вот таких… пионеров-всем-примеров, комсомольцев-добровольцев, колхозников-совхозников, молиться о передовиках идущих во мрак, идейных - беззатейных, да еще и питейных, стахановцах-красавцах, атеистах-активистах… У нее получилось. И каждый с ней встречавшийся чувствовал ее любовь.

И вот на каком-то, наверное, предпоследнем своем рубеже она дождалась и встретилась (в моем лице) со своим жизнеописателем. А в «Благовесте» разглядела не просто газету, пусть даже и церковную (мало ли их было уже тогда), а некое духовное явление. Без нас она (уже ни в ком и ни в чем не нуждавшаяся, жившая близостью к ней Самого Бога) ушла бы из мира совершенно непонятая, нераскрытая, ушла бы навсегда, почти не оставив о себе зримых каких-то следов. И потому мы встретились. Мои с ней пути пересеклись в ноябре 1993 года, когда я и еще два журналиста «Благовеста» приехали к ней в церковную сторожку при Кинель-Черкасском Вознесенском храме. С тех пор - и по сегодняшний день! - я нахожусь в молитвенном общении с этим самым необычным человеком, которого я когда-либо встречал в своей жизни.

Многие ее пророчества, сказанные лично мне, давно уже исполнились. Перечислю скороговоркой некоторые из них. У меня сын и дочь - всё, как она и сказала мне там, на скамеечке около своей исторической сторожки. Двоюродная сестра крестилась. Одинокая теща замуж так и не вышла - сейчас она уже в ином мире. (Мария Самарская советовала нам с Людмилой «давать ей самый первый кусок пирога». Пожалуй, это единственный ее совет, которым я пренебрег, - и получил из-за того немало испытаний.) Папа мой - «я Женечку люблю», «да много ли и выпьет!» - умер абсолютно трезвым, не пил с половиной три года до своей кончины. Брат - «полежит, полежит, и крестится» - вначале отказал маме в коленопреклоненной просьбе принять крещение вместе со своей дочерью, а утром вдруг встал и сказал: едем! Согласился… Что еще? Жена у меня «хорошая» - десятилетия совместной жизни это подтвердили (а тогда я был перед выбором, надо ли мне жениться). Монахом не стал («Монахом-то плохо ли быть: собачек кормить не надо, за квартирой смотреть не надо… Да только…»). Сын поет в церковном хоре («голос красивый, бархатный…»), записывает казачьи песни. Мой друг и крестный отец моей дочери («красивый, красивый… но пить не бросит») так и сошел в могилу, не победив свой порок… Продолжать, или и этого достаточно? Ладно, продолжу.

Часовню Святителя Алексия мы уже двадцать лет как достроили («Даже на колени встану», - когда буду о часовне Бога просить…). Книги наши известны всей России («книги ваши люблю»). Дом мой в Богатовском районе стал для меня чем-то очень значимым («люблю… люблю… и землю вашу люблю… Будете есть землю пополам с песком - и спасетесь»). Машину вожу уже почти четверть века (а тогда бороли сомнения, у нее испрашивал молитв).

Ну и главное ее пророчество радует меня каждый Божий день - это дочь моя Анна («Я детей люблю»).

Впрочем, это всё, или почти всё, опять же, я давно уже изложил в своей книге. Правда, одно пророчество Марии Самарской пока что еще не развернулось всё целиком:

- Корми, корми... Газетой весь мир спасется…

Под «миром», я полагаю, она имела в виду не весь, конечно же, крещеный мир. А «общество», ту малую или не такую уж и малую общину, которая вокруг «Благовеста» тогда сложилась. И сохранилась с Божьей помощью по сей день, хотя и поредела за последние годы весьма изрядно. Спасаемся «Благовестом» в первую голову мы сами, его трудники и послушники. И читатели, конечно же, получают духовную пользу.

Как мне было тогда легко! Был я, впрочем, гораздо моложе, что само по себе немаленький плюс. Но тем не менее - не надо было сомневаться, не надо маяться, поехал к ней, да и спросил… И я ездил и спрашивал… Про Царя («почему не быть Царю, если все к нему с уважением»). Про Распутина («Очень красивый»). Про тогдашних моих наставников и духовников (один из них «в печь не полез», другой, если не остановится, «сгниет как картошка»). Про друзей и врагов. Про текущие дела и проблемы. Про семью и близких. Даже про выборы («голосуй, а то обманут»). Да о чем только не спрашивал! И получал ответы.

