Вход для подписчиков на электронную версию

Введите пароль:




Подпишитесь на Благовест и Лампаду не выходя из дома.







Подписка на рассылку:

Наша библиотека

«Новые мученики и исповедники Самарского края», Антон Жоголев

«Дымка» (сказочная повесть), Ольга Ларькина

«Всенощная», Наталия Самуилова

Исповедник Православия. Жизнь и труды иеромонаха Никиты (Сапожникова)

Личность

Сердце русского писателя

22 марта Алексею Алексеевичу Солоницыну исполняется 80 лет.

22 марта Алексею Алексеевичу Солоницыну исполняется 80 лет.

Полуночное

…Славная дата! Тем радостнее, что встречает свое 80-летие Алексей Алексеевич в бодром расположении духа, за писательским столом. А ведь в 2006 году он перенес инсульт и лишь чудом остался жив!

- Я не устаю благодарить всех, и особенно читателей «Благовеста», которые молились о моем здравии, которые очень помогли мне в то тяжелое время, - говорит Алексей Алексеевич. - Благодарю Бога за то, что могу делать главное дело своей жизни, пишу.

За долгие годы у Солоницына - вместе с переизданиями - вышло 49 книг! Пять романов: первый - «Звезда вечерняя», последний - «Самарское знамя». Семнадцать повестей.

- Как вам удалось написать так много?

- Да потому что я всю жизнь не мог без работы. И сегодня каждый день начинается с работы.

К юбилею готовится выход 50-й книги: сборника лучших рассказов Солоницына. Спрашиваю Алексея Алексеевича:

- А первый ваш рассказ был опубликован шестьдесят лет назад в журнале «Уральский следопыт»?

- Нет, это были мои очерки, дипломная работа. Нашему выпуску журфака Уральского университета можно было выбрать творческую тему диплома. И я выбрал. На преддипломной практике в «Уральском следопыте» редактор подвел меня к карте Урала: «Выбирай любую точку, куда поедешь!» На самом севере я увидел точку с поэтическим названием Полуночное - и решил: туда и поеду! И написал цикл небольших очерков о таежной станции Полуночное, о природе этих мест, о людях. Один из лучших моих дипломных очерков назывался «Звезда, которую зажигают». Это был рассказ о бригаде одного трубного завода, взявшей на воспитание детдомовского мальчишку.

А мой первый опубликованный рассказ, который примерно в то же время был напечатан в свердловской молодежной газете «На смену», назывался «Сердце болит». В газете мне концовку несколько испортили, сделав более оптимистичной. Считаю, что этот рассказ и определил направление моего творчества. Сердце болит от сострадания, это же христианская идея. То есть я, сам того не понимая, уже тогда интуитивно шел к Православию.

«Россия - Ноев ковчег»

И вот я решил к юбилею издать книжку рассказов. Выбрать из всего, что я написал, самые лучшие рассказы. От первого - в изначальном его варианте - до последнего, который написан вот только что, в январе. Этот рассказ навеян рассказами батюшки, которого в миру звали Пьер Мари Даниэль Паскье, а ныне…

- Архимандрит Василий, наместник Свято-Троицкого монастыря в Чебоксарах!

- Да. Три года назад в православном паломничестве на теплоходе мы с отцом Николаем Агафоновым заехали к нему - я говорил отцу Николаю, что мечтаю познакомиться с отцом Василием. Меня поразила история, что пришлось ему перенести, когда он переехал в Россию. Не знал русского языка, не умел печку растопить. А в чувашском селе встретили его чуть ли не с дубьем: «Пошел отсюда, масон, не отдадим нашу церковь!»

Оказывается, отец Николай давно его знает. И вот мы у отца Василия. Его прихожанин - довольно крупный предприниматель, - узнав, что я хотел бы снять фильм об отце Василии, сказал мне: «Я субсидирую этот фильм». И в прошлом году я приступил к съемкам, а 24 марта покажу премьеру этого фильма. Ему 24 марта 60 исполняется, а мне 22-го - 80. Я-то свой день рожденья перенес на Светлую седмицу, чтобы не праздновать Великим постом, а Архимандрита Василия Митрополит Чебоксарский и Чувашский Варнава благословил отмечать его 60-летие день в день. 24 марта Богородичный праздник - Похвала Пресвятой Богородицы, суббота Акафиста.

Но это все присказка. А сказка заключается в целом ряде удивительнейших событий его пути, которые происходят на фоне главных событий ХХ века.

В одном фильме об отце Василии авторы представили так: дикая Россия, и вот приезжает француз и светом западной цивилизации облагораживает нашу лапотную глушь. Но все было совершенно не так! Архимандрит Василий мне сказал: «В моем видении Россия - Ноев ковчег. Человек, который ищет Бога, может спастись только в России». По его благословению три многодетные французские семьи переехали к нам в Красноярский район Самарской области, поселились недалеко от Царевщины. Спасают детей от ювенального кошмара на Западе! Отец Василий предупреждал их: учтите, вас здесь большие трудности ждут! Но они приехали. Меня поразила их решимость несмотря ни на что - жить в России. И на юбилей отца Василия мы приедем с ними вместе.

Всё, что услышал от батюшки, тянет на серьезное размышление о его судьбе, которое может сложиться в нечто… Но это - если даст Бог. Получится ли, не знаю, силы уходят. А пока по мотивам некоего казуса, случившегося с отцом Василием в вологодской глуши, родился один рассказ.

Мне протоиерей Олег Булыгин как-то мимоходом рассказал, как, будучи экономом у Владыки в Ярославле, ему пришлось принимать ватиканского кардинала. Да еще и в Рождественский пост. «И мы с матушкой не знали, как же его кормить, - вспоминал отец Олег. - Владыка сказал: «Сейчас пост, ну вот и подайте ему картошку да капусту, пусть видит, как православные постятся!» А уполномоченный узнал, возмутился: «Да вы что! Это же будет скандал!» И мы с матушкой поставили к картошечке да капусте и огурчики, и помидорчики, устроили стол такой русский, хлебосольный. Гость был в восторге!» И вот всё это да еще воспоминания, которыми поделился со мной отец Василий, вылились у меня в рассказ. И я представил себе, что с кардиналом мог произойти такой же казус, как с отцом Василием.

И я написал рассказ, а назвал его, как у Салтыкова-Щедрина: «Как русский дьякон и эконом Петр ватиканского кардинала в пост накормил…». Рассказ, мне кажется, получился с юмором, но есть в нем и серьезное: о тайне русской иконописи. О гениальных иконописцах XVII века - костромских и ярославских, которые положили начало московской школе иконописи. В Ярославле в 1990-е годы училась в театральном училище моя дочь, я ездил к ней - и помню тогдашнюю мерзость запустения великих наших соборов. С тех пор еще меня не оставляла мысль написать о Спиридоне Холмогорце. В его иконописи есть тайна. И мне представилось, что кардинал именно тайной русской иконописи и заинтересовался.

Мой герой дворник-иконописец, как и многие в ту пору, тянется к западной культуре, мечтает уехать в Италию, где в былые времена учились мастерству русские художники. Но сейчас Европа явно гниет, кроме старинных замков, которые продаются разорившимися аристократами японцам, корейцам, китайцам, - ничего там не остается. И вот, пожалуйста, семьи с Запада начинают переезжать в наши края в поисках спасения. И наша Россия действительно как Ноев ковчег.

Иная реальность

И вот еще о чем хотел бы сказать. Это чисто писательский вопрос, но тоже очень важный. Потому что сегодня проза, связанная с православной темой, она довольно однобока. К сожалению, собственно художественных произведений, несмотря на учреждение Патриаршей премии, не видно. Литература идет по тому пути, который проложил Епископ Тихон (Шевкунов) своими «Несвятыми святыми». Это личные впечатления, личная фактура из своей жизни - но часто это оборачивается ограниченным, узким взглядом. Это лишь один из множества возможных путей, первый этап, на котором нельзя останавливаться. Мне всегда казалось, что литература на этом этапе только лишь начинается. Недаром нам говорили: вот напиши вторую книжку, тогда посмотрим, ты писатель или нет. О своей жизни каждый может написать. А ты попробуй написать о том, чего с тобой не было. Как освоишь этот материал?