Что же осталось на Самарской земле в память о нашей пророчице?

Внешне - очень мало. В Воскресенском мужском монастыре в храме у кануна стоит крест с ее могилы. Когда деревянный крест тот спустя год сменили на мраморный, этот вот крест привезли из Вышнего Волочка в Самару. Однажды он мироточил. Когда-то Мария Ивановна жила здесь и вымаливала эти места, и вот на месте сгоревшего храма вырос прекрасный большой монастырь!

В Петропавловской церкви Мария Самарская прожила больше года. Там, где была тогда ее келья, в этом здании сейчас шумит и резвится детвора из детского епархиального центра. Звонкие детские голоса сливаются со словами молитв и песенными мелодиями… Думаю, бывшая учительница Мария Ивановна этому бы порадовалась. Она ведь любила детей.

На левом клиросе Петропавловской церкви мало кто помнит уже о блаженной, но пока я по-прежнему молюсь там и, стало быть, сохраняю живую память о ней, часто здесь молившейся. А еще до сих пор висит на клиросе небольшая Казанская иконочка Божией Матери, которую повесили здесь по просьбе блаженной.

В церковной сторожке при Вознесенском храме села Кинель-Черкассы создан музей в память о блаженной Марии Самарской. Туда приходят посетители, приезжают и из других областей. Там же стоит в углу, на прежнем месте, и тот самый топчанчик, лежа на котором, здесь столько лет, ни для кого не приметная, молилась о всем мире старица. Иногда - примерно раз в год или даже в два года - сажусь на него и я. И всегда мне кажется, что вот рядом со мной сидит сейчас блаженная Мария Ивановна! Кинель-Черкасская хожалка старицы Анастасия Федоровна Иванова несколько лет назад умерла. Но жива матушка Агния, у которой часто останавливалась и подолгу жила блаженная.

Иконописное изображение блаженной Марии Самарской по-прежнему находится в Вознесенском храме Кинель-Черкасс. Много там уже сменилось с тех пор настоятелей, но ни один из них не посмел эту икону убрать. Слава Богу!

Я первым делом спешу к этому образу, когда захожу в тот намоленный старинный храм. А еще молюсь на большую икону пророка Илии. Возле этой иконы, чаще всего на коленях, молилась блаженная.

Вот, пожалуй, и все адреса. Все ее места в Самарской области.

Ну а люди? Те, кто был в общении с ней?

Сначала об упокоившихся.

Отошел ко Господу - в тяжелых искушениях, даже и побывав под запретом, - тот, кого она называла на своем несколько юродивом языке «патриархом». И на глазах у которого протекла значительная часть ее подвижнической жизни. Протоиерей Александр Телегин упокоился возле самого Вознесенского храма, где много лет служил настоятелем. Правда Божия все рассудит. Но что похоронен он в церковной ограде, все-таки говорит же нам кое о чем.

Упокоился и протоиерей Олег Китов (в последние свои месяцы став иеромонахом Георгием). Здесь же, в Кинель-Черкассах, старица при мне дала ему благословение на принятие сана. Отец Георгий построил три храма! Они еще много-много десятилетий будут украшать Самару. В одном из этих «китовских» храмов находится уже десять лет редакция «Благовеста».

Владимир Осипов, наш поэт, режиссер, снимавший фильмы о блаженной, ушел в Вечность в расцвете своего большого таланта. О нем прямо в кинокамеру сказала блаженная, обозревая своим устремленным в Вечность взором сразу весь его путь: «Вполне прилично!». Высокая оценка, и из каких уст! Думаю, Сам Христос сказал Володе при встрече уже там нечто подобное… Ведь старица не говорила «от себя», она выражала не свою, а Божью волю.

Все ее хожалки отошли уже в мир иной. Тамара Степановна Ахтемирова, монахиня Евгения (Мавринская)… Каждой из них было что рассказать о той, кому они «поправляли платочек», кого кормили, порой «с ложечки», ухаживали, поддерживали, помогали.