Литература - это все-таки иная реальность. И в этой иной реальности действуют совершенно иные герои, и если они тебя ведут, значит, это литература. Как Пушкин: «Над вымыслом слезами обольюсь…» Если виден авторский диктат, автор передвигает героев, как фигуры на шахматном поле, это плохая литература.

Так называемая иерейская проза - ее очень много сейчас, многие батюшки почему-то решили, что они тоже писатели, - но обратите внимание, что Владыка Тихон всегда подчеркивает: я не писатель. Его спрашивают, почему он не пишет вторую книгу, и он отвечает: потому что я уже написал все в своей первой книге. Он подчеркивает это, - я лишь записал то, что лично пережил, с кем встречался. Книга его была первопроходческой и имела оглушительный успех, потому что в ней очень яркие личности: архимандрит Иоанн (Крестьянкин), Епископ Василий (Родзянко), Сергей Бондарчук… - личности-то какие! Ну и, конечно, это написано сердцем…

- …И пропущено через православную душу. От этой книги невозможно оторваться!

- Сейчас в православных издательствах выходит очень много книг, но среди этого обилия трудно найти действительно настоящую православную прозу. Личный опыт не всегда заслуживает того, чтобы стать литературой.Бальзак говорил когда-то, что факт это есть ощипанная курица. Но курица должна быть с перьями, она должна кудахтать, должна пытаться даже взлетать. Факт - это лишь начало, начало того, что я создаю за своим рабочим столом. И поэтому то, что, к примеру, рассказал мне отец Василий, отец Олег, - это только зерна, которые должны прорасти и воплотиться в некую литературную форму. В основе лежит, конечно, действительное событие. Но оно обрастает все новыми фактами, событиями, мыслями, сюжетными поворотами…

Я об этом хочу отдельно написать, может быть, статью или эссе - размышление о том, что такое с моей точки зрения сегодняшняя литература. И отдельный разговор об исторической литературе. Потому что это особый пласт, очень сложный: где тут граница допустимого вымысла.

Легендарный политрук

Вот сейчас я вам расскажу то, чего вы не знаете. Я в основном занимался своей родословной по отцовской линии. Но по материнской линии уникальные вещи для себя открыл. Еще не всё выяснено, но я уже близок к разгадке некоторых имен, в частности - Василия Клочкова, легендарного политрука, героя-панфиловца. Дядька мой двоюродный! Но чтобы доказать это, одного звена у меня не хватает.

В годы моего детства мы жили в Саратове и восхищались братом маминым, Николаем Ивакиным. Их было три друга - Виталий Доронин, который стал ведущим актером в Малом театре, Борис Андреев - народный артист СССР, глыба такая, - и он. Они все из Саратовского театра рабочей молодежи. Дядя Коля снялся в фильме «Мы из Кронштадта» и был для нас кумиром. А бабушка Анна Христофоровна говорит: «Нашли кем восхищаться! Вот ваш дядя Вася - настоящий мужик!» - «Какой Вася?» - отец спросил. - «Вася Клочков. Тот самый, панфиловец».

Здесь такая история. Девичья фамилия бабушки - Диева. А сестра ее вышла замуж за Клочкова. Работящий мужик такой, хозяйственный. Их раскулачили. И они, спасаясь от голода, уехали в Сибирь. Их преследовали как кулацкую семью, поэтому Василий взял двойную фамилию Клочков-Диев. Есть фотография, где он в Новосибирской области с дочкой Эльвирой на руках. На снимке Василий написал: «И за будущее дочки ухожу я на войну».

- А как звали сестру бабушки?

- Так в том-то и дело, что я не знаю, как звали сестру. А бабаню уже не спросишь. Бабушка говорила, что они были из села Синодского Саратовской губернии. В Синодском школа и музей имени Василия Клочкова. Я писал в Синодское, пытался выяснить, как звали маму Василия. Они ничего не знают про родителей Клочкова. Став политработником, Василий скрывал свое родство с «кулаками». Эльвира, его дочь, скончалась в Новосибирске, а родни ее я не нашел. Косвенные свидетельства есть, что политрук Василий Клочков - это мой двоюродный дядя. Но я не оставляю надежду найти и прямые доказательства, хочу связаться с друзьями по кино в Новосибирске. Если отчество мамы Василия Клочкова Христофоровна, значит, это она, родная сестра моей бабушки.

Отец и мать

Мама тоже мечтала стать актрисой, как брат, но ее родители были против: «Хватит нашей семье одного артиста!» Один их сын, Иван, стал белым офицером, и следы его затерялись в гражданскую войну, другой - дядя Коля - советский артист, Григорий был геолог. Такой высокий, крупный мужчина.

Отец мой начинал с заводской газеты, потом в Богородске, где я впоследствии родился, он уже был редактором газеты. А мама была замужней женщиной, первый муж ее был инженер Гусев. Ну вот отец в нее влюбился, стал ухаживать. И она ушла к нему от Гусева. Мама работала диктором на радио. У нее была тяга к журналистике. Отец устроил ее машинисткой, она освоила машинопись, стенографию. И в Саратове в областной газете «Коммунист» она стала техническим секретарем редакции. Потом отец работал в Горьковской «Коммуне» ответственным секретарем, а из Горького его взяли собкором в столичные «Известия». В «Известиях» ему предложили на выбор несколько мест, он выбрал Киргизию.

- Вот как получилось, что вы во фрунзенской «молодежке» работали!

- Да. Там я окончил школу.

Отец объяснял мне, чем привлекала его Киргизия. Предгорье - изумительной красоты Чуйская долина, снеговые вершины Ала-Тоо, горное озеро Иссык-Куль - жемчужина Киргизии. Спускаешься через перевал - и Ошская долина, одна из красивейших во всей Средней Азии. Отец говорил: чуть не все климатические зоны есть на этом маленьком пятачке. И горы, и альпийские луга, и предгорья чудной красоты. А мама терпеть не могла Киргизию! Ей нравилась столичная жизнь, тянуло куда-нибудь в мегаполис. И когда Толя стал жить в Москве, для нее это было счастье.

Тетрадь деда Кузьмы

- У писателей есть уникальная возможность - оживлять дорогих им людей, давать им новую жизнь в художественных образах.

- Так получилось с моим прадедом Иваном Солоницыным, который был барабанщиком у Скобелева и погиб при Шипке. Из пяти моих романов «Самарское знамя» самый, мне кажется, значительный. Мне хотелось сказать слово о Самаре той поры как о высоком взлете русского духа, и виделось, что это лучше всего проявилось в истории Самарского Знамени. И вторая книга о Самаре тоже, которая вышла в этом году, - это о Владыке Иоанне (Снычеве). Мне кажется, эти две книги о Самаре были самыми высокими. И два последних года были посвящены именно этой работе.

Тоже интересно: в Саратове мы жили неподалеку от общежития семинарского, где жил будущий Владыка Иоанн. Могли даже встретиться в трамвае… Дом нашей бабани находился за вокзалом. Мы поселились там, когда отца перевели в Саратов собкором «Известий». Я стеснялся своего деда Кузьмы Осиповича Ивакина - и напрасно! - потому что он в прежние времена был старостой в Троицком кафедральном соборе саратовском, на набережной. Да еще и работал в Саратовском депо в охранке. Для меня «жандарм» - звучало жутко. Но мама говорила, что он выжил лишь потому, что прятал и красных, и белых, и его ни те, ни другие не трогали. Потому что считали, что Кузьма Осипович настоящий человек, он не выдаст и не предаст. К сожалению, я его не застал в живых.

Бабаня, которую мы очень любили, образа не убирала, хотя старший сын дядя Гриша - жили они в другой половине дома - был категорически против икон. Отец мой был коммунист. И тоже требовал: «Убери», - а она отвечала: «Ни за что! Живешь здесь - и живи. А образа как были здесь всегда, так и будут». Мы с Толей, братом моим, впоследствии очень известным киноактером, спали на полатях и слышали и видели, как она все время молится. А старшая сестра мамина тетя Таля - Наталия - читала нам Жития святых. Эти зернышки упали в наши с Толей души и в свое время проросли. Впоследствии мать привезла мне деданино Евангелие, подаренное ему от Синода, и его тетрадь, где он вел записи. И еще Четьи-Минеи - соборные, огромные, с застежками. Я написал в новелле «Наследство» о том, как Четьи-Минеи спасли нас в голодные студенческие годы.

У дедани был большой ларь, в нем лежали книги. И главное, что хранилась в нем его тетрадка. В каждой такой тетрадке обязательно есть что-то равное чуду. Он записывал мысли на каждый день. Были там размышления о псалмах, о житиях святых. А однажды дед написал, что с ним случилось.

Дед пошел к колонке за водой, подходит к нему какой-то старичок с ликом совершенно как на иконе Николая Чудотворца и просится на квартиру. И еще сказал, что знает о нем, что он кашичку ест. Но «я именно к вам хочу». И смотрит ему в глаза. Деданя ответил: у нас семья большая, надо у жены спросить. Сказал ему, чтобы подождал, и пошел домой. Рассказал жене: «Аня, старичок к нам ночевать просится». - «Ступай скорее, зови». Вышел - нет никакого старичка. Только что был и исчез. Он побежал, искал старичка - и не нашел.

Да - вот она, эта тетрадь! Видите, какой почерк чудесный, каждая буковка выведена со тщанием. «В настоящей книге выписаны из Жития святых и прочих книг Священного Писания слова Божии живой воды жаждущей грешной душе».

Святитель Николай в тот год дважды явился деду Кузьме, первый раз - еще до встречи у колонки. Вот послушайте: «В 1911 году Он мне явился с Божею Матерью видимым образом. Среди дня на небе в рост человека в Святительской одежде. Как Святый Николай, так и Божья Матерь. Долго я на это чудо смотрел, и Оне скрылись в облаках».

А после встречи у колонки дед размышлял: «Нельзя не верить этому чуду. Если бы это был простой обыкновенный человек, то откуда бы он узнал, чего я ем».

Спустя несколько времени Анна Христофоровна нашла около дома иконку Святителя Николая. Дед от радости заплакал: «О, Святитель, Батюшка, ты к нам явился, к великим грешникам». Когда началась война, этой иконочкой родители благословили сыновей Ваню и Гришу, и Святитель Николай сохранил их невредимыми.

Читать это крайне интересно. Особенно сейчас, когда понимаешь, что это не просто размышления…

…Я всю жизнь знал, что в день моего рождения, 22 марта память Сорока мучеников Севастийских. Но какие же глубины таит в себе наша вера! Начинаю заниматься биографией Владыки Иоанна и читаю, что Епископ Гурий (Буртасовский), приехав к нам из Приморья, привез с собой Албазинскую икону, «Слово плоть бысть». И она была одной из главных святынь в нашем кафедральном соборе. И я читаю: празднество иконы «Слово плоть бысть» именно 22 марта, в день моего рождения!

И, видимо, не случайно призванием Алексея Солоницына стало именно служение Слову!

Записала Ольга Ларькина.

Фото Евгения Ситникова.

11
Понравилось? Поделитесь с другими:
См. также:
1
1
Пока ни одного комментария, будьте первым!

Оставьте ваш вопрос или комментарий:

Ваше имя: Ваш e-mail:
Ваш вопрос или комментарий:
Жирный
Цитата
: )
Введите код:

Закрыть







Яндекс.Метрика © 1999—2018 Портал Православной газеты «Благовест», Наши авторы
Использование материалов сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
По вопросам публикации своих материалов, сотрудничества и рекламы пишите по адресу blago91@mail.ru