То же самое, я полагаю, блаженная Мария Ивановна проделала с ними на том свете - «подправляла платок», кормила с ложечки, поддерживала, помогала… Вряд ли она прошла там мимо них. Встретила и приветила! Не сомневаюсь.

Ну а что же здравствующие?

Самая долгая история отношений со старицей - у Митрополита Самарского и Тольяттинского Сергия. Он еще семинаристом, больше сорока лет тому назад, приехал однажды в Самару-Куйбышев на свадьбу семинарского друга. И что же? К нему у храма подошла маленькая юркая старушка в подрезанных валенках и в какой-то хламиде, да еще с колоритными мешками на плечах. И твердо, памятно сказала ему: «Вы сюда приедете!». Все так и исполнилось, приехал! Уже он ровно четверть века на Самарской кафедре! Для Самары Владыка Сергий стал эпохой, огромным явлением. «Нужный человек в нужном месте», как говорят в таких случаях англичане. Сколько ему удалось здесь совершить! И все это предсказала ему в одной фразе блаженная Мария Ивановна. Которую он потом, спустя много лет, вспомнил, узнал. А позднее он же исходатайствовал у Святейшего Патриарха Алексия II благословение ей на схимнический постриг.

Постригал ее в схиму в Оптиной пустыни схиигумен Илий (Ноздрин). Тогда он был духовником прославленного своими старцами монастыря. А сейчас уже сам он стал едва ли не всероссийским старцем - молитвенником, духовником Святейшего Патриарха Кирилла! Выходит, и в его судьбе, пусть и по касательной, был общий с блаженной схимонахиней Марией отрезок пути!

Протоиерей Сергий Гусельников, самый близкий друг «Благовеста», сейчас настоятель крупнейшего в Поволжье Кирилло-Мефодиевского собора. Он был очень близок к матушке Марии, часто ее причащал, исповедовал. И вот сейчас он один из тех духовных столпов, на которых стоит и крепится наша самарская церковная община. Думаю, блаженная Мария Ивановна поучаствовала в его такой славной духовной судьбе.

Не затерялся, нашел себя в жизни московский поклонник матушки Марии Александр Чвала, которого мы тогда чаще звали по броскому псевдониму - Алмазов. Горячий сердцем, он многое делает для того, чтобы о блаженной старице узнала вся страна. До сих пор он поддерживает эту традицию - лучшим учащимся самарской гимназии № 54 «Воскресение» дарит призы в память о блаженной схимонахине Марии (однажды такого вот приза удостоилась и моя дочь). Сейчас он возглавляет один из ведущих в стране центр научно-исследовательской независимой художественной экспертизы имени П.М. Третьякова. Его коллекция духовных реликвий выставлялась в Храме Христа Спасителя, в нашем Самарском епархиальном музее, в Поволжском Православном институте имени Святителя Алексия в Тольятти.

Иконописец Сергей Осипов, близко знавший матушку Марию, около десяти лет назад покинул Самару и сейчас, насколько знаю (сведения у меня пятилетней давности), стал ведущим иконописцем Курганской епархии. Расписывает храмы Свято-Казанского монастыря в святом месте, известном на всю Россию, в Чимеево, где в старину явилась чудотворная Чимеевская икона Божией Матери. Иконописца Сергея Осипова в Сибири ценят и любят. Так что и в его творческой судьбе молитва блаженной Марии Ивановны многое решила.

О себе подробно говорить не стану. Но одно все же с уверенностью скажу: я тоже в строю. С Божьей помощью, молитвами блаженной Марии Самарской как-то вот держимся на плаву. И делаем то дело, на которое она нас благословляла.

А те две капли мира на ее изображении… да это же и есть те самые Капельки Вечности, о которых я столько писал в своих статьях и в книгах! И о которых, даст Бог, еще напишу.

Блаженная схимонахиня Мария, не оставляй нас, молись о нас!

Ведь и мы о тебе не забыли…

Антон Жоголев.

353
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
7
3 комментария

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть






Пожертвование на газету "Благовест":
банковская карта, перевод с сотового, Яндекс.Деньги

Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru